Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Асалханова С. А.
аспирант кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Проблемы цифрового неравенства регионов России
В статье рассмотрена характеристика национального информационного пространства, выявлены теоретическая сущность, причины, показатели цифрового неравенства регионов и его воздействие на экономику, проведен анализ цифрового разрыва российских регионов и предложены меры для его снижения, дается оценка готовности перехода к цифровой экономике российских регионов
Ключевые слова: информационное пространство, информационно-коммуникационные технологии, цифровая экономика, информатизация, цифровое неравенство регионов
УДК 330.3; ББК 65.012:65.04   Стр: 230 - 234

Введение. Развитие цифровой экономики в Россий­ской Федерации объявлено Правительством страны одним из стратегических национальных приоритетов. Формирование экосистемы цифровой экономики является частью процесса общественной трансформации, перехода к новой ступени — информационному обществу. Согласно принятой Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 гг., информационное общество трактуется как «общество, в котором информация и уровень ее применения и доступности кардинальным образом влияют на экономические и социокультурные условия жизни граждан» [1]. Реализация цели данной Стратегии предполагает достижение соответствующего уровня информатизации и развития национального информационного пространства, которое отличается неоднородностью. В частности, это проявляется в существовании цифрового неравенства между российскими регионами. В статье поставлена задача — исследовать сущность, формы и причины цифрового неравен­ства российских регионов, выявить его влияние на экономику и предложить меры по снижению цифрового разрыва.
Национальное информационное пространство. Для российского экономического пространства характерны большие социально-экономические различия в развитии регионов, что влияет на экономическую и институциональную структуру, государственную региональную, промышленную и социальную политику и в целом на развитие экономики страны.
Национальное информационное пространство, формирующееся в ходе процессов информатизации экономики и общества, образуется информационными ресурсами, технологиями взаимодействия и информационной инфраструктурой. При этом оно тесно взаимосвязано с экономическим пространством и влияет на эффективность его функционирования. Информационное взаимодействие субъектов экономики, обращение информационных ресурсов протекает в информационном пространстве. На его специфику влияют также социокультурные факторы. Развитие информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) способствует стремительному расширению национального информационного пространства, которое является более открытым, чем экономическое пространство страны. Национальное информационное пространство взаимодействует с глобальным информационным пространством и испытывает на себе его воздействие [2].
Внедрение ИКТ во все сферы жизнедеятельности общества делает возможным совершенствование механизмов функционирования экономики, социальной сферы, государственного управления и прочих сфер жизнедеятельности. В результате повышается эффективность функционирования национальной экономики и качество жизни населения страны.
Механизм регулирования национального информационного пространства включает в себя как рыночные, так и государственные методы. Так, интернет в России появился без вмешательства государства, а, получив развитие, стал регулироваться государственным законодательством. Появилось интернет-право как самостоятельное направление юридической науки, формируется информационное право. В то же время в сети интернет функционирует электронный бизнес, действуют законы рыночной конкуренции. Функционирование электронного правительства также способствует расширению информационного пространства. Проблема соотношения государства и рынка в механизме функционирования национального информационного пространства является одной из наиболее дискуссионных и недостаточно разработанных [2].
Информационное пространство имеет специфическую структуру, технологической основой которой выступают информационно-коммуникационные технологии. Кроме того, в него включены социальные институты и организации. Именно поэтому в ходе развития информационного пространства происходит трансформация социально-экономической системы.
Российское информационное пространство отличается большой неоднородностью и проявляется в форме цифрового неравенства (цифрового разрыва, информационного неравенства) российских регионов, которое приводит к формированию центра и периферии информационного пространства, ограничивает доступ к информационным ресурсам, тем самым сдерживая развитие регионов и экономики страны в целом. Поэтому снижение цифрового неравенства регионов становится стратегической задачей для руководства страны.
Сущность цифрового неравенства. Понятия «цифровое неравенство», «цифровой разрыв», «информационное неравен­ство» — являются синонимами, а в мировом научном сообществе им соответствует устоявшийся термин «digital divide». Сущность понятия «цифровое неравенство» впервые была определена в 2000 г. на саммите стран «большой восьмерки», на Окинаве, где была принята «Хартия глобального информационного общества», основным принципом которой является обеспечение доступности ИКТ для всех граждан мира.
Изучению проблем цифрового неравенства посвящены работы таких зарубежных авторов, как: В.Чен, В.Мур, Дж.Обиорах, В.Велман, — а также российских исследователей: Е.В. Балацкого, С.В. Баранова, Н.В. Бекетова, С.А. Дятлова, А.Н.Лазарева, И.А.Стрелец, А.Н. Швецова, С.Б. Шапошника, Л.Н. Щербаковой и других ученых, изучающих проблемы информационной экономики.
В современной российской и зарубежной научной литературе существуют различные трактовки сущности «цифрового неравенства». Можно выделить два подхода к определению этой категории. Представители первого подхода акцентируют внимание на формах цифрового неравенства: различия возможностей доступа к информации; к информационно-коммуникационным технологиям; к интернету и др. Так, в докладе ОЭСР в 2001 г. цифровое неравенство определено как «разрыв между гражданами, домохозяйствами, субъектами предпринимательства и географическими областями на разных социально-экономических уровнях в отношении как возможности доступа к информации и информационно-коммуникационным технологиям, так и к использованию интернета для различных видов деятельности» [3]. По существу в этом определении выделены основные формы цифрового неравенства. Существует трактовка цифрового разрыва (цифрового или информационного неравенства) в рамках первого подхода как «неравенство в доступе к информационно-коммуникационным технологиям, имеющее своим следствием усиление экономического, социального, культурного неравенства» [4].
Второй подход к исследованию сущности цифрового неравенства отличается тем, что его сторонники активно изучают уровень, причины и следствия этого явления. Например, П. Норис дает характеристику цифровому неравенству на основе выделения уровней неравенства. Она выделяет: «глобальное неравенство» развитых и развивающихся стран в возможности доступа к сети интернет; «социальное неравенство» между информационно — богатыми и информационно — бедными слоями населения; «демократическое неравенство» по наличию или отсутствию возможности использования интернета для реализации гражданской позиции и демократических прав [5].
Проблема цифрового неравенства является глобальной, многоаспектной и имеет комплексный характер. Она затрагивает все сферы жизни общества. Выделяется несколько уровней цифрового неравенства:
— неравенство в доступе к информации и ИКТ между развитыми и развивающимися странами;
— цифровое неравенство отдельных регионов внутри страны;
— неравенство в доступе к информации и возможностях ее использования между различными социальными группами населения;
— неравенство в доступе к информации и ИКТ в городской и сельской местности отдельного региона страны.
Авторы статьи под цифровым неравенством понимают неравенство между субъектами экономики на микро-, мезо-, макро- и мегауровнях в доступе к информации, ИКТ, использованию интернета для ведения экономической деятельности, имеющее следствием усиление экономического, социального, культурного неравенства. Авторы рассматривают цифровой разрыв на различных уровнях экономической системы не только как техническую, но и как серьезную экономическую и социальную проблему.
Проблема цифрового (информационного) неравенства тесно связана с проблемой информационной бедности, которая впервые была определена в 1997 г. в Программе развития ООН как резкое неравенство в возможности получения информационно-коммуникационных услуг между различными социальными группами и различными странами [6]. Информационная бедность усиливает дифференциацию между богатыми и бедными слоями населения, регионами и странами.
Цифровое неравенство регионов влияет на темпы экономического роста, эффективность экономики, социальные процессы. Выявление сущности и причин цифрового разрыва российских регионов является мало разработанной и дискуссионной проблемой в экономической науке и имеет огромное практическое значение для такой большой по территории страны, как Россия.
Анализ цифрового неравенства регионов России. Для российских регионов характерна большая дифференциация в социально-экономическом развитии. Цифровой разрыв между российскими регионами является одной из форм пространственной дифференциации и существенным образом влияет на их социально-экономическое развитие.
Одним из основополагающих признаков цифрового неравенства является отсутствие или ограничение доступа к инфраструктуре ИКТ. Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации К.Ю. Носков привел данные о том, что в России в начале 2019 г. из 18 тысяч населенных пунктов с числом жителей от 500 до 10 тысяч человек 16 тысяч имели широкополосный доступ в интернет (ШПД), а из 14 тысяч поселений от 250 до 500 жителей интернет был доступен 8 тысячам [7]. То есть сохраняется дифференциация регионов по возможности доступа к ШПД и усугубляется информационная отсталость территорий сельской местности. Данные о количестве абонентов широкополосного доступа в интернет по некоторым российским регионам за 2017 год представлены в таблице 1 и иллюстрируют существенный разрыв между «лидирующими» и «отстающими» регионами в области обеспечения доступа к ШПД.

Таблица 1
Число абонентов широкополосного доступа в интернет в расчете на 100 человек населения в 2017 г. по отдельным регионам России [8]
Наименование субъекта РФЧисло абонентов
фиксированного ШПД
на 100 человек
Число абонентов
мобильного ШПД
на 100 человек
г. Москва33,13114,1
г. Санкт-Петербург31,89103,1
Новосибирская область34,780,0
Республика Алтай7,6473,9
Республика Карелия30,9463,1
Республика Тыва4,3645,8
Республика Дагестан2,4154,6
Республика Ингушетия0,9557,1

Как видно из таблицы 1, максимальный показатель числа абонентов фиксированного ШПД на 100 человек превышает минимальный в 36 раз (на краях ряда — Москва и Ингушетия). Разброс по числу абонентов мобильного ШПД на 100 человек меньше — 19,7 раза (снова эти же регионы).
В то же время, по данным исследований Мирового банка, рост проникновения широкополосного доступа в интернет на 10% позволяет увеличить национальный ВВП на 1,2 — 1,4 п.п. Внедрение ШПД способствует развитию малого и среднего бизнеса, созданию новых рабочих мест (в том числе удаленных), повышению квалификации работников и, соответственно, производительности труда, сокращению времени на общение с бизнес-партнерами и с госучреждениями [9].
В последнее время в России распространение мобильного интернета опережает активность подключений к фиксированному доступу в интернет. По данным Росстата, в 2017 г. в стране число абонентов мобильного ШПД, приходящихся на 100 человек, составило 79,9 по сравнению с 47,8 в 2011 г. Темпы роста числа абонентов мобильного ШПД в интернет превышают темпы роста количества абонентов фиксированного доступа [10].
Для целей развития информатизации регионов и преодоления цифрового неравенства субъектов РФ проводится политика выравнивания регионов, в рамках которой была принята Концепция информатизации регионов от 29 декабря 2014 года № 2769-р [8]. В ней предусматривалось утверждение планов мероприятий по информатизации каждого региона, создание паспорта информатизации региона и ведение Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (до 15.05.2018 Министерство связи и массовых коммуникаций РФ) ежегодного рейтинга регионов по уровню информатизации. Итоги реализации данной Концепции подводятся.
Для оценки уровня информатизации и оценки состояния процесса цифровизации регионов Центр финансовых инноваций и безналичной экономики Московской школы управления «СКОЛКОВО» создал индекс «Цифровая Россия». Этот индекс отражает реализацию проектов регионов в сфере цифровизации, положительные социально-экономические последствия и публичность реализуемых на уровне региона мероприятий [11]. Рейтинг 10 «передовых» и 10 «отстающих» российских регионов по индексу «Цифровая Россия» представлен в Таблице 2.

Таблица 2
Рейтинг российских регионов по данным индекса «Цифровая Россия» [13]
Субъект РФ20172018
Место
в рейтинге
БаллМесто
в рейтинге
Балл
Десять передовых регионов
г. Москва170,01177,03
Республика Татарстан267,95276,48
г. Санкт-Петербург467,54376,44
Московская область665,61476,25
Тюменская область765,44576,19
Ханты-Мансийский АО — Югра367,88675,81
Ямало-Ненецкий АО566,03774,48
Республика Башкортостан865,08874,43
Ленинградская область1262,45973,15
Новосибирская область3352,481073,10
Десять отстающих регионов
Псковская область7130,297644,73
Республика Бурятия6930,547743,65
Республика Адыгея7030,327842,78
Республика Северная Осетия — Алания7230,157941,99
Чукотский АО8525,198041,64
Республика Калмыкия8226,438141,36
Республика Ингушетия7728,038240,42
Карачаево-Черкесская Республика7927,698340,31
Еврейская автономная область8326,068439,76
Республика Тыва6234,048539,74

Показатели индекса первого субъекта в рейтинге (город Москва) почти в два раза превышают показатели последнего субъекта рейтинга (Республика Тыва), и, несмотря на положительную динамику роста индекса, очевидно сохранение неравномерности процесса цифровизации субъектов РФ.
Цифровой разрыв объясняется рядом факторов, среди которых, прежде всего, следует назвать наличие огромной социально-экономической дифференциации российских регионов. Показатели социально-экономического развития регионов-лидеров и уровень индекса «Цифровая Россия» взаимообусловлены: передовые в социально-экономическом развитии регионы являются лидерами названного индекса. Об огромной дифференциации регионов по социально-экономическому развитию свидетельствует, например, региональный размах вариации по объему ВРП на душу населения, который составил: в 1998 г. — 18,7 раза (на краях ряда — Тюменская область и Республика Ингушетия), в 2008 г. — 24,3 раза (эти же регионы), в 2017 г. — в 39,9 раза (Ямало-Ненецкий АО и Ингушетия) [8]. Разрыв по инвестициям на душу населения (между максимальным и минимальным значением) по регионам составил: в 2000 г. — 180 раз (Ямало-Ненецкий автономный округ и Республика Тыва), в 2018 г — 70 раз (Ненецкий автономный округ и Ивановская область) [12].
Экономики отстающих регионов сдерживают развитие цифровой инфраструктуры в территориальном разрезе, что проявляется в «цифровом неравенстве» использования ИКТ субъектами хозяйствования, в том числе — в домашних хозяйствах. Таким образом, цифровое неравенство выступает разновидностью экономического неравенства, формой социального расслоения, возникающей вследствие неравных экономических возможностей доступа и применения цифровых технологий.
Неравномерность процесса информатизации в регионах создает разницу в возможности доступа в интернет и, соответственно, к получению информации, что усугубляет процессы социальной стратификации российского общества, создавая основание для дифференциации по принципу доступа к информации и к ИКТ [2]. Усиление расслоения российского общества, в свою очередь, способствует росту социальной напряженности в стране и распространению такого социально-негативного явления, как информационная бедность. В этой связи цифровое неравенство можно определить как «цифровой континуум», который протягивается от высокого уровня возможностей использования ИКТ к среднему, а затем к низкому уровню, то есть представляет собой некий диапазон различных уровней доступности ИКТ и информации для различных групп населения [14, р.2].
Доступность ИКТ и, как следствие, доступность информации определяется не только степенью внедрения и распространенностью того или иного вида технологии, но и стоимостью доступа. В табл. 3 приведены средние потребительские тарифы за доступ к сети интернет по федеральным округам.

Таблица 3
Абонентская плата за доступ к сети Интернет в 2016–2018 гг. (рублей в месяц) [15]
Федеральный округ201620172018
Центральный678,25669,23628,96
Северо-Западный470,51496,73507,25
Южный516,56513,44517,36
Северо-Кавказский591,33560,30607,26
Приволжский465,36460,21458,92
Уральский597,08611,40575,09
Сибирский517,62515,95505,48
Дальневосточный659,15844,74959,19

В целом, по федеральным округам размер абонентской платы отличается не существенно, исключение составляет Дальневосточный ФО. В среднем, абонентская плата за доступ к сети интернет составляет 1,5–2% от среднемесячного дохода от трудовой деятельности. В половине федеральных округов наблюдается ежегодное увеличение средней абонентской платы за доступ к сети Интернет, в то время как, в некоторых регионах наблюдается снижение, что не способствует выравниванию условий доступности сети интернет по регионам.
Информационное неравенство регионов России объясняется также огромными масштабами нашей страны, что объективно повышает затраты на телекоммуникационную инфраструктуру, особенно в отдаленных сельских районах.
Цифровое неравенство регионов также зависит от уровня образования населения в регионе, в том числе цифровой грамотности или степени владения компетенциями, необходимыми для использования ИКТ. Цифровая грамотность представляет собой «набор знаний и умений, которые необходимы для безопасного и эффективного использования цифровых технологий и ресурсов интернета» [16]. Для оценки уровня цифровой грамотности российской общественной организацией «Центр интернет–технологий» совместно с исследовательской группой ЦИРКОН создан «Индекс цифровой грамотности граждан РФ». Этот индекс включает в себя субиндексы: цифрового потребления; цифровых компетенций; цифровой безопасности. Он оценивает: уровень потребления информации в интернете, социальных сетях, цифровых государственных услугах; компетентность граждан в области поиска информации в интернете, покупки товаров через интернет; совершение финансовых операций и другие; оценивает способность защиты персональных данных и борьбы с интернет — угрозами. По данным субиндексов цифровых компетенций и цифрового потребления, в 2018 г. лидером стал Северо–Западный федеральный округ — 8,94 и 9,93 пунктов из 10 соответственно, а аутсайдером по данным субиндексам явился Северо–Кавказский федеральный округ — 0,87 и 0,5 пунктов, соответственно. По субиндексу цифровой безопасности лидером стал Дальневосточный федеральный округ — 9,29 пунктов, аутсайдером — Приволжский федеральный округ с показателем 0,37 пунктов. На рис.1 представлены показатели индекса цифровой грамотности населения по федеральным округам в 2018 году.
Рис. 1. Показатели индекса цифровой грамотности граждан РФ по федеральным округам за 2018 г. [17]
Таким образом, по показателям индекса уровень цифровой грамотности населения в лидирующем регионе — Северо-Западном федеральном округе — более чем в 5 раз, превышает уровень цифровой грамотности в регионе-аутсайдере — Северо–Кавказском федеральном округе. Уровень цифровой грамотности населения региона неразрывно связан с уровнем образования в нем. Люди с высоким уровнем образования чаще используют интернет как источник информации, чем люди с низким уровнем образования, и имеют более высокий уровень цифровой грамотности. Соответственно, люди с низким уровнем образования реже используют или не используют интернет для получения информации, чем ограничивают возможности повышения уровня образования и цифровой грамотности, в том числе. Таким образом, сами сложившиеся факторы цифрового неравенства создают условия для усугубления этого неравенства [18, с.165]. Для повышения уровня цифровой грамотности населения регионов необходимо не только организовывать обучение отдельных категорий граждан в рамках краткосрочных курсов компьютерной грамотности, но и развивать систему образования в регионах в целом, создавать условия для получения необходимых цифровых компетенций как можно большим количеством граждан.
Развитие электронного правительства по российским регионам идет неравномерно. В таблице 4 приведены данные о доле граждан, получающих государственные и муниципальные услуги в электронной форме в передовых и отстающих регионах. В 2018 г. лидером стал Ямало-Ненецкий АО с показателем 95,3%, а самый низкий показатель оказался у Чукотского автономного округа — 38,6%.

Таблица 4
Доля граждан, получающих государственные и муниципальные услуги в электронной форме по российским регионам в 2016–2018 [20]
 Регион201620172018
Десять передовых регионов
1Ямало-Ненецкий автономный округ40,486,195,3
2Рязанская область48,154,588,6
3Московская область44,086,287,0
4Саратовская область26,065,386,9
5Республика Тыва30,178,886,4
6Республика Татарстан79,781,486,1
7Республика Башкортостан61,278,184,8
8Краснодарский край52,466,684,4
9Калужская область68,766,683,3
10Город Москва65,369,782,5
Десять отстающих регионов
1Пермский край39,248,453,8
2Псковская область31,039,053,4
3Республика Марий Эл40,863,952,6
4Еврейская автономная область16,036,451,8
5Свердловская область42,547,251,6
6Забайкальский край35,137,849,0
7Магаданская область20,437,843,7
8Республика Крым23,041,441,7
9Тверская область26,440,038,7
10Чукотский автономный округ20,819,238,6

На цифровое неравенство регионов влияют институциональные факторы: существующие институты регулирования; эффективность нормативно-правовой базы, регулирующей функционирование интернета; меры правительства по стимулированию развития цифровой экономики в стране.
Информационное неравенство регионов объясняется также специфическими региональными демографическими, социокультурными и психологическими факторами (в том числе, сознательный отказ населения от использования ИКТ и интернета).
На сегодняшний день на государственном уровне предпринимаются меры по сглаживанию цифрового неравенства регионов. Так, например, принят ряд национальных и государственных программ. Реализация национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» и достижение целей программы призвана способствовать не только обеспечению конкурентоспособности российской экономики в целом, но и сокращению цифрового неравенства регионов. Предполагается увеличить внутренние затраты на развитие цифровой экономики по доле в ВВП до 5,1% к 2024 г. по сравнению с базовым значением 2018 г. — 1,7% и к 2024 г., обеспечить 100% объектов социально значимой инфраструктуры и 97% домохозяйств возможностью подключения к широкополосному доступу к сети интернет [21]. Стратегия пространственного развития РФ до 2025 года предусматривает устранение цифрового неравенства российских регионов путем создания ИКТ — инфраструктуры высокоскоростной передачи данных, повышения связанности регионов за счет использования спутниковой связи, развития сети дата — центров для хранения больших массивов данных, создание инфраструктуры сети, обеспечивающей беспроводную передачу данных на автомобильных и железных дорогах [22].
Вывод. Таким образом, национальное информационное пространство России неоднородно, что проявляется в цифровом неравенстве субъектов экономики на микро-, мезо-, макро- и мегауровнях в доступе к информации, ИКТ, использованию интернета для ведения экономической деятельности и имеющее следствием усиление экономического, социального и культурного неравенства. Определено, что основной причиной цифрового неравенства российских регионов является наличие мощной социально-экономической дифференциации между ними, а также — неэффективные институты регулирования цифровизации экономики; огромные масштабы нашей страны, удорожающие создание ИКТ-инфраструктуры; региональные различия в уровне образования населения и цифровой грамотности; демографические, социокультурные и психологические факторы. Дан анализ основных показателей цифрового неравенства российских регионов и сделан вывод о том, что цифровой разрыв выступает одной из форм пространственной дифференциации, снижающей эффективность региональной и национальной экономики.


Статья подготовлена при грантовой поддержке РФФИ, проект № 19-010-00318

Литература
1. О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы: Указ Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203: [Электронный ресурс] // Кодекс. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/ 420397755 (дата обращения 04.07.2019).
2. Селищева Т.А.Проблемы информационного неравенства российского экономического простанства // Вестник СПбГЭУ, 2014. — № 3 (70). — С. 4–13.
3. Understanding the digital divide: [Электронный ресурс] // OECD, 2001. URL: https://www.oecd.org/sti/1888451.pdf (дата обращения 12.07.2019).
4. Дятлов С.А., Селищева Т.А. Регионально-пространственные характеристики и пути преодоления цифрового неравенства в России // Экономика образования. — 2014. — №2. — С. 48 — 52.
5. Norris P. (2001) Digital Divide: Civic Engagement, Information Poverty and the Internet Worldwide. Cambridge University Press: Cambridge:[Электронный ресурс].URL: https://brettany.wordpress.com/2012/08/11/norris-p-2001-_digital-divide-civic-engagement-information-poverty-and-the-internet-worldwide_-cambridge-university-press-cambridge/ (дата обращения: 24.07.2019)
6. Цифровое неравенство // Наука и жизнь. [Электронный ресурс].URL: http://www.nkj.ru/archive/articles/6053/ (дата обращения: 30.07.2019).
7. Константин Носков рассказал о ходе устранения цифрового неравенства: [Электронный ресурс] // Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. URL: https://digital.gov.ru/ru/events/38782/ (дата обращения: 05.07.2019).
8. Регионы России. Социально-экономические показатели — 2018 г.: [Электронный ресурс] // Федеральная служба государ­ственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b18_14p/Main.htm (дата обращения: 22.07.2019).
9. Цуканов И. Как расширить интернет-доступ в России // Ведомости. — 2012. — 28 марта.
10. Число абонентов мобильного широкополосного доступа в Интернет на 100 человек населения (расчет по данным Минкомсвязи России, на конец года). [Электронный ресурс].URL: gks.ru/free_doc/new_site/business/it/mon-sub/1.3.9.xls (дата обращения: 11.08.2019).
11. Об утверждении Концепции региональной информатизации»: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29.12.2014 №2769-р (в ред. от 18.10.2018): [Электронный ресурс] // Кодекс. URL: http://docs.cntd.ru/document/420244215 (дата обращения: 06.07.2019).
12. Инвестиции в основной капитал на душу населения по субъектам Российской Федераци.URL: gks.ru/free_doc/new_site/business/invest/invest_dusha.xlsx.[Электронный ресурс]. (дата обращения: 16.08.2019).
13. Индекс «Цифровая Россия»: [Электронный ресурс] // Московская школа управления СКОЛКОВО. URL: https://finance.skolkovo.ru/ru/sfice/research-reports/1779–2019–04–22/ (дата обращения: 09.07.2019);
14. Отчет «Индекс «Цифровая Россия»: [Электронный ресурс] // Московская школа управления СКОЛКОВО. URL: https://finance.skolkovo.ru/downloads/documents/ FinChair/Research_Reports/SKOLKOVO_Digital_Russia_Report_Full_2019–04_ru.pdf. [Электронный ресурс]. URL: (дата обращения: 09.07.2019).
15. J. B. Pick, A. Sarkar The Global Digital Divides: Explaining Change. Springer-Verlag Berlin Heidelberg, 2015. — 386 р.
16. Мониторинг развития информационного общества в Российской Федерации: [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/figure/anketa1–4.html (дата обращения: 10.07.2019).
17. Цифровая грамотность: [Электронный ресурс] // URL: http://xn--80aaefw2ahcfbneslds6a8jyb.xn--p1ai/ (дата обращения: 20.07.2019).
18. Индекс цифровой грамотности по регионам: [Электронный ресурс] // Цифровая грамотность. URL: http://xn--80aaefw2ahcfbneslds6a8jyb.xn--p1ai/mindex/2018/ (дата обращения: 20.07.2019).
19. Росстат посчитал процент граждан по регионам, пользовавшихся электронными госуслугами в 2018 году. [Электронный ресурс]. URL: http://d-russia.ru/rosstat-poschital-protsent-grazhdan-po-regionam-polzovavshihsya-elektronnymi-gosuslugami-v-2018-godu.html (дата обращения: 17.08.2019).
20. Росстат посчитал процент граждан по регионам, пользовавшихся электронными госуслугами в 2018 году. [Электронный ресурс].URL:
http://d-russia.ru/rosstat-poschital-protsent-grazhdan-po-regionam-polzovavshihsya-elektronnymi-gosuslugami-v-2018-godu.html (дата обращения: 20.08.2019).
21. Волченко О.В. Динамика цифрового неравенства в России // Мониторинг общественного мнения. — 2016. — № 5. — С. 163–182.
22. Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» утвержден президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 года № 16): [Электронный ресурс] // Кодекс. URL: http://docs.cntd.ru/document/ 552449906 (дата обращения: 04.07.2019).
23. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 г.: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13.02.2019 №207-р: [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс, 1997–2019.[Электронный ресурс].URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_318094/006fb940f95ef67a1a3fa7973b5a39f78dac5681/ (дата обращения: 04.07.2019).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия