Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Пименова А. Л.
профессор кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита
Санкт-Петербургского государственного экономического университета
доктор экономических наук

Морозова Н. В.
ведущий аудитор ООО «АКК «Капитал-Плюс» (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук, доцент


Аудит в системе исполнения законодательства о противодействии легализации преступных доходов
Предметом исследования являются ключевые вопросы организации системы контроля в аудиторской деятельности в целях исполнения требований законодательства, связанного с противодействием легализации доходов, полученных преступным путем в условиях применения системы МСА. Раскрыты эволюция нормативных требований в части контроля указанных рисков бизнеса, а также развитие обязанностей аудиторов по применению специального законодательства. Предложены элементы организации системы внутреннего контроля аудиторских организаций, обеспечивающие исполнение обязанностей по контролю операций клиентов, связанных с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Проведены анализ и систематизация норм МСА, надлежащих к применению в целях выполнения требований рассматриваемого законодательства при планировании аудита. Представленные результаты могут быть положены в основу подходов к разработке и проведению аудиторских процедур в целях оценки достоверности финансовой информации клиентов в контексте противодействия легализации доходов, полученных преступным путем
Ключевые слова: аудит, противодействие легализации преступных доходов, аудит применения законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов, обязанности аудиторов по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем
УДК 3 336.025; ББК 65.291.2   Стр: 78 - 82

С точки зрения роли и значения деятельности аудиторов по повышению доверия пользователей к финансовой информации клиентов в части отсутствия искажений, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем, целесообразно проследить развитие законодательства и международного сотрудничества, вовлекающего аудиторов в эту сферу. Формально историю усилий по систематизации законодательства и формированию инструментов в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, принято рассматривать с начала 70-х годов прошлого века, когда в США был введен в действие так называемый Акт о банковской тайне (Bank Secrecy Act), получивший другое название — «об отчетности о валютных и иностранных операциях». Акт обязывает финансовые учреждения в США оказывать помощь правительственным учреждениям в выявлении и предотвращении отмывания денег, включая организацию учета покупок оборотных инструментов за наличный расчет, специальную регистрацию отчетов, если совокупная ежедневная сумма покупок превышает 10 000 долларов США, а также информирование о подозрительной деятельности, которая может означать отмывание денег, уклонение от уплаты налогов или другую преступную деятельность [1]. Первоначально закон был принят Конгрессом США в 1970 году и подписан президентом Ричардом Никсоном 26 октября 1970 года. Однако, вскоре после введения в действие была инициирована попытка признать в судебном порядке закон неконституционным, что привело к периоду приостановки работы закона вплоть до начала 80-х годов. В конечном итоге в судебном порядке была подтверждена легитимность рассматриваемых норм и финансовые учреждения стали обязаны выполнять требования Акта. На текущий момент закон получил развитие в части обязанностей финансовых учреждений создавать программы по борьбе с отмыванием денег, устанавливая особые положения внутренней политики, процедуры и меры контроля, назначая сотрудников по соблюдению законодательства, обеспечивая постоянное обучение сотрудников, и тестирование программ контроля с помощью независимых аудитов [2].
Одновременно с мерами, принимаемыми в США, в целях актуализации собственного законодательства и приведения его в соответствие с американскими подходами, Комитетом Министров Совета Европы были разработаны и в июне 1980 года введены в действие Рекомендации государствам — членам Совета Европы № 80(10) «О мерах против перемещения и хранения капиталов, имеющих преступное происхождение» [3]. Этот документ не носил обязательного к применению характера, однако ориентировал финансовые учреждения Европы на сотрудничество с официальными органами в целях предотвращения легализации преступных доходов.
Следующим наиболее значимым этапом в развитии рассматриваемого законодательства стал Акт о Контроле за отмыванием денег 1986 года, который, во-первых, определил отмывание денег как федеральное преступление, во-вторых, ввел запрет на структурирование транзакций с целью избежать регистрацию отчета о валютных операциях, ввел гражданское и уголовное изъятие за нарушения Акта о банковской тайне, наконец, поручил банкам установить и поддерживать процедуры для обеспечения и мониторинга соблюдения требований Акта о банковской тайне к отчетности и ведению записей, а также ввел обязательную проверку личности покупателей денежных инструментов на сумму свыше 3000 долларов.
C 1989 года вводятся международные меры по противодействию легализации средств, полученных преступным путем. Это было продиктовано тем фактом, что на саммите G-7 1989 года в Париже (членами встречи были представители США, Канады, Великобритании, Франции, Германии, Италии и Японии) в ответ на растущую озабоченность по поводу отмывания денег, была создана целевая группа по финансовым действиям для борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Признавая угрозу, которую представляют банковская система и финансовые учреждения в системе легализации средств, полученных преступным путем, главы указанных государств и правительств, а также президент Европейской комиссии созвали ФАФТ из государств-членов G-7, Европейской комиссии и восьми других стран. На эту группу была возложена ответственность за изучение методов и тенденций отмывания денег, рассмотрение мер, уже предпринятых на национальном или международном уровне, и определение мер, которые необходимо принять для борьбы с отмыванием денег. В апреле 1990 года, менее чем через год после его создания, ФАТФ выпустила отчет, содержащий набор из сорока рекомендаций, которые должны были представить всеобъемлющий план действий, необходимый для борьбы с отмыванием денег. В 2001 году разработка стандартов по борьбе с финансированием терроризма была добавлена в миссию ФАТФ. В октябре 2001 года ФАТФ выпустила Восемь специальных рекомендаций для решения проблемы финансирования терроризма. Продолжающаяся эволюция методов отмывания денег привела к тому, что ФАТФ всесторонне пересмотрела стандарты в июне 2003 года. В октябре 2004 года ФАТФ опубликовала Девятые специальные рекомендации, еще более укрепив согласованные международные стандарты по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма — рекомендации 40 + 9. В феврале 2012 года ФАТФ завершила тщательный анализ своих стандартов и опубликовала пересмотренные Рекомендации ФАТФ. Этот пересмотр предназначен для усиления глобальных гарантий и дальнейшей защиты целостности финансовой системы, предоставляя правительствам более сильные инструменты для принятия мер против финансовых преступлений. Они были расширены для противодействия новым угрозам, таким как финансирование распространения оружия массового уничтожения, а также для большей ясности в отношении прозрачности и ужесточения в части коррупционных действий. Девять специальных рекомендаций по финансированию терроризма были полностью интегрированы с мерами по борьбе с отмыванием денег. Это привело к формированию законченной системы стандартизации в данной области.
Россия присоединилась к числу стран — участниц ФАТФ в 2003 году. До указанного момента страна принадлежала к «черному» списку юрисдикций с высоким риском осуществления отмывания средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. В 2003 году эксперты организации исключили Россию из этого списка стран, но продолжили считать ее в списке стран, подлежащих усиленному мониторингу. На текущий момент Россия прошла 3 раунда оценок соответствия стандартам ФАТФ. В период с 2003 до 2013 гг. страна внесла существенные изменения в УК РФ, КоАПП, ввела новые специальные законодательные акты в целях соответствия стандартам ФАТФ. В связи с совершенствованием соответствующего законодательства в России 14 сентября 2014 года ФАТФ были обновлены списки юрисдикций с высоким уровнем риска и Россия была исключена из числа усиленно мониторируемых юрисдикций. 2018 год стал годом начала 4 раунда взаимных оценок стандартам ФАТФ для России, заключительные мероприятия которого будут осуществляться в марте 2019 года.
Обобщенно рассмотренные выше стадии развития нормотворчества на международном уровне представлены в таблице 1.
Основными наиболее значимыми специальными законодательными нормами в сфере противодействия легализации и отмыванию средств, полученных преступным путем, на сегодняшний день являются: Федеральный закон № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», Федеральный закон № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», Федеральный закон № 395–1 «О банках и банковской деятельности», «Положение о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» Банка России № 375- П от 02.03.2012 [4, 5, 6, 7].

Таблица 1
Ключевые этапы развития законодательных инициатив о противодействии легализации средств, полученных преступным путем
ПериодСтраны-правоприменителиИнициативыОсновные цели введения правовых норм и инициатив
1970
(1974 – признание конституционности)
СШААкт о банковской тайнеПрепятствование легализации незаконно полученных средств путем контроля и обязательной отчетности по крупным операциям в США
1980Члены Совета Европы (21 участник в 1986 г.)Рекомендации государ­ствам — членам Совета Европы № 80(10)Препятствование легализации незаконно полученных средств путем контроля и обязательной отчетности по крупным операциям в странах — членах Совета Европы, приведение законодательства в соответствии с законодательством США
1986СШААкт о контроле за отмыванием денегРаспространение контроля на кредитно-денежные инструменты, усиление требований к финансовым организациям об информировании и об организации внутреннего контроля.
1989Участники саммита G-7Создание ФАТФ, начало разработки международных рекомендацийСогласование и стандартизация международных усилий в сфере противодействия незаконным операциям, легализации незаконно полученных средств.
2003–2019РоссияВступление РФ в члены ФАТФ, начало работы по достижению соответст­вия стандартам ФАФТИсключение РФ из списка юрисдикций высокого риска, в дальнейшем — особо мониторируемых; приведение норм права и его применения в соответствие со стандартами ФАТФ; совершенствование системы контроля и противодействия отмыванию средств, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

Главной целью введения в действие и применения указанных выше нормативных документов является «предупреждение, выявление и пресечение» легализации отмывания средств, полученных преступным путем [4, ст. 2]. Для этого в российском законодательстве [4, ст. 5], определены лица, имеющие существенные риски в области легализации средств, полученных преступным путем. К ним относят тех, кто в связи с особенностями экономической деятельности вовлечен в оборот наличных денежных средств и иного имущества, являющихся источниками угроз в рассматриваемом контексте.
Аудиторские организации и индивидуальные аудиторы не входят в их состав, однако, они включены в число тех, кто по роду своей профессиональной деятельности, может получать информацию, связанную с действиями клиентов по легализации преступных доходов. По этой причине законодательно установлены обязанности аудиторов в рассматриваемом контексте [4, ст. 7.1]: «при наличии любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем ... уведомить об этом уполномоченный орган». Таким образом, при оказании аудиторских услуг любым клиентам, к которым в соответствии с п. 2 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» [8], относят проведение аудита, а также сопутствующие услуги (обеспечивающие разумную, ограниченную уверенность и не обеспечивающие уверенность [9]) аудиторы несут обязанности по уведомлению органов Федеральной службы по финансовому мониторингу. Однако, в соответствии с законодательством [8, ст. 7], аудиторы могут оказывать иные услуги, включая организацию и ведение бухгалтерского учета клиентов. Исходя из этого, к деятельности аудиторов в связи с оказанием услуг в области бухгалтерского учета помимо обязанности информирования подлежат применению, во-первых, исполнение обязанности по идентификации таких клиентов до приема на обслуживание, во-вторых, по оценке качества организации внутреннего контроля таких клиентов в части противодействия легализации преступных доходов, а также, в-третьих, фиксирования и хранения информации, полученной в результате осуществления приведенных выше мер» [4, ст. 7.1], если аудиторы по поручению клиентов в рамках бухгалтерских услуг осуществляют операции с недвижимостью, денежными средствами, ценными бумагами, счетами клиентов и некоторые другие операции.
Логичным и целесообразным представляется заключить, что рассмотренные выше обязанности аудиторов предполагают, соответственно, определенные меры по организации исполнения рассматриваемого законодательства в самой аудиторской организации, либо индивидуальным аудитором. Так, по разъяснениям Росфинмониторинга [10], для аудиторских компаний необходимо обеспечить наличие определенных средств в системе внутреннего контроля самой организации, в частности: разработать и соблюдать правила внутреннего контроля за исполнением рассматриваемого законодательства; определить должностное лицо, ответственное за обеспечение мер противодействия отмыванию средств; закрепить функциональные обязанности специалиста и контролировать выполнение требований об уровне его квалификации [10, п. 6]. Аналогичные обязанности несет и индивидуальный аудитор, при этом прямо рекомендовано обеспечить обучение такого аудитора или его работника в целях выполнения требований [10, п. 7].
Международные стандарты аудита (далее — МСА), в соответствии с которыми осуществляется аудиторская деятельность в России с 2017 года, прямо не предусматривают детальных норм, регламентирующих порядок организации системы внутреннего контроля и порядка осуществления аудиторских процедур и оказания иных услуг аудиторами в части противодействия отмыванию средств. Однако, представляется важным и не противоречащим нормам МСА для аудиторов содержание Рекомендаций Росфинмониторинга [11], в том числе в части разработки и применения правил внутреннего контроля аудиторскими организациями. В системе указанных рекомендаций особое внимание заслуживает соображение о возможности использовать аудиторами документа, имеющего нормативную и обязывающую силу для тех лиц, которые в соответствии с Законом 115-ФЗ [4, ст. 5] отнесены к другой категории, категории «лиц, совершающих операции с денежными средствами и иным имуществом», то есть к группе лиц, которые непосредственно вовлечены в оборот денежных средств и иного имущества высокого уровня риска преступного происхождения, имеют дело с угрозой участия в обороте преступных средств. Для них разработана сложная система требований по организации правил внутреннего контроля в отдельном Постановлении Правительства РФ [12].
Очевидно, что в связи с особой ролью аудиторов в системе противодействия легализации средств, полученным преступным путем организаций, совершающих операции с денежными средствами, не все меры и программы рассматриваемого документа могут быть реализованы при разработке Правил внутреннего контроля аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов. Однако, на наш взгляд, при заключении договоров об оказании аудиторских и иных услуг, а также в ходе выполнения услуг по этим договорам, аудиторам целесообразно включить в состав выполняемых программ аудита, а также процедур и действий в рамках иных договоров следующие последовательно осуществляемые организационные меры из состава мер, предусмотренных нормами [12]:
– действия по идентификации и изучению клиента, его представителя, выгодоприобретателя и бенефициара, включая их деловую репутацию — при принятии на обслуживание, а также действия по обновлению (не реже одного раза в год) указанных сведений о клиенте;
– действия по оценке уровня риска совершения операций по легализации доходов, полученных преступным путем клиентом и оценке системы угроз, исходя из данных, полученных при изучении клиента, а также меры по последующему контролю за изменением рисков и угроз в ходе отношений с клиентом;
– меры по выявлению операций клиента, подлежащих обязательному контролю и/или фиксированию в свете положений 115-ФЗ, а также необычных и подозрительных операций;
– меры по документальному фиксированию информации о клиенте, полученной при идентификации и изучении клиента, об указанных выше сделках, а также о внутреннем взаимодействии аудиторов и иных сотрудников в ходе выполнения рассматриваемых правил внутреннего контроля, и меры по хранению указанных документов в соответствии с установленными требованиями [12, п. 33];
– действия по выполнению обязанности по уведомлению соответствующих подразделений Росфинмониторинга РФ в соответствии с требованиями законодательства [4, ст. 7.1 пп. 2, 2.1];
– меры по подготовке, обучению, переподготовке кадров в целях реализации мер, соответствующих требованию закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;
– действия по мониторингу соответствия требованиям и эффективности работы правил внутреннего контроля за соблюдением рассматриваемого законодательства.
С нашей точки зрения представляется, что непосредственным результатом выполнения приведенных выше рекомендаций по организации правил внутреннего контроля аудиторов является система контрольных мер, состоящих из трех основополагающих результатов. Так, в результате аудитор достигает высокого понимания рисков и угроз клиента. Во-вторых, аудитор осуществляет меры по контролю уровня таких рисков как путем взаимодействия с клиентом в ходе оказания аудиторских (например, при оценке системы внутреннего контроля клиента) и иных услуг (например, при постановке и ведении бухгалтерского учета), так и путем выполнения обязанностей по взаимодействию со службами Росфинмониторинга. Наконец, аудитор осуществляет отбор, систематизацию и хранение информации, связанной с системой противодействия легализации преступно полученных доходов, что имеет неоценимое значение для реализации рассматриваемого законодательства, так как данные, отобранные, проанализированные и систематизированные на основе профессионального суждения аудитора, не могут быть получены иным образом, в том числе в результате действий лиц, вовлеченных в систему обращения наличных денежных средств и иного имущества.
Принципиальным вопросом для реализации аудиторами требований законодательства, связанного с противодействием легализации доходов, полученных преступным путем, является определение совокупности МСА, нормы которых определяют и устанавливают рамки деятельности аудиторов в рассматриваемом контексте.
В связи с тем, что стартовой точкой системы правил контроля аудиторских организаций является обязанность по идентификации и изучению клиента при приеме его на обслуживание, а в дальнейшем — оценка рисков клиента и выявление соответствующих его операций, представляется необходимым уже при планировании аудита учитывать все законодательные требования о противодействии легализации преступных доходов. Следовательно, при планировании аудита должны быть применены нормы тех МСА, которые позволяют реализовать такие контрольные меры.
Наглядно система МСА, нормами которых необходимо руководствоваться при планировании аудита с учетом требований рассматриваемого специального законодательства, приведена на рис.1.
Рис.1. Система МСА, определяющих методологию планирования аудита в целях исполнения требований специального законодательства
МСА 300 «Планирование аудита» устанавливает правила одноименного этапа аудита. Следовательно, требования правил внутреннего контроля аудиторских организаций должны оказать содержательное влияние на элементы планирования аудита, проводимого в соответствии с МСА 300.
Как известно, МСА 210 «Согласование условий аудиторского задания» предполагает, что аудитор принимает предложение о выполнении аудита в случае, если клиент использовал при составлении финансовой отчетности приемлемую концепцию, а также аудитор и руководство аудируемого лица имеют единое представление об условиях аудиторского задания. В контексте рассматриваемого законодательства указанный стандарт имеет основополагающее значение, так как понимание руководством клиента законодательных требований, выполнение их при ведении деятельности, при ведении учета и формирования показателей отчетности — это одно из условий надлежащего подхода к составлению отчетности. Помимо этого, такое понимание руководства, а следовательно, применение этого понимания при взаимодействии с аудиторами — условие единых подходов аудитора и клиента к обязанностям аудита по выполнению условий договора.
МСА 260 «Информационное взаимодействие с лицами, отвечающими за корпоративное управление» предоставляет теоретическую основу для получения сведений от руководства клиентов в целях осуществления процедур контроля, как при планировании аудита, так и в ходе проверки по существу и формирования выводов и формулирования заключения.
Для расширения рамок изучения деятельности клиента при планировании аудита, а также при проведении проверки по существу в свете рассматриваемого законодательства, особое значение имеют положения МСА 550 «Связанные стороны», так как обеспечивают рамки действий аудитора по изучению выгодоприобретателей клиента, его конечных бенефициаров и операций с ними.
МСА 315 «Выявление и оценка рисков существенного искажения посредством изучения организации и ее окружения» предоставляют основу для оценки рисков и угроз искажения финансовой информации клиента, связанной, в том числе, с легализацией средств, полученных преступным путём. МСА 330 «Аудиторские процедуры в ответ на оцененные риски» в ходе планирования позволяет систематизировать процедуры проверки, по существу, на основе проведенного анализа угроз искажения финансовой информации клиента.
Наиболее важное значение, на наш взгляд, в свете исполнения аудиторами обязанностей законодательства по противодействию легализации средств в части сбора, систематизации, документировании соответствующей информации, а также, при необходимости — при взаимодействии со структурами Росфинмониторинга имеет МСА 240 «Обязанности аудитора в отношении недобросовестных действий при проведении аудита финансовой отчетности». Его положения, во-первых, вменяют аудиторам в обязанность получить разумную уверенность в отсутствии существенных искажений финансовой отчетности клиентов в результате недобросовестных действий, а значит, как элемент выполнения норм этого стандарта можно рассматривать весь комплекс обязанностей аудиторов по исполнению требований закона 115-ФЗ [4]. Во-вторых, указанный стандарт требует «надлежащим образом реагировать» на выявленные нарушения. А это, в свою очередь, предполагает выполнение мер взаимодействия с уполномоченными органами в контексте положений закона 115-ФЗ [4].
Наконец, прямо определяет возможность и необходимость учета норм национального законодательства аудиторами МСА 250 «Рассмотрение законов и нормативных актов в ходе аудита финансовой отчетности». Интересным и соответствующим статусу аудиторов как лиц, которые выполняют только контролирующие функции по положениям 115-ФЗ [4, ст. 7], представляются нормы МСА 250 о том, что «аудитор не несет ответственности за предотвращение такого несоблюдения» [13, п. 4], но «учитывает применимую нормативно-правовую базу» [13, п. 5].
В связи с обязанностями аудиторов в части исполнения законодательства о противодействии легализации средств уведомлять уполномоченный орган представляется важным ясное понимание того, операции с каким именно имуществом являются предметом применения законодательства. Ключевую роль в разъяснении этого вопроса играет содержание опубликованного в июле 2015 года Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» [14]. К такому имуществу Пленум относит «наличные денежные средства в валюте Российской Федерации или в иностранной валюте, а также безналичные и электронные денежные средства, под иным имуществом — движимое и недвижимое имущество, имущественные права, документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущество, полученное в результате переработки имущества, приобретенного преступным путем или в результате совершения преступления (например, объект недвижимости, построенный из стройматериалов, приобретенных преступным путем)» [8, ст. 2]. Таким образом, объектами операций клиентов, подлежащими особому изучению аудиторами в целях применения рассматриваемого законодательства, могут являться отдельные группы статей финансовой отчетности, а именно: основные средства, доходные вложения в материальные ценности, прочие внеоборотные активы, финансовые вложения, запасы, денежные средства, прочие оборотные активы бухгалтерского баланса, а также отдельные отчеты финансовой отчетности компаний, такие как бухгалтерский баланс и отчет о движении денежных средств. Таким образом при планировании аудита, проведении процедур, по существу, а также при формировании мнения аудитора целесообразно основываться на положениях МСА 810 «Особенности аудита отдельных отчетов финансовой отчетности и отдельных элементов, групп статей или статей финансовой отчетности».
Обобщая приведённое выше исследование, необходимо подчеркнуть, что обязанности аудиторов в отношении законодательства о противодействии легализации средств, полученных преступным путем, определены достаточно четко, оказывают влияние на систему внутреннего контроля аудиторской организации и должны быть учтены при разработке внутренних методических документов аудиторской организации и индивидуальных аудиторов. Планируя и проводя аудиторские проверки в условиях действующей системы норм МСА, необходимо четко понимать, что реализация указанных выше требований укладывается в положения этих стандартов и находится в их правовом поле. Таким образом, методические документы аудиторов, учитывающие рассмотренные меры контроля, могут и должны быть созданы на основе норм МСА, но при этом — с учетом положений специального законодательства.


Литература
1. Meltzer P.E. Keeping Drug Money from Reaching the Wash Cycle: A Guide to the Bank Secrecy Act. / Banking Law Journal. — 1991. — № 108. — P. 230–155. URL: https://www.ncjrs.gov/App/Publications/abstract.aspx?ID=132406
2. Linn C. J. Redefining the Bank Secrecy Act: Currency Reporting and the Crime of Structuring». / Santa Clara Law Review. — 2010. — № 50(2). — P. 407–513. URL: https://digitalcommons.law.scu.edu/cgi/viewcontent.cgi?referer=https://en.wikipedia.org/&httpsredir=1&article=1058&context=lawreview
3. Рекомендации Комитета министров Совета Европы № R/80/10 «Меры против перевода и хранения денежных средств преступного происхождения». URL: https://www.barobirlik.org.tr/dosyalar/duyurular/hsykkanunteklifi/recR(80)11e%20Deрiюtirilmiю%20rec(2006)13.pdf
4. Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=296824&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.34918746763615416#017666260608652173
5. Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ (ред. от 29.07.2018) «О некоммерческих организациях» URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=303618&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.5714631944054742#015413339468387577
6. Федеральный закон от 02.12.1990 № 395–1 (ред. от 28.11.2018) «О банках и банковской деятельности» URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=312181&fld=134&dst=100357,0&rnd=0.977662699249506#03000587049029835
7. «Положение о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (утв. Банком России 02.03.2012 № 375-П) (ред. от 30.03.2018) (Зарегистрировано в Минюсте России 06.04.2012 № 23744) URL: http://www.fedsfm.ru/documents/cbr
8. Федеральный закон от 30.12.2008 № 307-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «Об аудиторской деятельности» URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=296551&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.8728287712939552#018619237821167833
9. Приказ Минфина России от 09.03.2017 № 33н «Об определении видов аудиторских услуг, в том числе перечня сопутствующих аудиту услуг» URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=216523&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.6743969095456169#07276262416588266
10. Информационное письмо Росфинмониторинга от 19.07.2018 № 54 «О применении отдельных норм Федерального закона № 115-ФЗ от 07.08.2001 лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг». URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=302918&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.5220978136060652#07814161505134164
11. «Рекомендации по исполнению лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических услуг, требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (утв. Федеральной службой по финансовому мониторингу). URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=296914&rnd=360C6D86456F0679512296A362B298E6#013370637911393624
12. Постановление Правительства РФ от 30.06.2012 № 667 «Об утверждении требований к правилам внутреннего контроля, разрабатываемым организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальными предпринимателями, и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=306690&rnd=360C6D86456F0679512296A362B298E6#04165571467986072
13. Международный стандарт аудита 250 «Рассмотрение законов и нормативных актов в ходе аудита финансовой отчетности». URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=177000667408905858225291277&cacheid=1A4C70804B676D52A7D22735B3BCBF27&mode=splus&base=LAW&n=206941&rnd=60954F58BD089BCA8F9F49CD36C04D64#09501312929056558
14. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г. № 32 г. Москва «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» URL: https://rg.ru/2015/07/13/sud-dok.html

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия