Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Савченко П. В.
главный научный сотрудник Института экономики РАН,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Федорова М. Н.
ведущий научный сотрудник Института экономики РАН (г. Москва),
доктор экономических наук


Социально-трудовые отношения как фактор устойчивого развития системы
В статье рассматривается общий теоретический подход к исследованию социально-трудовых отношений как фактора устойчивого развития Системы, общее и идентичное в странах ЕАЭС, конвергенция плана и рынка, распределения по труду и закона возмещения затрат на рабочую силу, закона неравномерности экономического и политического развития и закона выравнивания уровней социально-экономического развития в условиях глобализации
Ключевые слова: система, интегрированный блок социально-трудовых отношений, устойчивое развитие, глобализация, общее и идентичное, Евразийский экономический союз, конвергенция, закон распределения по труду, закон возмещения затрат на рабочую силу, закон неравномерности экономического и политического развития, уровень и качество жизни
ББК У24(28)   Стр: 141 - 145

1. Общий подход. Устойчивое развитие — это вектор развития цивилизации, главной задачей которого является выравнивание уровней социально-экономического развития под углом зрения использования преимуществ потенциала мирового хозяйства и мирового рынка в развитии отдельных стран. Стратегической целью устойчивого развития является выравнивание уровня и качества жизни населения. Это глобальная проблема, носящая комплексный характер. Цели в области устойчивого развития, принятые ООН1, объединяют экономический и социальный компоненты социально-экономической Системы. Они включают сокращение неравенства внутри стран и между ними, содействие экономическому росту, преодоление голода и нищеты, обеспечение возможностей здорового образа жизни, качественного образования, гендерного равенства, достойной занятости, рационализацию производства и потребления, содействие инновациям, охрану окружающей среды и, в конечном счете, обеспечение условий устойчивой жизнедеятельности для нынешнего и будущих поколений.
Россия решает свои стратегические задачи, сформулированные в национальных проектах, содержащихся в Указе Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 г.» № 204 от 07.05.20182. В их решении особое место занимает интегрированный блок социально-трудовых отношений социально-экономической Системы.
В предлагаемой статье устойчивое развитие рассматривается под углом социально-трудовых отношений социально-экономической Системы.
Социально-экономическая Система объединяет и субординирует совокупность вертикальных и горизонтальных, формальных и неформальных, личных и корпоративных, экономических, административных, социальных, культурных и т.п. связей между людьми, социальными группами и организациями на макро-, мезо- и микроуровне. По вертикали формируются отношения государства с корпорациями, некоммерческими организациями и домашними хозяйствами, по горизонтали — рыночные отношения между хозяйствующими субъектами, межличностные отношения. Система объединяет экономическую, социальную, политическую, нравственно-духовную и семейно-бытовую подсистемы3.
Особое место в социально-экономической Системе занимает монополия рабочего места. Исключительное (монопольное) положение индивида или группы индивидов в органах государственной власти4, корпорациях и т.п. позволяет использовать рабочее место не только в интересах общества, но и в своих корыстных интересах, порождает коррупцию.
Особые негативные последствия монополия рабочего места имеет в социальной сфере. Монополия рабочего места в социальной сфере деформирует ее социальные функции, когда человек на рабочем месте может оказать качественную или некачественную помощь, ставя ее в зависимость от мзды, так называемой «благодарности» клиента. Это, в конечном счете, может свести на нет социальные функции образования и здравоохранения. Услуги в этих отраслях и их качество должны жестко регламентироваться государством.
Важнейшей основой устойчивого развития Системы является баланс экономической свободы и социальной справедливо­сти. В этой связи необходимо рассматривать интегрированный блок социально-трудовых отношений.
Интегрированный блок социально-трудовых отношений включает трудовые и социальные отношения Системы. Блок трудовых отношений включает формы труда, разделение и кооперацию труда, фондовооруженность труда, интенсивность и производительность труда, организацию, мотивацию и условия труда, занятость населения и т.д. Блок социальных отношений включает социальный уклад общества, отношения между различными социальными группами — работниками, работодателями, средним классом5, креативными группами населения, а также межличностные отношения6.
Интегрированный блок социально-трудовых отношений выступает важнейшим фактором устойчивого развития. Социально-трудовые отношения формируют мотивацию работников к труду, их интерес к росту знаний и квалификации, к изобретательской деятельности, рационализации производства. В сфере социально-трудовых отношений проявляется уважение к человеку и формируется его доверие к обществу и государству. Все это находится в пространстве целей устойчивого развития.
Интегрированный блок социально-трудовых отношений — это одна из сложнейших междисциплинарных проблем Системы, государственных и рыночных институтов ее регулирования7. Вектор его развития связан с трансформацией Системы в целом.
В экономической теории существуют различные подходы к трансформации Системы: неолиберальный, леворадикальный и конвергентный.
В статье обосновывается конвергентный подход. Мировой опыт свидетельствует, — отмечал В.В. Путин — что чисто рыночной или чисто административно-командной экономики не существует, а существует смешанная экономика. Роль государства усиливается, если происходят какие-то сбои, а когда ситуация стабилизируется, государство уходит из экономики8. В настоящее время доля государства в экономике возрастает, усиливается роль корпораций с государственным участием и суверенных фондов9. Сокращается доля стран с либеральной демократией, где роль государства в экономике сводится к минимуму. Аналитики «Блумберг» считают, что только 30% мирового продукта создается в таких странах10.
Практика переходного периода в России убедительно показала преимущества конвергентного подхода в преодолении кризиса и решении сложных экономических и социальных проблем. В 1998 г., когда в России осуществлялся переход к рыночной экономике, произошел финансовый кризис, дефолт, резко снизился курс рубля, выросли цены, увеличились задержки заработной платы и пенсий, бастовали шахтеры и т.д. Переломить ситуацию смогло правительство под руководством сторонника конвергенции Е.М. Примакова, в котором совместно работали либералы-рыночники и коммунисты-государственники (Ю.Д. Маслюков, В.А. Густов, В.А. Кулик). Правительство сумело стабилизировать ситуацию, удержать падение ВВП, повысить собираемость налогов, снизить инфляцию и падение курса рубля, сократить долги по заработной плате.
Конвергенция плана и рынка, справедливости и свободы, распределения по труду и распределения в соответствии с законом возмещения затрат на рабочую силу зависит от особенностей социально-экономической Системы. В авторитарных Системах преобладают институты государственного регулирования, в демократических Системах — институты рыночного регулирования. Эффективность конвергенции государства и рынка зависит от базовых институтов Системы — частной собственности, конкуренции, государства, функций человека как субъекта экономики и общества. Индикатором этой эффективности является индекс доверия человека к государству. Доверие к социальным программам государства — одно из важнейших условий их успешного претворения. Социальные долги могут нарушить устойчивое развитие Системы и, в конечном счете, создать революционную ситуацию.
2. Общее и идентичное. Все вышеизложенное можно проследить на примере стран ЕАЭС. Страны ЕАЭС, к которым принадлежат Россия, Армения, Беларусь, Казахстан и Кыргыз­стан. Как бывшие союзные республики СССР они сохранили исторические корни авторитарного (самодержавного) типа Системы, которая сложилась в Российской Империи с отмены крепостного права в 1861 г. и развития капитализма. Этот тип Системы выдержал испытания в период Февральской и Октябрьской революций 1917 г. и в советский период. Архитектура и сущность Системы сохранялись, а ее модели менялись. В настоящее время, в соответствии с национальными конституциями, страны ЕАЭС — демократические, социальные, правовые государства.
Общий тип Системы этих государств является важным фактором создания общего пространства ЕАЭС со свободным перемещением товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Они развиваются в соответствии с законом выравнивания социально-экономического развития на основе экономической интеграции. Интеграция способствует достижению целей устойчивого развития — поддержанию экономического роста, энергетической безопасности, инновациям в производстве и потреблении, углублению промышленной кооперации, совершенствованию транспортной инфраструктуры, социальному и медицинскому обеспечению, что, в конечном счете, направлено на благо каждого человека11.
Системы стран ЕАЭС имеют общие и идентичные черты. Общим для них является авторитарный тип Системы, в котором доминируют вертикальные отношения, переход от советской к рыночной модели Системы. Общим для них является и то, что со времен СССР сохранились экономические, логистические, культурные, социальные и политические связи и продолжает развиваться единый народнохозяйственный комплекс12. Это составляет основу выравнивания социально-экономического развития.
Так, за период 2013–2018 гг. разрыв в уровне ВВП на душу населения между странами ЕАЭС сократился с 11,9 до 8,4 раз, а в уровне инвестиций в основной капитал на душу населения — с 8 до 7 раз (в долл.)13. Вместе с тем, необходимо отметить, что затраты на научные исследования и разработки, а также на технологические инновации осуществляет, в основном, Россия: в 2013 г. — 96% и 90%, а в 2017 г. — 97% и 88% соответственно14.
Идентичные черты включают экономические (состояние факторов производства, место в международном разделении труда, условия и риски ведения бизнеса, уровень и качество жизни, экономическое поведение человека, групп людей, общества) и неэкономические (геополитические условия, природно-климатические условия, уважение к истории, традициям, культуре, религия, менталитет), устойчивые (постоянные) и специфически исторические (переменные) факторы.
В странах ЕАЭС в блоке социально-трудовых отношений общим является то, что в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014 в странах ЕАЭС существуют институты единого рынка труда. Гражданам не требуется получать разрешение на работу в рамках ЕАЭС, отменены квоты, признаются документы об образовании, детям работников предоставлено право посещать детские сады и учиться в школах. Обеспечено также бесплатное предоставление экстренной и неотложной медицинской помощи.
Сотрудничество в сфере регулирования социально-трудовых отношений способствует более эффективному использованию трудового потенциала, снижению безработицы, расширению возможностей выбора для человека при поиске достойной работы. Уровень безработицы в странах ЕАЭС, в целом, ниже, чем в большинстве стран ЕС, но выше, чем в США и Японии. Общий уровень безработицы в ЕАЭС сократился с 5,6% в 2013 г. до 5,4% в 2017 г. Идентичное проявляется в ее дифференциации по странам: в Армении — 17,6%, в Беларуси — 5,6%, в Казахстане — 4,9%, в Кыргызстане — 6,9%, в России — 5,2%15.
Общее в пенсионном обеспечении определяется проектом Соглашения о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС, вступившем в силу 26.06.2018. В соответствии с ним каждая страна — член ЕАЭС осуществляет пенсионные выплаты работникам за период работы на своей территории. Идентичность состоит в том, что эти выплаты осуществляются в соответствии с национальными пенсионными законодательствами.
Конвергенция институтов государства и рынка — это общая основа развития Систем в странах ЕАЭС. Более 70 лет они находились в составе СССР, который строил социалистическое общество и добился бесспорных успехов на основе таких базисных ценностей, как социалистическая собственность, распределение по труду и планомерное развитие национальной экономики, закон выравнивания социально-экономического развития. В эти годы страна осуществила переход от аграрной экономики к индустриальной, от безграмотности к всеобщему среднему образованию, победила фашизм во Второй мировой войне и стала великой державой. Одним словом, это была эпоха чистого социализма и механизмов его функционирования — планомерности и распределения по труду.
Социалистическая модель государственного регулирования социально-трудовых отношений основывалась на сочетании распределения по труду и через общественные фонды потребления (ОФП). В этом проявлялся принцип социальной справедливости.
В советский период распределение по труду обеспечивало развитие общества как единой ассоциации производителей, связь доходов человека с количеством и качеством его труда. Доля заработной платы в доходах семей рабочих и служащих составляла около 80%16.
В основе государственного регулирования заработной платы в советский период была тарификация труда и работников. Государственное регулирование тарифной системы и должностных окладов не позволяло полностью использовать трудовой потенциал человека. В СССР было более 46 тыс. промышленных предприятий, на которых трудилось более 35 млн работников17. Поэтому сверху, из Москвы невозможно было осуществить связь заработной платы отдельного работника с его трудовым вкладом в результаты хозяйственной деятельности предприятия. Это возможно сделать только на уровне предприятия. Работники, которые, как говорят, могли подковать блоху, имелись на каждом предприятии, но руководители были ограничены в поощрении их труда.
Блага из ОФП человек получал как член социума, независимо от трудового вклада. Они предоставлялись бесплатно, на льготных условиях, в материальной и денежной форме18. Доля доходов из ОФП в форме пенсий, стипендий, дотаций на путевки в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, на содержание детей в детских дошкольных учреждениях составляла 7,4–9,6% совокупного дохода в семьях рабочих и служащих19.
Общественные фонды потребления подразделялись на общенародные (формировались и распределялись государст­вом) и общественные фонды потребления государственных и кооперативных предприятий. За счет общенародных ОФП патерналистское государство заботилось о человеке от рождения до старости (охрана здоровья и медицинское обслуживание, общественное воспитание и содержание детей и подростков за счет общества, образование, культура и спорт, оплачиваемые отпуска, предоставление жилья на льготных условиях, социальное обеспечение). ОФП пред­приятий формировались в зависимости от стоимостных результатов их работы, за счет прибыли.
В советский период к прибыли как экономическому феномену относились неоднозначно, так как это противоречило концепции «чистого социализма». Однако ряд экономистов не разделяли этой точки зрения. К их числу относились академик АН СССР А.И. Анчишкин и другие. Вместе с тем, в период экономических реформ прибыль стала основным показателем в оценке результатов хозяйст­венной деятельности предприятий (см. реформу А.Н. Косыгина и закон «О государ­ственном предприятии (объединении)»).
При переходе к рыночной экономике появились новые формы доходов — от предпринимательской деятельности и прибыли, рынка ценных бумаг, недвижимости и др. (см. таблицу 1).

Таблица 1
Структура доходов домашних хозяйств в странах ЕАЭС (в % к итогу)20
 Оплата трудаДоходы от предпринимательской деятельности (кроме сельскохозяйственной) и самозанятостиДоходы от сельскохозяйст-венной деятельностиСоциальные выплатыДоходы из других источников
 2013201720132017201320172013201720132017
Армения51,655,18,19,55,86,017,917,016,612,4
Беларусь62,561,62,12,0 (2015)0,60,527,230,37,07,6
Казахстан70,165,78,98,72,22,015,119,73,73,9
Кыргызстан39,941,915,316,614,410,317,216,413,213,8
Россия68,070,27,84,80,20,320,420,54,94,2

Общим для стран ЕАЭС является то, что наиболее высокий удельный вес в доходах домашних хозяйств занимает оплата труда. Вместе с тем на эту долю влияют идентичные особенности стран. В Кыргызстане, где более 60% населения живет в сельской местности, на долю заработной платы приходится меньше половины доходов, а доля доходов от сельскохозяйст­венной деятельности значительно больше, чем в остальных странах. В России и Беларуси доля сельского населения самая низкая среди стран ЕАЭС, и соответственно, доля доходов от сельскохозяйственной деятельности ниже.
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в национальной валюте в странах ЕАЭС растет, но в пересчете на доллары уменьшается. Так, в 2017 г. по сравнению с 2013 г. она составляла: в Армении — 97%, в Беларуси — 75%, в Казахстане — 64%, в Кыргызстане — 97%, в России — 70%21.
Дифференциация среднемесячной номинальной заработной платы по видам экономической деятельности в странах ЕАЭС имеет общие черты. Выше средней она в добывающих отраслях, электроснабжении, информации и связи, финансовой и страховой деятельности, научной и технической деятельности (от 114 до 230%). В сельском, лесном и рыбном хозяйстве, услугах по проживанию и питанию, образовании, здравоохранении и социальных услугах она ниже (от 60,4 до 81,7%)22.
Общим для стран ЕАЭС является конвергенция распределения по труду и распределения в соответствии с законом возмещения затрат на рабочую силу, сочетание доходов работников от труда и социально значимых благ23.
В целом, доля социальной защиты, образования, здравоохранения и социальных услуг в ВВП стран ЕАЭС постепенно увеличивается (см. таблицу 2), но значительно отстает от развитых стран. Например, доля государственных расходов на образование и здравоохранение в ВВП Армении составляет 6,8%, Беларуси — 7,3%, Казахстана — 4,8%, Кыргызстана — 9,4%, России — 5,6%, в то время, как в Японии — 12,6%, в США — 13,5%, в Германии и во Франции — 14,2%, в Швеции — 16,8%24.

Таблица 2
Доля социальной защиты, образования, здравоохранения и социальных услуг в ВВП
 20132017
 Социальная защитаОбразованиеЗдравоохранение и социальные услугиСоциальная защитаОбразованиеЗдравоохранение и социальные услуги
Армения4,02,93,84,82,64,2
Беларусь3,33,82,83,24,03,3
Казахстан2,02,91,62,02,82,0
Кыргызстан5,05,33,15,56,13,3
Россия7,12,33,17,12,33,3

Анализ структуры затрат корпораций на рабочую силу (см. таблицу 3) показывает, что в вознаграждении работников сочетаются доходы от труда и «социальный пакет».

Таблица 3
Оплата труда и социальный пакет в структуре затрат на рабочую силу (2017 г., в %)25
 Армения*Беларусь (2016)КазахстанКыргыз-станРоссия
Оплата за отработанное время84,971,886,683,075,0
Оплата питания, проживания и др. выплаты, включаемые в заработную плату0,20,30,00,70,4
Расходы по обеспечению работников жильем0,30,10,70,00,1
Расходы на социальную защиту работников0,925,14,513,722,1
Расходы на профессиональное обучение0,20,20,60,10,3
Расходы на культурно-бытовое обслуживание0,10,30,20,20,3
* В Армении отчисления работодателей в фонды социального страхования включаются в фонд заработной платы

Как следует из таблицы 3, в Беларуси и России — наименьший удельный вес оплаты труда и наибольший удельный вес «социального пакета» среди стран ЕАЭС.
Так, например, в России в ПАО Магнитогорский металлургический комбинат социальные программы охватывают развитие кадрового потенциала, обеспечение безопасности работников, медицинское обслуживание, оздоровление, отдых, поддержку ветеранов, инвалидов, семей с детьми, культурно-массовую работу и т.д. При покупке работниками жилья 30% возмещается за счет комбината. В 2017 г. комбинат был награжден РСПП за победу в номинации «Развитие кадрового потенциала»26.
В Белоруссии Мозырский нефтеперерабатывающий завод обладает развитой социальной инфраструктурой. За счет завода финансируются общежитие, временное жилье, ежегодный профилактический медосмотр, круглосуточная доврачебная медицинская помощь. Работникам и членам их семей компенсируется часть стоимости путевок для отдыха и санаторно-курортного лечения. Пенсионеры получают выходное пособие, ежеквартальную материальную помощь и др. выплаты. Материальная помощь также оказывается при рождении ребенка, при нахождении в отпуске по уходу за ребенком, при наличии ребенка-инвалида и т.д.27
Опыт развитых стран (Японии, ФРГ и др.) показывает, что «социальный пакет» корпораций играет заметную роль в удовлетворении социальных и культурных потребностей и стабилизации рабочих кадров.
В странах ЕАЭС в социально-трудовых отношениях свобода играет более значительную роль, чем социальная справедливость. Об этом свидетельствуют значительная дифференциация и поляризация доходов населения (см. таблицу 4).

Таблица 4
Дифференциация доходов и уровень бедности в странах ЕАЭС28
СтраныКоэффициент ДжиниДоля населения с доходами ниже черты бедности
2013201720132017
Армения*0,3720,35932,025,7
Беларусь0,2870,2705,55,9
Казахстан0,2760,2872,92,6
Кыргызстан0,4560,39237,025,6
Россия0,4190,41010,813,2
* В Армении величина прожиточного минимума официально не устанавливается, для расчетов используется стоимость минимальной потребительской корзины.

Данные таблицы 4 показывают, что коэффициент Джини наиболее высок в Кыргызстане и России. Он близок к уровню США (0,415) и Китая (0,422), но значительно выше развитых стран Европы (0,25–0,33)29. У Армении, Беларуси и Казахстана этот показатель находится на уровне европейских стран. Доля населения с доходами ниже национальной черты бедности в Беларуси и Казахстане ниже, чем в других странах ЕАЭС, но, по сравнению с Россией, величина прожиточного минимума в остальных странах ниже (в 1,7–2,3 раза).
Распределение общего объема денежных доходов по 20%-м группам населения показывает, что с 2013 по 2017 гг. доля групп с наибольшими доходами увеличилась в Армении с 45,6 до 45,9%, в Беларуси — с 36,5 до 37,8%, в Казахстане — с 37,6 до 38,8% и уменьшилась в Кыргызстане с 51 до 45,5%, в России — с 47,6 до 46,8%30. В России этот показатель превышает остальные страны ЕАЭС, что свидетельствует о большей неравномерности распределения доходов и концентрации их у богатых слоев населения.
Так, например, Председателю Совета директоров ПАО «ГМК «Норильский никель» выплачивается вознаграждение в размере 1 млн долл. в год, дополнительное вознаграждение по итогам года — 3 млн долл. за вычетом основного вознаграждения, выплаченного с момента с его избрания на должность, компенсируются расходы, связанные с выполнением своих обязанностей — проживание в гостиницах, проезд (бизнес-класс и первый класс), услуги vip-зала, телефонные переговоры и представительские расходы31. При этом средняя заработная плата в корпорации — 104 тыс. руб. в месяц (2017 г.)32. Средняя заработная плата федеральных министров — 693 тыс. руб. в месяц, депутатов ГД — 420 тыс. руб. в месяц, сенаторов — 385 тыс. руб. в месяц33.
В условиях глобальной, открытой, рыночной экономики, потребительского общества изменяются потребности человека, которого стимулирует схема Д — Т — Д’, сокращается доля затрат на предметы первой необходимости и увеличивается доля затрат на товары длительного пользования, а также на образование и здравоохранение. Как показывают данные таблицы 5, в странах ЕАЭС эта тенденция проявляется неоднозначно. Так, в Армении и Кыргызстане доля расходов домашних хозяйств на питание и безалкогольные напитки сокращается, хотя остается высокой, а в Беларуси и России увеличивается, но она значительно ниже, чем в других странах. Доля расходов на предметы домашнего обихода, бытовую технику и содержание жилья сократилась, но увеличилась доля расходов на здравоохранение. Доля расходов на образование сокращается, за исключением Армении, несмотря на то, что в современных условиях возрастает потребность общества в знаниях человека. Недостаток знаний снижает конкурентоспособность человека на рынке труда.
С переходом к рыночной экономике были ликвидированы многие институты переподготовки и повышения квалификации кадров. Как свидетельствуют данные таблицы 3, расходы корпораций на профессиональное обучение работников незначительны. Возможно, для решения этих проблем нужно использовать опыт советского периода — создать соответствующие институты для переподготовки и повышения квалификации кадров.

Таблица 5
Изменения в структуре расходов домашних хозяйств в странах ЕАЭС34
 Расходы на питание и безалкогольные напиткиРасходы на предметы домашнего обихода, бытовую технику и содержание жильяРасходы на образованиеРасходы на здравоохранение
20132017201320172013201720132017
Армения46,240,63,53,01,42,47,89,9
Беларусь37,738,28,05,61,51,53,84,6
Казахстан41,946,05,94,32,52,02,73,2
Кыргыз­стан54,649,74,45,92,82,51,82,2
Россия27,731,26,75,31,00,83,63,8

В целом, следует отметить, что в странах ЕАЭС действующие институты государственного регулирования социально-трудовых отношений функционируют недостаточно эффективно. Это, в частности, проявляется при решении сложных проблем повышения уровня и качества жизни населения. Так, в последние годы реальные располагаемые денежные доходы населения Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана растут, а в России они снижаются с 2014 г. Рост потребительских цен опережает рост реальных располагаемых денежных доходов в Беларуси, Казахстане и России, а в Армении и Кыргызстане рост реальных располагаемых денежных доходов опережает рост потребительских цен35.
В России государством предпринят ряд социальных мер. Повышен минимальный размер оплаты труда до уровня прожиточного минимума, повышена заработная плата работникам образования, здравоохранения, культуры и науки, выплачиваются пособия на детей в семьях с доходом менее 1,5 прожиточного минимума, при рождении второго ребенка выплачивается материнский капитал и предоставляется льготная ипотека, при рождении третьего и последующих детей пособие на них выплачивается до трехлетнего возраста. Государство контролирует инфляцию, регулирует цены на общественно значимые товары и услуги (например, на некоторые виды хлеба, бензин и т.д.).
Доверие человека к государству — это важнейший индикатор и общая основа устойчивости Систем стран ЕАЭС. Особую роль для повышения доверия играет противодействие коррупции. В странах ЕАЭС коррупция является серьезной проблемой. По индексу восприятия коррупции в 2018 г. среди 180 стран Армения заняла 105-е, Беларусь — 70-е, Казахстан — 122-е, Кыргызстан — 132-е, Россия — 138-е место36. Между тем зарубежный опыт (Сингапура, КНР и др. стран) свидетельствует, что для противодействия коррупции необходимо, с одной стороны, повышение оплаты труда чиновников выше среднего уровня в коммерческих структурах страны и региона, а с другой стороны, усиление наказания коррупционеров, конфискация их имущества.
В заключение следует отметить, что социально-трудовые отношения занимают особое место в устойчивом развитии социальных основ Системы. В блоке социально-трудовых отношений формируется баланс интересов человека, общества и государства, доверие, создаются условия для гармоничного развития вертикальных и горизонтальных отношений во всех подсистемах, формирование институтов, обеспечивающих устойчивые тенденции жизнедеятельности всех ее структурных звеньев, качества жизни и благосостояния населения. Устойчивое развитие стран ЕАЭС неразрывно связано с ростом их потенциала, интеграции и сотрудничества, а также с глобальными проблемами развития мирового хозяйства и рынка, взаимодействием закона неравномерности экономического и политического развития и закона выравнивания социально-экономического развития. Актуальность устойчивого развития возрастает в связи с развернувшейся в мировом хозяйстве тенденцией дезинтеграции, протекционизма, торговых войн и санкций, когда на передний план выступают интересы ТНК в получении монопольной сверхприбыли, а не интересы выравнивания уровней социально-экономического развития.


Сноски 

1 Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 25.09.2015 г. № 70/1 «Преобразование нашего мира. Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 г.» — www.un.org
2 Они отражены в национальных проектах в области демографии, образования, здравоохранения, жилья и городской среды, производительности труда и поддержки занятости, экологии, науки и культуры и др.
3 Савченко П.В., Федорова М.Н. Российская общественная Система как выражение противоречивых тенденций развития России // Общество и экономика. — 2011. — № 8–9; Российская социально-экономическая Система: реалии и векторы развития. Изд. 3-е, перераб. и доп. / Под ред. Р.С. Гринберга, П.В. Савченко. — М.: ИНФРА-М, 2019; Савченко П.В. Очерки о социально-экономической Системе России: человек как вектор развития. — М.: ИНФРА-М, 2017.
4 Доля занятых административной деятельностью и дополнительными услугами в этой области составляет: в Армении — 0,4%, в Беларуси — 2,3%, в Казахстане — 3,3%, в Кыргызстане — 0,9%, в России — 2,3% общей численности занятых (2017 г.) (Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С.75).
5 В последние годы наметилась тенденция к снижению доли среднего класса в большинстве развитых стран.
6 В экономической литературе существуют различные подходы к определению социально-трудовых отношений, в которых они характеризуются как отношения по поводу трудовой жизнедеятельности (между трудом и капиталом, работниками, работодателями и государством), охватывающие все фазы воспроизводства и функционирования рабочей силы — образование, здравоохранение, организацию и оплату труда, условия труда, социальное обеспечение, пенсионное обеспечение и т.п. (См.: Ракитская Г.Я. Социально-трудовые отношения (общая теория и проблемы становления их демократического регулирования в современной России). — М.: Институт перспектив и проблем страны, 2003; Занятость, рынок труда и социально-трудовые отношения / Под ред. Р.П. Колосовой, Г.Г. Меликьяна. — М.: ТЕИС, 2008; Социально-трудовые отношения: сравнительный анализ западных и российских практик / Под ред. В.В. Комаровского, В.Т. Веденеевой. — М.: ИМЭМО, 2016; Социально-трудовые отношения в современной России: проблемы и решения / Под ред. А.А. Разумова. — М.: Дашков и К, 2016.
7 Это предмет исследования естественных и гуманитарных наук, политической экономии, философии, социологии, политологии, экономики труда, экономики знаний и т.д.
8 Прямая линия с В. Путиным. 20.06.2019. www.kremlin.ru
9 Кондратьев В. Новый этап глобализации: особенности и перспективы // Мировая экономика и международные отношения. — 2018. — № 6. — С.6–7.
10 Дынкин А. Будущее уже здесь // Российская газета, 18.06.2019, с. 6
11 Показатели достижения в области устойчивого развития в регионе Евразийского экономического союза. Доклад Евразийской экономической комиссии. // www.eaeunion.org
12 Дынкин А., Телегина Е., Халова Г. Роль Евразийского экономического союза в формировании Большой Евразии. // Мировая экономика и международные отношения. — 2018. — № 6. — С. 6–7
13 Рассчитано по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 172, 223.
14 Рассчитано по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 278, 288.
15 Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 77.
16 Народное хозяйство СССР в 1990 г. — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 113.
17 Народное хозяйство СССР в 1990 г. — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 348.
18 Курс политической экономии / Под ред. Цаголова Н.А. Том II. Социализм. — М.: Экономика, 1970. — С. 370
19 Народное хозяйство СССР в 1990 г. — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 113.
20 Составлена по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 49–51; Об уровне жизни в Евразийском экономическом союзе. 2017 год. Аналитический обзор. — М., 2019. — С. 3.
21 Рассчитано по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 80.
22 Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 61–62
23 Социально значимые (опекаемые, мериторные) блага в известной мере играют аналогичную ОФП роль в возмещении затрат на рабочую силу. К социально значимым относятся блага с высоким социальным эффектом (образование, здравоохранение, культура и др.). Индивиды могут получать их как за свой счет, так и за счет государства. Но спрос индивидов на эти блага часто отстает от желаемого обществом, поэтому возникает необходимость государственной поддержки в виде бюджетных ассигнований, налоговых льгот и т.п. производителям благ, достойных большего потребления согласно общественному нормативному стандарту. Достойность этих благ определяется с помощью ценностных суждений об истинных предпочтениях (в теории мериторных благ) или с помощью нормативных преференций общества (в теории опекаемых благ). См.: Экономика общественного сектора. Учебник. Изд-е 2-е. Под ред. Савченко П.В., Погосова И.А., Жильцова Е.Н. М.: ИНФРА-М, 2015, с. 60; Рубинштейн Я.А. Теория опекаемых благ в оптике сравнительной методологии. — М.: ИЭ РАН, 2013. — С. 15
24 Россия и страны мира. 2018. — М.: Росстат, 2018. — С. 126–127.
25 Составлена по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 82; О рынке труда в Евразийском экономическом союзе. 2017 г. Аналитический обзор. — М, 2018. — С. 9–10.
26 www.mmk.ru
27 mnpz.by
28 Составлена по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С.54: Об уровне жизни в Евразийском экономическом союзе. 2017 год. Аналитический обзор. – М., 2019. – С. 14, 18.
29 Россия и страны мира. 2018. — М.: Росстат, 2018. — С. 108.
30 Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 53.
31 Российская газета, 14.06.2019. — С. 10.
32 www.nornickel.ru
33 www.rbc.ru
34 Составлена по: Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 58
35 Статистический ежегодник Евразийского экономического союза. — М., 2018. — С. 46, 47
36 Чем больше число, тем больше распространена коррупция в стране.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия