Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Ващук А. Э.
старший преподаватель кафедры европейских исследований
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук,

Титов В. О.
доцент кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор


Макроэкономическое развитие России, Индии и Китая: возможности сотрудничества
Статья посвящена исследованию развития дальнейших возможностей сотрудничества России, Индии и Китая. Отмечается, что потенциал сотрудничества достаточно велик, особенно в экономической сфере. Развитие экономического сотрудничества с этими странами позволит России повышать темпы промышленного производства, обновлять основные производственные фонды. Взаимная экономическая экспансия целесообразна не только для развития промышленности и международного сотрудничества, но и для повышения взаимного доверия, увеличения занятости населения, повышения заработной платы, производительности труда. В заключение сформулированы наиболее перспективные, по мнению авторов статьи, направления макроэкономического сотрудничества России, Индии и Китая
Ключевые слова: Россия, Индия, Китай, международное сотрудничество, иностранные инвестиции, многофакторный регрессионный анализ, предикторы, индекс потребительских цен, сальдо торгового баланса, индекс промышленного производства
УДК 338.2, 330.1   Стр: 72 - 76

Введение. Макроэкономическое развитие — это согласованное, равновесное развитие всех рынков, т.е. рынков товаров и услуг, рабочей силы, финансов, капитала. Оно достигается в ходе взаимодействия и взаимного приспособления всех сфер, элементов, факторов производства и характеризуется следующими индикаторами:
– устойчивым ростом экономики, позволяющим достичь высокого качества и уровня жизни населения;
– обеспечением высокой занятости;
– социальной защищенностью, гарантирующей достойное существование безработных, нетрудоспособных, престарелых и детей;
– обеспечением экономической безопасности;
-оптимальным платежным балансом, обеспечивающим равновесие в международных товарных и денежных потоках,
– стабильным курсом национальной валюты и т.д.
Целью данной статьи является разработка и обоснование комплексного подхода к взаимодополняемости экономик России, Индии и Китая с учетом особенностей их развития в контексте устойчивого инновативного и цифрового роста.
Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:
1) систематизировать опыт экономического роста Китая с целью выработки макроэкономических решений развития России и Индии;
2) структурировать возможности взаимодополняемости стран в развитии инфраструктуры, в т.ч. цифровой;
3) выявить требования к единой системе социального обеспечения домашних хозяйств стран в контексте движения международных потоков капитала.
Макроэкономическое развитие России, Индии и Китая. Ключевым макроэкономическим показателем экономики любой страны считается валовой внутренний продукт (ВВП), под которым понимается сумма конечных товаров и услуг, произведенных на территории страны за определенный период времени в денежном эквиваленте [1]. При моделировании ВВП обычно используется регрессионная модель вида:
Y = b + m1x1 + m2x2 + ... + mnxn, (1)
где x1, ... , xn — независимые переменные (факторы);
Y — зависимая переменная;
m0, ... , mn — коэффициенты уравнения регрессии;
n — количество независимых переменных.
При проведении расчетов с моделями множественной регрессии необходимо провести предварительный анализ целесообразности включения выбранных переменных в регрессионную модель, поскольку переменные, объявленные независимыми, могут сами коррелировать между собой. Этот эффект, называемый мультиколлинеарностью, необходимо учитывать при определении коэффициентов уравнения регрессии для того, чтобы избежать ложных корреляций. Не рекомендуется включать в модель переменные, слабо связанные с результативным признаком, а также переменные, тесно связанные друг с другом. В этом случае решение становится неустойчивым, незначительное изменение состава выборки (значений признаков) или состава объясняемых переменных может вызвать кардинальное изменение модели, что делает ее использование малопригодным в практических целях.
Анализ экономической литературы, в которой прогнозируется динамика ВВП [2], привел нас к выводу, что для достоверного анализа достаточно использовать семь показателей, таких как: уровень безработицы (х1), среднедушевые денежные доходы населения (х2), индекс потребительских цен (х3), сальдо торгового баланса (х4), расходы государственного бюджета (х5), индекс промышленного производства (х6), объем иностранных инвестиций (х7). Охарактеризуем кратко эти показатели применительно к макроэкономическому взаимодействию России, Китая, и Индии.
Правительству России удается сдерживать уровень безработицы. С 2013 по 2017 год он держится приблизительно на одном уровне и составляет чуть более 5%. За чертой бедности в Индии живет довольно высокий процент численности населения, однако, уровень безработицы уже длительное время сохраняется на уровне 3% [2].
Китай периодически сталкивается с высоким уровнем безработицы в экономике с 2000 года. Однако стоит отметить, что ее средний уровень за последнее годы по официальным данным составляет около 4%. При этом многие экономисты отмечают сложности в точной оценке уровня безработицы в Китае. В подтверждение этого приведем статистические данные по уровню безработицы по версии Fathom: в 2013 г. — 4,8%, в 2014 г. — 6,1%, в 2015 г. — 10%, в 2016 г. — 12,4%, в 2017 г. — 12,8%. Объяснением такого высокого уровня безработицы может выступать нестабильное положение в аграрном секторе, вызванное повсеместным сокращением земель и вытеснение их промышленными зонами [2]. Также стоит отметить, что производство во многих отраслях является убыточным, что вынуждает государство предоставлять социальные пособия по обеспечению своих граждан.
В 2017 г. средний доход жителя Китайской Народной Республики достиг 17 735 юаней ($2647), и это почти на 9% больше по сравнению с 2016 г., при этом данный показатель растет более быстрыми темпами, чем ВВП. Сократился разрыв в личных доходах между городским и сельским населением, соотношение между ними составило 3:1 [4]. Также важно отметить, что в последние годы в Китае наблюдается сокращение числа бедного населения (более чем на 20% в год).
Индия входит в тройку лидеров по численности населения, экономика государства является одной из ведущих в мире по размеру ВВП. Если рассматривать ВВП в разрезе отраслей, то в среднем более 50% приходится на сектор туристических услуг, более 20% на сельское хозяйство и более 10% закреплено за легкой и тяжелой промышленностями [5]. Несмотря на значительное число трудоспособного населения, средняя зарплата невелика по причине сильного разрыва между заработной платой различных слоев населения. Например, в 2018 г. в Индии около 10% жителей имеют высокую заработную плату, четверть индийцев живут за чертой бедности, их средняя зарплата ниже прожиточного минимума и равна 3600 рупий [6].
Сравнительный анализ индекса потребительских цен по трем странам показал, что наименьшие значения по данному показателю имеет Россия: в 2010 г. — 1,64%, в 2011 г. — 2,37%, в 2012 г. — 0,50%, в 2013 г. — 0,97%, в 2014 г. — 0,59%, в 2015 г. — 3,85%, в 2016 г. — 0,96%, в 2017 г. — 0,62%. Самые большие показатели индекса потребительских цен характерны для Индии: в 2010 г. — 12%, в 2011 г. — 8,9%, в 2012 г. — 9,3%, в 2013 г. — 10,9%, в 2014 г. — 6,6%, в 2015 г. — 4,9%, в 2016 г. — 4,9%, в 2017 г. — 5,6% [6].
На рис.1 представлен структурный анализ торговых позиций между Россией и Китаем.

Экспорт из России в КитайЭкспорт из Китая в Россию
– Минеральное топливо, минеральные масла и продукты их дистилляции; битуминозные вещества
– Древесина и изделия из дерева; древесный уголь
– Никель и изделия из него
– Руды, шлаки и зола
– Рыба и ракообразные моллюски и другие водные беспозвоночные
– Целлюлоза
– Удобрения
– Медь и изделия из нее
– Животные или растительные жиры и масла и их продукты расщепления
– Масличные семена
– Самолеты, космические аппараты и их части
– Машины, механические приборы
– Электрические машины и оборудование и их части; звукозаписывающие и репродукторы, телевизоры
– Мех натуральный и искусственный
– Изделия из одежды и аксессуаров для одежды
– Обувь
– Транспортные средства, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, а также их части и принадлежности
– Изделия из черных металлов
– Игрушки
– Пластмассы и изделия из них
– Мебель; постельные принадлежности, матрасы
– Оптические, фотографические, кинематографические, измерительные приборы
– Железо и сталь
– Овощи
– Изделия из кожи
– Фрукты и орехи
Рис. 1. Торговые позиции между Россией и Китаем
Источник: составлено по материалам ADB (Asian Development Bank). Key Indicators for Asia and the Pacific 2017. http://www.adb.org/publications/key-indicators-asia-and-pacific-2017. (дата обращения — 12 июля 2018).

На рис 2. показаны торговые позиции между Россией и Индией.

Экспорт из России в ИндиюЭкспорт из Индии
в Россию
– Минеральное топливо, минеральные масла и продукты их дистилляции; битуминозные вещества
– Удобрения
– Бумага и картон; изделия из бумажной массы, бумаги или картона
– Овощи
– Железо и сталь
– Резина и изделия из нее
– Поваренная соль
– Неорганические химикаты
– Никель и изделия из него
– Целлюлоза из древесины или другого волокнистого целлюлозного материала
– Руды, шлаки и зола
– Алюминий и изделия из него
– Медь и изделия из нее
– Вооружение
– Фармацевтические продукты
– Кофе, чай
– Транспортные средства, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава
– Рыба и ракообразные, моллюски и другие водные беспозвоночные
– Масличные семена и маслянистые фрукты; разные зерна, семена
– Фрукты и орехи
– Предметы одежды и аксессуары одежды, трикотажные или вязаные
– Лак; смолы
– Органические химические вещества
– Мясо и пищевые мясные субпродукты
– Обувь, гетры
– Табак
Рис. 2. Торговые позиции между Россией и Индией
Источник: составлено по материалам ADB (Asian Development Bank). Key Indicators for Asia and the Pacific 2017. http://www.adb.org/publications/key-indicators-asia-and-pacific-2017. (дата обращения — 12 июля 2018).

На рис. 3 представлены торговые позиции между Индией и Китаем. Исследование торгового баланса трех стран показало, что в Индии и Китае по данному индикатору наблюдаются отрицательные значения, а в России — положительное. Отрицательное сальдо внешней торговли подразумевает, что в стоимостном выражении импортные позиции больше, чем экспортные. В такой ситуации наблюдается обратный эффект на курс национальной валюты исследуемых стран. При наличии негативного торгового баланса можно говорить о несущественном на нее спросе на глобальных рынках, в связи с чем возможно уменьшение курса национальной валюты по отношению к другим валютам. Для регулирования его волатильности страны используют портфель инвестиций в зарубежные счета [7].

Экспорт из Индии в КитайЭкспорт из Китая в Индию
– Руды, шлаки и зола
– Медь и изделия из нее
– Поваренная соль
– Животные или растительные жиры
– Цинк и изделия из него
– Шкуры (кроме меховых изделий) и кожи
– Сахар и кондитерские изделия
– Произведения искусства, предметы коллекционирования и антиквариат
– Мясо и пищевые мясные субпродукты
– Электрические машины и оборудование и их части; звукозаписывающие и репродукторы, телевизоры
– Машины, механические приборы
– Органические химические вещества
– Пластмассы и изделия из них
– Изделия из черных металлов
– Железо и сталь
– Суда, лодки и плавучие сооружения
– Стекло и изделия из стекла
– Игрушки, игры и спортивный инвентарь
– Изделия из камня, гипса, цемента, асбеста, слюды или аналогичных материалов
– Керамические изделия
Рис. 3. Торговые позиции между Индией и Китаем
Источник: составлено по материалам ADB (Asian Development Bank). Key Indicators for Asia and the Pacific 2017. http://www.adb.org/publications/key-indicators-asia-and-pacific-2017. (дата обращения — 12 июля 2018).

Анализ государственных расходов трех стран показывает, что в России в среднем данный показатель был на уровне 17–18% от ВВП, в Индии — 10–11%, в Китае — 12–14%. Однако, если сравнить размер государственных расходов между странами, то до 2015 года в России они составляли треть расходов Китая, а в 2017 году — четверть; при этом в Индии до 2015 года данная статья была на уровне 50–60% расходов России, однако уже в 2017 году превысила госрасходы России на 5% [2].
Не менее важен показатель притока иностранных инвестиций, который также оказывает влияние на рост ВВП. Для России наращивание темпов экономического развития важно не только для повышения промышленного роста в стране, но и для повышения занятости населения, заработной платы, производительности труда. Анализ статистических данных о прямом инвестировании свидетельствует о существенных движениях капитала между исследуемыми странами. Наибольший приток капитала ожидается от Китая. Стоит отметить, что для данной группы стран стали привлекательными такие отрасли в России как сельское хозяйство, производство кожсырья и изделий из кожи, производство электро- и оптического оборудования, строительная отрасль, финансовая деятельность и операции с недвижимым имуществом [8]. Для Индии наиболее привлекательной была добыча топливно-энергетических полезных ископаемых (преимущественно — добыча нефти). Для России в Китае наиболее привлекательными являются — обрабатывающее и химическое производство. Отток прямых инвестиций в Индии за исследуемый период практически не осуществлялся.
Миграция капитала представляет собой объективный экономический процесс, когда капитал покидает экономику стран, например, Индии и Китая в целях получения более высокого дохода в России при одновременном наращивании темпов экономической экспансии в нашей стране.
Для России в Индии с целью портфельного инвестирования преимущественно были более востребованы сферы производства машин и оборудования, операции с недвижимым имуществом, обрабатывающее производство и сфера научных исследований и разработок [9]. Наибольший поток в качестве портфельных инвестиций поступил за анализируемый период от Китая в такие отрасли: сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, целлюлозно-бумажное производство, химическое производство и др.
Международный трансферт капитала между Россией, Индией и Китаем более развит по сравнению с движением портфельных инвестиций. Потоки преимущественно в Индию направлялись в химическое производство и производство машин и оборудования, а в Китай — в химическое производство, металлургическое производство, производство готовых металлических изделий, транспорт и связь.
Для Китая наиболее востребованы в России для привлечения прочих инвестиций: сельское хозяйство (растениеводство, лесоводство и лесозаготовки), производство кокса, химическое производство, металлургическое производство и производство готовых металлических изделий, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, транспорт и связь, для Индии: производство машин и оборудования.
Возможности взаимодополняемости стран в развитии инфраструктуры. Свободное движение капитала выступает важным, обязательным условием для эффективного развития экономики любых стран мира на современном этапе, так как способствует привлечению широкого круга различных источников финансирования, что существенно снижает издержки заимствования, позволяет диверсифицировать различные направления инвестирования [10]. Однако, свободное движение капитала несет в себе и определенные опасности для субъектов: это и возможность переноса «эффектов заражения» между странами, и макроэкономические последствия внезапной «остановки потоков капитала», неполная эффективность финансовых рынков.
Объекты инфраструктуры выступают важным звеном для функционирования отраслей материального производства и обеспечения благоприятных условий жизнедеятельности домашних хозяйств. Рассмотрим, каким образом формируются финансовые возможности для развития инфраструктурных объектов, в т.ч. цифровых.
Инфраструктура Индии, железные дороги, порты и авиатранспортные организации нуждаются в огромных объемах инвестиций. Приоритетными направлениями аккумулирования финансовых ресурсов Индия выбрала использование государственно-частное партнерство (ГЧП), о чем свидетельствует статистика, однако ожидания не оправдались. В стране также наблюдается недостаток в квалифицированном менеджменте.
В данном случае можно предложить, во-первых, проводить оценку спроса на инфраструктурные объекты, и в случае, если он окажется ниже планируемого, разделение рисков будет способствовать тому, что частный сектор понесет некоторые убытки. Важность данной оценки подтверждается правом частного партнера на пересмотр своих обязательств по выходу из договорных отношений. Во-вторых, инфраструктура Индии нуждается в долгосрочном финансировании, однако в банковском секторе Индии под последним понимается примерно 5 лет.
Опыт Китая, связанный с развитием инфраструктуры, является положительным и интересным для многих стран мира. Потоки прямых иностранных инвестиций (ПИИ) первично формируются факторами инвестиционной привлекательности страны и мотивами экспорта ПИИ в другие страны. Для оценки ПИИ применяются показатели: норма нетто-притока и норма нетто-оттока ПИИ, доля входящих ПИИ в ВВП страны, доля инвестиций в доступе к ресурсам в общем объеме исходящих ПИИ. Норма нетто-оттока (%) рассчитывается как частное от деления превышения оттока над притоком, умноженное на 100. Показатели нормы нетто-притока и нормы нетто-оттока используются для сравнительной оценки степени преобладания входящих или исходящих потоков. Они характеризуют позицию страны в потоках ПИИ. Показатель доли входящих ПИИ в ВВП страны употребляется как один из возможных для оценки вклада иностранного капитала в экономическое развитие страны.
Китай с огромными валютными резервами и опытом, готов принять участие во внешних ПИИ в инфраструктуру России и Индии. При этом Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций (АБИИ) может сыграть здесь немаловажную роль. Соглашение АБИИ, подписанное в Пекине 29 июня 2015 года 57 странами, разъясняет назначение и особенности АБИИ, в качестве МБР (Международный Банк Развития), и подтверждает направление деятельности исключительно на развитие инфраструктуры и других физических инвестиций в развивающихся странах Азии и осуществление деятельности в направлении регионального взаимодействия. Банк может восприниматься как «квази-коммерческий банк», подразумевая генерацию прибыли инвестициями. Кроме того, он будет следовать высоким экономическим стандартам, очень похожим на существующие стандарты МБР, Всемирного Банка и Азиатского Банка Развития (АБР).
Стоит отметить, что АБИИ преимущественно нацеливается на положении «Юг-Юг» (бедные помогают бедным), что позволяет уделять больше внимания реальной ситуации и потребностям потенциальных стран-получателей, особенно по тем инвестиционно значимым проектам, которые были отвергнуты по различным причинам существующими финансовыми учреждениями. По мнению специалистов данной организации, такой подход прост и эффективен, а также создает прозрачность процедуры кредитования и представляет собой новую модель МБР, которая может изменить ландшафт международного содействия в развитии развивающихся стран.
Анализ движения капитала между исследуемыми странами свидетельствует о слабом взаимодействии в вопросах развитии инфраструктуры. Прямые инвестиции в Россию направлялись в основном из Китая в строительство зданий, сооружений и транспорт, в развитие сухопутного и морского транспорта [11].
Прочие инвестиции в качестве источника финансирования поступили в Россию только от Китая в сферу сухопутного транспорта, транспортирования по трубопроводам, воздушного транспорта, предприятиям, обслуживающим терминалы, в область электросвязи, телефонной связи, подвижной связи, телеграфной связи, услуг межсистемной связи, а также от Китая и Индии в образование и производство транспортных средств (автомобили, суда). Россия в качестве прочих инвестиций направляла свои финансовые ресурсы в производство железнодорожного подвижного состава и производство транспортных средств для ремонта и технического обслуживания железнодорожных, трамвайных и прочих путей в Индию и строительство инфраструктурных объектов в Китай.
При этом следует обратить внимание на такие показатели, как тенденции к старению нации, что характерно для Китая и России. В Индии более молодое население, однако, при всех положительных моментах в перспективе, это риск дополнительной безработицы в краткосрочном периоде.
Для России и Индии может быть интересен опыт Китая в вопросах социального обеспечения. В Китае основы системы социального обеспечения были установлены в Конституции еще в 1951 году. Сегодня она состоит из двух частей:
– большой текущий социальный счет с фиксированными взносами (выплата пенсий по которому осуществляется из текущих доходов) и являющийся ключевой частью системы (работодатель отчисляет 20% от заработной платы сотрудника на этот счет);
– небольшой накопительный личный счет с фиксированными взносами (физическое лицо вносит 8% от его/ее заработной платы).
Важно отметить, что социальный счет не позволяет в полной мере покрывать выплаты по социальному обеспечению, именно поэтому финансовые средства из личных счетов перенаправляются на покрытие дефицита. Не так давно Китай ввел сельскую систему социального обеспечения, согласно которой молодые фермеры вносят финансы на их лицевые счета (правительство также субсидирует личный счет каждого молодого фермера), а их родители получают небольшое пенсионное пособие.
Заключение. В заключение хотелось бы отметить, что в рамках макроэкономического взаимодействия у России, Китая и Индии имеются такие общие черты, как:
● наличие целого ряда общих задач и проблем (необходимость поддержания высоких темпов роста и обеспечения работой молодежи, диспропорции между регионами; бедность и высокий уровень неравенства и т.п.);
● значительная роль государства и государственного сектора в экономике и регулировании различных сфер, в развитии инфраструктуры; поощрение развития национальных корпораций;
● активное привлечение прямых иностранных инвестиций, высокая роль предприятий с иностранным участием;
● стремление к наращиванию экспорта и накоплению резервов в иностранной валюте, особое место в международном разделении труда;
● стремление к техническому прогрессу, внедрению инноваций и подъему образования;
● население в целом позитивно рассматривает усилия правительства и поддерживает курс на высокие темпы роста и стремление к лидерству;
● реформирование экономики Китая и Индии без полного разрыва с прошлым, что способствовало поддержанию высоких темпов роста (в то время как в России реформы ознаменовались сильным падением ВВП).
Вместе с тем, есть и различия, среди которых можно отметить такие как: роль иностранных инвестиций — в Китае она выше, чем в Индии; в Индии более выражена опора на внутреннее потребление как на источник роста; в Китае преобладает экспорт промышленных товаров, а в Индии — экспорт услуг; у Китая постоянное положительное сальдо внешней торговли, у Индии — отрицательное; в Индии выше роль частного капитала и др.
Торговые отношения и движение капитала между Россией и Китаем более развиты, чем между Россией и Индией. Как уже отмечалось выше, для Китая наиболее интересны в России инвестиции в сельское хозяйство, в химическое и металлургическое производство, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, в транспорт и связь. Индия проявляет больший интерес к производству машин и оборудования.
В России наиболее востребованы инвестиции в производство продукции сельского хозяйства, в добычу полезных ископаемых, в химическое и металлургическое производство. Это позволило бы существенно повысить занятость населения, уровень заработной платы и производительность труда. Наименее востребованы иностранные инвестиции в образование, в здравоохранение, в производство кожи и производство обуви, в сферу ЖКХ [12]. Для последних двух, на наш взгляд, целесообразно создавать благоприятные условия в виде налоговой политики, находить более дешевые источники сырья.
При усилении инвестиционных и торговых отношений между Россий и Индией важно помнить, что в Индии развита индустрия программного обеспечения, фармацевтическая отрасль, автомобильная промышленность и машиностроение. То есть, существуют динамичные современные сектора, повышающие значительную долю ВВП, но, не занятость населения. Основные социальные показатели очень низкие, что, в свою очередь, указывает на отсутствие инвестирования в сферы первичного здравоохранения и образования. Это имеет очевидное (негативное) влияние на распределение доходов. Также важно подчеркнуть успехи Китая в темпах наращивания ВВП.
Из проведенного анализа опыта экономического роста Китая и из экономических отношений России и Индии можно сформулировать следующие выводы о факторах, оказывающих существенное влияние на рост ВВП:
● повышение уровня жизни путем равного распределения ресурсов и снижения уровня нищеты позволяет снизить барьеры для экономического развития;
● коррелирование темпов экономического роста с приростом населения не только позволяет снизить уровень бедности, но и улучшает социальные, экономические условия жизни населения;
● формирование спроса на отечественные товары на мировом рынке, особенно трудоемкого производства и массового экспорта дешевых товаров, может, при определенных условиях, привести к высоким темпам экономического роста;
● активное развитие среднего класса потребителей, выступающих ядром занятости (36%), позволяет генерировать довольно значительный прирост прибыли в данном секторе (в отдельные годы в Китае она достигала 80%).


Литература
1. Богатырев А.Г. Инвестиционное право. — М., 1992. — С.185–186.
2. NIC (National Intelligence Council). Global Trends 2030: Alternative Worlds.http://www.dni.gov/nic/ globaltrends. 2012.
2. Титов В.О., Ващук А.Э. Россия, Индия и Китай: Экономическое сотрудничество в сфере возобновляемой энергетики. В сб.: Эффективность экономики, экологические инновации, климатическая и энергетическая политика — 2017. Сб. статей по результатам 2-го международного научно-исследовательского семинара. — 2017. — С. 127–135.
3. Благих И.А. Неоиндустриализация: следует ли ожидать перехода от теоретических дебатов к практическому действию? // Проблемы современной экономики. — 2014. -№2(50). — С. 392–393.
4. Ващук А.Э., Титов В.О. Перспективы сотрудничества стран БРИКС на рынке биотоплива в сб.: Проблемы обеспечения финансовой безопасности и эффективности экономических систем в XXI веке. Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Ю. Румянцевой; Санкт-Петербургский университет технологий управления и экономики. — 2017. — С. 513–521.
5. Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт. — М., 2001.
6. ADB (Asian Development Bank). Key Indicators for Asia and the Pacific 2017. http://www.adb.org/publications/key-indicators-asia-and-pacific-2017. (дата обращения — 12 июля 2018).
7. Благих И.А. Актуальные направления государственного регулирования российской экономики // Вестник ТИСБИ. — 2017. — №1. — С. 107–113.
8. Инвестиции: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / И.В. Сергеев, И.И. Веретенникова, В.В. Шеховцов. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2016. — С.214–216.
9. Финансовая система Китая / Иванов В.В., Покровская Н.В., Белозеров С.А., Ващук А.Э., Воронова Н.С., Воронов В.С., Горбушина С.Г., Дарушин И.А., Какаулина М.О., Ковалев В.В., Коршунов О.Ю., Кочергин Д.А., Лебедев Б.М., Львова Н.А., Лю Ц., Писаренко Ж.В., Соколов Б.И., Су И., Сунь Ж., Титов В.О. и др. — М., 2018. — С.167–168.
10. Благих И.А.Политическая экономия Евразийского Союза как теоретическая основа континентально- регионального развития // Вестник ТИСБИ. — 2015. — №3. — С. 47–56.
11. Ващук А.Э., Титов В.О. Движение капитала между Россией и Тайванем. В сб.: Развитие финансовых отношений в период становления цифровой экономики. Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Ю. Румянцевой; Санкт-Петербургский университет технологий управления и экономики, 2017. — С. 149–156.
12. Благих И.А., Газизуллин Н.Ф., Яковлева Н.Г., Титов В.О. Индустриальное общество в XXI веке: Переосмысление «мейнстрима» российскими экономистами // Проблемы современной экономики. — 2017. — №2(62). — С. 286–287.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия