Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Костин К. Б.
профессор кафедры мировой экономики и международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Полетаева М. И.
магистр по направлению международная экономика
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Развитие цифровых технологий в банковской системе стран Северной Европы
В статье проведен обзор банковского сектора стран Северной Европы, выявлен уровень цифровизации финансовой отрасли и основные движущие силы данного процесса. На примере опыта банка Nordea подтверждены основные тенденции цифровой трансформации банков Северной Европы, которые могут быть адаптированы для повышения конкурентоспособности и эффективности предпринимательства в банковской сфере Российской Федерации
Ключевые слова: страны Северной Европы, банковский сектор, конкуренция, цифровизация, финансовые технологии
ББК У26(4)210   Стр: 111 - 115

В настоящее время банковские структуры по всему миру активно начинают предлагать цифровые продукты. Однако истинная трансформация потребует изменения системы в целом. Очень немногие игроки коренным образом изменили свою внутреннюю организацию и принципы работы. Некоторые регионы добились гораздо больших успехов в развитии банковского бизнеса, чем другие, в частности страны Северной Европы1.
В Скандинавии цифровизация коренным образом изменила предпочтения клиентов и их требования. Население региона заинтересовано в использовании передовых технологий, которые упрощают их жизнь и экономят их время. В результате этого появилось множество финансовых компаний, которые готовы удовлетворить новые требования. Традиционным банкам пришлось подстраивать свою деятельность под новые условия рынка.
Скандинавский банковский сектор характеризуется высокой степенью интеграции, что обусловлено защитной реакцией локальных финансовых групп на повышение международной конкуренции. Различные соглашения о сотрудничестве позволяют небольшим игрокам предлагать более широкий ассортимент продуктов, чем они могли бы самостоятельно предложить. Национальные рынки региона являются сравнительно небольшими, что не позволяет найти приложение продукции компаний из других стран. Скандинавские банки в большинстве случаев ведут свою деятельность на территории домашнего региона и/или Балтийских стран.
В Дании, Норвегии и Финляндии после мирового финансового кризиса происходила консолидация финансового сектора, что подтверждает сокращение количества банков и одновременный рост совокупных активов за этот период. Количество банков в Швеции после кризиса наоборот выросло, что связано с более успешным FinTech развитием, повлекшим за собой рост поставщиков финансовых услуг, которые в результате стали банками. Финансовый сектор страны является самым масштабным в рамках Северной Европы, совокупные активы в 2017 году составили €1390,4 млрд [6].
Группа EPSI Rating (независимая организация) провела 25 тыс. интервью в Скандинавском регионе для определения уровня доверия к банкам. По результатам опроса 2017 года растут местные различия в том, как клиенты из четырех стран Северной Европы оценивают свой опыт. Финляндия является страной с наибольшей степенью удовлетворённости клиентов работой банковской сферы. Более 90% клиентов каждого банка считают, что они продолжат обслуживаться в данных финансовых учреждениях. Швеция имеет самую низкую степень удовлетворенности клиентов из всех Скандинавских стран. Нордическая банковская индустрия все еще борется с проблемами доверия. В основном это связано с сокращением количества филиалов. Возможность непосредственного общения способствовала созданию сильных устойчивых отношений с клиентами. Новое поколение банковских клиентов ищет хорошо известных, надежных поставщиков банковских услуг. Однако между маркетинговой риторикой и реальностью существует большой разрыв. Банковские услуги в наши дни доступны круглосуточно с помощью цифровых платформ, из которых девять из десяти банковских клиентов пользуются с большим удовлетворением. Однако цифровые клиентские интерфейсы не позволяют использовать преимущества личного взаимодействия. Отсутствие цифрового доверия препятствует процессам принятия клиентами решений [11].
Относительно низкая рентабельность и проблемы с безнадёжными кредитами — факторы, которые в значительной степени препятствуют оцифровке во многих банках по всему миру. Если банк должен каждый день бороться за выживание, то разработка и реализация долгосрочной цифровой стратегии осложняется. Рассмотрим показатели рентабельности собственного капитала Североевропейских банков, представленные на рис.1, с тем, чтобы оценить их доходность.
Рис.1. Рентабельность собственного капитала банков Европейского региона
Составлено авторами по данным EBF [6]
Рентабельность собственного капитала скандинавских банков была положительной в 2017 году и выше среднего значения для банков ЕС (7,1%). Отчасти это было поддержано низким уровнем неэффективных активов, и способностью расширять базу доходов вне основной банковской деятельности, особенно для управления активами. Что позволяет им осуществлять инвестиции в собственное цифровое развитие [7].
Стоит отметить, что банковский сектор в Скандинавии перенес кризис 2008–2009 годов с наименьшими потерями по сравнению с другими странами Европы. Рентабельность собственного капитала банков Нордического региона (за исключением Дании) была одной из самых высоких (выше 4,8% — среднего значения по ЕС). Именно эти страны испытали серьезный банковский кризис в начале 1990-х годов, тем самым придя к необходимости улучшения финансового регулирования и надзора. Были извлечены уроки о необходимости создания прочной системы управления во время кризиса, проведена оценка плюсов и минусов системы государственных гарантий для финансовых учреждений, и сделаны соответствующие выводы о необходимости принятия соответствующих мер предосторожности. Рост прибыли после кризиса в первую очередь обусловлен более низкими затратами, избыточными доходами и более низкими уровнями обесценивания активов в связи с тем, что экономика вступила в фазу экспансии [5, c. 13–14].
Прибыль любых компаний зависит от уровня издержек, которые они несут. Издержки банков Скандинавии одни из самых низких среди других Европейских стран. Это частично связано с процессом рационализации за последние десять лет, когда эксплуатационные расходы сократились вследствие непрерывного процесса, в ходе которого клиенты банковского бизнеса переходят от физического взаимодействия с банковским персоналом к работе на цифровых платформах. Кроме того, влияние оказывает эффект от масштаба большей концентрации банковского сектора2.
На основе проведенных исследований можно заключить, что банковский сектор Скандинавии характеризуется относительно умеренной концентрацией. Высокая рентабельность повышает устойчивость скандинавской отрасли к разного рода рисков. Рентабельность может быть подвержена давлению со стороны возрастающей оцифровки. Повышение конкуренции на рынке платежных услуг может оказать негативное влияние на доход. Однако именно цифровые платформы позволили банкам экономить за счет высокой автоматизации.
Далее рассмотрим роль FinTech в банковской среде Нордических стран. Финансовые технологии или FinTech в широком смысле являются цифровыми финансовыми услугами, независимо от того, кто является их поставщиком. В узком смысле — это недавно созданные стартап-компании, вошедшие на финансовый рынок, и стремящиеся, прежде всего, к росту, а не высокой рентабельности, и к построению своего бизнеса на той или иной форме инноваций, которая является уникальной для рынка. [10, с.7]
Из-за изменения деловой среды банки были вынуждены переосмыслить свои существующие бизнес-модели. Бизнесу приходится подстраиваться под новую группу клиентов — поколение Миллениума, которые предпочитают пользоваться финансовыми услугами через приложения или веб-браузер.
Финансовые стартапы, имея стоимость в несколько раз меньше, чем гиганты банковского сектора, потеснили их на рынке, что привело как к развитию банками собственных разработок по предоставлению услуг, так и к их сотрудничеству с FinTech компаниями. Например, Swedbank нанял Asteria для разработки специализированных цифровых продуктов и услуг, адаптированных для малого и среднего бизнеса [14].
Небольшие онлайн-инвестиционные банки, такие как Avanza и Nordnet, также выступили в качестве катализаторов изменений. Их совместные инвестиции в технологии машинного обучения с 2016 года привели к созданию «роботов-советников» для помощи клиентам банка [14].
Сотрудничество между финансовыми стартапами и банками выгодно обеим сторонам. Основные преимущества их взаимодействия представлены на рис. 2.
Рис. 2. Преимущества совместной деятельности стартапов и банков
Составлено авторами поданным Fintech Disruptors Report. Nordic Edition [3]
Опрос 2018 года свидетельствует о том, что для банкиров важно сотрудничество с FinTech, прежде всего, с целью генерирования новых потоков дохода (63%), повышая качество обслуживания клиентов (56%) и предложения новых приложений для клиентов (48%). Снижение затрат как причина партнерства заняла шестое место в списке, хотя год назад была в тройке лидирующих ответов. Для FinTech стартапов сотрудничество с банками дает следующие преимущества: повышение престижности компании (84%), быстрый рост масштабов деятельности (59%) и построение доверительных отношений с клиентами (56%). Первые два преимущества сформировались лишь в 2018 году, когда удалось повысить уровень доверия между новыми неизвестными компаниями и клиентами.
На данный момент финансовые технологии являются областью, где Нордические страны имеют относительное превосходство и привлекают значительные инвестиции. Только в 2017 году в Nordic FinTech было вложено более €450 млн Стокгольм, одна из крупнейших европейских FinTech-столиц, получила около €700млн инвестиций в данную область с 2012 года [19].
Успех Швеции, пожалуй, лучше всего объясняется сильной бизнес-экосистемой с точки зрения наличия финансирования и других ресурсов для стартапов. Это также связано с легким доступом к образованию и технологиям. Истории успеха Spotify, King и Klarna послужили популяризации предпринимательства как профессии. Они также стали движущей силой создания программ предпринимательства и механизмов поддержки университетов во всей Швеции [17].
Дания является вторым ведущим центром FinTech в странах Северной Европы, что является хорошим показателем сильной экосистемы и успешных инициатив, проводимых правительством, направленных на укрепление данной деятельности. Копенгаген занял шестнадцатое место в Deloittes Global Fin Tech Hub Review 2017 и седьмое в Европе. Сильная позиция была закреплена созданием Копенгагенской FinTech-лаборатории осенью 2016 года [7].
Лондон является европейским центром для Fintech, но возможный Brexit создает некоторые риски и возможности для других. Многие считают, что Стокгольм, вероятно, привлечет больше инвестиций и утвердится в качестве Hub-а. По данным на 2016 год столица Швеции заняла 5 место среди членов ЕС по размерам инвестиций в данную область, тогда как Лондон возглавил этот список. В абсолютных цифрах в Великобритании в 20 раз больше сотрудников FinTech в Лондоне, чем в Стокгольме. По данным недавнего исследования 31% лондонских сотрудников, скорее всего, будут выведены из Великобритании после выхода Великобритании из ЕС. Это принесло бы пользу другим финансовым центрам, в том числе и Стокгольму [18, c.40–50].
Явным преимуществом Скандинавского региона в конкурентной борьбе является то, что они переходят на вторую волну развития финансовых технологий. В отличие от остальной Европы, которая уделяет больше внимания развитию безналичных платежей, в Северной части в 2018 году лидирующим инвестиционным направлением стала область искусственного интеллекта и автоматизации. [3].
Рис. 3. Индекс цифровой готовности банковского сектора в 2016 году
Составлено авторами по данным Norfico — Nordic Fin Tech Consulting [4]
Международные обзоры регулярно включают регион в десятку самых инновационных стран мира. И дело не только в имеющихся трудовых ресурсах, нормативная база и инфраструктура региона делают его одним из самых простых в мире для ведения бизнеса. Поэтому цифровизация не обошла стороной и скандинавский банковский рынок [3, c.4].
Скандинавский банковский сектор является одним из самых оцифрованных в Европе. В подтверждение данного факта проанализируем данные, представленные на рис.3.
Согласно рейтингу стран мира по цифровой готовности банковского дела Скандинавский регион является одним из лидирующих. Наиболее развита среда в Дании и Швеции, которые занимают 2-е и 3-е места соответственно. С точки зрения клиентов именно эти рынки являются наиболее продвинутыми в использовании цифровых технологий, что связано как с высоким уровнем использования смартфонов, так и с эффективным ведением предпринимательской деятельности в области электронной коммерции. Норвегия занимает 6 место в рейтинге, что связано с меньшим интересом к банковскому сектору.
В Скандинавии платежные решения уже давно являются высококонкурентным продуктом. Примером может служить запуск платформ оплаты Mobile Pay, Swish и Vipps. Транзакции между банками на рынках Северной Европы бесплатны, поэтому они являются отрицательными коммерчески, но привлекательны с точки зрения создания бренда и потока клиентов [3, c. 6].
Оцифровка снизила операционные расходы скандинавских банков посредством: закрытия филиалов и оцифровки информации; самообслуживания через интернет-платформы; уменьшения потребности обработки наличных денег; автоматизацию ручных процессов [4, с.2].
Скандинавские банковские рынки начинают создавать «клиентские платформы» (или агрегаторы спроса) в рамках директивы PSD2. Они позволят клиентам оплачивать счета, получать доступ к данным транзакций и управлять своими бюджетами из одного мобильного приложения, предлагаемого кем-то, кроме их банка. Данный процесс обозначается как «открытое банковское дело». Таким образом, появится доступ к аккаунтам клиентов для сторонних FinTech компаний через API, что позволит использовать данные с целью создания новых продуктов и управления финансами при условии согласия клиента. [4, c.3–5].
Чтобы судить об уровне цифровизации финансовых компаний в Скандинавии, обратимся к исследованию Digital Leaders консалтинговой компании Bearing Point. Результаты отчета по странам Северной Европы представлены на рис.4.
Рис.4. Оценка использования цифровых технологий в банковской отрасли в 2017 году
Составлено авторами поданным BearingPoint [10]
На основании данных графика можно заключить, что в Норвегии, Финляндии и Швеции наблюдаются общие тенденции для банковского сектора. Так, уровень использования мобильных продуктов и цифрового опыта продуктов выше среднего, а цифровой маркетинг не достаточно развит. В Норвегии и Финляндии электронная коммерция менее развита, чем в Швеции. Это связано с культурными особенностями страны.
Поскольку большинство банковских компаний испытывают недостаток в использовании цифрового маркетинга, они могут извлечь выгоду из изучения опыта эффективных отраслей в этом направлении, например, телекоммуникации. Недостаточно высокие результаты в использовании цифровых технологий в Скандинавии, прежде всего, связаны с тем, что они, как ранние компании онлайн-банкинга, отягощены своими устаревшими ИТ-системами [11].
Что касается отдельных банков, то в Швеции лишь три банка достигают высокого уровня использования цифровых технологий: SEB, SBAB Bank и Swedbank. Это позитивное событие, так как ни одна компания в прошлогоднем исследовании не достигла такого уровня. В большинстве категорий ни один другой банк не выходит в лидеры, и, похоже, они тесно сотрудничают с ведущими игроками и следуют за ними. В Норвегии DNB является лидером отрасли, сохраняя свою позицию с прошлого года со средней оценкой (3,0). Nordea Bank достиг отличного (4,0) результата в цифровом маркетинге, что является лучшим результатом в отрасли. В Финляндии лидерами банковского сектора по использованию цифровых технологий являются OP(3,2) и Nordea (3,2). В эксперименте с цифровым продуктом OP по-прежнему оставалась второй лучшей компанией, а Nordea и Danske Bank смогли достичь лучших результатов благодаря веб-сайтам и оптимизации Google Maps [11].
Банковская индустрия изо всех сил пытается быстро адаптироваться к цифровым требованиям. Внедрение Директивы о платежных услугах PSD2, выход Google и Apple на рынок и постоянный рост FinTech заставляют банки и другие финансовые учреждения работать с инновациями. Для существующих банков крайне важно внедрить гибкие способы работы для удовлетворения постоянно меняющихся и растущих ожиданий клиентов. Что отличает компании с наивысшим и низким рейтингом, так это то, что лучшие из них поддерживают ориентацию на клиента и в то же время экспериментируют с новыми технологиями и узнают, как они могут использовать их для улучшения банковских услуг. На цифровые технологии в банках возлагаются большие надежды. Уже сегодня финансовые компании превращаются в технологические центры.
Рассмотрим на примере Nordea Bank цифровую трансформацию банковского сектора стран Северной Европы.
Банк Nordea — крупнейшая компания финансовых услуг в Скандинавском регионе и один из крупнейших банков в Европе. Он образовался в 2001 году в результате слияния четырех компаний: Nordbanken, Merita Bank, Unibank и Christiania Bank. На данный момент группа работает в 20 странах мира, в основном на четырех домашних рынках (Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция). Доля финансовой группы на рынке домашнего региона равняется 17%. Штат банка составляет 30399 сотрудников, клиентская база — 10 млн частных клиентов и 677 тыс. корпоративных клиентов. Что касается чистой прибыли, то в 2017 г. она составила €3031 млн, а сумма активов €581,6 млрд [13]. Nordea занимает 157-е место в списке Forbes 2000, а капитализация является самой высокой среди всех банков Скандинавии3.
По мере роста спроса на цифровые услуги Nordea постоянно работает над тем, чтобы стать успешным цифровым банком, совершенствуя предлагаемые продукты и услуги, такие как новые платформы онлайн-банкинга, мобильные платежи и аналитические инструменты. Проанализируем расходы банка на цифровизацию, представленные на рисунке 5.
Рис. 5. Расходы Nordea на трансформацию в цифровой банк
Источник: Данные банка Nordea [16]
Каждый год компания выделяет свыше €600 млн на цифровое развитие. Расходы банка Nordea в данную сферу росли с 2015 по 2016 год. С 2017 года происходит рост инвестиций в программу упрощения, которая сделает банк более гибким. С 2017 года сокращаются расходы на цифровой банкинг, так как основные разработки в данной сфере приходились на предшествующие годы. Программа согласования и устойчивости подразумевает внедрение новых технологий в сложившуюся систему и создание условий их бесперебойной работы. Пик расходов на эти нужды пришелся на 2016–2017 гг., когда было реализовано большое количество инноваций.
Инвестиции в развитие цифрового банкинга в основном пришлись на открытие обновленного магазина электронной коммерции Nordea; на создание программы персонализированных онлайн-сообщений, генерирующих продажи, и банковского обслуживания со встроенным удаленным сервисом и поддержкой; на современную платформу; на создание платформы FX e-Commerce (мобильная торговля иностранной валютой для корпоративного сегмента) и создание первой платформы мобильного банкинга.
Инвестиции в программу упрощения пришлись: на основную банковскую платформу; облачные технологии (устойчивая инфраструктура, программное обеспечение, объединение платформ как службы с облачным развитием); робототехнику (автоматизация процессов, первый чат-бот) и прочее упрощение.
Уже в 2004 году Nordea стал крупнейшим в мире интернет-банком по объему платежей, с клиентской базой в 4 млн человек. Начиная с 2010 года частные и корпоративные клиенты Nordea могут пользоваться мобильным банкингом. Он позволяет осуществлять все типичные банковские операции, включая местные и международные платежи, а также проверку баланса счета и историю транзакций в любой момент. Технология также предлагает удобный и быстрый конвертер валют и помогает найти ближайший офис банка или банкомат. Дополнительные функции включают мониторинг цен акций в реальном времени и калькулятор сбережений [13].
Вначале мобильный банк Nordea был доступен как для обычных мобильных телефонов, так и для смартфонов в виде бесплатного приложения в AppStore и в Android Market. В настоящее время Nordea предоставляет мобильные платежные системы/решения с самым высоким уровнем проникновения конечного пользователя и транзакционной базой в каждой из Северных стран, а именно Swish, MobilePay, Vipps и Siirto. Система мобильных платежей — это решение, позволяющее клиентам с помощью своего мобильного телефона делать локальные переводы; осуществлять платежи в магазинах; быстро и без рисково оплачивать покупки в интернет-магазинах и в приложениях; осуществлять простой потребительский платеж за счет-фактуру, счета и/или подписки4.
Следуя приверженности к осуществлению платежей все более легким способом, Nordea также предоставляет потребителям возможность использовать такие способы оплаты, как Apple Pay, Samsung Pay и выставлять счета через Facebook Messenger. В целом банк предоставляет доступ более чем 12-ти миллионам активных пользователей.
Банк Nordea активно сотрудничает с другими участниками рынка для создания лучших цифровых продуктов, что поддерживает стратегию по созданию действительно гибкого цифрового банка. В 2017 году Nordea основала компанию Nordea Ventures для стратегических инвестиций в FinTech стартапы с целью разработки новых решений быстрее, чем это можно сделать в одиночку. Банк также сотрудничает с FinTechHubs в Стокгольме, Хельсинки, Осло и Копенгагене.
Кроме того, Nordea стал первым банком в Северной Европе, который создал платформу открытого банкинга, где FinTech и другие внешние разработчики совместно создают новые продукты и услуги для клиентов банка [13].
По последним данным 2500 сторонних разработчиков присоединились к открытому банку Nordea. Открытая банковская платформа была запущена в конце 2017 года, когда данные клиентов из Финляндии были доступны сторонним разработчикам. В 2018 году стало возможно создание приложений и для Швеции. Команда Nordea в настоящее время работает над расширением услуг в Дании и Норвегии [13].
Текущий пилот предоставляет безопасную среду, в которой разработчики могут тестировать API службы информации об учетной записи (AIS) и получать такие данные, как сведения об учетной записи, сальдо счета и история транзакций. Процесс управления пользовательским согласием также тестируется с использованием статического макета пользовательского интерфейса5.
В 2018 году Nordea запустила проект, который касается роботов и искусственного интеллекта (ИИ). Разница между ИИ и роботами заключается в том, что первый со временем становится умнее и может улучшать процессы, в то время как роботы просто повторяют то, что запрограммировали. Всего было запущено три программы6.
По уровню внедрения цифровых технологий банк можно назвать лидером отрасли. Nordea одним из первых стал использовать мобильный банкинг для привлечения клиентов. На данный момент услугами банка можно пользоваться на всех известных платежных платформах региона. Nordea ставит своей задачей стать гибким цифровым банком. Компания ведет активную деятельность по созданию передовых финансовых технологий как самостоятельно, так и в сотрудничестве с другими участниками рынка. Nordea будет продолжать быть банком отношений, ставя клиентов на первое место. Их цель состоит в том, чтобы укрепить сотрудничество с FinTech и подстраиваться под меняющиеся потребности клиентов. Деятельность компании полностью соответствует тенденциям скандинавского рынка и может быть использована в качестве прототипа для ведения эффективного банковского бизнеса в Российской Федерации.
Таким образом, основными преимуществами банковского сектора Скандинавии являются высокий уровень цифрового развития, низкие издержки за счет высокой автоматизации, развитая инфраструктура, инвестиции в низко рискованные проекты. Внесла свой вклад в успешное развитие сектора и относительно высокая рентабельность, что связано с низким уровнем неэффективных активов, и способностью расширять базу доходов вне основной банковской деятельности. Основными движущими силами процесса цифровизации Нордических стран являются возросшая конкуренция на рынке, возросший спрос со стороны поколения Миллениума, культурные особенности региона (приверженность использования инноваций), нежелание пускать на рынок крупных игроков из других стран, государственная политика.
Nordea банк является ярким примером развития банковского сектора Скандинавии. В 2017 году компания запустила первую в Европе платформу открытого банкинга. Ежегодно на цифровое развитие тратится свыше €600 млн, что больше инвестиций, получаемых нордическими FinTechHubs. Основная стратегия компании — следование за клиентом. Компания стремится к сотрудничеству с ведущими компаниями региона, в том числе конкурентами, чтобы создать лучшие продукты и упростить их использование для клиентов. Целесообразным представляется адаптация данной стратегии российскими финансовыми учреждениями. В целом высокий спрос на современные технологии со стороны населения Скандинавии, государственная политика и появление быстрорастущих стартапов привели к трансформации банков в технологические центры. Все рассмотренные принципы и подходы по развитию банковского бизнеса с успехом могут быть адаптированы и в Российской Федерации.


Литература
1. A. Isaksen, R. Martin, M. Trippl. New Avenues for Regional Innovation Systems Theoretical Advances, Empirical Cases and Policy Lessons. Publishingcompany: Spinger. –312 c.
2. Competition in the Swedish banking / Swedish Bankers’ Association. 2018. — 65 c.
3. Fintech Disruptors Report. Nordic Edition: The four seas setting sail for fintech success, 2018. — 25 c.
4. Impact of open banking in Scandinavia // Nordic FinTech Consulting Norfico
5. The Norwegian Banking Crisis in the 1990s: Effects and Lessons / Department of Economics BI Norwegian School of Management. 2010. — 25 Transformation will take Nordea to the next level // Sampo Group Analyst Day 2018
6. Banking in Europe: Facts & Figures, EBF. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ebf.eu/facts-and-figures/previous-editions (дата обращения: 13.11.2018).
7. Bumps in the road ahead for Nordic cashless societies // Computerweekly.com. [Электронныйресурс]. URL: https://www.computerweekly.com/news/450431586/Bumps-in-the-road-ahead-for-Nordic-cashless-societies (дата обращения: 13.11.2018).
8. DanskeBank. [Сайт]. URL: https://danskebank.com (дата обращения: 10.11.2018).
9. Deloitte review: FinTech in the Nordics. [Электронный ресурс]. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/fi/Documents/financial-services/FinTech_in_the_Nordics_FINAL.pdf (дата обращения: 10.11.2018).
10. Digital Leaders in Europe 2019. [Электронныйресурс].URL: https://www.bearingpoint.com/en/our-success/digital-leaders/ (дата обращения: 13.11.2018).
11. EPSIRatingGroup. [Электронный ресурс]. URL: http://www.epsi-rating.com/our-approach/ (дата обращения: 13.11.2018).
12. NordeaBank AB. [Сайт]. URL: https://www.nordea.com/en/ (дата обращения: 10.11.2018).
13. Nordic banks face digitisation decisions over PSD2 // Computerweekly.com. [Электронныйресурс]. URL: https://www.computerweekly.com/news/450430868/Norway-merges-payment-systems-to-combat-global-competition (дата обращения: 13.11.2018).
14. Nordic banks plan major digital transformation of operations // Computerweekly.com. [Электронныйресурс]. URL: https://www.computerweekly.com/news/252441026/Nordic-banks-plan-major-digital-transformation-of-operations (дата обращения: 13.11.2018).
15. Nordic banks target SME customers with fintech services // Computerweekly.com. [Электронныйресурс]. URL: https://www.computerweekly.com/news/252451279/Nordic-banks-target-SME-customers-with-fintech-services (дата обращения: 13.11.2018).
16. Our Transformation // Casper von Koskull, President and Group CEO Torsten Hagen Jшrgensen, Group COO and Deputy CEO, 2017. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nordea.com/Images/35–230367/Nordea%20Transformation%202017–10–27.pdf (дата обращения: 13.11.2018).
17. Stockholm FinTech Report. An overview of the FinTech sector in the greater Stockholm region. 2018. — 126 c. [Электронный ресурс]. URL: https://fintechhub.global/media/1217/stockholmfintechreport2018v23.pdf (дата обращения: 10.11.2018).
18. Swedbank. [Сайт]. URL: https://www.swedbank.com (дата обращения: 10.11.2018).
19. The Fintech boom in the Nordics — another unicorn sold! [Электронный ресурс]. URL: https://www.alfredberg.com/fintech-boom-nordics-another-unicorn-sold/ (дата обращения: 13.11.2018).

Сноски 
1 AT Kearney: Banking in a digital world. [Электронный ресурс]. URL: https://www.atkearney.de/documents/856314/3998533/Banking+in+a+digital+world.pdf/44829263–4c00–4925-ae05–9fc37217d6bb
2 Competition in the Swedish banking sector by Swedish Bankers’ Association, с.21
3 ForbesGlobal 2000 [Электронныйресурс]. URL: http://www.forbes.com/global 2000 the Banker.com
4 URL:https://www.nordea.com/en/our-services/cashmanagement/oursolutions/mobile-payments/
5 URL: https://www.nordea.com/en/press-and-news/news-and-press-releases/the-digital-hub/2017/2017–07–04-open-banking-pilots-are-launched.html
6 URL: https://www.nordea.com/en/press-and-news/news-and-press-releases/news-en/2018/how-our-robots-are-helping-customers.html

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия