Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Усманова И. Х.
доцент кафедры географии
Сибирского федерального университета (г. Красноярск),
кандидат географических наук

Лигаева Н. А.
доцент кафедры географии
Сибирского федерального университета (г. Красноярск),
кандидат географических наук

Кузнецова О. А.
доцент кафедры географии
Сибирского федерального университета (г. Красноярск),
кандидат биологических наук


География внешних миграций населения Красноярского края в начале ХХI века
В статье рассматривается характер современных внешних миграционных потоков населения Красноярского края. Дается анализ миграционного прироста населения крупнейшего региона России, сложившегося в результате передвижения мигрантов по федеральным округам РФ. Представлены итоги международной миграции Красноярского края
Ключевые слова: Красноярский край, миграция населения, иммиграция, социально-экономическая политика, международная миграция
УДК 314.74; ББК 65.049   Стр: 146 - 149

Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года нацелена на улучшение демографической ситуации в стране. Одно из направлений по стабилизации и росту численности населения России состоит в привлечении мигрантов в соответствии с потребностями демографического и социально-экономического развития, с учетом необходимости их социальной адаптации и интеграции. Решение задачи по привлечению мигрантов в соответствии с потребностями демографического и социально-экономического развития включает в себя:
● содействие добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, на постоянное место жительства в Российскую Федерацию;
● привлечение квалифицированных иностранных специалистов на постоянное место жительства в Российскую Федерацию, привлечение молодежи из иностранных государств (прежде всего из государств — участников Содружества Независимых Государств);
● совершенствование миграционного законодательства Российской Федерации;
● разработку социально-экономических мер по повышению миграционной привлекательности территорий, из которых происходит отток населения и которые имеют приоритетное значение для национальных интересов, разработку и внедрение федеральных и региональных программ, направленных на создание благоприятных условий для адаптации иммигрантов к новым условиям и интеграции их в российское общество;
● создание условий для интеграции иммигрантов в российское общество и развития терпимости в отношениях между местным населением и выходцами из других стран в целях предотвращения этноконфессиональных конфликтов [1], [2].
По итогам реализации второго этапа Концепции предполагается к 2016 году, наряду с повышением естественного прироста населения страны, уменьшить отток квалифицированных специалистов, увеличить объемы привлечения на постоянное место жительства в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, квалифицированных иностранных специалистов и молодежи, обеспечить на этой основе миграционный прирост на уровне не менее 200 тыс. человек ежегодно.
На третьем этапе (2016–2025 гг.) предусматривается в целях замещения естественной убыли населения активизировать работу по привлечению на постоянное место жительства в Российскую Федерацию иммигрантов трудоспособного возраста.
Работа по привлечению мигрантов в Сибирь и их закреплению очень актуальна. Нарастающий дефицит трудовых ресурсов привёл к тому, что, по данным Отдела народонаселения ООН, Россия в 2017 г. занимала четвёртое место в мире по количеству мигрантов, число которых достигло 11,6 млн чел., уступив пальму первенства США, Саудовской Аравии и Германии. Вместе с тем, по числу выехавших мигрантов Россия уступает лишь Индии и Мексике, занимая третье место в мире [3]. Рассмотрим ситуацию с внешней миграцией населения на примере Красноярского края.
По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. население Красноярского края составило 3596,2 тыс.чел., что делало его самым крупным по численности населения сибирским субъектом [4]. Последовавшее после распада СССР сокращение естественного прироста привело к уменьшению численности населения и трудовых ресурсов (рис. 1).
Рис.1. Динамика численности населения и коэффициентов естественного движения населения Красноярского края, 1970–2015 гг. [5]
К концу советского периода в Красноярском крае сформировался устойчивый приток мигрантов для освоения природных ресурсов Канско-Ачинского территориально-промышленного комплекса, Норильского и Красноярского промышленных узлов. Их прирост достигал 22–25 тыс. чел. в год. Положительное сальдо миграции наблюдалось вплоть до 1996 г., а с 1997 г. начался период миграционной убыли. Следующие десять лет ситуация с миграцией сохранялась и только с 2007 года приток мигрантов стал больше оттока. В настоящее время размах миграции достигает масштабов советского периода — до 100 тыс. чел. в год, но сальдо миграции едва превышает 2 тыс. чел. [6].
Вклад миграции в рост населения колеблется, максимального значения в 85% от общего прироста она достигла в 2011 г., в 2014 г. снизилась до 16% и к 2016 г. постепенно возросла до 55% (рис.2). Причина такого непостоянства кроется в темпах экономического развития края, а также в порядке учёта долгосрочной миграции: до 2011 г. мигранты учитывались при регистрации по месту пребывания на срок 1 год и более, а с 2011 г. срок пребывания, который давал статус мигранта, сократился до 9 месяцев. В 2012–2014 гг. из-за введённых изменений в порядке учёта долгосрочной миграции в большей степени возросло число учтённых выбытий, в результате чего миграционный прирост снизился.
Рис.2. Структура прироста населения Красноярского края, %
Анализ территориальной структуры миграции приводит к выводу, что при обмене населением с регионами России фиксировалась миграционная убыль населения края, а международный обмен давал прирост населения (табл.1).

Таблица 1
Структура прироста населения Красноярского края, чел. [5]
ГодПрирост населения
ВсегоЕстест­венныйМеханический
ВсегоМежрегио­нальныйВнешний
(международный)
201026223962226-32015407
201192911324796714046563
2012807942863793-14605223
2013633549441391-47266117
201459635028935-42685203
2015771749642753-38666619
2016881139834828-28067634
20171196267929-44655394

Интенсивность выбытия населения с территории Красноярского края в другие регионы России заметно выросла по сравнению с 2010 годом, достигнув максимума в 2013 году. Также растёт коэффициент прироста международных мигрантов (рис. 3).
Рис.3. Коэффициенты межрегионального и международного миграционного прироста населения Красноярского края, ‰
Является ли такое замещение населения равноценным? Рассмотрим территориальную, половозрастную и образовательную структуру мигрантов. Анализ географии выбытия мигрантов с территории Красноярского края в другие субъекты Российской Федерации показывает её разнонаправленность: миграционная убыль населения сложилась с Центральным, Южным, Северо-Западным, Приволжским и Крымским федеральными округами, при этом, чем западнее округ, тем большее выбытие туда происходит. Вероятнее всего, масштаб миграции связан не столько с географическим положением, сколько с уровнем экономического развития принимающих территорий. Наибольший миграционный прирост населения в Красноярском крае дали другие области и края Сибири, а также Северо-Кавказский и Дальневосточный федеральные округа (рис.4).
Рис. 4. Миграционный прирост (убыль) населения Красноярского края, сложившийся в результате передвижения мигрантов по федеральным округам РФ, чел., 2015 г.
Главные причины выбытия мигрантов из Красноярского края либо экономические (поиск работы), либо связаны со стремлением получить образование в высших учебных заведениях Центральной России. Приток значительного числа мигрантов в Красноярский край из других субъектов Сибири объясняется теми же причинами, только эти потоки образуются, вероятно, в тех административных образованиях, в которых возможностей получить образование и работу меньше.
В международном обмене населением 2016 г. 80% прироста миграции обеспечили республики бывшего СССР, а среди них 46% притока пришлось на Таджикистан, Киргизию, Азербайджан. Удельный вес этих стран традиционно велик. В период 2010–2016 гг. заметно возрос вклад в миграционный прирост населения края со стороны Украины, он увеличился с 6% до 21% мигрантов из СНГ. Возросло значение притока мигрантов из стран дальнего зарубежья — его доля увеличилась с 5% в 2010 г. до 20% в 2016 г.
В половой структуре международных мигрантов 60% составляют мужчины, а в возрастной структуре преобладают лица трудоспособного возраста, доля которых превышает 80% их общего числа (рис.5).
Рис.5. Распределение международных мигрантов Красноярского края по основным возрастным группам в 2015 году, % от общей численности мигрантов.
Образовательная структура прибывших в Красноярский край в 2015 году мигрантов показывает преобладание лиц, не имеющих профессионального образования, а также преобладание лиц со средним профессиональным образованием среди имеющих профессиональное образование (рис. 6). Для сравнения можно указать, что в населении Российской Федерации доля лиц с профессиональным образованием составила 61% в 2015 г. [6], [7].
Рис. 6. Распределение прибывших международных мигрантов в возрасте 14 лет и старше по уровню образования, 2015 г., %
Вклад городов и муниципальных районов Красноярского края в межрегиональную миграцию населения неравнозначен и соответствует их экономическому положению. Так, например, в 2015 году межрегиональная миграционная убыль отмечена в двенадцати городских округах, наиболее значительная в гг. Норильск (1350 чел.) и Ачинск (479 чел.). Наибольший межрегиональный миграционный прирост населения зарегистрирован в городских округах Красноярск (1150 чел.) и Сосновоборск (140 чел.) (рис. 7).
Рис. 7. Межрегиональный миграционный прирост (убыль) населения по городским округам Красноярского края, 2015 г., человек
Нет ничего удивительного в том, что Красноярск, как ядро Красноярской агломерации, и Сосновоборск, как экономически тяготеющий к нему ближайший город, привлекают население даже из других регионов России, преимущественно Дальнего Востока и Сибири.
Что касается муниципальных районов, то большинство из них в межрегиональном миграционном обмене показывает убыль населения — например, в 2015 г. она отмечается в тридцати восьми из сорока четырех районов, входящих в состав края.
Наибольшая убыль зафиксирована в Таймырском Долгано-Ненецком (332 чел.), Курагинском (251) и Идринском (134 чел.) муниципальных районах. Межрегиональный миграционный прирост отмечается в Богучанском муниципальном районе (153 чел.) (рис.8).
География миграционного прироста населения муниципальных районов, как и городских округов, объясняется их экономическим положением. Лидерами по прибытию межрегиональных мигрантов являются районы Нижнего Приангарья Красноярского края, в которых с 2006 г. осуществляется комплексный проект развития данной территории при государственной поддержке в виде финансирования затрат из средств Инвестиционного фонда Российской Федерации на сооружение инфраструктурных объектов. Здесь создается Богучанское энерго-металлургическое объединение (БЭМО) в составе Богучанской ГЭС и строящегося алюминиевого завода. При выходе БЭМО на полную мощность будет создано 10 тыс. рабочих мест.
Значительная миграционная убыль населения из Таймырского муниципального района Красноярского края в обмене с другими субъектами Российской Федерации объясняется постоянной модернизацией предприятий компании «Норильский никель» и сокращением занятости с последующим переездом бывших работников за пределы края.
В заключение можно привести следующие выводы об итогах международной и региональной миграции населения Красноярского края:
– в 2010–2016 гг. Красноярский край характеризовался положительным сальдо международной миграции, обусловленным миграционным приростом со странами СНГ;
– основную часть международного миграционного потока составляли лица из стран СНГ;
– среди прибывших из-за рубежа только 20% зарегистрировано на постоянное место жительства;
– в миграционных потоках чаще участвуют мужчины трудоспособного возраста;
– образовательный уровень прибывающих мигрантов невысокий;
– в межрегиональном обмене Красноярский край показывал отрицательный миграционный прирост, особенно за счёт территорий своего Крайнего Севера.
Рис.8. Межрегиональный миграционный прирост (убыль) населения по муниципальным районам Красноярского края, 2015 г., чел.


Литература
1. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года [Электронный ресурс]: указ Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 г. № 1351 // ДемоскопWeekly. 2007. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/koncepciya/koncepciya25.html
2. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года [Электронный ресурс]: Деятельность. Министерство // Минтруд России. 2012. URL: https://rosmintrud.ru/ministry/programms/6
3. International migrant stock: The 2017 revision [Электронный ресурс]: monitoring Global population trends // Department of Economic and Social Affairs. 2017. URL:
http://www.un.org/en/development/desa/population/migration/data/estimates2/estimates17.shtml
4. Всесоюзная перепись населения 1989 г. Численность населения СССР, РСФСР и ее территориальных единиц по полу [Электронный ресурс]: приложения // Демоскоп Weekly. 2019. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus89_reg1.php
5. Красноярский краевой статистический ежегодник 2017 [Электронный ресурс]: Управление Федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю, Республике Хакасия и Республике Тыва // Статистический сборник. Красноярск. № 1.37.2. 2017. URL: http://krasstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krasstat/ru/publications/pubKras/official_publications/electronic_versions/
6. География Сибири в начале ХХI века. Восточная Сибирь / Под ред. В.М. Плюснина. — Новосибирск: Академическое издательство «Гео». — 2016. — Т.6.
7. Российский статистический ежегодник 2015 [Электронный ресурс]: Официальная статистика // Ежегодник Федеральной службы государственной статистики. 2015. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1135087342078

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия