Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Нуянзин В. М.
заместитель руководителя Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи СНГ,
начальник управления делами (г. Санкт-Петербург)


Развитие евразийской интеграции и энергетическая безопасность
Статья посвящена раскрытию особенностей кооперации и сотрудничества в обеспечении энергетической безопасности в евразийском регионе. Выявлены противоречия между национальными и региональными экономическими интересами, обусловленными разной скоростью проведения экономических преобразований в евразийских странах, разнообразием и спецификой моделей социально-экономического развития. Рассмотрены условия и факторы обеспечения энергетической безопасности. Определены приоритеты государственной энергетической политики России и стран евразийского региона, включающие внедрение инновационно-цифровых энергосберегающих технологий, более экономное использование традиционных источников энергии, создание умных логистических сетей и энергоинформационных систем, а также участие ряда евразийских стран в разработке углеводородных ресурсов на континентальном шельфе арктических морей и северных территорий России
Ключевые слова: евразийская интеграция, рынок углеводородов, нефть, газ, энергетическая безопасность, энергетическая бедность
УДК 339.923; ББК 65.9   Стр: 10 - 12

В современных условиях, характеризуемых динамичным развертыванием процессов глобализации, происходят глубинные структурные преобразования и цифровая трансформация мировой, региональных и национальных социально-экономических систем [6]. В последние годы в глобализационные процессы все более активно вовлекаются страны евразийского региона, в которых одновременно усиливаются региональные интеграционные процессы. Углубляется экономическая взаимозависимость стран, характеризуемая углублением международного разделения труда, международной торговли, производственной и технологической международной кооперации. Важнейшей сферой такой международной кооперации и сотрудничества является сфера энергетики. При этом растущая зависимость большинства стран от импорта энергоносителей и электрической энергии придает особую остроту проблеме установления цен на нефть и газ, которые во многом определяют уровень достижения энергетической безопасности в национальной, региональной и мировой экономике.
Следует учитывать, что в последнее время усилилась политическая нестабильность в ряде нефтедобывающих стран (например, Венесуэла, Сирия, Ливия) и в мире в целом, что затрудняет достижение договоренности о сбалансированных ценах и объемах добычи, экспорта и импорта энергоресурсов. Также наблюдается рост санкционных ограничений на инвестиции в ряд нефтедобывающих стран, что снижает финансовые возможности для модернизации нефтяной и газовой промышленности, строительства логистических систем для транспортировки нефти и газа (например, попытки США заблокировать строительство трубопровода из России в Европу «Северный поток 2»).
В деле обеспечения международной энергетической безопасности необходимо проведение сбалансированной политики, которая должна учитывать документы и соглашения международных организаций (ООН, ВТО, МЭА, МАГАТЕ и др.), а также предусматривать использование эффективных методов регулирования спроса и предложения энергоресурсов с учетом спекулятивных отклонений и геополитических шоков. Главным принципом международного сотрудничества в энергетической сфере должен быть принцип взаимовыгодного сотрудничества и согласования противоречивых интересов. На Восточном экономическом форуме Президент России В.В. Путин отметил, что в настоящее время в Евразийском регионе формируется несколько интеграционных контуров, которые позволяют реализовывать проекты на принципах взаимной выгоды [10].
В процессе усиления интернационализации и глобализации экономики главным противоречием становится противоречие между национальными, региональными и транснациональными экономическими интересами. Оно выражается, во-первых, в противоречии между стремлением к созданию глобальных систем информации, производства и логистики, и стремлением отдельных стран к определенному обособлению хозяйственной деятельности в национальных границах. Во-вторых, в столкновении интересов суверенных государств и интересов транснациональных корпораций. В-третьих, по мере расширения влияния и деятельности таких международных экономических организаций, как ВТО, Всемирный банк, МВФ, все более значимым становится противоречие между интересами наиболее развитых и развивающихся стран в рамках этих организаций. В-четвертых, противоречие порождается стремлением отдельных крупных держав (прежде всего США) к санкционному давлению, диктату и навязыванию другим странам невыгодных соглашений, которое наталкивается на сопротивление других государств, выступающих против ограничений их национально-государственной самостоятельности.
Преодоление названных противоречий требует на основе международных норм принятия всесторонне взвешенных решений об организации взаимовыгодного международного сотрудничества и партнерства, и прежде всего, в области мировой энергетики и обеспечения энергетической безопасности. В евразийском пространстве идет формирование новых интеграционных объединений (например, ЕАЭС, ШОС), что способствует «постепенному переходу от однополярного мира к многополярному» [9].
Следует учитывать, что до сегодняшнего дня существуют проблемы согласования интересов взаимодействующих стран в евразийском регионе, обусловленных разной скоростью проведения экономических преобразований в евразийских странах, разнообразием и спецификой моделей социально-экономического развития, обострением конкуренции за иностранные инвестиции, по установлению цен на энергоресурсы и тарифы на их транзит. Евразийское экономическое пространство сегодня характеризуется значительной неравномерностью развития, разрывом основных макроэкономических показателей и индикаторов. Так, вклад экономик стран ЕАЭС в мировой ВВП составляет около 4%. Доля экономики Китая в мировом ВВП составляет около 17%. В этой связи актуальным является гармонизация законодательства стран евразийского экономического пространства, согласование интересов при реализации крупных совместных инвестиционных проектов, нахождение сбалансированности между различными национальными и интеграционными приоритетами ресурсного, инвестиционного и экономического развития.
При изучении интеграционных процессов в Евразийском регионе следует учитывать ряд особенностей. С одной стороны, следует учитывать национальные особенности и неравномерность развития стран евразийского экономического пространства, которые обусловливают противоречивость и специфику евразийских экономических отношений. С другой стороны, Евразийская интеграция способствует региональному сотрудничеству, углублению кооперации, устойчивому развитию, образованию интеграционных союзов, которые должны стать новыми полюсами роста в условиях роста геополитической нестабильности и усиления глобальной гиперконкуренции [5].
Важной особенностью Евразийского экономического союза и других региональных объединений является, с одной стороны, либерализация внешнеэкономической деятельности внутри данного интеграционного объединения, а, с другой стороны, проведение политики протекционизма за его пределами по отношению к конкурентам [3].
Важнейшее значение в системе приоритетов евразийской интеграции имеет развитие сотрудничества евразийских стран в энергетической сфере. Международное Энергетическое Агент­ство в своих документах раскрывает содержание понятия «глобальная энергетическая безопасность», которую определяет в энерго-экологическом контексте как непрерывный доступ к «энергии при условии не нанесения вреда окружающей среде» [8]. В Энергетической стратегии России на период до 2030 года национальная энергетическая безопасность определяется в контексте обеспечения защищенности страны, ее граждан, общества, государства и экономики от угроз надежному топливо- и энергообеспечению. Международная энергетическая безопасность должна способствовать формированию устойчивой системы международного и регионального энергетического партнерства.
При обеспечении региональной, национальной и международной энергетической безопасности в ХХI веке необходимо учитывать действие целого ряда факторов:
— все увеличивающуюся зависимость большинства развитых и развивающихся стран мира от импорта нефти и газа;
— растущие экспортно-импортные риски (договоренности и конфликты по вопросу о регулировании цен на нефть и газ, тарифов на транзит энергоресурсов и др.);
— высокая волатильность, неустойчивость и низкая предсказуемость динамики мировых цен на энергоресурсы;
— нарастающая проблема «энергетической бедности» многих стран;
— необходимость диверсификации использования возобновляемых и невозобновляемых источников энергии, а также маршрутов поставок импортируемой энергии;
— резкий рост инвестиций в развитие новых энергосберегающих и экологических технологий;
— рост инвестиционных потребностей для модернизации традиционной энергетики;
— рост затрат на снижение выбросов СО2 и защиту окружающей среды от загрязнений;
— увеличение доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе стран в целях экологической безопасности;
— рост уязвимости мировой и национальной энергетической инфраструктуры от стихийных природных бедствий и террористических актов.
Концептуальной основой разработки и проведения эффективной энергетической политики и энергосберегающей модели воспроизводства энергоресурсов в евразийском регионе должно стать оптимальное сочетание рыночных и государственных методов регулирования и стимулирования инвестиций в энергетическую отрасль. Усиление стимулирующей роли государства может проявляться посредством предоставления крупных кредитов, осуществления крупных инвестиций в разведку и добычу нефти и газа, участия в модернизации транспортно-логистической инфраструктуры, строительства магистральных газопроводов для экспортного транзита нефти и газа, создание совместных предприятий по их добыче, транспортировке и использованию. Углубление интеграции предполагает создание институтов и механизмов согласования интересов и совместных стран-экспортеров, стран-транзитеров и стран-потребителей энергоресурсов. Все это должно стать основой для обеспечения энергетической безопасности и устойчивого развития стран евразийского региона.
В настоящее время особенно остро ставится вопрос о согласованном решении двух взаимосвязанных проблем: обеспечения энергетической безопасности и преодоления энергетической бедности. При этом, растущая зависимость большинства стран от импорта энергоносителей и электрической энергии придает особую остроту проблеме цен на нефть и газ, которые во многом определяют устойчивость развития и уровень достижения энергетической безопасности в национальной и мировой экономике. Фактором, влияющим на сбалансированность мировых энергетических рынков, является согласованное установление квоты по объему добычи, производства и продажи нефти странами ОПЕК, а также нефтяная политика других крупных стран-экспортеров нефти и газа.
Важнейшей задачей сегодня является преодоление энергетической бедности ряда развитых и развивающихся стран, что обусловлено неравномерным размещением разведанных запасов энергоресурсов (нефти и природного газа). По данным «British Petroleum», большая часть мировых запасах нефти и газа сосредоточена в Саудовской Аравии, Венесуэле, Катаре, Иране, России, Казахстане, Китае и США. На долю Китая и Индии в настоящее время приходится более 25% мирового энергопотребления. По оценкам экспертов, в странах ЕС потребность в импортных энергоресурсах к 2030 году может достигать 70% всей потребности в нефти, газе и других энергоносителях. По прогнозам Международного энергетического агентства, мировой спрос на нефть будет ежегодно устойчиво расти до 2024 года за счет роста потребностей нефтехимической отрасли и производителей авиационного топлива [7].
Одним из приоритетов в государственной энергетической политике многих развитых стран становится внедрение инновационно-цифровых энергосберегающих технологий, более экономное использование традиционных источников энергии (нефти, газа, угля), а также расширение масштабов производства и использования возобновляемых энергетических ресурсов. Перспективными направлениями обеспечения мировой энергетической безопасности являются цифровизация энергетики и создание «умных сетей» и энергоинформационных систем [1].
В деле достижения долгосрочного сбалансированного спроса на энергоресурсы на евразийском и мировом рынках важную роль играет разработка углеводородных ресурсов на континентальном шельфе морей Арктики (Баренцева, Печорского и Карского морях) и северных территорий России (Ямал), что в перспективе должно оказать стабилизирующее воздействие на ценообразование и динамику добычи нефти и газа, и будет способствовать удовлетворению растущего мирового спроса на нефть и природный газ на мировых рынках. Заинтересованность в инвестиционном освоении потенциала Арктического региона проявляет Китай и ряд других евразийских стран.
По прогнозам российских и зарубежных специалистов, предполагается значительное увеличение в среднесрочной перспективе поставок энергоресурсов из России в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (Индию, Китай, Корею, Японию). Это требует комплексного развития данных территорий, интенсификации поиска, разведки и транспортировки нефти и газа, строительство морской и трубопроводной инфраструктуры, создание комплексов сжиженного газа на континентальном шельфе России и в акватории Северного морского пути.
Важнейшим элементом глобальной и межрегиональной энергетической политики является создание единого энергетического пространства большой Евразии (Россия, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Азербайджан, Иран, Китай, Корея, Индия и др.). Реализация данного межрегионального проекта получит новый импульс в случае его успешного сопряжения с крупным проектом межрегиональной интеграции «Экономический пояс Шелкового пути (Один пояс — один путь)», реализуемых рядом стран в евразийском регионе.
Ряд исследователей считает, что «Экономический пояс Шелкового пути» открывает значительные возможности для повышения устойчивости социально-экономического развития восточных районов России [2]. В.Штанов отмечает, что Россия имеет двойную выгоду от реализации данного проекта, заключающуюся в транзите энергоресурсов по российской территории, а также посредством транзита по территории стран ЕАЭС, что способствует их вовлечению в глобальный логистический рынок [11]. Н. Зиядуллаев считает, что национальные интересы России в Центрально-Азиатском регионе включают обеспечение стабильности и региональной безопасности, а также ведущей роли России в регионе за счет активизации экономического взаимодействия в рамках СНГ, ЕАЭС и ШОС [4].
В перспективе данный проект должен способствовать укреплению производственно-технологической кооперации между евразийскими странами, создаст возможности для крупных инвестиций в инфраструктуру, в энергетические и ресурсодобывающие отрасли, в обрабатывающую промышленность, а в перспективе в создание ряда новых промышленных кластеров в Сибири и на Дальнем Востоке.
Развитие экономического сотрудничества и, прежде всего, в области энергетики, проведение согласованной инвестиционной и научно-технической политики между странами-экспортерами и странами-потребителями энергоресурсов, поддерживание оптимальных цен на энергоносители должно способствовать обеспечению энергетической безопасности и устойчивому развитию экономик стран евразийского региона.


Литература
1. Бушуев В., Куричев Н. Мировая энергетика — 2050 // Нефтегазовая вертикаль. — 2011. — № 2. — С. 4–11.
2. Глазырина И.П., Забелина И.А. Перспективы «зеленого» роста на востоке России и Новый Шелковый путь // ЭКО. — 2016. — № 7. — С. 5–20.
3. Государство и рынок: механизмы и институты Евразийской интеграции в условиях усиления глобальной гиперконкуренции: коллективная монография / Под ред. С.А. Дятлова, Д.Ю. Миропольского, Т.А. Селищевой.- СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. — С.27.
4. Зиядуллаев Н. Государства Центральной Азии в современном мире: стратегии развития и глобальные вызовы // Проблемы теории и практики управления. — 2018. — № 12. — С. 8–17.
5. Дятлов С.А. Глобальная инновационная гиперконкуренция как фактор трансформации мировой экономики // Философия хозяйства.- 2010.- № 4(70). — С. 113–331.
6.Дятлов С.А. Информационная модель трансформации экономических систем. — СПб., 1996. — 48 с.
7. Калюков Е. МЭА допустило дефицит нефти на мировом рынке.- РБК. 15 марта 2019 г. — https://www.rbc.ru/economics/15/03/2019/5c8b7f4a9a79475990bd0308 [Дата обращения 15.03.2019 г.]
8. Международное Энергетическое Агентство. URL: http://www. iea.org. [дата обращения: 02.06.2017].
9. Миропольский Д.Ю., Селищева Т.А., Дятлов С.А. Российская экономика в евразийской интеграции: макроэкономический и региональные уровни.- СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2018. — 180 с.
10. Речь В.В. Путина на пленарном заседании Восточного экономического форума 2016. [Vladimir Putin’s Speech at the Plenary Session of the Eastern Economic Forum 2016 (In Russ.)].URL:http//http://kremlin.ru/events/president/news/52808 [Дата обращения: 21.02.2019].
11. Штанов В. Россия выезжает на «Шелковый путь» // Ведомости. — 2016. — 13 декабря.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия