Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Соколов Б. И.
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Соколова С. В.
профессор кафедры управления и планирования социально-экономических процессов экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Покровская Н. В.
доцент кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук,


Роль институтов финансовой информации в развитии евразийской интеграции
В статье рассмотрена сущность информатизации и информационных технологий, цифровизации и цифровой экономики. Дана общая характеристика системы институтов финансовой информации и структуры пользователей (потребителей) финансовой информации. Предложена модель кругооборота промышленного капитала на основе информационного капитала. Сделан вывод о том, что исходным пунктом интеграционных и инвестиционных процессов в ЕАЭС на практике следует признать процесс формирования единого информационного пространства с объединенными развитыми институтами финансовой информации
Ключевые слова: евразийская интеграция, информационные технологии, цифровизация, цифровая экономика, институты финансовой информации, информационный капитал
УДК 330.47; ББК У052.9(2)20–149.3   Стр: 64 - 68

Вводные замечания: понятийный аппарат. Содержание статьи представляет собой не оценку совместно достигнутых странами успехов в области евразийской интеграции государств, входящих в ЕАЭС, а характеристику важнейшего условия совместного инвестиционного будущего– создания системы институтов финансовой информации.
Научная новизна предлагаемого к обсуждению вопроса проявляется, прежде всего, в неустоявшейся терминологии, её резкой смене. Еще сравнительно недавно обсуждались проблемы превращения науки в производительную силу общества, информатизацию и информационную экономику. Сегодня эти термины пытаются заменить понятиями «цифровизация» и «цифровая экономика». Практика подошла к созданию искусственного интеллекта, строительству умных домов и умных городов. Развитие теории экономической науки состоит в уяснении взаимосвязи между этими понятиями, определении их особенностей и места в системе категорий.
На наш взгляд, можно проследить следующую взаимосвязь между названными понятиями.
Информатизация — это процесс построения телекоммуникационной инфраструктуры, объединяющей территориально распределенные информационные ресурсы вследствие развития информационных технологий. В свою очередь, к информационным технологиям в действующих в России нормативных документах относятся:
1) приёмы, способы и методы применения средств вычислительной техники при выполнении функций сбора, хранения, обработки, передачи и использования данных (ГОСТ 34.003–90, п. 4 Приложения 1 [4]);
2) процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов (п. 2 статьи 2 ФЗ № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») [22]. Отметим, данное определение явно коррелирует с определением термина «технология», содержащееся в «Толковом словаре» С. И. Ожегова (совокупность производственных методов и процессов в определенной отрасли производства, а также научное описание способов производства) [8];
3) ресурсы, необходимые для сбора, обработки, хранения и распространения информации (п. 2.12 ISO/IEC 38500:2015 [6, с. 3]).
Какое определение информационных технологий в действующих нормативных документах можно признать наиболее корректным? С этой целью проведем сравнительный анализ (табл. 1).

Таблица 1
Сравнительный анализ основных определений «информационные технологии»
ДокументФормы проявленияХарактеристики
сборхра-
нение
обра-
ботка
распро-
странение
предо-
ставление
пере-
дача
исполь-
зование
ГОСТ 34.003–90, п. 4 Приложения 1приёмы, способы и методы применения средств вычислительной техники+++  ++
п. 2 статьи 2 ФЗ № 149-ФЗпроцессы, методы+++++  
п. 2.12 ISO/IEC 38500:2015необходимые ресурсы++++   

С учетом общих и особенных предлагаемых в названных документах характеристик, на наш взгляд, более корректным является определение информационной технологии, содержащееся в п. 2.12 ISO/IEC 38500:2015. Вместе с тем, оно нуждается в уточнениях по следующим причинам:
– во-первых, следует сократить число характеристик, которые соотносятся между собой как общее и частное. Например, общая характеристика «распространение информации» включает в себя её предоставление, передачу и использование; предоставляя информацию, мы тем самым её распространяем;
– во-вторых, целесообразно учитывать современные области применения терминов, используемых в рамках определения. Термин «технологии» не является окончательно установившимся, расширяются области его использования, они выходят за рамки «совокупности производственных методов и процессов в определенной отрасли производства» и «научного описания способов производства». Специфические технологии применяются не только в материальном производстве, но и управлении [20], информатизации и цифровизации;
в-третьих, важно дополнить определение упущенными характеристиками. Информационные технологии не исчерпываются сбором, хранением, обработкой и распространением информации, требуется обеспечение её безопасности при использовании и защиты;
– в-четвертых, необходимо понять направленность развития явления, которое описывает понятие. ГОСТ 34.003–90 был принят тогда, когда стали массово применяться средства вычислительной техники, но до того, как стал активно использоваться интернет. В связи с этим, привязка информационных технологий лишь к вычислительной технике неверна. В современном мире, кроме компьютерной техники, информационные технологии включают телекоммуникации, приложения и иное программное обеспечение. Указание в п. 2.12 ISO/IEC 38500:2015 на «ресурсы, необходимые для сбора, обработки, хранения и распространения информации» преодолевает узость определения по ГОСТу 34.003–90. Но возможно, более правильным было бы использование термина «средства», а не понятия «ресурсы», которое происходит от французского ressource — вспомогательное средство.
Таким образом, если принять, что технологии представляют собой средства, используемые для достижения цели деятельности на основе применяемого метода, то информационные технологии — это средства, используемые для сбора, обработки, хранения, распространения информации, её безопасного использования и защиты.
Отметим, поскольку понятие информационных технологий не является целостно проработанным законодателем, постольку и представление о защите информации нуждается в доработке. Так, согласно ст. 16 ФЗ № 149-ФЗ от 27.07.2006, защита информации связывается с принятием правовых, организационных и технических мер, направленных на предотвращение неправомерного доступа, уничтожения, модифицирования, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий, с соблюдением конфиденциальности информации ограниченного доступа, реализацией права на доступ к информации [22]. Указывая на «иные неправомерные действия», законодатель подтверждает расплывчатость содержания и неопределенность собственного представления о защите информации, которое вступает в явный конфликт с тезисом о праве на доступ к информации.
Цифровизация — новый этап в развитии информационной сферы, состоящий в переходе с аналоговой (физической) формы передачи информации на цифровую. Основу цифровизации составляет сбор, хранение, обработка, распространение и защита информации с помощью цифровых устройств, волоконно-оптических линий и сетей мобильной связи. По своей исторической значимости цифровизация сопоставима, пожалуй, только с промышленным переворотом, массовым переходом от ручного труда к машинному. Именно цифровизация составляет самую отличительную черту постиндустриального общества, поскольку формирует его природу.
Цифровизация, вызвав подлинно революционный переворот в сборе, обработке, хранении и распространении информации, тем самым: 1) обусловила появление новых видов экономической деятельности, составляющих цифровую экономику; 2) стала инструментом развития институтов финансовой информации, которые продвигают интеграционные и глобализационные процессы с невиданной ранее скоростью.
Крупномасштабные процессы цифровизации привели к формированию материального базиса цифровизации, а именно к развитию особой сферы экономики, цифровой экономики.
Цифровая экономика — это деятельность коммерческих организаций, обеспечивающих производство цифровых технических средств (компьютеров и периферийного оборудования, смартфонов, электронных и оптических изделий, средств защиты информации и др.), создание информационной инфраструктуры (компьютерных программ, коммуникационного оборудования, оптоволоконных линий, сетей мобильной связи и др.).
Новая экономика рождает новые деньги. Сегодня видимыми оказываются только первые ростки этого процесса. Но вместе с массовыми попытками создания криптовалют — криптовалютным пузырем, т.е. резким увеличением числа эмитируемых цифровых финансовых инструментов и взлетом курсовой стоимости этих инструментов, существующих только в виртуальном пространстве в зашифрованном виде, — цифровая экономика выходит на новый уровень.
Цифровая экономика и цифровизация существенно трансформируют:
● традиционные товары (создаются беспилотные автомобили, «умные дома» и т.д.);
● товарные, долговые и финансовые рынки, на которых осуществляется взаимодействие хозяйствующих субъектов (поставщиков и потребителей товаров, работ и услуг);
● платформы и технологии, где формируются компетенции для развития рынков и видов хозяйственной деятельности;
● среду, которая охватывает нормативное регулирование, информационную инфраструктуру, кадры и информационную безопасность, что создает качественно новые условия для развития платформ и технологий, эффективного взаимодействия хозяйствующих субъектов.
Безусловно, цифровизация современного общества находит свое отражение и в налоговом администрировании. В условиях глобализации особое значение приобретает определение связи налогоплательщиков с конкретной территорией [10]; вместе с тем эти связи с территорией становятся все более размытыми. Необходимость решения данной задачи в отсутствии развитых информационных технологий налогового администрирования, оказывала прямое воздействие на вопросы налогового федерализма и определяла высокую значимость локализованного налогообложения [11]. Процессы цифровизации усложняют определение факта присутствия субъекта и объекта налога на территории, но вместе с тем потенциально расширяют возможности учета и контроля плательщиков налогов за счет стремительного развития и расширения институтов финансовой информации. Расширение институтов финансовой информации и облегчение доступа к ним [19] создают возможности детализации оценки налоговых условий бизнеса для целей инвестиционного мониторинга публичных компаний, имеющей особое значение в странах с формирующимся финансовым рынком и переходной экономикой, в том числе в рамках ЕАЭС [3].
Институты финансовой информации складывались под влиянием рыночной экономики в течение столетий, формируя универсальные стандарты, игравшие роль общественных благ. Развитие финансовой системы в условиях цифровизации означает умножение институтов финансовой информации. При этом в процессе развития происходит инверсия связей в системе, то есть вновь возникающие структуры из скромных помощников и посредников постепенно превращаются в доминирующие.
Доминирование проявляется в том, что финансовая информация, создаваемая институтами финансовой информации, предопределяет своего рода коридор для выработки стратегии поведения всех субъектов финансовых рынков. Последующее развитие институтов финансовой информации приведет к их дальнейшей специализации на обеспечении функционирования финансовых рынков, информационно-финансовом посредничестве, охране и защите информации, а также к установлению отношений иерархии и соподчинения между ними.
Финансовая информация может принимать вид информационного продукта, информационной услуги, информационного товара.
Информационный продукт — это полезная информация, произведенная с целью удовлетворения целевой потребности в определенных сведениях.
Информационная услуга — это такая полезная информация, создание и потребление которой совмещено по месту и времени.
Информация может быть разделена на коммерческую, предоставляемую на возмездной основе, и некоммерческую. Информационный товар — это информационный продукт или информационная услуга, оказываемая на возмездной основе. Информационные товары формируют особый рынок информации, функционирование которого связано с информационным капиталом. Социальная полезность информационных товаров может формироваться как вследствие ограничения, так и вследствие увеличения их распространенности, что способно стать существенным фактором роста человеческого капитала, принадлежащего как его создателю, так и обладателю. Тогда информационный капитал — это капитал, связанный с производством информационных товаров, приносящих прибыль.
Напомним, каждой промышленной революции сопутствовала информационная революция, т.е. коренное преобразование всех сфер общественной жизни вследствие воздействия на них информационных потоков. Например, первая промышленная революция сопровождалась информационной революцией в виде унификации информации, введением единых физических мер веса, длины, времени; в финансово-экономической сфере произошло введение золотого стандарта [17; 19].
В современных условиях значительные объемы финансовой информации предоставляют и реализуют специализированные институты финансовой информации, которые способны ускорить интеграционные и инвестиционные процессы в рамках ЕАЭС.
Основные институты финансовой информации и их пользователи. В системе институтов финансовой информации достаточно условно могут быть выделены информационно-аналитические и регуляторно-консультационные институты [14; 15; 16].
В целом в состав институтов финансовой информации включаются:
а) институты, формирующие базы данных, относящихся к нормативным и законодательным актам, системам стандартов, связанным с регулированием и контролем за финансовыми рынками, макроэкономической и кредитно-финансовой статистике. Интеграционные процессы в рамках ЕАЭС требуют унификации законодательства и стандартов деятельности организаций, действующих на финансовых рынках;
б) институты, ведущие учет и публикующие официальные курсы иностранных валют;
в) международные информационно-аналитические системы, наибольшее влияние среди которых имеют агентства Блумберг (Bloomberg) и Томсон Рейтерс (Thompson Reuters).
Формирование информационно-аналитического центра ЕАЭС позволит стимулировать развитие национальных финансовых рынков за счет интеграции финансовых услуг, обеспечив решение таких задач, как:
● привлечение в экономику существенных дополнительных финансовых ресурсов (как зарубежных, так и внутренних). Мировые финансовые центры обслуживают глобальные инвестиционные потоки. Выход Великобритании из Евросоюза, с одной стороны, нанесет большой удар по Лондону как мировому информационно-финансовому центру, а с другой стороны, известно, что «природа не терпит пустоты», тем самым создаются условия для развития информационно-финансовых центров в других регионах планеты. Такой мировой информационно-финансовый центр должен быть создан в рамках ЕАЭС. Без этого масштабных инвестиций в условиях информатизации и цифровизации не будет;
● расширение возможностей для осуществления индивидуальных сбережений граждан;
● повышение эффективности размещения средств институциональных инвесторов, в том числе пенсионных фондов и инвестиционных фондов, а также суверенных фондов;
● снижение издержек доступа компаний ЕАЭС к рынкам капиталов;
● формирование потребности в единой интеграционной валюте;
● расширение экономической интеграции за счет ряда стран СНГ, Восточной Европы и Азии;
● повышение роли ЕАЭС в выработке глобальных правил регулирования финансовых рынков;
● превращение финансового сектора стран ЕАЭС в отрасль экономики, конкурентоспособную в мировом масштабе, экспортирующую услуги и вносящую существенный вклад в увеличение ВВП;
г) подразделения фондовых бирж, публикующие котировальные списки;
д) рейтинговые агентства. Деятельность рейтинговых агентств до недавнего времени практически не была подвержена регулированию. Только после серии громких корпоративных банкротств и в особенности после мирового финансового кризиса 2007–2009 гг., выявившего серьезные просчеты в методиках рейтингования, американские и европейские регуляторы начали формировать подходы к регулированию рейтинговых агентств в целях обеспечения прозрачности рейтингов. Непрозрачность позволяла рейтинговым агентствам избегать ответственности за недостоверность присвоенных рейтингов, в то время как инвесторы терпели огромные убытки.
С учетом данного негативного опыта, следует обратить внимание на рейтинговые агентства, заточенные на оценку финансовых обязательств ЕАЭС;
е) бюро кредитных историй. Интеграционные процессы требуют расширения обмена информацией между ними;
ж) организации, оказывающие образовательные и консультационные услуги в финансовой сфере. Их работе будет способствовать как унификация законодательства, так и образовательных программ;
з) финансовые компании, публикующие сведения на своих персональных сайтах (банки, представительства иностранных банков, пенсионные фонды, страховые организации и т.д.);
и) патентные институты, специалисты которых занимаются регистрацией и защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, что позволяет обеспечить патентную осведомленность в сфере финансовых изобретений. Данный институт только начинает в мире развиваться [18], поэтому очень важно его поддержать на данном этапе;
к) специальные службы государств и отделы организаций, занимающиеся обеспечением безопасности сбора, хранения, обмена и защитой информации.
Сведения, формируемые системой этих организаций, лежат в основе национальных и международных информационных финансовых полей, того пространства, в котором действуют многообразные силы, влияющие на финансовые рынки ЕАЭС.
Взаимодействие национальных институтов финансовой информации в КНР привела к созданию системы социального рейтингования. Этот интересный опыт может быть использован и странами, входящими в ЕАЭС.
Охарактеризованный состав институтов финансовой информации отражает современный уровень развития экономики. Разумеется, вместе с прогрессом произойдет умножение видов институтов финансовой информации. Однако это не должно значительно усложнять связи в информационной системе.
Усиление экономической интеграции в рамках ЕАЭС в условиях цифровизации предполагает развитие институтов финансовой информации, рост предоставления информационных продуктов, прежде всего, со стороны государств и коммерческих организаций. Конкретизация интеграционных направлений связана с анализом структуры потребителей и целей использования финансовой информации.
Отметим, согласно п. 4 ст. 29 Конституции РФ «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». В 2017 году была принята «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы», в которой определены цели, задачи и меры реализации политики в области применения информационных и коммуникационных технологий, направленных на развитие информационного общества, формирование национальной цифровой экономики, обеспечение национальных интересов и реализацию стратегических национальных интересов [21].
Российская Федерация занимает 41-е место по готовности к цифровой экономике со значительным отрывом от десятки лидирующих стран (Сингапур, Финляндия, Швеция, Норвегия, США, Нидерланды, Швейцария, Великобритания, Люксембург и Япония) [5].
Всего интернетом пользуются 72% россиян старше 15 лет [13].
По данным Boston Consulting Group, наиболее востребованными цифровыми госуслугами со стороны граждан России являются: оплата налогов и штрафов — 84,2%; ознакомление с данными официальной статистики — 84%; регистрация в службе занятости и пользование ее услугами — 73,8%; регистрация на прием к врачу — 68,9%; подача жалоб на качество ремонтных работ — 44,9%; заполнение налоговой декларации — 43,8%; запись ребенка в школу или детский сад — 43,6%; регистрация автомобиля или обновление данных о нем — 43,6%; заявка на получение или замену паспорта — 40,2%; заявка о праве на льготу или субсидию — 38,3% [7].
Вместе с тем значительное число пользователей информационных продуктов не уверено в безопасности своих персональных данных.
Информационные риски проведения интеграционных реформ в России и ЕАЭС. Интеграция экономическая, политическая, информационная требует проведения реформ в сфере законодательства в плане его унификации, перестройки промышленности в связи с углублением разделения труда и иных мероприятий.
С начала 1990-х годов в сознании граждан России слова «перестройка», «реформа» прочно срослись с представлением о дальнейшем ухудшении материального положения вследствие инфляции, роста цен и снижения реальных доходов, понижения качества услуг в области здравоохранения и сокращения объемов лекарственного обеспечения, снижении уровня образования, повышения пенсионного возраста и др. При этом, в качестве основного инструмента негативного реформирования рассматривалась «шоковая терапия».
Тем не менее, глава Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н. Шохин сравнил текущую ситуацию в России с этапом перестройки. Такое заявление он сделал в ходе выступления на деловом завтраке Сбербанка на Петербургском экономическом форуме. «Люди постарше — а таких много в этом зале, с седой головой — помнят, наверное, что в начале 1980-х годов Михаил Горбачев начинал с того, что объявил программу ускорения темпов научно-технического прогресса и экономического роста. Затем, спустя год-другой, началась перестройка — то есть программа институциональных реформ. Мне кажется, что мы очень близки к повторению пройденного», — заявил Шохин [23]. Такое мнение способно только дискредитировать в России любой реформационный порыв. По данным опроса Левада-центра, перестройку уже не одобряют 48% граждан России. Ещё 24% уверены, что было бы лучше, если бы «всё оставалось как было». Тогда «жизнь в стране пусть медленно, но становилась бы лучше», «удалось бы избежать тяжелых конфликтов и потрясений, сохранить единую великую страну» [9].
Вряд ли данное общественное настроение можно объяснить лишь массированной пропагандой, следствием того, что «Политбюро, разумеется, не собиралось говорить народу правду. Оно не собиралось говорить, что войска выводят из Германии не потому, что СССР миролюбив, а потому, что кончились деньги на содержание войск. Что кооперативы разрешили не потому, что полюбили экономическую свободу, а потому что экономике пришёл каюк». Объективная всесторонняя информация важна. Но отрицательное отношение к перестройке сложилось не под влиянием так называемой «гласности», когда одним предоставляли возможность высказать свое мнение, другим отказывали в выражении своих симпатий, а в результате того, что «в 1991–1992 гг. к власти пришли не столько патриоты, сколько люди совершенно безграмотные. Наши либеральные реформаторы жизни не знали, не понимали и руководствовались надуманными теориями. А к практической власти прорвались люди, которые мечтали приватизировать под себя абсолютно всё, созданное в стране народом» [12].
При реализации всевозможных стратегий и программ важно помнить: «уж сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали» (М. Цветаева, Реквием) от экономических и тем более социальных реалий. Только та программа успешно реализуется, закрепление успеха той стратегии гарантировано, если она не только отвечает интересам юридических лиц и граждан страны, но и обеспечена информационно.
На наш взгляд, в средствах массовой информации следовало бы ввести специальный раздел, самостоятельную колонку под рубрикой «популярные реформы». Заинтересованность в том, чтобы принять участие в обсуждении проблем в данном разрезе, проявили бы все созидательные общественно-политические силы страны. В.В. Путин неоднократно акцентировал внимание на идее о том, что «Россия должна стать самой привлекательной для жизни страной. И уверен, мы сможем сделать это, не жертвуя настоящим ради так называемого светлого будущего, а напротив, день за днем улучшая благополучие людей» [2], «... одна из наших задач здесь, в России, заключается в том, чтобы никогда не забывать, в чём смысл функционирования и существования любой власти — в том, чтобы людям создавать стабильную, нормальную, безопасную и прогнозируемую жизнь, только с прогнозом на улучшение» [1].
Информационный настрой населения, обусловленный жизненными интересами граждан ЕАЭС, определением того, кому станет жить лучше, важно учитывать при проведении всех масштабных реформ, имеющих значительный социальный резонанс. Следует понять, что имеется масса направлений для реформаторской деятельности, реализация которых давно назрела, крайне необходима и, вместе с тем реформы при их проведении никоим образом не скажутся негативно на материальных интересах граждан России, ЕАЭС. Напротив, например, цифровизация положительно скажется на них, на работе предприятий, на престиже стран, входящих в интеграционную группировку.
Вывод. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что в условиях бурного развития цифровой экономики и цифровизации исходным драйвером социально-экономических интеграционных и инвестиционных процессов в ЕАЭС следует признать процесс формирования единого информационного пространства с объединенными развитыми институтами финансовой информации. Требуются инвестиции в совместное будущее, а не плата за продление обособленного прошлого. Без создания Евразийского научно-аналитического и информационного центра, первоначальной задачей которого должна стать унификация законодательства по проблемам экономики и финансов Евразийскую интеграцию не продвинуть. Только на этой основе будут реализовываться успешные совместные инвестиционные процессы, развиваться международное разделение труда.


Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-010-00085.

Литература
1. В преддверии саммита «Группы двадцати» Владимир Путин ответил на вопросы представителей газеты The Financial Times: редактора Лайонела Барбера и главы московского бюро Генри Фоя. 27 июня 2019 года. — URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/60836 (дата обращения 28.06.2019).
2. Выступление В.В. Путина на заседании Госсовета 8 февраля 2008 г. // Российская газета. Федеральный выпуск № 4585 от 9февраля 2008 г.
3. Воронова Н.С., Львова Н.А., Покровская Н.В. Детерминанты финансового развития в условиях евразийской интеграции // Проблемы современной экономики. — 2018. — №1. — С.6–11.
4. ГОСТ 34.003–90. Информационная технология. Комплекс стандартов на автоматизированные системы. Автоматизированные системы. Термины и определения. Дата введения 01.01.1992.
5. Единый план по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года. — URL: file:///C:/Users/dom/Desktop/Единый%20план%20до%202024.pdf (дата обращения 15.06.2019).
6. Информационные технологии. Стратегическое управление ИТ в организации (ISO/IEC 38500:2015). — М., Стандартинформ, 2017. — 12 с.
7. Калюков Е. Россияне назвали самые востребованные цифровые госуслуги. — URL: https://www.rbc.ru/society/13/03/2019/5c87d2ae9a794743baad4ef6?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения 15.06.2019).
8. Ожегов С.И. Толковый словарь. — URL: https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=31747 (дата обращения 15.06.2019).
9. ПЕРЕСТРОЙКА». — URL:https://www.levada.ru/2019/04/23/perestrojka/ (дата обращения 15.06.2019).
10. Покровская Н.В. Разделение поступлений по налогу на прибыль организаций между региональными и местными бюджетами в Российской Федерации // Инновационное развитие экономики. — 2016. — №3–1 (33). — С. 235–239.
11. Покровская Н.В. Зачисление налога на доходы физических лиц в местные бюджеты в Российской Федерации // Экономика. Налоги. Право. 2017. №3. С. 146–151.
12. Почему всё больше тех, кто считает перестройку ошибкой? // Еженедельник «Аргументы и Факты», № 18–19, 08/05/2019.
13. Рыкова А. Росстат рассказал, для чего россияне используют интернет. 05.05.2019. — URL: https://russian.rt.com/russia/news/627887-rosstat-dlya-chego-rossiyane-ispolzuyut-internet (дата обращения 15.06.2019).
14. Соколов Б.И. Институты финансовой информации // Финансы и кредит. — 2013. — № 31(559). — С. 2–16.
15. Соколов Б.И. Информационно-аналитические институты финансовой информации // Проблемы современной экономики. 2013. № 4 (48). С. 210–214.
16. Соколов Б.И. Система институтов финансовой информации // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 3 (47). — С. 232–237.
17. Соколов Б.И. Экономика: учеб. пособие. М.: Экономистъ, 2006. — 560 с.
18. Соколов Б.И., Воронов В.С. Патентные институты в системе институтов финансовой информации // Проблемы современной экономики. — 2015. №3(55). — С. 217–223.
19. Соколов Б.И., Соколова С.В. Экономика. Учебник для гуманитариев. — Санкт-Петербург, 2002. — 480 с.
20. Соколова С.В. Технологии управления согласованием экономических интересов (при распределении бюджетных средств). Монография. — СПб.: Изд-во ОЦЭиМ, 2002. — 198 с.
21. Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы». — URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41919 (дата обращения 15.06.2019).
22. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61798/ (дата обращения 15.06.2019).
23. Шохин увидел возможность повторения перестройки в России. — URL: https://www.rbc.ru/business/07/06/2019/5cf9fc7a9a79479b5c9f2615 (дата обращения 15.06.2019).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия