Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Ключников И. К.
научный руководитель Международного банковского института,
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Молчанова О. А.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Ключников О. И.
старший преподаватель кафедры банковского бизнеса и инновационных финансовых технологий
Международного банковского института (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Блокчейновая платформа управления активами:
перспективы и проблемы
Авторы предлагают новую концептуальную модель, которая может служить основой управления децентрализованными финансовыми активами. В статье определяется векторная направленность финансового рынка, в связи с участием blockchain платформ и децентрализованных приложений (DApps) в создании нового класса активов, а также характеризуются основные их виды. С этой целью блокчейн-технология рассматривается как платформа нового класса активов, на базе которой создаются цифровые копии различных активов, настраивается их онлайн-управление, а механизм принятия решений переводится с централизованного на децентрализованный. Тем самым, возрастет роль и значение саморегулирования рыночных участников. В статье представлены два аспекта участия блокчейн-технологии в развитии финансов — цифрация финансовых активов на базе новой группы децентрализованных приложений и становление децентрализованного механизма управления ими. Проведен анализ применения технологии распределенных реестров (ТРР) в финансах с учетом теории финансов, информатики и математики и внедряют новую концептуальную конструкцию — информационно-финансовые активы и их децентрализованное управление
Ключевые слова: блокчейн, децентрализованные системы, финансовые активы, цифрация финансовых активов, управление активами
УДК 336.018; 330.47; ББК 65.012.3   Стр: 106 - 110

Введение
Десятилетиями и даже столетиями ключевыми активами компаний были деньги, люди, бренды, распределительные каналы, филиалы и сети. Однако в XXI веке данные функции переходят к передовым технологиям и инновациям. В настоящее время лидирующие позиции в системе ценностей компаний начинает занимать технология распределенных реестров. Первоначально она была неразрывно связана с Биткоином, но достаточно быстро стала основой различных криптовалют, а потом приступила к изменению технологии расчетов, механизма посредничества и базовых условий развития финансовых учреждений и финансовых рынков.
Достаточно много на различных сайтах и в статьях рассматриваются блокчейн-платформы и децентрализованные приложения (DApps), а также механизмы их влияния на различные сферы деятельности [1; 2; 3; 4]. Тем не менее, практически не анализируется воздействие новых платформ и приложений на генерацию, движение и хранение финансовых активов. Вместе с тем, технология распределенных реестров предоставляет принципиально новые возможности и подходы для работы с финансовыми активами. Кроме того, она лежит в основе принципиально иного вида финансовых активов, способных изменить наше отношение к финансам и общие представления о хозяйстве.
В статье рассматриваются два аспекта участия блокчейн-технологии в развитии финансов — формирование финансовых активов на базе новой группы децентрализованных приложений и становление децентрализованного механизма управления ими.

Направления воздействия блокчейна на финансы
Основные подходы.
С технических позиций блокчейн-технологию можно представить в виде цепочки хронологических блоков или наборов данных, включая систему блоков по их поиску, сбору, обработке, хранению, извлечению. В целом блокчейн имеет три технологические основы: криптография, P2P сети и теория игр, на базе которой разработан механизм нахождения консенсуса между узлами и участниками сетей. Результатом стала децентрализованная система цифровых взаимодействий, не нуждающаяся в доверенной третьей стороне и не поддающаяся правкам и подделкам.
Поскольку блокчейн представляет собой набор различных технологий, то в зависимости от поставленных задач существуют различные его определения. Так, блокчейн можно представить в виде, во-первых, технологий, которые обеспечивают доказательство выполнения процессов, децентрализованное функционирование сетей, криптографию с открытым ключом доступа; во-вторых, систем алгоритмов, распределенных электронных таблиц данных, списков криптографически сопряженных друг с другом цифровых записей (блоков); в-третьих, платформы управления децентрализованными базами данных и / или активами. Каждая характеристика отражает одну из сторон и / или особенностей и свойств блокчейна.
Техническая комиссия 307 «Блокчейн и технологии распределенных реестров» (ТК 307) Международной организации по стандартизации (ISO) в специальном докладе определила блокчейн следующим образом: «цифровая платформа, которая регистрирует и проверяет транзакции публично и безопасно» [5]. Респонденты опроса, проведенного по заданию ТК 307, выделили два сектора с наибольшим потенциалом для использования технологии блокчейн — финансовые и государственные услуги. Причем в финансах использование технологий распределенных реестров, прежде всего, целесообразно для проведения различных операций, торговли на биржах и осуществления денежных переводов [6]. Наш интерес к блокчейн-технологии основан на её участии в реконструкции категории «финансовые активы», то есть непосредственно объекта всех финансовых взаимодействий.
Движение финансовых активов можно представить в виде последовательного прохождения данных с одного этапа-блока на другой (в цепи последовательных преобразований). Идентификация каждого блока достигается посредством криптографического идентификатора (хэш) и временной метки (H — идентификатор и T — временная метка). Процесс формирования нового блока можно представить следующим образом — (hi, tj) → (hi+1, tj+1). В новом блоке содержатся данные предыдущего блока. Тем самым формируется хронологически упорядоченная цепочка блоков (определяемая как «Блок Бытия, Genesis Block»). Данная последовательность движения данных позволяет проследить всю хронологию формирования блоков, выяснить происхождение активов и их последующее движение. Такой технологический порядок перехода данных из одного блока в другой в виде цен, количества, различных особенностей финансовых активов и др. не требует как их верификации особым образом, так и специализированных институтов для организации данного процесса. Он предполагает изменение характера отношений между транзакционными сторонами, устраняя при этом третьих лиц, а также подготовительный период, который необходим в обычных условиях и служит для удостоверения и подтверждения перемещаемых активов.
Этапы развития. Блокчейн-технологии прошли два этапа развития, в ходе которых происходил переход от фокусирования на альтернативных финансах до распространения новой технологии на традиционные финансы:
– проекты первого поколения (2009–2013/14 гг.). На данном этапе происходило создание альтернативной денежной и расчётной системы. Тем не менее, в ходе перехода от обслуживания только биткоинов к обслуживанию и других криптовалют подготавливалась инфраструктура, необходимая для подключения и интеграции данных. Так возникли проекты IOTA, IoT Chain, IoTex, которые позволяли вводить в децентрализованную систему разные устройства (приложения IoT, Streamr) с потоковой передачей данных. Традиционная финансовая индустрия оставалась за рамками воздействия новой технологии;
– проекты второго поколения (2014–2015/17 гг.). Данный этап можно определить как экспансия блокчейн-технологии в финансовую отрасль. Приложение блокчейн-технологии вышло за рамки криптовалют. Возникли умные контракты (на платформе Ethereum) и токены — своеобразные опционы, которые предоставляли право на получение будущих услуг или крипто-активов. Также происходило создание рынков данных (Ocean Protocol, SingularityNet, Fysical), появились специализированные платформы обработки данных (Dbrain). В результате происходили важные изменения в финансовой инфраструктуре. На этом этапе блокчейн-технология стала использоваться для создания альтернативных децентрализованных расчетно-платежных систем, которые первоначально вступали в конкуренцию с традиционными системами, но постепенно стали осваиваться последними и включаться, например, в систему межбанковских трансграничных платежей. Так, возникло, с одной стороны, противостояние альтернативных механизмов традиционным финансовым системам, а с другой стороны, их кооперация и интеграция блокчейновых технологий в традиционных системах.
В настоящее время происходит переход к третьему этапу развития блокчейн- технологий. Заметной тенденций является создание новой технологической базы для управления активами на каждом этапе движения данных (Raven Protocol [7]). Решались вопросы распределения затрат между сторонами сделки в ходе движения активов. Весьма логично предположить, что в ходе третьего этапа в финансах произойдут важные преобразования, способные поменять современные представления о финансах. Постепенно выкристаллизовались направления поглощения традиционными финансами новой технологии и использование её для более полного раскрытия потенциала классических финансов. Ключевым направлением является использование блокчейна в организации оборота традиционных финансовых активов и использовании крипто-активов в классическом банкинге и страховом деле.
Основные направления воздействия. Выделяются три основных направления воздействия блокчейн-технологии на финансы:
1) финансовая инфраструктура. Она включается в традиционную финансовую инфраструктуру и начинает сопровождать расчеты и платежи, обслуживать кредитование и инвестирование. Однако полный переход на блокчейн, если и произойдет, то, вероятно, в удаленной перспективе. Все упирается в масштабирование новой технологии, недостаточно быстрое освоение ею привычных денежных маршрутов и относительно медленную перестройку денежно-кредитных организационных и технологических процессов. Переход на новую технологическую основу связан с внушительными затратами, необходимыми для перестройки финансовой инфраструктуры, и осложнён недостаточной отработкой новых технологических процессов, режим работы которых больше напоминает тестовый;
2) финансовая культура. Предстоит её полное переосмысление и коренная перестройка, которая затронет сущность, свойства и социально-культурные механизмы денежно-кредитных и финансовых взаимодействий. Наряду с непосредственным воздействием на инфраструктуру, технология распределенных реестров оказывает влияние на сознание, на подходы к финансам и на отношение к деньгам. Концепция «доверие» третьей стороне никогда не была в финансах ключевой. Так, при отправке денег из Санкт-Петербурга в Лондон требовалась отдельная организация, которой доверяли все стороны сделки. Такой организацией был банк в Нью-Йорке (например, Ситибанк). Нью-йоркский банк подключался к доверенному банку, например, в Швейцарии, который взаимодействовал между банками в Санкт Петербурге и Лондоне и проводил перевод в нужный банк. Технология распределенных реестров меняет все: устраняет доверительную третью сторону; перевод проходит напрямую, что ускоряет время и сокращает транзакционные издержки. Новый подход имеет большое воздействие на работу всей финансовой системы и меняет сложившиеся денежные маршруты;
3) продуктовая линейка. Новая технология генерирует новые продукты, которые обладают не только финансовыми свойствами, но и свойствами других сфер. В результате появляются финансово-информационные продукты, кредитно-страховые, цифровые активы и др. Кроме того, меняется контрактная основа хозяйства — смарт-контракты меняют подходы к договорным отношениям и механизмы заключения и исполнения сделок. Нестандартные продукты и услуги способны нарушить традиционные финансы, вызвать дополнительный спрос, изменить его содержание, форму, направление и структуру. Например, переход к эмиссии монет и токенов (ICO) представляет собой совершенно новый способ аккумуляции ресурсов и предоставления услуг [8]. Так, токены ICOS позволяют крипто-сообществу голосовать за лучшие проекты и, тем самым, собирают необходимые активы для их реализации через эмиссию крипто-монет, размещаемых на интернет-площадках. Держатели токенов до начала официальных продаж получают доступ ко всем будущим эмиссиям с дисконтом до 75%. Но основным назначением токенов является предоставление держателям услуг, например, возможность работы со смарт-контрактами. Многие проекты находятся в стадии разработки или предварительного тестирования. Поэтому рано еще обсуждать их перспективы.
Виды и функция посредничества. Финансы появились в ходе становления и развития посредничества — перераспределения ресурсов и опосредования денежных потоков. В итоге возникли и получили развитие следующие виды посредничества:
– денежно-кредитное — расчетно-платежные процессоры, кредитные учреждения (прежде всего, коммерческие банки), эмитенты расчетно-платежных и кредитных карт, клиринговые организации;
– инвестиционное — инвестиционные банки, инвестиционные фонды;
– торговые посредники — биржи, внебиржевые рынки, обменники (например, обменники криптовалют);
– аналитическое — аналитические агентства, аудиторы. Аналитики и аудиторы помогают устанавливать, вселять и закреплять доверие между различными сторонами финансовых взаимодействий;
– соблюдение обязательств — коллекторы, суды, юристы. Специальные организации поддерживали различными методами соблюдение обязательств между сторонами, что сохраняло коммуникативные способности общества. Также подтверждалась точность данных в транзакциях. Включение дополнительных посредников и этапов посредничества увеличивает затраты и сокращает скорость финансовых процессов, повышает вероятность нарушений и сбоев в посредничестве и понижает уровень безопасности движения активов [9];
– инфраструктурное — депозитарии, регистраторы, компании обслуживающие оборот расчетно-платежных и кредитных карт;
– рейтинговое — рейтинговые агентства, компании по разработке и поддержанию индексов.
Посредничество служит определяющей функцией финансов, выступает своеобразным мартингалом в хаосе финансовых взаимодействий [10]. Технология распределенных реестров коренным образом меняет данную функцию — устраняет необходимость в посредниках. Децентрализованная система действует без доверителей, доверительных операций и посредников. Она обладает чрезвычайно низким уровнем мошенничества. С учетом новой технологии, на наш взгляд, необходимо пересмотреть некоторые подходы к гипотезе эффективности финансового рынка [11]. Для этого, прежде всего, необходимо уточнить направления воздействия на финансы блокчейн-технологии, что позволяет подойти к дальнейшему определению тенденций как разрушающих традиционные, так и конструирующих новые свойства и условия, определяющие действие гипотезы рыночной эффективности.
Изменение технологической базы финансов ведет к переосмыслению всей финансовой науки и внедрению в нее информатики и, прежде всего, науки о данных, а также вычислительные технологии. Дело в том, что современные финансовые процессы становятся скорее информационно-финансовыми. В их основе находятся уже не столько финансовые, сколько информационные и вычислительные закономерности и свойства. В результате меняются подходы к финансовой науке. Возрастает необходимость её изучения с позиции теории информации и ряда математических и физических теорий и законов.

К децентрализованному механизму управления активами
Блокчейн создает особую технологическую базу управления активами посредством создания нового класса активов. Известно, что государство занимается общим управлением активов и/или их регулированием в стране. Блокчейн-технология способна поменять данный механизм следующим образом: во-первых, перевести управление в онлайновый режим с повышенной точностью и молниеносной исполнительской реакцией; во-вторых, повысить прозрачность и безопасность движения активов; в третьих, на базе децентрализации ввести саморегулирование и самонастройку контрагентов — собственников, держателей, владельцев и пользователей активами. Переход от бумажной (офлайн) к цифровой организации (онлайн) учета активов начался еще до появления блокчейн-технологии. Он распространился на самые разные сферы — от голосования на выборах до биржевой торговли, которая переходила на алгоритмическую высокочастотную торговлю. Однако блокчейн наполнил данный процесс качественно новым содержанием. Дело не столько в изменении системы взаимодействий — переходе к децентрализованным решениям, сколько придании объекту финансовых взаимодействий принципиально нового содержания — цифрового отражения реальных активов. Движение цифровых двойников происходит в новой организационной и технологической среде, что меняет свойства финансовых активов и ведет к перестройке системы ликвидности рынков и активов. В связи с этим возникает необходимость к переходу на совершенно иные способы управления и регулирования активами.
Перевод активов в цифровую форму вызвал новый интерес к проблеме соотношения материальных и нематериальных активов общества. В ходе прогрессирующей финансиализации хозяйства финансовые активы стали преобладать над реальными активами и предопределять направления развития общества [12]. Следующий шаг в финансиализации общества и перевода его развития в направлении фиктивного капитала был сделан в ходе цифрации финансовых активов. В свою очередь переход на блокчейн-технологию изменил уже не только форму — цифровая форма с преобладанием финансовых составляющих в общем портфеле активов (финансово-материальных), а содержание активов общества — в перспективе все активы общества (как материальные, так и не материальные) примут цифровую форму, оборот которых, вероятно, будет происходить в веб-системе в новой среде — децентрализованной и без посредников.
Наряду с цифрацией традиционных активов — материальных и нематериальных (включая финансовые) — и внедрения в этот процесс технологии распределенных реестров происходит становление и ускоренное развитие крипто-валютных активов.
Правила обращения крипто-активов в блокчейновой экономике. Внедрение блокчейновых технологий нередко трактуется как переход к правилам Дикого Запада — никаких правил, никаких социальных норм, только жадность, эгоизм и прибыль. Такое восприятие новой технологии наделяет крипто-ресурсы отталкивающими свойствами [13]. Однако на самом деле существуют правила, которые управляют децентрализованными одноранговыми (p2p) сетями, в рамках которых обращаются электронные активы такие как Bitcoin и другие крипто-активы. Эти правила закодированы в протоколы, что обеспечивает основу для взаимодействия друг с другом участников сети — условия функционирования хозяйства на новой технологической основе. Способны ли эти правила заменить юридические законы и институты, которые традиционно много веков поддерживали денежную коммуникацию общества и финансовое посредничество? Способно ли блокчейновое хозяйство создать правила, мотивы и интересы, которые наделяют сетевые взаимодействия безопасными и ценными для всех членов общества свойствами.
Переход от централизованного к децентрализованному механизму ведения хозяйства с цифрацией активов общества по технологии распределенных реестров, на наш взгляд, можно трактовать как становление нового типа экономики — блокчейновой экономики (или крипто-экономики). В её основе криптографические инструменты и технологии, теория игр, теория хаоса, одноранговые сети и их аналоги [14]. Новая экономика построена на функционировании нового вида активов — крипто-валютных, но по мере цифрации по блокчейновой технологии активов общества она перерастет во всеобщую новую экономику, включающую организацию и движение всех видов цифровых активов общества.
Виды крипто-активов. В блокчейновой экономике выделяются три основных вида активов:
– монеты (Coins) — выполняют функции денег (иногда сводят к одной функции — расчетно-платежной) на основе блокчейн-технологии;
– платформы (Platforms) — технологическая основа токенов. На их базе запускаются децентрализованные приложения (DApps), необходимые для решения конкретных задач по организации, например, финансовых процессов. В настоящее время основными платформами являются следующие: Ethereum, IBMBlock Chain, Oracle Blockchain, Rubix, Azure Block Chain, Bettium, BigChainDB, SAP Leonardo, BitGo, BlockApps, Blockchain, Blockchain Development, BuxUp, Domus Tower, Chain Core, Civic Reusable KYC, Cryptocurrency — Blockchain Development and ICO Launch, Factom, Guardtime KSI, Hyperledger, Master Blockchain, Monax, Multichain, Nucypher, Openchain, Stratis Platfirm, Tibco Blockchain [15; 16; 17];
– токены (Tokens) — криптографические жетоны используются для платежей за услуги и выпуски монет в будущем [18]. Полезностью токены (жетоны) обладают только в рамках выпустивших их платформ.
В перспективе возможна токенизация материальных активов и формирование на основе токенов цифровых двойников хозяйственных субъектов и других участников рынка. В таком случае финансовые активы примут форму токенов, а перемещение активов будет происходить в виде обмена токенами.
Рост разнообразия криптовалют как нового класса активов вызывает потребность в создании их классификационной схемы [19], посредством которой можно охватить широкий спектр функциональных возможностей токенов.
С функциональных позиций крипто токены можно распределить следующим образом:
– транзакционные крипто токены (crypto-transaction tokens) — действуют как заменители наличных денег;
– криптографические «топливные» токены (crypto-fuel tokens) — выполняют функции общих приложений, предоставляя доступ к различным услугам;
– крипто-ваучерные токены (crypto-voucher) — в дальнейшем заменяются определенными активами в будущем. Цена таких токенов определяется стоимостью базового актива.
Токены предоставляют право пользования соответствующими сервисами и/или право на цифровой актив. Так, токены на базе Ethereum (ETH) предоставляют право на создание и обращение смарт-контрактов; токены Augur (REP) предоставляют право на разработку прогнозов развития рынка (например, вероятность того или иного значения цены определённой акции, валюты и т.п.) или проведение арбитражных сделок, например на рынке Форекс и т.п. Сайт Prediction.Global [20] дает удобный графический интерфейс. С его помощью можно просматривать реальные рынки и отслеживать вероятности основных событий на рынке. 17 октября 2018 года по протоколу Augur коллективный ум рынка предсказал, что вероятность того, что в конце 2018 г. цена Ethereum превысит 300 долларов США составляет 40 процентов, ниже — 300 долларов, а превысит 200 долларов — 69 процентов [21].
Другим направлением использования токенов является реализация заложенных в них прав на текущий или будущий актив, например: солнечную энергию от установки; валюту — доллар, евро, фунт стерлингов, рупий или рубль; финансовый и любой другой контракт; будущий продукт или услугу; загрузку в интернете песни или любого сайта; страховой полис; билет на транспорт или мероприятие; интеллектуальную собственность и др.
От субъективного к объективному в финансах? В токенах заложен практически весь потенциал блокчейн-технологии. Их назначение определяет их внутреннее свойство, предоставляющее возможность безоговорочной реализации права собственности. Если в основе традиционных финансов находятся обычаи, которые закрепились в юридических законах и обросли моральными нормами и хозяйственной культурой, то базой блокчейн-финансов, как части блокчейновой экономики, служат алгоритмы и вычислительные процедуры. В результате происходит переход от господства субъективного в финансах к объективному, определяемому универсальными законами математики. Тем не менее, для полного раскрытия потенциала блокчейн-технологии и признания легитимности операций, контрактов и валют, базой которых являются технологии распределенных реестров, необходимо законодательное их закрепление, то есть субъективные действия.
Итак, субъективные решения позволят создать плацдарм для реализации объективно заложенных в блокчейне возможностей. С позиции информатики блокчейн можно представить в виде новой категории вещественной сущности, которая заслуживает собственную нормативную базу, отражающую как уникальные её преимущества, так и ограничения. Данная база является результатом субъективных решений. В настоящее время над её созданием на международном уровне работает ТК 307 ISO, а на национальном — Технический комитет по стандартизации «Криптографическая защита информации» 026 Росстандарта [22]. Следующим шагом является законодательное закрепление разработок, а также создание системы совместимости национальных стандартов на международном уровне.

Итоговые ремарки
В статье опубликованной Блумберг 2 мая 2018 г. отмечается, что крипто все еще нельзя сравнивать с традиционным классом активов и, несмотря на недавние успехи, будущее новых активов не определено. Дело в том, что разработки на базе распределенных реестров находятся еще в стадии развития и тестового опробования. Перевод технологической основы управления финансовыми активами на блокчейн требует решения целой группы проблем, среди которых выделяются следующие:
– недостаточная масштабируемость. Для замещения традиционных финансов их масштабирование должно быть на несколько порядков выше, чем у традиционной централизованной системы, поскольку данные должны существовать в сотнях или тысячах мест одновременно, а не в одном месте как при централизованной системе. Накладные расходы, связанные с передачей, верификацией и хранением такой массы данных, достаточно внушительные и должны оплачиваться каждый раз и каждому узлу хранения. В свою очередь, в централизованных базах необходимо заплатить только один раз и только одному централизованному узлу;
– медлительность. Все действия на базе новой технологии обрабатываются достаточно медленно. Особенно медлительной является первая система блокчейна, которая обслуживает Биткоин. Так, если все жители нашей планеты совершали бы только одну операцию в день с Биткоином, то операции можно было бы завершить за 34,4 года [23]. Последующие системы и криптовалюты частично решили проблему повышенной медлительности первой системы. Современные блокчейн-платформы совершают до 7 операций в секунду, а Bitcoin Cash — до 200 операций в секунду. Тем не менее при масштабировании операций данная скорость недостаточна для массового применения блокчейна. Так, Виза в обычный день совершает в среднем 10 тыс. операций в секунду; при этом скорость может быть увеличена до 60 тыс. операций в секунду [24];
– невозможность исправления данных. Чаще всего данная особенность трактуется как положительная сторона блокчейна. Тем не менее, в ряде случаев она может выступать как отрицательная, поскольку ничего нельзя менять без консенсуса — согласия абсолютно всех участников, что на практике невозможно достигнуть;
– централизация проще и дешевле — децентрализация сложнее и дороже. Децентрализованные системы в работе являются очень трудоемкими и дорогими в обслуживании. К тому же они с трудом поддаются обновлению и чрезмерно масштабные. Централизованная база данных компактнее, действует намного быстрее, в эксплуатации дешевле, в обслуживании проще и более удобна для обновления.
На фоне неопределенности регулирования и неустойчивости крипто-рынка многие аналитики считают, что финансовый сектор с осторожностью относится к переводу на блокчейновую технологию оборота цифровых активов. В настоящее время при внедрении технологий распределенных реестров в оборот цифровых активов стремятся сохранять централизованное управление [25]. Однако, при обороте активов на базе блокчейна при сохранении централизованного контроля нарушаются наиболее привлекательные стороны и особенность новой технологии.
В целом ажиотаж вокруг блокчейна напоминает эйфорию конца 1990-х гг. перед дот-ком кризисом 2000 г. [26]. Тем не менее, бокчейновые технологии перспективны и достаточно быстро преобразовывают финансовое пространство, утверждая новый класс цифровых активов. Падение на криптовалютном рынке не означает устранение крипто-активов и их технологии — процесс перешел в трансформационную фазу, в основе которой включение блокчейн-технологии в базовые технологии многих сфер деятельности и, прежде всего, в основу финансового механизма. Трансформация радикально меняет финансовую среду, с одной стороны, делает её более уязвимой к разным потрясением, что повышает неустойчивость, с другой стороны, настраивает её на инновации, на клиентские запросы, взаимодействие со всеми сторонами жизни населения и хозяйства, правительственной активности. Цифрация активов, изменение механизма доверия к ним и децентрализованный их оборот приведут к перезагрузке финансовой культуры — потребуется научиться жить, работать, сотрудничать в цифровом хозяйстве.


Литература
1. The Ultimate Guide to understanding Blockchain Technology // https://www.blockchaintechnologies.com/blockchain-technology/
2. https://www.coindesk.com/information/what-is-blockchain-technology/
3. https://coincentral.com/what-is-blockchain/
4. https://www.cnbc.com/2018/06/18/blockchain-what-is-it-and-how-does-it-work.html
5. Roadmap for Blockchain Standards. Report — March 2017, Standards, Australia, p. 5 // https://www.standards.org.au/getmedia/ad5d74db-8da9-4685-b171–90142ee0a2e1/Roadmap_for_Blockchain_Standards_report.pdf.aspx
6. Roadmap for Blockchain Standards. Report — March 2017, Standards, Australia, p. 12 // https://www.standards.org.au/getmedia/ad5d74db-8da9–4685-b171–90142ee0a2e1/Roadmap_for_Blockchain_Standards_report.pdf.aspx
7. Schuster B. What is the Third Generation of Blockchain Technology? // Media. Hackernoon, Jan. 27, 2018 // https://hackernoon.com/what-is-the-third-generation-of-blockchain-technology-36a46af5ccbc
8. https://tokenmarket.net/blockchain/ethereum/assets/icos/
9. Сигова М.В., Круглова И.А., Ключников И.К. Подходы к классификации и оценке перспектив финансовой безопасности // Банковское право. — 2016. — № 6. — С. 29–35.
10. Klioutchnikov I., Sigova M. Chaos theory in finance // Procedia Computer Science. Vol. 119, 2017. P. 368–375.
11. Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансы. Сценарии развития. Учебник. — М: Юрайт, 2017. — 206 с.
12. Ключников И.К. Сценарии развития денежно-финансового хозяйства // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 5. Экономика. — 2013. — № 4. — С. 110–129.
13. Nguyen A. Introduction to Cryptoeconomics — Part I // Medium, June 2018 // https://medium.com/@anaminguyen/intro-to-cryptoeconomics-part-1-b2527775bc9c
14. Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Вероятность финансовой стабильности и безопасности: концепции и модели // Финансы и Бизнес. — 2017. — № 1. — С. 70–81.
15. http://radiostud.io/eight-blockchain-platforms-comparison/; https://medium.com/blockchain-blog/17-blockchain-platforms-a-brief-introduction-e07273185a0b
16. https://masterthecrypto.com/category-of-cryptocurrency-market-blockchain-platform/
17. https://www.g2crowd.com/categories/blockchain-platforms
18. https://blockchainhub.net/tokens/
19. https://ledger.pitt.edu/ojs/index.php/ledger/article/view/121
20. https://predictions.global
21. https://predictions.global/augur-markets/will-the-price-of-ethereum-exceed-300-at-the-end-of-2018–0x830c00b3979da369e766ddaa83a316e8383dbfae
22. https://tc26.ru
23. https://www.quora.com/How-do-I-find-the-next-big-thing-like-Bitcoin
24. https://www.quora.com/How-do-I-find-the-next-big-thing-like-Bitcoin
25. Song J. Why Blockchain is Hard // Medium, May 16, 2018 // https://medium.com/@jimmysong/why-blockchain-is-hard-60416ea4c5c
26. Jacob J. Adding “Blockchain” to Name Causes Soaring Valuation, Remicent of Dot-Com Bubble // Cointelegraph.com, October 31, 2017// https://cointelegraph.com/news/adding-blockchain-to-name-causes-soaring-valuation-reminiscent-of-dot-com-bubble

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия