Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Мазин А. Л.
профессор кафедры экономической теории
Нижегородского института управления —
филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы
при Президенте Российской Федерации,
доктор экономических наук


Институциональная роль домашнего хозяйства в России
В статье рассматривается экономическая и социальная роль домашнего хозяйства, обычно сочетающего деятельность рыночную (наемный труд, самозанятость и предпринимательство) и нерыночную (домашнее производство, потребление). По мнению автора, домохозяйство можно рассматривать как важный социальный институт. Цели и принципы поведения членов домохозяйства зависят от действия и сочетания формальных и неформальных институтов. Они различны в разных типах институциональной среды. Показаны цели домашнего хозяйства в плановой экономике СССР, исследуется его роль в 90-е годы в условиях переходной экономики и возникновения новой институциональной среды. Анализируя особенности российских домохозяйств на современном этапе, автор показывает их возможную перспективу для разных групп населения, подчеркивая, что она будет зависеть, в первую очередь, от экономического роста и уровня жизни населения
Ключевые слова: домашнее хозяйство, домашнее производство, плановая экономика, переходная экономика, институты, институциональный анализ, российские домохозяйства
УДК 331.52; 314.6; ББК 65.011; 60.524   Стр: 34 - 38

Введение
Изучение рынка труда требует анализа факторов, оказывающих влияние на экономические решения людей и, в частности, на сочетание рыночной и нерыночной деятельности. Члены домохозяйства могут участвовать в различных видах рыночной деятельности (наемный труд по основному месту работы, вторичная и третичная занятость, самозанятость, предпринимательство). Если работник покидает текущий рынок труда (добровольно или вынужденно), он может оказаться не только в числе безработных, но и пополнить ряды экономически неактивного населения, существенной частью которого являются люди, занятые домашним производством. Изучение домашнего производства, осуществляемого в рамках домашнего хозяйства, расширяет анализ возможностей экономического выбора людей на рынке труда.

Домашнее хозяйство и домашнее производство: основные понятия
Домашнее хозяйство — это группа людей, совместно проживающих и ведущих единое хозяйство. Слова «домашнее хозяйство» и «семья» не являются синонимами. В основе семьи лежат родственные связи. Понятие «домашнее хозяйство» используется в тех случаях, когда исследуются экономические аспекты человеческой деятельности. Конечно, большинство домохозяйств — это обычные семьи, состоящие из двух или нескольких человек (иногда — из одного человека).
Домашнее производство — это трудовая деятельность, нацеленная на производство благ для потребления членами самого домохозяйства (семьи). Это могут быть самые разные виды деятельности: выращивание или производство пищи, ремонтные работы, уборка квартиры, уход за членами семьи и т.п. Не всегда просто определить, что перед нами: домашнее производство, вызванное необходимостью, или потребление, связанное с удовольствием. Конечно, многое зависит от индивидуальных склонностей человека, но существует один важный критерий: если можно нанять кого-то, кто выполнит эту работу за деньги, то это, скорее всего, домашнее производство. Если же нанять невозможно или нежелательно, то это, возможно, потребление, увеличивающее полезность. Проще отличить домашнее производство от работы по найму или самозанятости: эти виды деятельности приносят домохозяйству денежный доход.
Время, которым располагает домашнее хозяйство, ограничено, и направления его использования у членов семьи конкурируют друг с другом. Домохозяйство, в частности, решает, что для него выгоднее: производить блага (осуществлять домашнее производство) или покупать их, заработав необходимые для этого деньги на рынке труда.
Проблема распределения времени между различными видами рыночной и нерыночной деятельности (с учетом времени, которое требуется для потребления благ) возникает как перед домохозяйством в целом, так и перед каждым его членом. При этом решения одного члена семьи влияют на решения других.
Если заработная плата одного из членов семьи увеличится, возникнут два противоположных эффекта: замещения и дохода. Эффект дохода уменьшает количество часов оплачиваемой деятельности. Повышение ставки оплаты члена семьи делает его самого и семью в целом богаче, позволяя потреблять больше благ, что само по себе требует времени, поэтому часы труда будут снижаться. Эффект замещения побуждает увеличивать время оплачиваемой деятельности. С ростом ставки оплаты труда возрастает ценность (альтернативные издержки) времени, которое может быть потрачено как на домашнее производство, так и на потребление. Эффект замещения, таким образом, побуждает сокращать время на оба эти занятия. Первую задачу можно решить с помощью найма людей, готовых делать работу, прежде выполняемую членами домохозяйства, использованием бытовой техники, походами в кафе или ресторан и т.п. Дефицит (точнее, высокая цена) свободного времени побуждает отказываться от времяемких удовольствий, прослушивать аудиозаписи интересных книг в машине и т.п.

Институциональный подход к домашнему хозяйству
С точки зрения Д. Норта, под институтами понимаются «правила игры» в обществе или созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми, а также система механизмов, обеспечивающая их выполнение [1, с.17]. Подобный подход принято называть функционалистским. Именно его чаще всего используют экономисты. Среди социологов более популярен структурный подход, согласно которому экономический институт — система факторов, состоящая из четырех основных элементов: правило, организация, убеждение и ожидаемая регулярность поведения [2]. Институты делятся на формальные и неформальные. Первые создаются централизованно, фиксируются в вербальной или письменной форме, используются в явном виде как ограничитель набора альтернатив для индивида. К неформальным институтам можно отнести традиции, обычаи, правила и нормы поведения, привычки людей и т.п.
Домохозяйство и многие аспекты его деятельности (в особенности домашнее производство) можно анализировать как важный социальный институт. Домохозяйство, особенно рассматриваемое в русле экономической (созидательной) деятельности — это своеобразный хозяйствующий субъект, «вписанный» в соответствующую социальную структуру общества под воздействием социальной и институциональной среды. Кроме того, отдельные домохозяйства и их группы (территориальные, национальные и т.п.) оказывают большое влияние друг на друга и на общество в целом.
Цели деятельности домохозяйства различны в разных типах институциональной среды. Анализ целевой функции домохозяйства осложняется тем, что у его членов ограничены возможности в сборе и обработке информации, которая к тому же далеко не всегда является достоверной. Домохозяйство постоянно сталкивается с ситуациями, когда ему сложно оптимизировать свою деятельность в потреблении и производстве: информации недостаточно или она недостоверна, ее трудно переработать (она сложна или ее слишком много), непонятны последствия принимаемых решений.
Поскольку в этих условиях домохозяйства испытывают большие сложности в оптимизации своих действий, они ведут себя в соответствии с особыми принципами поведения, среди которых институциональный подход выделяет следующие:
– ориентация на мнение и поступки большинства (этот принцип поведения особенно важен в условиях неопределенности);
– деятельный оптимизм (по мнению Д. Кейнса, поступки домохозяйства основаны на «спонтанном оптимизме» и «природном желании действовать» [3];
– привычки (следование им полезно и рационально, поскольку позволяет экономить на издержках поиска и обработки информации);
– ограниченная рациональность (домохозяйство не учитывает всех возможностей, рассматривая варианты действий лишь до появления приемлемого);
– обычаи (под воздействием общества формируются и укореняются традиции и нормы поведения);
– рутины (домохозяйство подчиняется шаблонным правилам поведения; здесь даже не нужно принимать решение, действие осуществляется почти бессознательно).
Перечисленные принципы поведения представляют собой важные неформальные институты, регулирующие функционирование домохозяйств. По мнению А.Олейника, привычки и рутины удовлетворяют потребности человека «в создании вокруг себя предсказуемой среды» [4, с. 127]; они позволяют экономить на издержках поиска информации, позволяя человеку сконцентрироваться лишь на наиболее важных аспектах его повседневной деятельности. Многие аспекты поведения домохозяйств обусловлены особенностями институциональной среды.
Анализ роли и функций домашнего хозяйства в России целесообразно проводить, используя научный аппарат и выводы современного институционализма. Само домашнее хозяйство должно рассматриваться в качестве важного общественного института, не говоря уже о влиянии институциональной среды на многие процессы, происходящие внутри домохозяйств.
Прежде чем рассматривать роль и особенности домашнего хозяйства в современной России, полезно проанализировать его недавнее прошлое с учетом задач, которые ему приходилось решать в середине и в конце ХХ столетия.

Особенности домашнего хозяйства в СССР
Роль и функции домашнего хозяйства в СССР во многом отражали свойства и черты плановой экономики. Широкое распространение получило изготовление в домашних условиях (для себя и родственников) дефицитных благ, например, одежды. Были очень популярны курсы кройки и шитья. Женские журналы содержали полезные советы на тему «как подарить новую жизнь старым вещам» или «как в домашних условиях создать дефицитный продукт» [5, с.22].
Большинству советских людей приходилось тратить огромное количество времени (значительную часть жизни, о чем многие сегодня забыли, а молодежь просто не знает) на поиск дефицитных благ, стояние в очередях и т.п. Жители многих российских городов специально ездили в Москву за мясом, колбасой, маслом и т.п. Высоко ценились люди, имевшие доступ к дефицитным продуктам, книгам, билетам в театр и т.п. Миллионы людей записывались и отмечались (иногда годами) в очереди на машину, мебель, ковры, хрусталь, собрания сочинений и т.п. В этих условиях особое значение приобретал институт семьи, экономическая роль которой во многом была связана с поисками возможностей преодоления зависимости от дефицита, приспособления к нему. Важной целью домашнего хозяйства в подобной системе отношений было расширение на его базе доступа к дефицитным товарам и услугам.
В жизни сельского населения СССР большую роль играло личное подсобное хозяйство (ЛПХ). Работа в общественном секторе (колхозе или совхозе) практически никогда не приносила сельским жителям необходимых доходов, и ЛПХ позволяло им просто выжить.
К концу 50-х годов система трудовых отношений на селе стала меняться. Натуральная оплата постепенно вытеснялась денежной; ушли в прошлое «трудодни». Общий уровень денежных доходов тружеников села вырос, хотя до уровня оплаты труда в промышленности доходы колхозников и работников совхозов никогда не доходили и даже не приближались к ним. В этих условиях ЛПХ по прежнему играло важную роль, но государство следило, чтобы эта роль не стала чрезмерной, т.е. чтобы ЛПХ непременно оставалось «подсобным» хозяйством, и не позволяло сельскому жителю почувствовать себя экономически независимым от государства. В СССР в течение многих десятилетий регламентировались и размеры жилого дома, и площадь огорода, и количество плодовых деревьев, и многое другое. Например, сельский житель, как, впрочем, и городской, не мог быть собственником лошади (исключение иногда делалось лишь для цыган). Площадь садового участка не могла превышать 6 соток; его владелец не имел права построить слишком большой домик. Нельзя было строить на садовом участке баню, разрешался только душ. В личной собственности гражданина мог находиться только один жилой дом (или часть одного дома). Предельный размер жилой площади для индивидуального строения был установлен в 60 м2 и т.п.
Понять особенности той эпохи можно, лишь учитывая огромную роль идеологии. Преувеличивалось и воспевалось «наше», и третировалось и принижалось «мое». Государственная идеология, культура и искусство, кино и телевидение десятилетиями формировали крайне негативный, жалкий и презренный образ собственника, частника — спекулянта, барыги, который стремится к наживе, погнался за длинным рублем и т.п. На практике жестоко преследовались любые проявления предпринимательской инициативы. За крупную, достаточно масштабную предпринимательскую деятельность (естественно, подпольную) и за валютные махинации полагался и реально применялся расстрел. Экономическая деятельность домохозяйств, естественно, несла на себе отпечаток подобной политики.

Роль домашнего хозяйства в 90-е годы
В условиях переходной экономики 90-х годов многие обстоятельства экономической жизни российской семьи оказались связаны для нее с неопределенностью, непредсказуемостью, как в отношении основной занятости, так и в отношении доходов от пенсий, социальных выплат и т.п. Для большинства людей происходящие в стране перемены оказались потрясением, радикально изменившим их жизнь. Изменились цели и ценности, привычный уклад жизни; оказались никому не нужны прежние знания, трудовой опыт, навыки и даже репутация. Ушел в прошлое стабильный и надежный, пусть даже и небольшой, доход, поэтому такой специализации и четкого разделения функций членов домохозяйства, как в странах с развитой рыночной экономикой, в России возникнуть не могло. Членам домашнего хозяйства пришлось заниматься и работой на рынке труда (нередко в нескольких местах одновременно), и получением социальных трансфертов, и самообеспечением с помощью приусадебного участка.
В 90-е годы основная цель домашнего хозяйства как института, как и прежде, заключалась в обеспечении выживания его членов. Но для реализации этой цели потребовались другие действия. Если раньше расходы на содержание детей в детских садах, социальное страхование граждан, их поддержку в трудных ситуациях брало на себя государство (или предприятие), то отныне эти задачи должна была решать семья.
Ликвидация прежней системы экономических отношений в 90-е годы происходила в условиях, когда только начали формироваться важнейшие институты рыночной экономики. При этом разрушение привычного уклада жизни членов домохозяйств сопровождалось ликвидацией многих привычек и обычаев. Важнейшим фактором, повлиявшим на поведение домохозяйств, оказалась неблагоприятная макроэкономическая обстановка: глубокий спад производства, снижение реальных доходов. Заработная плата по основному месту работы обеспечивала лишь 20–30% потребностей домашнего хозяйства по сравнению с 70–80% в развитых в странах [6, с. 19]. Миллионы семей оказались в очень непростой ситуации, многие — в тяжелейших условиях. Одним из последствий стало резкое падение рождаемости и глубокое уныние, пессимизм и отчаяние, охватившие значительную часть общества. Многие семьи стали осуществлять, часто вынужденно, ведение личных подсобных хозяйств, индивидуально-трудовую деятельность (производство для продажи в домашних условиях одежды, обуви, мебели, оказание платных услуг, ремонт техники, машин и т.п.) и индивидуально-семейную торговлю (продажа ранее накопленного имущества или товаров, украденных на предприятии, перепродажа товаров, купленных в результате «челночных» операций) — не говоря уже о таких традиционных домашних работах, как приготовление пищи, уборка помещений, уход за детьми и т.п.
Конечно, следует учитывать теневые доходы, а также наличие у миллионов людей дачных и садовых участков. Возрастание их роли подтверждается ответами на вопрос анкеты о мерах, предпринимаемых российскими гражданами в 90-е годы для противодействия спаду уровня жизни (табл. 1) [7, с. 67].
Обращает на себя внимание активный выбор всеми респондентами 5-го и 7-го вариантов ответов, а сельскими жителями — 6-го варианта. Варианты ответов, связанные с более интенсивной работой и поиском оплачиваемой работы на рынке труда, отразили явный пессимизм людей (особенно живущих в сельской местности) в отношении подобных перспектив. Часть домохозяйств (от 20% на селе и до 34% в средних и малых городах) ничего не сделали или не смогли сделать для повышения своего уровня жизни.
Институциональный анализ поведения домохозяйств учитывает, что труд является не только источником заработка человека, но также выполняет важную социальную функцию. Высокая корреляция между уровнями безработицы и самоубийств во многих промышленно развитых странах во многом объясняется не только потерей дохода, но и «выпадением» безработного из системы социальных взаимосвязей.

Таблица 1
Выбор стратегий противостояния снижению уровня жизни в 90-е годы (в процентах)
Реакции (допускалось не более трех вариантов)Крупные
города
Средние
и малые
города
Сельская
местность
1. В этом отношении проблем нет5,09,08,9
2. Надо искать и находить лучше оплачиваемую работу13,74,54,8
3. Надо включать в трудовой процесс остальных членов домохозяйства6,24,12,8
4. Более интенсивно и больше работать10,16,95,4
5. Стараться больше работать на дачном участке42,543,759,8
6. Больше продавать выращенных на даче продуктов4,22,630,5
7. Больше работать дома (ремонт, домашнее производство)26,831,528,7
8. Продажа и сдача внаем собственности (комнат, квартир, личного транспорта)7,40,60,1
9. Ничего не предпринимаем24,733,919,6

Понимание огромной роли занятости как источника не только экономического, но и социального благополучия людей позволяет объяснить на первый взгляд нерациональное поведение многих российских домохозяйств в 90-е годы. Например, глубокий спад производства в эти годы не сопровождался большой безработицей, не было массовых увольнений, в то же время значительно увеличились масштабы скрытой, внутрипроизводственной безработицы. Главная причина (с учетом институциональных факторов) заключается в том, что люди стремились не допустить разрушения социальных связей, обусловленных занятостью. Такая стратегия поведения была свойственна не только наемным работникам, но и руководителям многих предприятий, которые стремились сохранить трудовой коллектив. Работники при этом не увольнялись, несмотря на резкое снижение реальной заработной платы и даже ее хронические невыплаты. Подобные действия субъектов рынка труда можно объяснить соблюдением такого института, как обычаи. Можно даже говорить о своеобразном социальном принуждении, под давлением которого руководители предприятий избегали массовых увольнений, а члены домохозяйств не оставляли прежнюю работу, несмотря на очень низкую зарплату: они поступали так в значительной мере потому, что пытались «не выпасть из социума».
Низкие и часто нестабильные заработки вынудили многих людей искать выход во вторичной и третичной занятости, нередко в теневом режиме. Подобное поведение явно носило черты ограниченной рациональности, учитывая, что члены домохозяйств, принимая решения о выборе мест дополнительной занятости, стремились добиться приемлемого уровня дохода, не обладая при этом полной и достоверной информацией о рыночной конъюнктуре и структуре вакансий в интересующих их сегментах рынка труда. Кроме того, нахождение подобной работы часто обеспечивалось наличием нужных знакомств, «связей», приобретенных в прежнее время или возникших благодаря вовлеченности человека в новый для него трудовой коллектив или иную социальную группу.
Институциональная роль рынка труда как социального «интегратора» позволяет глубже понять роль домохозяйств в сокращении численности экономически активного населения страны в 90-е годы. Как известно, этот процесс сопровождался ростом числа «отчаявшихся» найти работу. Учитывая негативную роль выключения человека из социума, можно говорить о своеобразном расслоении общества на тех, кто приступил к более активным поискам работы или пришел к пониманию необходимости смены сферы деятельности и рода занятий и тех, кто работу не искал. Представители первой группы не делали акцента на домашнем производстве, рассматривая его в качестве побочного, временного источника жизненных благ, не сосредоточивая на этой деятельности основных усилий и не допуская, таким образом, «разбазаривания» времени, необходимого для поиска новой работы или переобучения. Представители второй группы либо отдавали основное время и силы домашнему производству, либо спивались и деградировали.

Домашнее хозяйство в современной России
В современных условиях трудовую деятельность, которой занимаются члены домохозяйства, по-прежнему можно разделить на рыночную и нерыночную. Подобное деление, верное по своей сути, подчас оказывается неточным, потому что нерыночная деятельность (приготовление пищи, уход за детьми и т.п.) может осуществляться для другого домохозяйства в качестве сетевого дара. Семьи, регулярно помогающие друг другу продуктами, деньгами, услугами, образуют сети. Эти сети, формируемые постоянными и неформальными полезными контактами, очень важны для людей. По мнению С.Ю. Барсуковой, в среднем один раз в три дня каждая российская семья вступает в сетевой обмен (трудовой, денежный и т.д.) [8, с.85].
Рыночная деятельность домашних хозяйств имеет множество разновидностей. Это не только официальная занятость в государственном или частном секторе экономики, но и неформальная занятость, при которой домохозяйство, производящее товары и услуги для реализации, не является самостоятельной юридической единицей. Сферу домашнего производства можно разделить на производство и самообслуживание. При этом многие виды экономической деятельности домохозяйства часто осуществляют в обход законов, что указывает на существование традиционного отношения к государству не как к гаранту защиты интересов и прав семьи, а как к внешней силе, мешающей ее выживанию.
Заметная часть (до одной трети) совокупных доходов домашних хозяйств сельских жителей производится в личном подсобном хозяйстве, хотя часть произведенной (выращенной) продукции при этом продается. Подобный тип хозяйствования отчасти является результатом незавершенности реформ на селе. В то же время заметная часть дачных участков, садов и огородов принадлежит жителям городов.
Городскими и сельскими жителями ЛПХ ведется с разными целями и по-разному. Городские семьи работают на дачных участках обычно с апреля по сентябрь. Сельские семьи (не все) занимаются растениеводством и животноводством, причем последним — круглый год. Численность ЛПХ постоянно меняется. Она возрастает, когда в стране нестабильная экономическая ситуация, с улучшением последней она убывает.
Следует учитывать и такую особенность России, как использование сельскими жителями ресурсов общественного хозяйства (колхоза, товарищества и т.п.) для его разворовывания. Большинство бывших колхозников и рабочих совхозов (ныне — члены товариществ) не стремятся стать фермерами, обоснованно опасаясь чрезмерных рисков. В подобных случаях основной доход приносят частные (их по-прежнему называют личными) хозяйства, а товарищество (бывший колхоз) как бы гарантирует, что им «не дадут совсем пропасть». Конечно, это медленный и крайне неэффективный способ развития, но пока неизбежный, учитывая консерватизм многих сельских жителей и отсутствие действенной поддержки государства.
Институциональный анализ поведения домохозяйств на рынке труда подтверждает, что в условиях экономических преобразований рынок труда служит «демпфером», обеспечивающим постепенное включение домохозяйств и их членов в новую социальную структуру общества. Одним членам домохозяйств удается сохранить прежние места работы, другие рано или поздно приходят к пониманию необходимости (или целесообразности) смены работы. Стремление сохранить старые социальные связи сопровождается поиском и установлением новых.
Очевидно, что в условиях экономического роста эти процессы протекают быстрее и оказываются для людей менее болезненными. В «тучные» нулевые годы, сопровождавшиеся ростом реальных доходов большинства россиян, экономическая роль домашнего хозяйства стала меняться, как это, собственно, происходит и в других странах в подобной ситуации. В соответствии с эффектом замещения, снижалась экономическая роль домашнего производства: многие городские семьи, приблизившись по уровню доходов к среднему классу, перестали выращивать картофель и другие продукты питания на садовых участках, предпочитая сажать цветы. Возросло число людей, регулярно посещающих кафе и рестораны, активно приобреталась бытовая техника, позволяющая экономить время на домашние дела и т.п.
В последующие годы экономическая роль домашнего производства, по-видимому, испытывала определенную зависимость от динамики экономического роста и изменений в уровне доходов населения. Так, в период кризиса 2008–2009 года, сопровождавшегося снижением доходов у части населения страны, эта роль могла усилиться, после окончания кризиса, напротив, снизиться. Затем, начиная с 2011 года, когда темпы экономического роста замедлились, снова начать расти. Но все эти изменения, если и происходили, не отразились в статистике и явно не носили заметного характера.
Начиная с 2014 года ситуация стала меняться. Обострились кризисные процессы, усиливаемые политическим противостоянием с западными странами, введением санкций и контр-санкций, существенным и длительным снижением реальных доходов значительной части населения страны. Это не могло не отразиться на распределении времени между разными видами экономической деятельности у части российских домохозяйств. Очевидно, что роль домашнего производства снова будет расти, хотя согласно статистике, основной ресурс бедных домохозяйств в России — это денежный доход (более 90% от величины располагаемых ресурсов), и только 5–6% — это стоимость натуральных поступлений [9, с.106]. Но следует учитывать, что часть этого денежного дохода, возможно, представляет собой доход от домашнего производства, результаты которого принимают товарную форму, что приближает подобную деятельность к самозанятости.
В таблице 2, составленной по данным Европейской экономической комиссии ООН, представлена информация об использовании населением некоторых стран, включая Россию, суточного фонда времени [10, с.632].
Видно, что в России затраты времени на домашнее производство (работа по дому — 3,46 часа в сутки) существенно выше, а оплачиваемая работа (4,18 часа в сутки), напротив, ниже, чем в других представленных в таблице странах.

Таблица 2
Использование суточного фонда времени в некоторых странах
СтранаГодНаправления использования времени, часов в сутки
Оплачиваемая
работа
Обучениеработа
по дому
поездки и
перемещения
сонпитаниеуход
за собой
свободное
время
Россия 2014 4,180,083,461,458,501,551,014,04
Канада20105,580,382,890,778,141,180,694,31
США20155,330,172,361,338,471,050,774,37
Болгария20105,500,032,591,248,322,060,953,29
Венгрия20105,000,102,721,238,381,631,273,67
Греция20135,720,022,031,187,961,900,954,19
Испания20105,400,112,541,378,121,910,803,71
Италия20145,390,042,371,548,021,880,933,81
Нидерланды20114,240,202,501,468,231,820,834,63
Польша20135,420,082,851,178,131,400,924,00
Финляндия20104,320,172,701,258,301,320,854,80
Франция20105,480,012,620,788,142,150,843,87
Казахстан20124,500,052,930,978,801,731,273,75


Заключение
Перспективы у домашних хозяйств в России неоднозначны. Их роль не только будет зависеть от экономического развития страны, но может оказаться разной для разных групп населения. Можно предположить несколько сценариев.
Если удастся преодолеть сегодняшние сложности и внешнеполитические проблемы, то экономический рост увеличит число людей, доходы которых вырастут, что приведет к снижению для них экономической роли домашнего производства.
Люди, получающие высокие доходы от самостоятельной экономической деятельности, сочтут, что именно она должна стать для семьи основной, т.е. рыночная деятельность домохозяйств станет преобладать над нерыночной, и домашнее производство, таким образом, трансформируется в самозанятость, а для кого-то и в предпринимательство.
Для части экономически успешного населения (состоятельных людей) домашнее производство может оказаться формой приятного проведения досуга, становясь все более похожей на потребление (например, выращивание цветов, устройство газона).
В случае же сохранения политической нестабильности и затяжного экономического спада или стагнации, сопровождаемой дальнейшим падением реальных доходов населения, роль домашнего производства для большинства людей снижаться не будет. Скорее можно ожидать ее роста и это осложнит инновационное развитие страны, поскольку производительность труда в данном секторе экономики, где преобладает ручной труд, была и будет очень низкой.


Литература
1. Норт Д. Институты, институциональные изменения функционирования экономики. — М., 1997.
2. Грейф А. Институты и путь к современной экономике: уроки средневековой торговли // Экономическая социология. — 2010. — Т.13. — № 3. — С. 35–58.
3. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. — М., 1978. Гл. 12.
4. Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2002 — 416 с.
5. Барсукова С.Ю. Неформальный сектор: понятие, традиции изучения // Вопросы статистики. — 2006. — №1. — С.18–22.
6. Жеребин В.М, Ермакова Н.А. Самозанятость населения: различные подходы к определению и оценке // Вопросы статистики. -2002. — №9. — С.16–26.
7. Ронге Ф. Условия жизни в России // Социологические исследования. — 2000. — №3. — С.59–69.
8. Барсукова С.Ю. Сетевая взаимопомощь российских домохозяйств: теория и практика экономики дара // Мир России. — 2003. — №2. — С.81–122.
9. Зубова Л.Г. Неравенство и бедность в России: динамика, причины, необходимость преодоления // Народонаселение. — 2017. — № 3. — С.104–115.
10. Российский статистический ежегодник. 2017: Стат. сб. / Росстат. — Р76. — М., 2017 — 686 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия