Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Хаирова С. М.
директор Института магистратуры и аспирантуры,
зав. кафедрой управления качеством и производственными системами
Сибирского государственного автомобильно-дорожного университета (СибАДИ) (г. Омск),
доктор экономических наук, профессор

Хаиров Б. Г.
профессор кафедры финансов и кредита,
заместитель директора по научной работе
Омского филиала Финансового университета при Правительстве Российской Федерации,
старший научный сотрудник Лаборатории экономических исследований Омской области ИЭОПП СО РАН (г. Омск)
доктор экономических наук, доцент


Адаптивные формы интеграции предпринимательских структур для программы импортозамещения промышленных кластеров по переработке различных видов сырья
В статье раскрыта ключевая проблема развития кластерных структур в России. Обосновано, что для создания территориально-производственных кластеров в России требуется провести анализ деятельности в период Советского Союза территориально-производственных комплексов, особенно в субъектах РФ Сибири и Дальнего Востока. Рассмотрены предпосылки создания в отечественной экономике конкурентоспособных инновационно-ориентированных территориально-отраслевых структур — производственно-логистических кластеров, на примере, лесопромышленного комплекса Омской области. Рассмотрен успешный зарубежный опыт ведущих стран мира по кластеризации экономики. Впервые импортозамещение рассмотрено в виде «коммерческой идеологии» при сотрудничестве в кластерах. Проведена оценка экономичности ресурсного потока интегрированной цепи поставок кластера лесопромышленного комплекса (ЛПК) Омской области на базе оптимизации доставки древесины от лесозаготовки до деревообработки. Предлагается задействовать мировой опыт в совершенствовании транспортно-логистических кластеров и логистической инфраструктуры в целом
Ключевые слова: импортозамещение, промышленный кластер, производственно-логистический кластер, ресурсный поток, лесопромышленный комплекс, транспортно-логистический кластер
УДК 334.7; ББК 65.40   Стр: 116 - 120

Промышленные кластеры являются одним из ключевых инструментов территориального развития промышленности, учитывая имеющийся российский и мировой опыт по оказанию организационной и финансовой поддержки развития территориально-отраслевых кластеров со стороны национальных и региональных правительств и администраций в соответствии с принятым Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 июля 2015 года № 779 «О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров» [1].
Ключевой проблемой кластерных структур в России является несоответствие между фактическим уровнем развития производительных сил в старопромышленных субъектах РФ и требованиями, предъявляемыми к территориальным инновационным кластерам в рамках доминирующей концепции интеграции предпринимательских структур. Одним из препятствий формирования кластеров, направленных на импортозамещение, является слабость институциональной структуры, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов РФ.
Принципы системности, сформированные в территориально-производственных комплексах советского периода и реализация принципа паритетности в рыночной экономике должны стать основой современных территориально-производственных кластеров в России, что особенно актуально для субъектов РФ — Сибири и Дальнего Востока.
Научные труды, изучающие кластерные модели, раскрывают идею о том, что их стали рассматривать как некую интеграцию бизнеса разного уровня на соответствующих принципах:
– модернизация технологий и процессов производства на основе инноваций;
– сотрудничество с образовательными учреждениями и институтами науки, а также рост профессионализма сотрудников организаций;
– формирование единого пространства, учитывающего финансовый, инновационный, технологический, правовой, информационный аспекты;
– создание единой стратегии и коммерческой политики в сфере ВЭД.
Кластерные механизмы, как показывают многие исследования, также среда создания/функционирования кластеров позволяют осуществлять инвестиции в различные проекты одновременно [2].
Кластеры являются одной из составляющих территориально-промышленных комплексов и отраслей, функционирование которых осуществляется в рамках границ субъекта Российской Федерации, однако расширение этих границ возможно при наличии преимуществ [3].
Типология кластеров определяет отраслевые и межотраслевые кластеры, концентрирующиеся вокруг некоторой сферы деятельности, например, кластер стройиндустрии, который включает в себя определенную долю химической промышленности и производит различные химикаты.
Транспортно-логистический кластер по структуре можно отнести к смешанному, имеющему сложный отраслевой характер. Так, субъекты кластера отнесены к отрасли транспорта: железная дорога, морские и речные порты, владельцы терминалов, аэропорты перевозчики, экспедиторы, и т.п. Также в состав кластера включены: финансовая структура; крупный грузополучатель; крупнейший грузоотправитель; таможенный брокер; компания по сервисному обслуживанию; информационная компания; страховая компания, что делает кластер межотраслевым.
Исследование кластерных моделей доказывает, что интеграция организаций и компаний в эффективные структуры новой формы приводит к тому, что при выполнении всех требований, предъявляемых к кластерам, в том числе и законодательно (партнерство и кооперация, координация, коммуникация, специализация производства, удачная концентрация, применение инноваций), то возможно достигнуть задачи поставленные Президентом РФ (до 2024 года) в каждом субъекте Российской Федерации отдельно [4].
«Человеческий фактор» влияет на результативность кластеров как на инструмент по переходу отечественной экономики на инновационный путь развития. Например, самими участниками Обнинского биотехнологического кластера была выдвинута идея для объединения.
На практике организации (предприятия), региональные научные и отраслевые центры, присутствие полезных ископаемых и природных ресурсов не являются решающими и не обеспечивают вероятность создания производственно-логистических кластеров (ПЛК) в субъектах РФ.
Взаимное доверие и ответственность должны быть положены в основу надежных партнерских связей между отдельными «центрами компетенций» с учетом интересов всех сторон. Ведущие державы мира, которые применяют кластеризацию, а это 50% экономик, обеспечили прирост ВВП в диапазоне до 70%. Например: в США доля ВВП (произведенного в кластерах) достигает 60%; в Венгрии автомобильный кластер PANAC достигает 31% обрабатывающей промышленности и вырабатывает 14% промышленного производства в стране; в Чили кластер по изготовлению вина обеспечил стране лидирующую позицию в сфере виноделия.
В одно время активизировали процесс по созданию кластеров американские штаты, которые создали отличные друг от друга кластерные стратегии на нескольких сотнях территорий и городах, например, «Силиконовая долина» с занятостью около 2,5 млн человек.
Федеральное устройство в Германии содействует развитию территорий и земли имеют большую финансовую самостоятельность. В этом государстве функционируют лучшие мировые кластеры высоких технологий: Гамбург, Дрезден, Мюнхен — «Силиконовая долина XXI века».
Кластер отличается от картеля и финансовой группы тем, что конкурентные отношения между крупнейшими организациями сохраняются. В целях проведения политики импортозамещения в России, компании при сотрудничестве в кластерах станут носителями единой «коммерческой идеологии», таким образом, станет возможным вытеснить иностранных конкурентов.
Определенные технологии работают на оборудовании, материалах и т.п. определенного качества и количества, которые используют крупнейшие предприятия и компании — лидеры мирового рынка, что формирует соответствующий сегмент для малого и среднего бизнеса, ищущих и разрабатывающих конкурентные преимущества на инновационной основе.
Кластерная структура дает рабочие места и обеспечивает объемами заказов поставщиков обычных комплектующих и предпринимателей, но только тех, кто характеризует международную конкурентоспособность государства.
Тесные внутрифирменные связи в кластере формируют более выгодную структуру производства, чем в отрасли. Фактор производства, участвующий в создании нескольких видов товаров, одновременно формирует эффект охвата и воспроизводит преимущество для кластера. Общая стандартизация товаров и услуг осуществляется на основе синергетического эффекта в производственной структуре кластера. Синергия как совокупность эффектов охвата, масштаба дает дополнительные преимущества в конкуренции участникам кластера.
Органам государственной и муниципальной власти субъектов РФ для внедрения кластерного подхода необходимо применять кардинально новые компетенции, включающие целевые программы и политику гибких приоритетов.
На уровне субъекта Российской Федерации кластерный подход даст следующие преимущества:
– организации кластера получают дополнительные преимущества за счет внутренней специализации и стандартизации, т.е. происходит минимизация своих затрат на инновации;
– предоставление малому предпринимательству возможности обслуживания определенной ниши для повышения уровня специализации;
– построение устойчивой системы распределения технологии, продукции и новых знаний, формирование технологической сети, опирающейся на общую научную базу;
– создание инновационных точек регионального экономического роста.
В настоящее время отечественной экономике необходимы конкурентоспособные инновационно-ориентированные территориально-отраслевые структуры — производственно-логистические кластеры. К таким структурам можно отнести межотраслевой кластер, в котором сосредотачиваются несколько организаций структурно разнородных, но системно связанных между собой, у которых происходит взаимное дополнение друг друга и повышается уровень конкурентоспособности.
Адаптивной формой интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства для программы импортозамещения выступает, таким образом, производственно-логистический кластер (ПЛК). ПЛК адекватно и оперативно реагирует на воздействие среды на базе инноваций, строится на основе логистического подхода и реструктуризации организаций определенной отрасли.
Создание ПЛК и развитие логистической сети в ЛПК субъекта РФ сопряжено с разработкой алгоритмов и совокупностью технологий на основе логистической деятельности. Классификация логистических процессов и их идентификация позволяют осуществлять контроль за формированием, движением различных потоков. Единая логистическая система в формате ГЧП при взаимодействии предпринимательства и государства создает логистические потоки (материальные, финансовые, информационные). Рассмотрим пример актуальности и необходимости создания ПЛК на примере лесопромышленного комплекса Омской области.
Недоступность лесной территории, не функционирующая транспортная сеть, являясь отличительными характеристиками ЛПК субъектов РФ, обусловливают фактор сезонности работ. В Омской области имеются территории, где лесозаготовительные работы осуществимы только в зимний период.
Материальный поток в цепи поставок ЛПК осуществляет движение (перемещение) древесины от лесосеки (лесного участка) и завершается поставкой потребителю готовой продукции. В свою очередь влияние на характер материального потока (движение от лесосеки до готовой продукции потребителям) определяют: организационный подход, технология и система машин. Данному потоку присущи логистические функции транспортировки, хранения, переработки.
ЛПК субъекта Российской Федерации может быть представлена с позиций логистики, как многоуровневая макрологическая система, где логистический поток образован из транспортно-технологических процессов движения лесных ресурсов от места заготовки до потребителей, но уже с изменением потребительских качеств.
Объединения независимых лесопромышленных организаций, которые обладают и используют свои логистические сети, являются основой формирования цепей поставок. Учитывая специфические коммерческие интересы, требуется создать систему по управлению цепями поставок более высокого уровня, а уже данная система будет считаться подсистемой для еще более высокого уровня, например, концерн или холдинг.
В рамках нормативно-правового поля обязательства не всегда исполняются в части условий в целях максимизации прибыли бизнеса и государство ограничивает предпринимателей правилами и нормами, создавая дополнительные условия в сфере ЛПК, наравне с существующими: социальные, технологические, экономические. Состав логистических потоков и управление цепью поставок в ЛПК неоднородно и имеет ряд ограничений (время, объем и др.) в связи с потенциалом организационно-экономических структур и развития территорий. Применяемое погрузочное оборудование и транспортные средства определяют вариант потока и число функций по «транспортировке».
В местах лесозаготовки располагается основное производство, что составляет небольшую ее долю. В пространстве структура материального потока часто меняется в связи с изменениями месторасположения производственных ресурсов. Освоение территорий нуждается в транспортном освоении в целях развития сети лесовозных дорог. Операционный и ресурсный аутсорсинг, наиболее используемый с позиций логистики в ЛПК, является его особенностью [5].
В Российской Федерации необходимым условием функционирования ЛПК считается применение ресурсного аутсорсинга, так как лес в качестве ресурса должен передаваться в аренду, наряду с этим практикуется аренда зданий, сооружений, оборудования и машин. Операционный аутсорсинг в ЛПК представлен привлекаемыми подрядчиками, которые осуществляют лесозаготовительные, лесохозяйственные и дорожно-строительные работы, а также транспортировку.
Логистический подход к управлению цепями поставок в ЛПК применим в целях принятия комплексных решений на стратегическом, тактическом и оперативном уровнях по выполнению практических задач, который должен учитывать алгоритмы и взаимосвязанные модели исследований операций, интегральную парадигму и вероятностно-адаптивный подход.
Особенности концепции управления цепями поставок в ЛПК России с целью интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства для программы импортозамещения:
– расширение номенклатуры производимой продукции согласно спросу на рынке и возможность выбора;
– запрещение действий по произвольному изменению объемов распределения сырья лесных ресурсов вне зависимости от его качественных характеристик, отказ от одного товара в пользу другого;
– пространственная организация производства с учетом движения материальных потоков и формирования цепи поставок отрасли при различном сочетании технологии, типов машин, оборудования, вариантов мультимодальных перевозок;
– применение в производственной практике лесозаготовительными предприятиями операционного и ресурсного аутсорсинга.
Логистическое объединение в адаптивных формах, таких как кластер, потребует от интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства управления товарными и информационными потоками на международном и внутреннем рынках при соблюдении сложившихся правил и международных соглашений в целях импортозамещения.
Задачей интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства в сложившейся ситуации становится адаптация к особенностям российской действительности систем управления финансовых, информационных и материальных потоков. Проведем анализ эффективности логистических потоков в адаптивной форме интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства как ПЛК по переработке сырья на примере лесопромышленного комплекса субъекта РФ. Для этого рассмотрим потенциал ЛПК Омской области, проблемы которого схожи с другими субъектами РФ.
Проведем анализ материального потока, как основного. При этом информационный и финансовый потоки в рассматриваемой ситуации — сопутствующие — в целях оценки эффективности существующих логистических потоков в цепях поставок ЛПК Омской области. К показателям материального потока относятся начальная, конечная и промежуточная точки движения, скорость, плотность, интенсивность, траектория, мощность. В соответствии со спецификой ЛПК, скорость потока от лесозаготовки до деревообработки определяет и скорость транспортного средства, которое осуществляет перевозку.
Данный показатель корректируется в зависимости от следующих элементов: на скорость материального потока в ЛПК оказывает влияние сезонность, так как зависит от наличия или отсутствия «зимника» для перевозки древесной продукции. Как правило, внутри логистической цепи расстояние между участком деревообработки и лесозаготовки неизменно, изменчива траектория материального потока в ЛПК, которая зависима от природно-климатических условий, при этом корректировка маршрута может быть нецелесообразна в связи с возникновением дополнительных затрат, которые направлены на увеличение траектории.
Вывоз древесины в определенный период определил необходимость решения транспортной задачи с целью оптимизации грузоперевозки от лесозаготовителей до деревообработчиков. В итоге были определены: траектория; начальные и конечные точки движения; скорость грузоперевозки. Рекомендуется учитывать фактор сезонности при оптимизации перевозок продукции ЛПК (оптимизации доставки древесины от лесозаготовки до деревообработки), что представлено для регионального уровня на примере ЛПК Омской области, которому присущи проблемы ЛПК России [6].
Для расчета оптимальной перевозки груза из пункта отправления в пункт назначения с минимальными затратами на перевозку используем математическую задачу линейного программирования (транспортная задача).
Пусть a1, ..., am — поставщики (заготовители леса),
b1, ..., bn — потребители (деревопереработчики),
cij, i = 1, ..., m, j = 1, ..., n, — стоимость перевозки единицы груза от поставщика i к потребителю j.
Составим план перевозок, при котором запасы всех поставщиков вывозятся полностью, запросы всех потребителей выполняются полностью, а суммарные затраты на перевозку минимальны. Пусть переменные xij, i = 1, ... , m, j = 1, ... ,n, — объемы перевозок от поставщика i потребителю j. Математическая модель задачи имеет вид (1):


В данной модели предполагается, что запасы поставщиков равны запросам потребителей (2):

т.е. задача является открытой.
Задача рассмотрена на примере предприятий лесозаготовки и деревообработки.
Расстояния между районами определим в качестве весов (стоимость перевозки), где располагаются соответствующие организации.
С помощью программного обеспечения IBM ILOG CPLEX Optimization Studio 24 произведены расчеты и информатизация представленной математической модели на основе данных (объем лесозаготовки древесины в Омской области). Таким образом, выявлена экономичность потока в интересах предпринимательских структур кластера ЛПК Омской области в условиях единой цепи поставок макроуровня. Экономичность потока рассчитана с учетом интересов предпринимательских структур кластера ЛПК Омской области, выявлены незадействованные резервы при интеграции цепей поставок микроуровня в единую цепь поставок макроуровня.
Неэффективная работа ЛПК Омской области объясняется низким уровнем кооперационных связей между потребителями и поставщиками. Представленная транспортная задача актуальна для решения проблемы сокращения логистических издержек и может быть рассмотрена как начальный этап интеграции субъектов малого и среднего предпринимательства для реализации программ импортозамещения по переработке различного вида сырья в адаптивной форме — кластер. Экономический эффект партнерства участников кластера ЛПК Омской области на основе оптимизации интегрированной цепи поставок при решении транспортной задачи составляет 1 850 006,5 тыс. руб. Промышленному предприятию в масштабах проведения мероприятий по реструктуризации, а именно смены организационно-правовой формы в случае слияния нескольких компаний, следует применить в качестве корректировки затраты на реструктуризацию [8].
На базе анализа зарубежного и отечественного опыта интеграция становится ведущим фактором по повышению результативности работы ЛПК и объективной предпосылкой для обеспечения развития транспортно-логистической инфраструктуры и снижения совокупных издержек в цепях поставок, привлекает инвестиции в организационно-управленческие и технико-технологические инновации.
Таким образом, в исследовании осуществлена оценка экономичности ресурсного потока интегрированной цепи поставок кластера ЛПК Омской области на базе оптимизации доставки древесины от лесозаготовки до деревообработки, учитывая фактор сезонности, а транспортная задача представлена как первоначальный этап в создании ПЛК для усиления кооперационных связей между потребителями и поставщиками.
Мировая экономика представлена процессами глобализации и интернационализации, поэтому кластерный подход для субъектов Российской Федерации является определяющим при выборе стратегии социально-экономического развития. В мире Россия занимает первое место по запасам площади леса и второе по запасам древесины, при этом заметно снижается доля производства лесной продукции в связи с неэффективным использованием сырья. России присущи конкурентные преимущества: наличие природного потенциала и географическое место расположения на пересечении стран ЕС, Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанской территории, что следует учесть и развить на основе инновационного подхода.
Кластерная модель управления применяется в лесопромышленной политике экономически развитыми странами (Канада, США, Финляндия, Швеция, Австрия), которые лесообеспечены. Глубокая переработка древесины и высокотехнологичное оборудование применяется в лесопромышленном производстве в зарубежных лесопромышленных комплексах.
Российский экспорт лесных ресурсов направлен в страны Скандинавии, Западной Европы и Юго-Восточной Азии. Отечественные лесопромышленные предприятия отличаются низкой добавленной стоимостью, низким уровнем переработки древесного сырья. В ЛПК России добавленная стоимость ниже 2%, а в Финляндии превышает 20%, в России 20% лесной древесины подвергается глубокой переработке, в то время как в Финляндии 85%. Представляет интерес опыт Финляндии, инвестиционный интерес к которой проявляют многие страны. Лесопромышленный комплекс Финляндии привлекает для работы зарубежных специалистов и использует при этом иностранные технологии, перенимает передовой опыт зарубежных государств.
В начале прошлого века финские лесопромышленные компании «UPM-Kymmene», «StoraEnso», «M-real» приобрели известность в лесопилении, им удалось усовершенствовать технологические процессы и использовать собственные разработки в ЛПК. Финляндский лесопромышленный кластер объединяет производственную цепь всей страны, которая вбирает в себя процессы от обработки древесного сырья до изготовления лесопромышленных товаров, взаимодействуя с обеспечивающими и обслуживающими этот процесс компаниями. Для лесопромышленного кластера Финляндии характерны: сбалансированный и высокий уровень развития и согласования основного и вспомогательного производства; наличие большой конкуренции в объединении; передовые инновационные разработки мирового уровня; активное внутрикластерное партнерство при создании и реализации совместных проектов, а также совместная работа с межотраслевыми организациями. Финляндия доказывает высокий уровень конкурентоспособности кластерных образований своими показателями. При 0,5%, от мирового запаса лесного фонда она производит около 10% мирового экспорта продукции деревопереработки, из них 25% мирового экспорта составляет качественная бумага. Известен также Канадский лесопромышленный кластер.
Отечественные лесопромышленные предприятия отличаются низкой добавленной стоимостью низким уровнем переработки древесного сырья. В ЛПК России добавленная стоимость ниже 2%, а в Финляндии превышает 20%, в России 20% лесной древесины подвергается глубокой переработке, в то время как в Финляндии 85%.
Представляет интерес опыт Финляндии, инвестиционный интерес к которой проявляют многие страны. Лесопромышленный комплекс Финляндии привлекает для работы зарубежных специалистов и использует при этом иностранные технологии, а также учится передовому опыту зарубежных государств.
В начале прошлого века финские лесопромышленные компании «UPM-Kymmene», «StoraEnso», «M-real» приобрели известность в лесопилении, им удалось усовершенствовать технологические процессы и использовать собственные разработки в ЛПК.
Финляндский лесопромышленный кластер объединяет производственную цепь всей страны, которая вбирает в себя от обработки древесного сырья и завершается изготовлением лесопромышленных товаров, взаимодействуя с обеспечивающими и обслуживающими процесс компаниями. Лесопромышленному кластеру Финляндии характерны сбалансированный и высокий уровень развития и согласования основного и вспомогательного производства; наличие большой конкуренции в объединении; передовые инновационные разработки мирового уровня; активное внутрикластерное партнерство при создании и реализации совместных проектов, а также совместная работа с межотраслевыми организациями. Финляндия доказывает высокий уровень конкурентоспособности кластерных образований своими показателями, при 0,5%, от мирового запаса лесного фонда производит около 10% мирового экспорта продукции деревопереработки, из них 25% мировой экспорт составляет качественная бумага. Известен также Канадский лесопромышленный кластер.
Отечественный опыт развития ЛПК отрицателен, так как 99% субъектов предпринимательства неконкурентоспособны. Формированию конкурентоспособности при решении социальных задач способствует поддержка субъектов предпринимательства в ЛПК на этапе внедрения логистических решений в их деятельность. Структуры органов власти, как показывает иностранный опыт, напрямую вовлечены в развитие кластерных образований. К ним относят центры агентств кластерного развития. Такой опыт актуален для субъектов Российской Федерации, так как сегодня конкурентоспособны только не разрозненные компании, а их объединения (кластеры, сети, группы). Для них формирование в технологические центры представляется объективной необходимостью.
Прототипами территориально-производственных кластеров в России являются территориально-производственные комплексы (ТПК). Модификация этой модели необходима для приведения её в соответствие с рыночной экономикой и процессом глобализации. Потребность развития логистики продиктована потребностью инновационного устойчивого развития отечественной экономики на основе внедрения инновационного подхода. При этом существуют принципиальные особенности подходов государства к процессам расширения как международной, так и внутренней торговли, и объединения России в мировой глобальный рынок.
Основная идея заключается в том, что, используя мировой опыт в совершенствовании транспортно-логистических кластеров/логистической инфраструктуры в целом, для успешного инновационного российского развития требуются свои разработки новых технологий управления, основанных на последних достижениях науки.
Отраслевая специфика страны в рамках концепции кластерной политики РФ определяет 5 типов кластеров, включая транспортно-логистический, который состоит из комплекса инфраструктуры и компаний, которые специализируются на хранении, сопровождении, доставке пассажиров и грузов. Сюда относят: объекты портовой инфраструктуры; обслуживающие компании; логистические комплексы субъектов РФ, имеющих транзитный потенциал.
Терминально-логистические центры (ТЛЦ) морских портов и мультимодальных транспортных узлов являются стратегическими точками роста экономики и, как показывает иностранный опыт — это центры: логистического финансового, сервисного профиля; инвестиций, инноваций; прогрессивных технологий; бизнес-структур. Поэтому для Дальнего Востока и Сибирского федерального округа, объявленных стратегическими регионами геополитических интересов России, необходимо создать такие центры притяжения всех видов потоков, включая финансовые, информационные, товароматериальные, людские. ТЛК являются инновационно-ориентированной моделью интеграции на рынке транспортно-логистических услуг его участников, на базе согласования интересов контрагентов цепи поставок и инноваций, направленной на достижение синергетического эффекта.
Интенсивное развитие в Российской Федерации рынка логистических услуг создает объективные организационно-экономические предпосылки для формирования транспортной инфраструктуры субъектов РФ и кластеров. Региональные транспортно-логистические кластеры (далее РТЛК) оптимизируют логистические процессы для обеспечения развития приоритетных отраслевых, в том числе промышленных кластеров субъектов РФ, так как в условиях глобализации экономики комплексный показатель логистики — LPI (индекс эффективности логистики) России — 90 место из 160 стран, согласно рейтингу Всемирного банка, что может привести к серьезным отрицательным последствиям.
Из-за низкого уровня инфраструктуры транспортной логистики ЛПК имеет косвенные, прямые потери в виде упущенной прибыли, также как из-за невысокого уровня деревообработки, недостатка глубокой химической переработки древесины, медленного внедрения инновационных технологий. Решить данные проблемы возможно на основе механизма ГЧП с элементами многостороннего партнерства (далее МСП).
В ходе исследования выявлено, что интеграция транспортно-логистического и лесопромышленного кластера влияет на структуру производственно-логистического кластера субъекта России. Обосновано, что формирование ПЛК требует значительных инвестиций на основе ГЧП с элементами МСП в технико-технологические и организационно-управленческие инновации развития транспортно-логистической инфраструктуры, обеспечивающих логистическую интеграцию участников ЦП и партнёров по бизнесу в ЛПК, с учётом региональных особенностей и социально-экономических интересов в ПЛК.
Реструктуризация логистики ЛПК связана с формированием среднего (мезо) экономического звена — ПЛК для поиска вариантов оптимизации деятельности участников логистической интеграции, на уровне конкретных субъектов России для решения задач программы импортозамещения. Это не расходится с тенденциями структуризации современной экономики в мире в форме корпораций с сетевой структурой. Интеграция рассматривается в работе в виде открытой архитектуры логистической системы/сети, уточняющей их функции в новых взаимоотношениях и создать условия для привлечения других партнеров.
Реализуемые экономические и финансовые государственные механизмы поддержки малого и среднего бизнеса отражают отчасти неготовность российского предпринимательства к цивилизованным многосторонним партнерским отношениям с другими экономическими субъектами.
Адекватный, эффективный учет приоритетов стратегии развития кластеров в условиях реализации муниципальных и региональных программ социально-экономического развития ускорит принятие мер для поддержки предпринимательства, задействованного в проектах развития жилищного строительства, инженерной и транспортной инфраструктуры, образовательной, технологической и инновационной политики, политики привлечения инвестиций, развития отраслей экономики, развития экспорта [7]. Инновационный подход к формированию ЛПК на основе логистических сетей, ГЧП и МЧП сохранит взаимосвязанность цепи технологически зависимых организаций/ предприятий, выполняющих разные функции в региональном производственном процессе.
Поиск оптимального сочетания параметров интеграционного сотрудничества участников МЧП и ГЧП актуален для всех плоскостей исследования процесса: экономической, экологической, правовой, социальной, технической. Наличие проблем, препятствующих созданию интеграционных объединений определяет специфику концептуального решения:
– небольшие финансовые возможности и инновационная активность большинства участников ЛПК;
– недостаточные производственные мощности отдельных предприятий промышленности и связанные с этим ресурсные ограничения. Механизмы муниципально-частного и государственно-частного партнерства позволят не допустить отрицательного эффекта от перечисленных факторов при внедрении оптимальной формы — территориально-производственных кластеров для скоординированной консолидации участников ЛПК.
Итак, интеграция субъектов малого и среднего предпринимательства направлена на решение программы импортозамещения и повышения конкурентоспособности, эффективности лесопромышленного комплекса, как отдельных субъектов, так и страны в целом. Обосновано, что известные механизмы — промышленные кластеры по переработке различного вида сырья, включая деревообработку, станут основой формирования региональных лесопромышленных инновационно-логистических кластеров. Для запуска данного процесса требуются инвестиции на основе внедрения механизмов государственно-частного партнерства с элементами многостороннего партнерства не только в технико-технологические инновации, но и организационно-управленческие для развития транспортно-логистической инфраструктуры. Учёт региональных особенностей и социально-экономических интересов участников интеграционных цепей поставок — партнёров по бизнесу в ЛПК обеспечат подъем отрасли и решат задачи программы импортозамещения.


Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета.

Литература
1. Постановление Правительства РФ от 31 июля 2015 г. № 779 «О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров» // Справочно-правовая система «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru
2. Войнаренко М.П. Кластерные модели объединения предприятий в Украине // Экономическое возрождение России. — 2007. — № 4(14). — С. 68–82.
3. Внукова Н. Н. Концептуальные основы формирования трансграничных финансовых кластеров // Экономическое возрождение России. — 2010. — № 1(23). — С. 100–108.
4. Прокофьева Т.А., Элларян А.С. Разработка кластерных моделей интеграции логистических операторов с партнерами по бизнесу // Интегрированная логистика. — 2014. — № 4. — С. 8–17.
5. Воронин А.В. Стратегический подход к управлению инвестиционно-строительным комплексом региона // Экономические науки. — 2008. — № 3 (40). — С. 285–288.
6. Хаиров Б.Г. Фактор сезонности в моделях оптимизации перевозок продукции лесопромышленного комплекса // Омский научный вестник. — 2006. — № 9. — С. 207–208.
7. Хейвуд Дж.Б. Аутсорсинг: в поисках конкурентных преимуществ: пер. с англ. — М.: Вильямс, 2002. — 176 с.
8. Хаирова С.М. Количественные методы оценки эффективности функционирования механизма управления финансовыми потоками / С.М. Хаирова, Б.Г. Хаиров // Вестник СибАДИ. Омск. — 2016. — Вып. 3 (49). — С. 172–180.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия