Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (69), 2019
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Лопатин С. А.
профессор кафедры гостиничного и ресторанного бизнеса
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор медицинских наук

Широкожухов В. В.
доцент кафедры гостиничного и ресторанного бизнеса
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат технических наук


Пищевые предпочтения как проблема здорового питания студентов
Статья направлена на изучение рационов питания и продовольственных предпочтений студентов Санкт-Петербургского государственного экономического университета (СПбГЭУ). В работе выявляется зависимость пищевого поведения учащихся от знаний принципов здорового питания. Данные исследования иллюстрируют, что от осведомлённости анкетируемых студентов зависит уровень выполнения норматива потребления здоровых продуктов. В статье даны рекомендации по повышению экономической доступности продовольствия и стимулированию спроса. Предложено законодательно закрепить обогащение хлеба и молока микронутриентами
Ключевые слова: здоровое питание студентов, пищевое поведение, доля расходов на еду по странам, обогащение продуктов микронутриентами
УДК 613.2:312; ББК 51.230   Стр: 184 - 185

Выборочное обследование рационов питания, пищевого поведения детей и подростков в возрасте 3–19 лет, проведенного Росстатом на выборке 45 тыс. домохозяйств во всех субъектах РФ, показало, что основные нарушения питания заключаются в избыточном потреблении общего жира, насыщенных жирных кислот, добавленного сахара и поваренной соли в сочетании с недостаточностью кальция и железа. Потребление белка и жира в процентах от калорийности рациона детей всех возрастов прямо зависит от величины среднедушевого дохода в семье, тогда как потребление общих углеводов и добавленного сахара снижается при его увеличении. Результаты анализа потребления макронутриентов свидетельствуют о существенном влиянии социально-экономических факторов на характер питания детей, их поведенческие предпочтения: увеличение квоты белка и жира в более обеспеченных семьях вследствие значительного потребления высокобелковой пищи животного происхождения [7, 8]. Специалисты ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» считают, что основные нарушения питания детской популяции 3–19 лет могут стать факторами риска нарушения роста и развития детей, а также быть предикторами развития патологических состояний и заболеваний во взрослой жизни. При изучении ими витаминной обеспеченности взрослого населения РФ (1200 человек) из различных регионов, проведенные в 2015–2017 гг., установлено, что недостаток витаминов группы В по-прежнему встречается значительно чаще, чем недостаточность витаминов А, Е и С, а недостаток витамина Д является самым распространенным по сравнению с дефицитом других витаминов. Недостаток витамина Д по уровню его в крови обнаруживался у 57,5% взрослого трудоспособного населения, витаминов группы В — у 12,6–34,5%, витаминов А и Е — у 5,3–10,8%. Для решения проблемы возникла настоятельная необходимость принятия нормативных актов, регламентирующих обязательное обогащение пищевых продуктов массового потребления (хлеба и молока) витаминами группы В и Д [9, 11, 12].
Настоящее исследование поведенческих предпочтений студентов очного и заочного отделений факультета Сервиса, туризма и гостеприимства СПбГЭУ осуществлялось с целью:
– определить уровень знаний правил здорового питания, которыми современному молодому человеку целесообразно следовать при выборе здоровой пищи;
– установить наличие у него образного понимания принципов здорового питания. Например, в такой графической форме как пирамида здорового питания, которая позволяет человеку понять, какие группы пищевых продуктов ему особенно полезны и необходимы. В пирамиде наиболее важные блоки (зерновые и мучные продукты, овощи и фрукты, мясо и молоко) находятся в ее основании, менее существенные части (жиры и сладости) — на ее вершине.
Результаты анкетирования студентов позволили разделить их на три группы: у первой группы (n = 7) знания оценены как «отличные», у второй (n = 17) — как «хорошие», у третьей (n = 13) — как «удовлетворительные». Респонденты в разной степени владели знаниями о критериях здорового питания, включая их информированность: о доле животных белков в суточном рационе; о необходимости ограниченного потребления поваренной соли; о перечне пищевых продуктов, богатых клетчаткой и пищевых продуктов, содержащих в достаточном количестве кальций (табл. 1).

Таблица 1
Зависимость пищевого поведения студентов от уровня знаний принципов здорового питания

Наименование показателя
Уровень знаний (в баллах)
Неудовлетворительно
(n = 13)
Хорошо
(n = 17)
Отлично
(n = 7)
1. Степень выполнения нормативов
потребления пищевых продуктов (%):
– мясо или рыба
– свежие фрукты
– йодированная и фторированная поваренная соль


51
64
33


68
71
55


84
104
60
2. Число опрошенных, при покупке
в торговой сети продовольственных товаров,
положительно ориентировавшихся:
– на выгодную цену
– на жирные сорта рыбы
– на соки
– на энергетические напитки



92
38
62
0



82
47
58
24



84
57
28
0
3. Доля затрат на питание в семейном бюджете (в %)544040

Представленные в таблице 1 данные иллюстрируют, что студенты, лучше осведомленные о принципах здорового питания, в большей степени выполняют рекомендуемые нормативы потребления пищевых продуктов, богатых животным белком, витаминами, непредельными жирными кислотами, а также обогащенных йодом и фтором. При покупке они в меньшей степени учитывали стоимость товара, ориентируясь, в первую очередь, на полезные питательные свойства и отдавая предпочтение свежим фруктам, а не соковой продукции. Энергетические напитки в первую очередь выбирали 24% опрошенных, знания которых оценивались на уровне «хорошо». Ранее нами сообщалось об особенностях фактического питания и пищевого поведения студентов на территории университета, связанных с потреблением энергетических напитков и использованием автоматов быстрого питания. Автоматы быстрого питания были популярны среди 47,1% респондентов, а каждый второй студент употреблял напитки, содержащие кофеин [10].
Во всех группах опрошенных студентов доля средних затрат на питание в семейном бюджете была очень высокой: от 40 до 54%, достигая у некоторых респондентов 70–80%. Учитывая, что потребление ряда полноценных пищевых продуктов было ниже 20% при одновременных затратах на питание выше 50% семейного бюджета, имеется основание утверждать о частичной экономической доступности продовольствия для молодых людей, т.к. доступность как адекватную можно оценивать только при условии, если «уровень покупательного спроса населения при сложившихся ценах обеспечивает возможность приобретения населением основных пищевых продуктов в объемах и ассортименте, не ниже установленных рациональных норм потребления, необходимых для обеспечения здоровья и активной жизни человека» [3].
В странах с формирующейся рыночной экономикой может сложиться ситуация, когда население по причине роста цен или снижения доходов будет вынуждено резко ограничить потребление продуктов питания [1]. В условиях действия экономических санкций и продовольственного эмбарго стоимость продуктов питания заметно возросла: за три года введения санкций и эмбарго продукты питания в России подорожали в 1,5 раза [2]. К концу 2018 года доля расходов на еду составила 31,2 % от месячного дохода (таблица 2).
В странах Западной Европы расходы на продовольствие в среднем не превышают 20% [4]. В международных исследованиях бедными принято считать тех, чьи расходы на продукты питания поглощают 70% или более от общих расходов [5].

Таблица 2
Доля расходов на еду по странам (в % от месячного дохода) [6]
СтранаДоля
Люксембург
Великобритания
Нидерланды
Россия
Молдавия
Казахстан
Украина
8,7
10,0
10,6
31,2
43,4
46,0
50,9

Известны меры, которые следует осуществлять для повышения экономической доступности продовольствия, например, за счет стимулирования спроса. В этом направлении могут быть реализованы региональные программы поддержки наиболее уязвимых групп населения, доходы которых не позволяют приобрести набор продуктов питания, необходимый для поддержания активного и здорового образа жизни. В частности, целям повышения экономической доступности продовольствия могло бы способствовать предоставление субсидий на организацию питания детей, пенсионеров, беременных и кормящих женщин [1].
Наконец, в условиях недостаточных знаний потребителей о принципах здорового питания, отсутствии предпочтения в выборе дорогих, но имеющих высокую питательную ценность пищевых продуктов, а также в связи с частичной экономической доступностью здоровой пищи возникла необходимость законодательного закрепления обязательного обогащения хлеба и молока (продуктов ежедневно потребляемых большинством населения независимо от месячного дохода) микронутриентами, дефицит которых наиболее часто обнаруживается в рационе и в организме потребителей.


Литература
1, Бородин К.Г. Экономическая доступность продовольствия: факторы и методы оценки // Экономический журнал ВШЭ. — 2018. — Т. 22. — No 4. С. 563–582.
2 За три года эмбарго продукты подорожали в полтора раза // Независимая газета. — 2017, 7 августа.
3. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации о т 30.01.2010 г. No 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // Российская газета. — 2010. Федеральный выпуск № 5100 (21). — 03.02.2010 г. (https://rg.ru/2010/02/03/prod-dok.html).
4. Воблая И., Проненко Г. Сравнительная характеристика потребительской корзины в России и странах Европы // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — Т. 13. — С. 2581–2585. (http://e-koncept.ru/2015/85517.htm)
5. Lipton M. Poverty, Undernutrition, and Hunger // World Bank Staff Working Paper. No 597. Washington, D.C.: World Bank, 1983.
6. Александрова Л. Полцарства за еду. Россияне тратят на продукты питания почти треть доходов // www.mk.ru 19–26 декабря 2018 г.
7. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Фатьянова Л.Н., Семенова Я.А., Базарова Л.Б., Устинова Ю.В. Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет // Гигиена питания.- 2017.- Т.86. № 4. — С. 50–60.
8. Мартинчик А.Н., Кешабянц Э.Э., Кудрявцева К.В. Нарушения структуры питания детей России в возрасте от3 до 19 лет // Педиатр.- 2017.- Т. 8 Спецвыпуск.- С. 212–213.
9. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Витаминная обеспеченность взрослого населения Российской Федерации: 1987–2017 гг. // Вопросы питания.- 2018.- Т.87. — № 4. — С. 62–68.
10. Лопатин С.А., Чернова С.В. Факторы риска ухудшения здоровья студентов, связанные с организацией питания // Вестник индустрии гостеприимства.- 2016.- Выпуск 1. — С.72 — 79.
11. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Обеспеченность населения России микронутриентами и возможности ее коррекции. Состояние проблемы // Вопросы питания. — 2017. — Т. 86. — № 4. — С. 113–124.
12. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Анализ отечественного и международного опыта использования обогащенных витаминами пищевых продуктов // Вопросы питания. — 2016..- Т. 85. — №2. — С. 31- 48.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия