Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Нагимова А. З.
научный сотрудник, Института стратегических исследований Республики Башкортостан (г.Уфа),
старший преподаватель Уфимского государственного нефтяного технического университета,
кандидат экономических наук


Совместные фонды прямых инвестиций как механизм интенсификации инвестиционных связей в ЕАЭС
В данной статье рассматривается вопрос реализации стратегической инвестиционной политики на пространстве ЕАЭС, одним из элементов которой должна стать система совместных инвестиционных платформ и фондов прямых инвестиций. В качестве прототипа подобных фондов предлагается рассмотреть платформы Российского фонда прямых инвестиций с арабскими партнерами. Рассмотрены примеры сделок, характеристики финансирования от фондов прямых инвестиций и их роль в развитии инвестиционных проектов бизнеса на территории ЕАЭС
Ключевые слова: инвестиции, прямые иностранные инвестиции, ПИИ, фонд прямых инвестиций, Евразийский экономический союз, ЕАЭС
УДК 330.322.1; ББК 65.263   Стр: 74 - 78

На сегодняшний день постсоветские страны сталкиваются с серьезными проблемами развития, которые выражаются в дефиците иностранных инвестиций, низкой конкурентоспособности экономик, зависимости от экспорта сырьевой и импорта высокотехнологичной продукции. Это приводит к низкому потенциалу экономического роста каждой из стран в отдельности. Дальнейшие перспективы развития и диверсификации экономик этих стран во многом зависят от отношений с соседями и их участия в интеграционных процессах. Одним из таких интеграционных объединений является Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Опыт успешных международных союзов показывает, что жизнеспособны те объединения, которые связывает, прежде всего, интеграция экономическая, что выражается в развитых горизонтальных связях между экономическими агентами. Следовательно, для дальнейшей жизнеспособности ЕАЭС следует перенести усилия с политики на экономику и переходить от экстенсивного к интенсивному развитию. Это интеграционное объединение необходимо наполнять экономическим содержанием, выражающимся в интенсивной торговле, широких инвестиционных потоках и совместных бизнес-проектах. Последние требуют широкого разнообразия источников финансирования, в первую очередь, основанных на принципах разделения рисков между инвесторами и инициаторами бизнес-проектов. К таким источникам относятся бизнес-акселераторы, бизнес-ангелы, фонды прямых и венчурных инвестиций, исламские финансы и многие другие.
Обращаясь к данным ежегодного отчета World Investment Report, видим, что входящие прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в страны ЕАЭС крайне нестабильны. Это связано с реализацией крупных, но разовых проектов (рис. 1). Кроме того, и роль самих ПИИ в экономике мала: так, отношение ПИИ к ВВП у стран ЕАЭС не превышает 3% (рис. 2).
Рис. 1. Динамика ПИИ по странам ЕАЭС
Источник: составлено по данным World Investment Report [1]
Рис. 2. Отношение ПИИ к ВВП стран ЕАЭС
Источник: расчеты автора.
Совокупные ПИИ в страны ЕАЭС на конец 2017 г. составили 31,5 млрд долл., 80% из которых приходится на Россию, что, в целом, сопоставимо и с размерами самих экономик ЕАЭС (рис. 3 и 4).
Рис. 3. Доли стран в общем объеме ПИИ ЕАЭС
Источник: расчеты автора.
Рис. 4. Доли стран в общем объеме ВВП ЕАЭС
Источник: расчеты автора.
Доступ к капиталу — одна из главных проблем бизнеса в странах ЕАЭС, что показывает Глобальный индекс конкурентоспособности стран The Global Competiveness Report [2]. Следует признать, что бизнес на постсоветском пространстве финансово не стимулирован для повышения своей конкурентоспособности и инновационного развития. Однако для реализации проектов общеевразийской интеграции и аккумулирования на территории ЕАЭС значительных инвестиционных ресурсов, а не точечных разовых инвестиций, требуется продуманная инвестиционная политика, основанная на широком разнообразии форм инвестиционного взаимодействия, а одним из его элементов должна стать система совместных инвестиционных платформ и фондов прямых инвестиций, направленных на развитие бизнес-проектов в странах ЕАЭС. Прототипом таких инвестиционных платформ могут стать платформы Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), созданные совместно с арабскими партнерами (табл. 1).

Таблица 1
Арабские партнеры РФПИ по совместным фондам
Арабский партнерРазмер совместного фондаГод созданияКоличество проинвестированных проектов
Kuwait Investment Authority (суверенный фонд Кувейта)Инвестиции Кувейта увеличились с 500 млн до 1 млрд долл.201250
Abu Dhabi Investment Authority
(суверенный фонд ОАЭ)
Инвестиции ОАЭ — 5 млрд долл.20131*
Mubadala
(суверенный фонд ОАЭ)
Инвестиции ОАЭ — 1 млрд долл.
Размер фонда —
2 млрд долл.
201338*
Qatar Investment Authority (суверенный фонд Катара)Инвестиции Катара — 2 млрд долл.201411
Mumtalakat (суверенный фонд Бахрейна)Меморандум о совмест­ных инвестициях (механизм соинвестирования, без создания фонда)201420
Public Investment Fund
(суверенный фонд Саудовской Аравии)
Инвестиции Саудовской Аравии — 10 млрд долл.201516
DPWorld
(портовый оператор ОАЭ)
Инвестиции ОАЭ — 1,6 млрд долл.
Размер фонда —
2 млрд долл.
20161*
* Достаточно сложно идентифицировать, какой их трёх эмиратских партнеров РФПИ (Abu Dhabi Investment Authority, Mubadala или DPWorld) проинвестировал в тот или иной проект, однако известно совокупное количество проинвестированных эмиратскими партнерами проектов – 40.
Источник: составлено автором по данным раздела «Проекты РФПИ» официального сайта РФПИ [3]

Все представленные фонды были созданы за 5-летний период и совокупно проинвестировали 55 российских проектов в широком диапазоне отраслей: от ретейла (покупка акций сети магазинов «Лента», «Магнит» и «Детский мир») до месторождений в Сибири (совместные проекты с «Газпромнефтью»), от телемедицины (проект Doctis) до строительства онкоцентров в Подмосковье. Однако в контексте евразийской интеграции интерес представляют инфраструктурные проекты. Например, c 2016 г. на инвестиции совместных фондов РФПИ с суверенными фондами Кувейта Kuwait Investment Authority, ОАЭ и Саудовской Аравии Public Investment Fund строятся малые гидроэнергостанции («Белопорожская ГЭС-1» и «Белопорожская ГЭС-2») в Карелии. Долговое финансирование проекту предоставляют «Новый банк развития БРИКС» и «Евразийский банк развития». Инициатор проекта — российская компания «Норд Гидро», общая стоимость проекта — 11,8 млрд руб., завершение строительства объектов запланировано на конец 2019 г. Это один из самых масштабных «зеленых» инфраструктурных проектов в России, который использует гидропотенциал малых рек [4].Примером другого «зеленого» проекта является проект по термической переработке мусора в электроэнергию, включающий в себя строительство 5-и заводов, один из которых будет расположен в Татарстане, четыре других — в Подмосковье. Совокупные инвестиции в 5 заводов, которые к 2022 г. будут перерабатывать3,35 млн т твердых коммунальных отходов и генерировать 335 МВт электроэнергии в год, оцениваются в 150 млрд руб. Проект будет реализован по технологии японо-швейцарской компании Hitachi Zosen Inova. Акционерный капитал предоставляется совместными фондами РФПИ с суверенными фондами Кувейта Kuwait Investment Authority, Саудовской Аравии Public Investment Fund и Бахрейна Mumtalakat, долговой — российским «Газпромбанком» [5].
Примечательны проекты социальной инфраструктуры, так в 2017 г. РФПИ заявил о финансировании строительства, запуска и обслуживании двух онкологических центров в Подмосковье через совместные фонды РФПИ с суверенными фондами ОАЭ Mubadala и Кувейта Kuwait Investment Authority. Они планировали вложить около 1,6 млрд руб. при общей потребности проекта в инвестициях в размере 3,85 млрд руб. Структура собственности на момент совершения сделки выглядела следующим образом: у прежнего единственного владельца компании «А-Мед» (ранее «МедИнвестГруп») осталось 25%; 37,5% получила структура Mubadala (Thirty Seventh Investment Company), 31,25% у РФПИ, по 3,1% у компании Co-Investment Partnership I и Co-Investment Partnership IV (инвестиционные платформы РФПИ с арабскими инвесторами). В 2018 г. в онкоцентре в Балашихе лечение прошли первые 50 пациентов. Строительство онкоцентров в Балашихе и Подольске осуществляется в рамках реализации концессионных соглашений, заключенных между Правительством Московской области и специальными проектными компаниями (SPV) еще в 2015 г. Таким образом, проект нашел финансирование в лице РФПИ и арабских инвесторов спустя 2,5 года после анонса. Окупать инвестиции планируется помимо предоставления платных медицинских услуг, программой обязательного медицинского страхования, являющейся для населения бесплатной. Оба центра в Подмосковье являются пилотными –проект предполагается масштабировать по всей России [6]. Подобные проекты могут стать фокусом совместных инвестиционных фондов, создаваемых в ЕАЭС.
Следует отметить, что на постсоветском пространстве уже есть опыт создания совместных фондов — это, например, Российско-Кыргызский фонд развития объемом 1 млрд долл., основанный в 2014 г. Однако большим недостатком этого фонда является предоставление бизнесу фактически одного лишь заемного капитала [7]. Этот фонд по своей экономической сути мало чем отличается от обычного банка и не позволяет снизить риски проекта за счет их перераспределения между владельцем капитала и владельцем бизнес-идеи. Предлагаемый же нами фонд прямых инвестиций предоставляет акционерное финансирование на условиях долевого участия в бизнесе. Что касается источников финансирования фондов прямых инвестиций (в международной финансовой терминологии – limitedpartners (LP)), то, как правило, это пенсионные фонды, банки, страховые компании, семейные офисы, институты развития, частные и государственные компании (рис.5). Частные компании, заинтересованные в средствах фонда для реализации своих инвестпроектов, могут вкладывать деньги в фонд по принципу «больше дал — больше взял» с первоочередностью финансирования именно своих проектов вне конкурса. Однако подобная схема финансирования фондов прямых инвестиций работает в развитых финансовых системах, в нашем же случае на платформе ЕАЭС на первом этапе инвесторами могут выступить правительственные структуры, аккумулирующие государственный капитал, уже затем за государственными деньгами потянется и частный капитал. Так, по аналогии с выше­указанными российско-арабскими платформами, инвесторами фонда могут выступить государственные финансовые институты стран ЕАЭС. К слову, попытка создать такой фонд в рамках ЕАЭС была предпринята РФПИ в 2017 г.: тогда совместно с армянской госкомпанией «МСП Инвестиции» был создан российско-армянский инвестиционный фонд, однако о реальных сделках этого фонда более ничего не известно [8]. Здесь следует отметить, что модель совместных фондов РФПИ не является совершенной, поскольку согласно рис. 5, не включает такого важного элемента, как независимая управляющая компания. Совместными фондами РФПИ с иностранными инвесторами управляет сам РФПИ, что часто ведет к конфликту интересов и перекосу в сторону нерыночных и политических сделок. Однако, управление совместными фондами должна осуществлять именно независимая управляющая компания, доход которой привязан к развитию портфеля профинансированных ею портфельных компаний и их инвестиционных проектов (такова практика развитых стран). Типичная структура вознаграждения управляющей компании выглядит следующим образом: плата за управление (managementfee) — 1,5–2% и премия за достигнутый результат (performancefee) — 20% от реализованной прибыли фонда. Указанная схема вознаграждения прямо мотивирует управляющую компанию фонда в стабильном развитии своих портфельных компаний и создании добавленной стоимости путем активного участия в управлении портфельными компаниями совместно с менеджментом и существующими акционерами.В органах управления фонда предусматривается Наблюдательный совет, состоящий из представителей инвесторов фонда(LP).В традиционной практике управляющая компания фонда прямых инвестиций ежеквартально отчитывается о промежуточных финансовых итогах своей деятельности учредителям фонда (LP).
Рис. 5. Типовая структура фонда прямых инвестиций
Срок жизни фонда прямых инвестиций составляет, как правило, 10 лет, а жизненный цикл такого фонда состоит из следующих фаз:
● Фаза сбора средств от инвесторов (LP), целью которого является достижение целевого уровня капитала фонда (fundrising);
● Фаза поиска и обоснования инвестиционных проектов для их дальнейшего финансирования;
● Фаза инвестирования и осуществления сделок;
● Фаза мониторинга инвестиций через контроль исполнения бизнес-планов их инициаторами;
● Фаза выхода из инвестиций (exits);
● Фаза возврата средств инвесторам фонда (LP).
Традиционный горизонт инвестирования фондов прямых инвестиций меньше срока его жизненного цикла и составляет 5–7 лет. Фонд вкладывает в компании, работающие в перспективных отраслях, приобретая значительные, в том числе контрольные, пакеты акций и принимая активное участие в управлении бизнесом через Совет директоров в портфельной компании. Как правило, фонды прямых инвестиций осуществляют свою инвестиционную деятельность в соответствии с задекларированной инвестиционной стратегией, которая может включать в себя специализацию в каких-либо отраслях, сегментах бизнеса, регионах, ограничивать минимальный и максимальный размер инвестиций, размер приобретаемого пакета, степень участия фонда в деятельности портфельных компаний и другое. Таким образом, управляющие компании формируют свои специализации и занимают определенные ниши на финансовом рынке.
Финансирование от фондов прямых инвестиций отличается от широко распространенного в ЕАЭС заемного финансирования и характеризуется следующими параметрами:
1. Является проводником долгосрочного акционерного (долевого) капитала на 5–7 лет;
2. Предоставляется компаниям среднего и малого бизнеса (в высокотехнологичных отраслях), имеющих стабильные денежные потоки, но находящихся в стадии расширения бизнеса и поэтому нуждающихся в дополнительном финансировании для роста;
3. Компания и ее акционеры получают доступ к акционерному капиталу в относительно короткий срок (в сравнении с IPO, подготовка к которому может занимать от полугода до нескольких лет);
4. Данное финансирование не подразумевает отвлечения средств компании для погашения долговых обязательств и выплаты процентных платежей, что особенно важно для молодых быстрорастущих компаний;
5. «Частный» характер финансирования (детали данного партнерства: например, стоимость компании, размер пакета и другие условия могут оставаться, по желанию сторон, конфиденциальными);
6. У компании появляются дополнительные возможности по привлечению долгового капитала, но уже на более выгодных условиях (в связи с увеличением объема собственного капитала);
7. Большая имиджевая составляющая (факт инвестирования фонда прямых инвестиций в компанию традиционно рассматривается ее партнерами, контрагентами и банкирами как позитивный сигнал, означающий признание заслуг менеджмента и акционеров, устойчивость бизнеса и правильность бизнес-модели);
8. Фонды приобретают как минимум блокирующий, а иногда и контрольный пакет акций;
9. Ожидаемая доходность инвестпроекта обычно составляет не менее 10–30%;
10. Размер сделки в среднем составляет 5–30 млн долл.
У фонда прямых инвестиций существует два основных способа получения дохода: во-первых, дивиденды как часть прибыли, распределяемой между акционерами бизнеса в соответствии с их долями; во-вторых, выход из портфельных компаний (exit) согласно заранее утвержденному графику через публичное размещение акций на фондовой бирже (IPO), прямую продажу стратегическому инвестору, продажу другому фонду прямых инвестиций или выкуп менеджерами и основными собственниками компании (MBO).
С момента предоставления инвестиций основной задачей фонда является приращение стоимости компании и последующий выход (exit) из неё с максимально высокой доходностью для инвесторов фонда (LP).
Инвестиции подобных фондов в ЕАЭС позволят расширить бизнес местных компаний и создать новые рабочие места, повысить экспортный потенциал и увеличить интенсивность торговли внутри ЕАЭС. Здесь снова уместно привести в пример совместные фонды РФПИ с суверенными фондами ОАЭ, Кувейта и Бахрейна: в 2017 г. эти фонды купили 12% акций «Вертолетов России» за 300 млн долл., что позволило провести экспансию и расширить географию продаж компании на Ближнем Востоке [9].В целом, совместные фонды прямых инвестиций в рамках интеграционного проекта ЕАЭС — это новое качество и глубина инвестиционных связей, а также финансовое обеспечение той «критической массы» среднего и малого бизнеса, требуемой для устойчивого развития экономических связей внутри ЕАЭС. Большое разнообразие фондов прямых инвестиций наравне с венчурными фондами, бизнес-ангелами, мезонинными фондами, инвестиционные банками и другими участниками финансового рынка образуют развитую финансовую инфраструктуру, которая сделает экономику ЕАЭС более устойчивой, конкурентоспособной и привлекательной для все новых и новых инвесторов. По нашему мнению, создание системы совместных фондов прямых инвестиций при участии государственного, а затем и частного капитала, позволит нарастить горизонтальные связи между странами в экономической сфере и придаст новую динамику интеграционным экономическим инициативам внутри ЕАЭС.


Литература
1. World Investment Report 2018 [Электронный ресурс] // UNCTAD. — Режим доступа: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2018_en.pdf(дата обращения: 05.06.2019).
2. Global Competiveness Report 2017–2018 [Электронный ресурс] // World Economic Forum. — Режим доступа: https://www.weforum.org/reports/the-global-competitiveness-report-2017–2018 (дата обращения: 05.06.2019).
3. Проекты РФПИ [Электронный ресурс] // РФПИ. — Режим доступа: https://rdif.ru/Portfolio/ (дата обращения: 05.06.2019).
4. Две ГЭС стоимостью 11,8 млрд построят в Карелии при финучастии ЕАБР [Электронный ресурс] // ТАСС. — 11 октября 2016 г. — Режим доступа: https://tass.ru/ekonomika/3695488 (дата обращения: 05.07.2019).
5. РФПИ с партнерами вложат 150 млрд в мусорные заводы [Электронный ресурс] // Вести Экономика. — 15 февраля 2018 г. — Режим доступа: https://www.vestifinance.ru/articles/97787 (дата обращения: 05.07.2019).
6. РФПИ с партнерами зашел в онкоцентры [Электронный ресурс] // Коммерсант. — 25 августа 2017 г. — Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/3392339 (дата обращения: 05.07.2019).
7. Глава Российско-Кыргызского фонда развития: мы не ломаем банкам их бизнес, а развиваем [Электронный ресурс] // Интерфакс. — 14 февраля 2017 г. — Режим доступа: https://www.interfax.ru/interview/549815 (дата обращения: 05.07.2019).
8. Россия и Армения создают инвестиционный фонд по развитию совместных проектов [Электронный ресурс] // ТАСС. — 15 марта 2017 г. — Режим доступа: https://tass.ru/msp/4096918 (дата обращения: 05.07.2019).
9. РФПИ и арабские инвесторы купили долю в Вертолетах России [Электронный ресурс] // РБК. — 20 февраля 2017 г. — Режим доступа: https://www.rbc.ru/business/20/02/2017/58aacff69a79474d7b08a67f (дата обращения: 05.07.2019).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия