Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Посталюк М. П.
заведующий кафедрой экономической теории и инноватизации экономики
Университета управления «ТИСБИ» (г. Казань),
доктор экономических наук, профессор


Инновационная составляющая в современной евразийской политической экономии
Статья выполнена по результатам исследования эволюции и современного состояния инновационных компонентов современной евразийской политической экономии. Выявлены специфика динамики и природы современной евразийской политической экономии и ее реализация на практике, обоснована динамическая устойчивость как ключевое свойство региональной экономической системы по созданию, сохранению, накоплению и развитию её инновационных взаимосвязей
Ключевые слова: евразийская политическая экономия, инновативность, инноватизация, инновационность
УДК 330.34.01; ББК 65.010.1   Стр: 28 - 30

Методологическим основанием теоретических построений данной статьи выступает представление о двух основных формах инноватизации: инновационности и инновативности. Инновационность это креативные возможности и способности хозяйствующих субъектов создавать различные типы инноваций посредством созидательного разрушения (термин Й. Шумпетера) своей внутренней среды обитания. Инновативность — это креативные возможности и способности хозяйствующих субъектов другой и/или иной внешней среды своего обитания[14]. Устойчивое ускорение развития экономических систем осуществляется посредством различных методов стратегирования основных форм инноватизации, которые являются основой повышения эффективности хозяйствующих субъектов и инновационного насыщения региональных структур экономического развития.
Инноватизация выступает одной из востребованных экономических парадигм для большинства развитых и развивающихся стран мира, в том числе и для России. В настоящее время иноватизация находится на стадии, которую можно определить как «генетический толчок». Раскрывается её «генетический код», формируются и систематизируются основные положения и векторы динамического развития. Происходит адаптация и выстраивание механизмов инновационного взаимодействия в иерархических структурах с целью оптимизации решения теоретических и практических задач по инноватизации экономических систем.
В связи с этим, существенно актуализируется необходимость введения в научный оборот современной евразийской политической экономии новой категории «инноватизация», ее эффективной концептуализации и формирования на базе данного концепта общей экономической теории инноватизации. Последняя представляет собой упорядоченное взаимодейст­вие множества положений различных концепций инноваций, существующих в современной науке.
Генетическое начало интеграции общей экономической теории инноватизации в современную евразийскую политиче­скую экономию обнаруживается и прослеживается в процессе анализа проблематики формирования конкретных теорий инноваций в работах Г. Хосперса, Р. Смитса, М. Лараньи, Э. Уараб и К. Фланаганба [1]. Так, Г. Хосперс в работе «Йозеф Шумпетер и его наследство в исследованиях инноваций» проанализировал результаты наследия Й.А. Шумпетера в рамках неоклассики, эволюционной экономической теории. Р. Смитс в статье «Учения об инновациях в XXI веке: вопросы со стороны экономистов» в исследованиях инноваций выделяет формирующиеся «процессную» и «системную» школы. М. Ларанья, Э. Уараб и К. Фланаганб в одной из фундаментальных работ «Политика в области науки, технологий и инноваций: теоретические обоснования региональной политики на разных уровнях» [1] рассматривают неоклассическую теорию эндогенного роста, неомаршаллианский кластерный подход, эволюционно-структуралистскую парадигму с точки зрения рекомендаций для трансляции их в инновационную политику государства, регионов.
Результаты анализа позволили сформулировать ряд положений, актуальных для трансляции теории инноватизации в современную евразийскую политическую экономию. Во-первых, для накопления, внедрения и развития инноваций, инноватизации в различных сферах и уровнях жизни общества характерны такие параметры как процессность и динамичность. Во-вторых, следует отметить недостаточность в современном научно-практическом дискурсе холистического подхода, реализуемого, в том числе как вариативное системное инновационное взаимодействие бизнеса, власти и социума. В наибольшей степени интегративные тенденции в развитии концепта «инноватизация» фиксируются на мезоуровне евразийской политической экономии и практики, причем в конкретных локальных образованиях эти процессы прослеживаются рельефнее.
В-третьих, эволюция общей экономической теории инноватизации характеризуется структурированностью на этапы, в рамках которых были сформированы её методологические принципы в форме ключевых фракталов. На первом этапе (1910–1940-е гг.) в работах Н.Д. Кондратьева и Й.А. Шумпетера были сформулированы ключевые фракталы основ общей экономической теории инноватизации: взаимосвязи инноваций и длинных циклов, «технологическое» объяснение длинных волн, основные положения теории инноваций [2]. На втором этапе (1940–1970 гг.) описаны ключевые макроэкономические фракталы, заложенные на первом этапе. Например, анализ связи научно-технического прогресса и социума Дж. Берналом, включение параметра технологий в неоклассические модели роста Р. Солоу. На третьем этапе (с 1970-х гг.) происходит активизация публикаций по инновационной тематике: обосновываются новые ключевые фракталы, связанные с инноватизацией фирм и организационно-управленческих сфер. Г. Менш создал классификацию инноваций, Р. Фостер разработал модель 8- образной кривой, А. Кляйнкхнет провел анализ кластеров инноваций, К. Фримен обосновал концепцию индустриальных революций. В эти годы сформировалась российская школа технологических укладов, появились работы П. Ромера в области эндогенной теории роста [4]. При этом на данном этапе происходит смещение конечной цели реализации экономической политики в структуре общественного воспроизводства на всестороннее развитие личности (С.Ю. Глазьев, Ф. Клаус, Г. Хобс, К. Фоб, Ф. Котлер и др.[4]).
Симптомом становления инновационной составляющей евразийской политической экономии выступает значительный рост публикационной активности по вопросам инновационной политики, коммерциализации, трансфера и интернационализации инноваций [5]. Эту мысль отмечают в «сказочной мысли без кризисов» Ф. Шваба, Г. Хобса, К. Фоба, Ф. Конлера и другие [4].
Определение приоритетов инноватизации в нашем исследовании основано на ряде методологических положений. Помимо критерия «новизны» (по разным типологиям в экономической науке употребляется как синоним терминов «прорывные», «базовые», «улучшающие», «дополняющие»), при выборе приоритетов инноватизации структур необходимо учитывать то, какая форма для неё предпочтительна — инновационная или инновативная? Нужно ли создавать свои инновации или заимствовать их из других экономических систем? При этом обстоятельства инноватизации конкретных пространственных экономических систем требуют выяснения вопроса об альтернативности или взаимодополняемости основных форм инноватизации.
Ориентация на создание и накопление собственных прорывных инноваций предполагает партнёрское взаимодействие бизнеса, власти и общества, которое должно поддержать и обеспечить развитие сектора научных исследований и разработок, а также соответствующей инфраструктуры (технопарки, инновационные инкубаторы, центры прототипирования и коммерциализации технологий и пр.). Выбор вектора инновативного развития, который реализуется посредством заимствования технологий, требует иного структурного бюджетирования и стратегирования в евразийской политэкономии. Например, положительный опыт Японии и Южной Кореи показывает, что на первом этапе инноватизации там доминировала инновативная форма, то есть заимствование зарубежных технологий. Позже она была сбалансирована с инновационной формой, которая, в настоящее время является доминирующей и приоритетной. При этом вывод инновационной формы на роль доминирующей и приоритетной в инноватизации вряд ли состоялся бы с такой динамикой и в такие сроки.
Негативные последствия использования инновативной формы стратегирования инноватизации были выявлены К. Пересом. В 80–90-х годах предыдущей (четвертой) технологической волны уже началось распространение технологий следующей (пятой) волны. В результате на заемные средства была создана соответствующая заимствуемым технологиям инфраструктура, которая не смогла дать полноценную отдачу по причине морально устаревших технологий четвертой волны, что спровоцировало долговой кризис в данной группе стран [5, с.120].
Приоритеты инноватизации во всех отраслях и сферах экономики России обусловлены её спецификой. С одной стороны, в стране имеется научная и производственная база для инновационной формы развития на основе собственных прорывных технологий. С другой стороны, наблюдается существенная дифференциация и рассогласованность уровней инноватизации и их серьезное отставание от уровня зарубежных стран. При этом стратегирование инновационной формы развития России слишком рискованно, а ориентация на заимствование зарубежных технологий может не дать нужного эффекта, закрепив её периферийное положение в процессах инноватизации на мегауровне (рис. 1).
При выборе приоритетов инноватизации России целесообразно проведение мониторинга инновационного потенциала регионов в области создания или заимствования новых технологий. Анализ показал, что часть регионов России может воспроизводить на своей территории модель развития, основанную на создании прорывных технологий, другая часть регионов может специализироваться на заимствовании существующих технологий. Это будет способствовать диверсификации экономики и инновационной политики России, что позволит снизить, в том числе политические риски развития страны.
Одним из основных элементов реализации региональной политики в сфере инноватизации выступает ее значительная федеральная поддержка, реализуемая в целях достижения сбалансированности и согласованности взаимодействия и развития отдельных территорий. Считается, что софинансирование инноватизации локальных структур развития национальных экономических систем, проведение научных исследований и внедрение их результатов создает дополнительные возможности для социально-экономического развития регионов евразийской экономики, позволяет повысить их конкурентоспособность на мегауровне [6].
Наиболее эффективной она является на мезоуровне, где сосредоточены отдельные регионы и кластерные образования евразийской экономики. Поддержка может осуществляться как альтернативными подходами, так и взаимодополняющими формами и способами, которые обеспечивают локальную составляющую национальных экономических систем.
Важно подчеркнуть, что основополагающим моментом эффективности евразийской экономики является ее способность к генерированию инновационности и инновативности условий, факторов и предпосылок на всех уровнях иерархии экономической системы. Устойчивость рассматривается как свойство экономической системы создавать и сохранять такие фрактальные связи между структурообразующими элементами, которые позволяют поддержать все необходимые параметры её динамического обновления на задаваемом уровне с целью её эффективного функционирования в конкурентной среде.
При этом следует отметить единство устойчивости и изменчивости, равновесности и неравновесности структур динамического развития экономической системы. Инноватизация структур устойчивого развития экономической системы представлена кратковременным стабильным исходным критерием перехода национальной экономики от изменчивости, неравновесности и рассогласованности в состояние устойчиво-равновесного, сбалансированного и согласованного динамического развития. Именно это предопределяет алгоритм инноватизации евразийских экономических систем.
Стратегическая трансформация интересов широких слоёв общества на основе инноватизации евразийской экономики предполагает изменение пропорций соотношения национального богатства. Для современных условий это соотношение в России представлено следующим образом: 65% — природно-ресурсный сектор, 15% — человеческий капитал, 20% — физический капитал. Структура же национального богатства большинства западных стран имеет обратное соотношение: 65% — человеческий капитал, 15% — природно-ресурсный, 20% — физический [7]. Таким образом, рассматривая инноватизацию евразийской экономики с позиции соотношения ее структурообразующих элементов, необходимо выбирать эффективное соотношение данных пропорций
Инноватизация институциональных структур и инфраструктуры евразийской экономики опирается на создание соответ­ствующей институциональной матрицы. Тенденции и закономерности инноватизации институциональной матрицы выражены в интеллектуализации, интенсификации и усилении взаимозависимости всех структурообразующих институтов. Инноватизация институтов провоцирует формирование сложного процесса экономических, социальных и политических взаимоотношений, способствуя созданию соответствующих структур и требуя формирования инновационной институциональной матрицы. Исходя из этого, институциональная структура (матрица) инновационного экономического развития представляет собой совокупность взаимовлияющих институтов, формирующих механизм поступательного евразийского инновационного социально-экономического развития.
Таким образом, инноватизация структурообразующих элементов развития национальной экономической системы позволит повысить уровень её конкурентоспособности посредством форсирования и стабилизации инновационной активности, реализуя ряд первостепенных функций:
1) Воспроизводственная функция инноватизации евразийского экономического устойчивого развития выражена в стимулировании производства продукта с высокой добавленной стоимостью как основы экономического роста.
2) Трансформационная функция инноватизации евразийского экономического устойчивого развития представлена необходимостью модернизации экономических предпосылок, условий и процессов.
3) Структурообразующая функция инноватизации евразийского экономического устойчивого развития предполагает распространение новых знаний, информационно-технологического и интеллектуального потенциала.
4) Геоэкономическая функция инноватизации евразийского экономического устойчивого развития выражается в доминировании пространственных локальных образований в этих процессах [15].
Определяющей характеристикой современного состояния инноватизации евразийского экономического устойчивого развития является её диверсификация, усложнение и ускорение в соответствии с расширением взаимодействия процессов глобализации и регионализации мирохозяйст­венных связей.
Рис. 1. Уровни поддержки инноватизации евразийских экономических систем


Литература
1. Hospers Gert-Jan (2005). Joseph Schumpeter and His Legасу in Innovation Studies. Knowledge, Technology & Policy, Fall 2005, Vol. 18. N 3. Р. 20–37; Sтits R. (2002). Innovation studies in the 21st century: Questions from a user’s perspective // Technological Forecasting & Social Change 69. P. 861–883; Lаrаjаа М., Uyarra Е., Flапаgаn К. (2008). Роlicies fог science, technology and innovation: Translating rationales into regional policies in a multi-level setting // Research Policy, 37, P. 823–835.
2. Кондратьев Н.Д. Mировое хозяйство и его конъюнктура (Мировая экономика и ее рыночная среда во время войны и после нее. — Вологда: Областное отделение государственного издательства, 1922; Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры [Длинные циклы рыночной среды] // Вопросы конъюнктуры. — 1925. — № 1/1. — С. 28–79; Кондратьев Н.Д. Длинные волны конъюнктуры // Архивы социальных наук и социальной политики № 56/3. — С. 573–609; Schumpeter J.A. (1912). Theorie der Wirtschaftlichen Entwicklung // Industry and Innovation. Vol. 9; Schumpeter J.A. (1939). Business Cycles. A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process. New York; Toronto; London; McGraw-Hill Book Company. Schumpeter J.A. (1934) The Theory of Economic Development. Harvard University Press, Cambridge, MA; Schumpeter J.A. (1943) Capitalism, Socialism and Democracy. Harper, New York.
3. Bernal, J.D. (1939). The Social Function of Science. London: George Routledge & Sons Ltd.; Kuznets S. (1955). Economic Growth and Income Inequality // American Economic Review. Vol. 45. N1. R 1–28; Kuznets S. (1971). Lecture to the memory of Alfred Nobel, December 11; Solow R. (1956). A Contribution to the Theory of Economic Growth // Quarterly Journal of Economics. Vol. 70. Р. 65–94; Solow R. (1957). Technical Change and the Aggregate Production Function // Review of Economics and Statistics. 39. Р.312–320.
4. Mensch G. (1979). Stalemate in Technology — Innovations Overcome the Depression. New York, NY: Ballinger; Foster R. (1986) Innovation: The attacker’s advantage. New York: Summit Books; Kleinknecht A. (1987). Innovation Patterns in Crisis and Prosperity. Schumpeter’s Long Cycle Reconsidered. Foreword by Jan Tinbergen. L.: Macmillan Press; Freeman C. (1974). The Economics of Industrial Innovation. Harmondsworth, UK: Penguin Анчишкин А.К. (1986). Наука — техника — экономика [Наука — Технология — Экономика]. М.: Экономика; Nelson R.R., Winter S.W. (1982). An Evolutioary Theory of Economic Change. Harvard University Press; Romer P. (1991). Endogenous Technological Change // Journal of Political Economy 98.5. Р. 71–102; Romer P. (1994). The Origins of Endogenous Growth // Journal of Economic Perspectives. 8. Р.3–22; Mankiw G., Romer D., Weil D. (1992). A Contribution to the Empirics of Economic Growth // Quarterly Journal of Economics. 107 (2). Р. 407–437.
5. Freeman C. (1995). The National System of Innovation in Historical Perspective // Cambridge Journal of Economics. N. 19. Р. 5–24; Etzkowitz H., Leydesdorff L. (2000). The Dynamic of Innovations: from National System and “Mode 2” to a Triple Helix of University-Industry-Government Relations Research Policy. Vol. 29. Р.109–123; Hirooka M. (2006). Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective. Cheltenham, UK — Northampton, MA: Edward Elgar Publishing; Nelson R. (ed.) (1993). National Innovation Systems. A Comparative Analysis. Oxford University Press., New York/Oxford; Qingrui X., Jin C., Zhangshu X. Jingjiang L., Gang Z., Yong W. (2007). Total Innovation Management: a novel paradigm of innovation management in the 21st century // Journal of Technology Transfer. 32. Р.9–25; OECD and European Commission (1997). Proposed Guidelines for Collecting and Interpreting Technological Innovation Data: The Oslo Manual // Productivity Growth and the New Economy. Paris.
6. Perez C. (2002). Technological revolutions and financial capital: The dynamics of bubbles and golden ages. Edward Elgar Publishing.
7. Фонд Европейского Регионального развития [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ec.europa.eu/regional_policy/thefunds/regional/ index_en.cfm#2.
8. Павлов П.Н., Жаринов А.А., Каукин А.С. Эмпирические исследования инновационных экономик. — М.: «Дело» Издательская компания Российской академии народного хозяйства и государственной службы, 2012.
9. Postaliuk M., Vagizova V., Postaliuk T. (2013) Implementation forms of institutional support of traditional and innovative national economies development // Investment Management and Financial Innovations, № 4.
10. Сухарев О.С. (2009) Структурная политика и система стратегического планирования. // Институт экономики Российской академии наук [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.finanal.ru/034/strukturnaya-Politika-я-Система-strategicheskogo-planirovaniya.
11. Fagerberg, J., Srholec, M. (2008) National Innovation systems, capabilities and economic development // Research Policy. 37, P. 1417–1435
12. Шваб К. Четвертая промышленная революция. — М., 2016. — 31 с.
13. Furman, J.L, Porter, M.E., Stern S. (2002) The Determinants of National Innovative Capacity // Research Policy. 31, P. 899–933.
14. Посталюк М.П. Инновационные отношения в экономической системе (теоретико-методологический аспект): Диссертация на соискание доктора экономических наук. — Казань, 2006. — 420 с.
15. Postalyuk M. Modeling the Development of the Regional Economy: Static and Dynamic Approach / Посталюк М.П., Kokotkina T., Sadovin N., Tsaregorodsev E. // Proceedings of INTCESS 2017 — 4th International Conference on Education and Social Sciences, 6–8 February 2017. Istanbul, Turkey. — P. 530–536.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия