Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Ковтун О. И.
доцент кафедры экономической теории
Новосибирского государственного университета экономики и управления


Курс экономической теории в вузе и возможности междисциплинарного подхода
В статье дан анализ проблем, связанных со спецификой построения базового курса экономической теории в вузе, основанного, прежде всего, на неоклассической парадигме экономической науки. Автор рассматривает существующие подходы к модернизации учебного курса и предлагает дополнить содержание курса альтернативными мейнстриму научными направлениями. Особый акцент сделан на возможностях использования междисциплинарного подхода и базовых категорий институционального анализа при подготовке обновленной модели содержания курса, которые позволят в значительной степени расширить анализ экономических процессов, находящихся в постоянном взаимодействии с социальными и политическими механизмами в современном обществе
Ключевые слова: экономическая теория, политэкономия, экономикс, неоклассика, институциональный подход, мейнстрим, междисциплинарный подход
УДК 33 (330.1); ББК 65.011   Стр: 206 - 209

Компетенции современного специалиста в любой сфере деятельности предполагают способность человека ориентироваться в общественных процессах, включая рынок как специфическую систему взаимодействий экономических субъектов. Для специалистов в области экономики курс экономической теории в вузе, если иметь в виду отечественную традицию, можно рассматривать как фундаментальную базу изучения конкретных экономических дисциплин. Однако применительно к нынешней ситуации такой подход вряд ли оправдан и, главное, малопродуктивен. Это связано с тем, что основным содержанием современного курса экономической теории является неоклассическое направление, представляющее рынок как некую идеальную модель взаимосвязей рыночных агентов, базирующуюся на нескольких постулатах, как основе дедуктивного анализа экономических процессов.
В последние годы раздается немало критики в отношении содержания данного учебного курса со стороны исследователей и преподавателей [1, 2, 3]. Главные претензии связаны с излишней абстрактностью учебного курса, уходом от реальных жизненных ситуаций. Такие факторы как функционирование институтов, исторические факты, изучение поведения и стратегий агентов не рассматриваются в рамках неоклассического подхода вообще. Известный американский экономист Р. Коуз иронично назвал господствующее в экономической науке неоклассическое направление «экономической теорией классной доски» [4, с. 6]. Таким образом, неоклассическая парадигма экономической науки не всегда способна дать ответы на вызовы, стоящие перед современным российским обществом. За последние 20–25 лет полемика вокруг развития и взаимодействия различных школ и направлений экономической науки перешла из области строго научной проблемы о логике развития экономической науки и применения инструментария различных экономических школ в прикладных научных исследованиях в широкую академическую среду. В этот процесс включились студенты и преподаватели обсуждающие вопросы модернизации экономического образования и методики разработки учебных курсов по экономической теории. Так, французские студенты в открытом письме, опубликованном в газете Mond в 2007 г. высказались против «засилья формализованной и математизированной неоклассической экономической теории в базовых курсах по экономике в вузах и поддержали идею плюрализма мнений в преподавании экономической теории» [5, с. 42].
Приведем некоторые конкретные практические примеры из наблюдаемых нами экономических процессов, которые нельзя объяснить на основе положений «экономикс». Например, общая динамика спроса и предложения, изменяющаяся не столько под влиянием внутренних цен на национальном рынке, сколько под влиянием ситуации на внешнем рынке, качества налоговой системы, ожиданий потребителей и бизнеса. Сложно объяснить и динамику рынка рабочей силы, апеллируя только категориями неоклассического подхода, так как во многих случаях наблюдается обратная зависимость уровня заработной платы и занятости населения. Это в полной мере относится и к изучению таких процессов как формирование средней прибыли, полезности и доходов [6, с. 134].
Отметим далее некоторые характерные особенности отечественной традиции преподавания экономической теории. На постсоветском пространстве с конца 1980-х гг. учебный курс «Экономикс», излагаемый в переводных учебных пособиях, стандартно подразделялся на два раздела: микро- и макроэкономику, где описывалось функционирование рынка и определенные аспекты его регулирования государством. Во вводном курсе микроэкономики фактически рассматривается рынок образца XIX — начала ХХ века, в курсе макроэкономики — развитие национальной экономики и экономических процессов середины прошлого столетия. Как отмечают А.В. Бузгалин и А. И. Колганов, в основе этих учебных курсов лежит концепция А. Маршалла, позднее дополненная идеями кейнсианства, неокейнсианства (экономические взгляды Р. Харрода, Э. Хансена), посткейнсианства (экономические концепции Дж. Робинсон, П. Сраффа) — с одной стороны, экономические представления школы монетаризма (М. Фридман) и пересекающейся с ним «новой экономической теории» (экономические идеи А. Лаффера, М. Эванса и других) — с другой [5, с. 42–43]. Институционализм, неоинституционализм и ряд менее известных направлений второй половины ХХ — начала ХХI вв. вообще остались за пределами типовых учебных курсов по экономической теории и с середины 1990-х гг. в лучшем случае преподаются в экономических вузах или на экономических факультетах отдельных университетов.
Важной задачей, с нашей точки зрения, в этой связи, применительно к изложению учебного курса экономической теории в вузе является реализация в современных условиях некоторых элементов междисциплинарного подхода с опорой на классическую политическую экономию и институционализм. «Осовременивание» учебного курса экономической теории должно опираться на новейшие разработки и открытия фундаментальных разделов экономической науки — поведенческой экономики, социальной психологии, теории общественного выбора и др.
Среди российских экономистов присутствует точка зрения, согласно которой неоклассическая традиция, используя в качестве важнейших методов исследования рынка нормативный метод и позитивизм, менее всего способна раскрывать сущность явлений, давать глубокое содержательное представление о категориях экономики. Имеющиеся пробелы могут быть заполнены научными представлениями политической экономии, содержащей богатые традиции применения абстрактного метода исследований. [5, с. 42]. Для того чтобы, в конечном счете, сформировать системное представление о рыночной экономике, для начала необходимо дать объемную, содержательную характеристику, например, таких категорий как потребность и экономическое благо. Если современная экономическая теория, отталкиваясь от идей неоклассики, рассматривает потребность как нуждаемость агента в каком-либо жизненном благе, то в традициях политической экономии подчеркивать объективные основания формирования человеческих потребностей. Следовательно, потребность является объектно-субъектной категорией, а процессы формирования широкого круга потребностей современного человека весьма сложны. По поводу понятия экономического блага также важно иметь в виду различия в трактовках двух ветвей экономической науки. Если «экономикс» подчеркивает фактор ограниченности, как определяющий критерий экономических благ, то в политической экономии существует понятие продукта труда, посредством которого могут удовлетворяться потребности человека и общества.
Классическая экономическая наука возникла и развивается уже более трех столетий, а благодаря А. Маршаллу неоклассичекская экономическая теория вот уже более ста лет служит центральным элементом университетского экономического образования сначала в Великобритании и США, а затем и во всем мире [7, с. 6]. Традиции экономического анализа классической школы основаны на существовании единых для всех государств универсальных экономических законов, которые не берут в расчет национальную специфику экономического развития отдельных стран. При этом, как показывает практика экономических реформ второй половины XX века в развивающихся странах и в 1990-е годы в странах постсоветского пространства, законы рыночной экономики, эффективно действующие в развитых странах, не всегда приводят к идентичному результату в других национальных моделях экономического развития. Так, законы рыночной экономики, экспортируемые в страны с переходной экономикой, дают обратный эффект, отдаляя процесс поступательного развития экономики и способствуя ее попаданию в «институциональную ловушку». Такому явлению во многом способствует неподготовленный импорт конкретного института, то есть отсутствие адаптационных условий в существующей институциональной среде, несоответствие краткосрочных и долгосрочных целей экономических агентов в данном обществе или лоббистское давление отдельных групп, преследующих свои личные интересы и др. Причины, которые могут способствовать отклонению экономических законов или явлений в целом от «классического сценария», исследователи рассматривают в рамках неоинституционального направления. Институционализм оформился как отдельное направление экономической мысли в 20-е гг. XX века в США, а первым ученым, кто ввел понятие институциональной экономики, был американский экономист У. Гамильтон [8]. Хотя определенные предпосылки для создания альтернативного классическим взглядам течения возникли еще в середине XIX века в Германии в рамках исторической школы. Экономистов названных направлений объединяла необходимость рассматривать экономическое развитие отдельных стран под влиянием целого ряда других факторов — социальных, политических, правовых, культурных, психологических и др., поскольку вышеобозначенные факторы, хотя и являются неэкономическими категориями, но самым серьезным образом преломляют действие экономических законов.
Классическая экономическая теория опирается на модель «экономического человека», которая подразумевает, что хозяйствующий субъект в своих поступках в экономической сфере ведет себя «эгоистично» и при этом информация, необходимая для принятия решений, ему полностью доступна. Однако в данной модели ученые-экономисты исследовали в основном результаты выбора в экономической сфере, а сам процесс выбора остается за пределами анализа. По мысли Р. Коуза, «экономисты исследуют кровообращение в бесплотном теле», оперируют концепцией рационального выбора, лишенной содержания [9, с. 230].
Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора обусловило пересмотр классической модели экономического человека в рамках институционализма. Исследователи-экономисты институционального направления стали использовать модель ограниченной рациональности как важную познавательную предпосылку, которая исходит из того, что субъекты в экономике стремятся действовать рационально, но в действительности обладают этой возможностью в ограниченной степени [10].
Таким образом, сосредоточив свое внимание на микро- и макроэкономических процессах, неоклассическое направление занимается конструированием теоретических моделей, имитирующих статику и равновесную динамику рыночных процессов. При этом не учитываются реальные механизмы финансирования бизнеса, неполнота имеющейся у агентов рынка информации, явление ограниченной рациональности, асимметрия информации и другие конкретные организационные и социальные условия функционирования экономики. Существующие пробелы в определенной степени может преодолевать институционализм, бурно развивающийся уже не одно десятилетие, включающий, в свою очередь, ряд ветвей, в большей или меньшей мере связанных с неоклассической школой Институционализм возник как «оппозиционное» течение классическому и неоклассическому направлению, однако впоследствии значительно расширил и углубил область анализа и применения классической экономической теории.
Несмотря на то, что между институциональным подходом и неоклассикой в её сегодняшнем понимании уже практически невозможно провести четкую границу, именно категории и принципы институционализма можно использовать для объяснения явлений, не поддающиеся удовлетворительному объяснению в рамках стандартной теории. Так, известный американский историк экономических учений Р. Хайлбронер отмечал, что вклад современного экономикс «в расширение наших знаний о социальных процессах не просто разочаровывает, он откровенно скуден» [11, с. 53]. Недостаточность неоклассики для анализа общественных процессов связана уже с тем, что поведение людей несовершенно и всегда имеет место элемент неопределенности. В связи с этим требуются соответствующие структуры, регулирующие отношения людей в разных областях деятельности. В экономической науке в настоящее время формируется целостный подход, позволяющий описывать разнообразие изучаемых процессов в рамках институциональной теории [12]. Одним из ярких примеров недостаточности неоклассики является, с нашей точки зрения, анализ монополистических процессов, как в развитых экономиках, так и в условиях российского рынка. Точно так же нельзя в полной мере понять механизм ценообразования и формирования доходов, не обращаясь к феномену экономической власти, анализируемой не только в аспекте понимания неоклассикой рынка несовершенной конкуренции, но и с точки зрения институциональной экономики [13].
С целью апробирования идей междисциплинарного подхода в познании экономических процессов среди студентов одного из вузов города Новосибирска было проведено социологическое исследование. Его целью было изучить мнение студентов как реципиентов образовательных услуг и участников образовательного процесса о необходимости тематических и методических изменений в рамках учебного курса экономической теории и смежных с ней дисциплин, а также возможности их реализации. В опросе приняли участие 54 студента 2-го курса специалитета по направлению подготовки «экономическая безопасность» и 5 магистрантов 2 курса по направлению подготовки «мировая экономика и внешнеэкономическая деятельность», которые в прошлом году освоили курсы «Экономическая теория», «История экономических учений» и ряд смежных теоретических дисциплин на кафедре экономической теории. С нашей точки зрения, мнение обучающихся по данному вопросу представляет собой важный элемент при обсуждении в академическом сообществе подготовки и проведения реформ в данных учебных курсах.
Рис. 1. Необходимость дополнения неоклассического подхода в экономической теории альтернативными точками зрения
Рис. 2. Необходимость усиления институционально-социологического направления в курсе экономической теории
1 — Теория фирмы;
2 — Теория контрактных отношений;
3 — Экономическая теория гос-ва;
4 — Теория общественного выбора;
5 — Теория транзакционных издержак;
6 — Теория прав собственности;
7 — Теория институционных изменений;
8 — Поведенческая экономика.
Рис. 3. Теоретические концепции курса институциональной экономики, требующие рассмотрения в базовых учебных курсах по экономике
Рис 4. Институциональная экономика как самостоятельная дисциплина на экономическом факультете
Рис. 5. На каком уровне образования предлагать курс по институциональной экономике
Как показывает социологий опрос, к направлениям институциональной теории, изучение которых студенты считают перспективными, можно отнести теорию фирмы, теорию прав собственности и поведенческую экономику. Данное социологическое исследование также продемонстрировало высокую заинтересованность российских студентов в изучении альтернативных мейнстриму направлений экономической науки и особенно институционально-социологического. (см. рис.1 и рис.2). По данным опроса 48 % респондентов высказались за введение институциональной экономики как самостоятельной дисциплины (базовый или вариативный курс) на экономическом факультете. Из тех студентов, которые предложили институциональную экономику как самостоятельную дисциплину, 40% считают целесообразным предложить данный курс на уровне специалитета, 33% — для студентов магистратуры и только 27% — на уровне бакалавриата.
Рассмотрим далее ряд проблем, которые возникают в ходе внесения предложенных изменений в учебный курс экономической теории.
Во-первых, вопрос формирования новых информационно-аналитических и информационно-коммуникативных компетенций у преподавателей вузов. Научно-педагогические кадры должны не только обладать знаниями и компетенциями для подготовки специалистов, которые смогут выполнять задачи, возникающие перед отдельными сферами экономики сегодня, но и ставить новые ориентиры в экономическом развитии отдельной отрасли, региона, страны в целом.
Во-вторых, особенно важно уделить внимание вопросу привлечения преподавателей — практиков для чтения курсов по экономическим дисциплинам. Последнее время администрация многих экономических вузов стала стремиться обеспечить такую возможность для своих студентов. Данная тенденция в системе высшего образования стала не просто правилом хорошего тона в академической среде, а определенной «лакмусовой бумажкой» престижности и востребованности данного вуза в бизнес-сообществе. Насколько данное стремление оправдано при чтении курсов лекций по базовым экономическим дисциплинам? На наш взгляд, привлечение специалистов-практиков и представителей служб государственного управления может быть целесообразно только на 1–2 мотивационных лекциях. В ходе таких занятий они могли бы рассказать о своем опыте работы и поделиться умозаключениями о том, какие разделы данной дисциплины, умения и навыки, приобретенные в результате ее освоения, показались им особенно полезными в ходе их практической деятельности.
В целом, преподавание базовых экономических дисциплин относится к сфере деятельности исключительно профессиональных преподавателей, которые хорошо знакомы со стандартами системы высшего образования. Однако, для их качественной и результативной работы определяющим фактором является не только колоссальный опыт работы в образовательной сфере, но и систематическое повышение квалификации, проводимое в различных формах, в том числе с привлечением экспертов-практиков из бизнес-среды и сферы государственного управления. Такой формат позволит преподавателям значительно обогатить теоретический материал курса и дополнить его типичными примерами из реальной отечественной и зарубежной экономической практики.
В-третьих, проблема выработки общей продуманной образовательной траектории студента на протяжении всех лет обучения при активном взаимодействии базовых и выпускающих кафедр в интересах подготовки будущих экономистов и управленцев высокого уровня, способных принимать грамотные стратегические решения для успешного экономического развития нашей страны. В настоящее время межкафедральное взаимодействие по данному вопросу идет достаточно сложно в российских вузах — в условиях внедрения эффективного контракта, выпускающие кафедры стремятся сократить, насколько это позволяют федеральные стандарты, базовые дисциплины и наполнить программу своего профиля подготовки учебными курсами, лоббируя скорее интересы отдельных категории ППС, чем интересы студентов. По мнению профессора И.Е. Рудаковой, набор экономических дисциплин в образовательном портфеле должен быть увязан в систему, где каждая дисциплина обогащает и дополняет друг друга, формирует не только научное знание, но помогает понять глубже конкретное экономическое явление [14, c.145].
Мы часто сталкиваемся с непониманием роли экономической теории в системе экономических знаний. Оно получает практическое воплощение в программе экономического образования через сокращение времени на изучение экономической теории или связанных с ней дисциплин (история экономических учений, история экономики, институциональная экономика и др.); изменяются пропорции образовательного набора экономических дисциплин в пользу прикладных разделов экономики.
И последнее — проблема мотивации студентов к изучению теоретического курса экономики. Вопросы мотивации научно-исследовательской и учебной работы студентов представляют собой отдельный пласт исследования практикующих преподавателей в конкретных областях знаний [15, 16] и подходы к решению данной проблемы постоянно эволюционируют, однако для базовых экономических дисциплин они имеют особую остроту. В некоторых случаях именно неспособность решить данную задачу приводит к потере баланса между теоретическими и прикладными дисциплинами в пользу последних. Это, на наш взгляд, является тупиковой ветвью развития высшего экономического образования и в перспективе приведет к тому, что выпускники вуза будут не способны провести глубокий и обстоятельный экономический анализ долговременных перспектив. Данная проблема во многом решается грамотной методической подачей учебного материала и организации внеучебной работы с привлечением интерактивных методов в образовательном процессе.


Литература
1. Шерстнев М. Экономический кризис и судьба рыночного мейнстрима // Экономист. — 2011. — №9. — С. 73–80.
2. Ольсевич Ю. Современный кризис «мейнстрима» в оценках его представителей (предварительный анализ) // Российский экономический журнал. — 2013. — №5. — С. 53–76.
3. Ольсевич Ю. Современный кризис «мейнстрима» в оценках его представителей (предварительный анализ) // Российский экономический журнал. — 2013. — №5. — С. 53–76.
4. Очерки об экономической науке и экономистах / Пер. с англ. М. Марков; науч. ред. Д. Расков. — М.; СПб: Изд-во Института Гайдара; Изд-во «Международные отношения»; Факультет свободных искусств и наук СПбГУ, 2015. — 288 c. (Серия «Новое экономическое мышление»)
5. Бузгалин А.В., Колганов А.И. Открытость политэкономии и империализм «мейнстрима»: экономикс как прошлое // Проблемы современной экономики. — 2012. — №2(42). — С. 41–47. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/otkrytost-politekonomii-i-imperializm-meynstrima-ekonomiks-kak-proshloe-chast-1
6. Федорова Л. О содержании курса экономической теории и месте предмета в основной образовательной программе бакалавриата // Вестник Томского государственного университета. — 2013. — №370. — С. 132 — 135.
7. Ефимов В.М. Исходный институционализм и экономическое образование // Известия УрГЭУ. — №6(56). — 2014. — С. 6–21. — Режим доступа: http://izvestia.usue.ru/download/56/1.pdf
Майровский Ф. Физика и «маржиналистская революция» // Terra Economicus. — 2012. Т.10. — № 1. — С. 100–116. — Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/text/38168388/
8. Гамильтон У.Х. Институциональный подход к экономической теории // Экономический вестник Ростовского государственного университета. — 2007. — Т. 5. — № 2 – С. 110–117.
9. Хайлбронер Р.Л. Экономическая теория как универсальная наука // THESIS. 1993. Вып. 1. — С. 41–55
10. Сoase R.H. The New Institutional Economics // Journal of Institutional and Theoretical Economics. — March, 1984.
11. Саймон Г. Теория принятия решений в экономической теории и науке о поведении // Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса. Т.1 / Под ред. В.М. Гальперина. — СПб.: Экономическая школа, 1999. — 283 с.
12. Кузьминов Я., Бендукидзе К., Юдкевич М. Как наука о рынках становится наукой об обществе // Вопросы экономики. — 2005. — №12. — С. 63–81.
13. Федорова Л. Формирование личных доходов: теория, методология исследования, тенденции и проблемы: Автореф. дисс. ... доктора экономических наук. — Томск. — 2011. — 42 с.
14. Рудакова И.Е. Новые кадры для нового курса: проблемы и задачи экономического образования // Вестник московского университета. Сер.6. Экономика. — 2016. — №1. — С.131–148. — Режим доступа: https://www.econ.msu.ru/sys/raw.php?o=29813&p=attachment.
15. Доронина Н.Н., Ткачев В. Н. Сравнительный анализ учебной мотивации студентов вуза // Научные ведомости. Серия гуманитарных наук. — 2014. — №20(191). — Вып. 23. — С. 217–224.
16. Ковтун О.И., Иваненко М.А. Проблемы взаимодействия экономических субъектов образовательного процесса // Проблемы экономической науки и практики: сб. науч. тр. / под ред. С.А. Филатова; Новосиб. Гос. Ун-т экономики и управления. — Вып. 3. — Новосибирск: НГУЭУ, 2017. — С. 252–261.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия