Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Ямщикова Т. Н.
доцент кафедры менеджмента и государственного управления
Орловского государственного университета им. И.С. Тургенева,
кандидат экономических наук

Лукьянчикова Т. Л.
профессор кафедры инноватики и прикладной экономики
Орловского государственного университета им. И.С. Тургенева,
доктор экономических наук

Кучерук Д. О.
начальник отдела войсковой части № 71330,
кандидат экономических наук


Аналитический обзор социальных критериев экономической безопасности Центрального Федерального округа
В статье проанализирован большой объем аналитического материала, на основании которого предложены рекомендации по повышению стабильности и безопасности в стране. Научная новизна данного исследования заключается в систематизации социальных критериев и доказательстве их значимости для экономической безопасности России
Ключевые слова: экономическая безопасность, социально-ориентированная экономика, качество жизни, Орловская область, Центральный федеральный округ
УДК 338.2; ББК 65.9(2Рос)98   Стр: 239 - 245

Социальный подход в развитии экономики в первую очередь делает акцент на развитии человека и его потребностей. Несмотря на то, что современная эпоха сместила ценности в сторону рационализма, неизменным остается приоритет и применение социального подхода к целям развития экономики, когда последняя рассматривается как производная, зависимая от целей общества, когда экономика — это только лишь сред­ство, помогающее обществу достичь развитого образа жизни, социальной справедливости и социальной ответственности. Это, в свою очередь, выражается через создание достойных условий жизнедеятельности со стороны государства, а также обеспечение защищенности граждан от различных рисков по случаю безработицы, старости, болезни.
Большую работу по мониторингу и рейтинговой оценке ведет информационное агентство Риарейтинг. Наиболее общий интегральный рейтинг представлен социально–экономическим положением субъектов РФ, который состоит из четырех укрупненных элементов, каждый из которых содержит уже конкретные параметры социально-экономической обстановки жизнедеятельности. Отразим содержание элемента рейтинга «социальная сфера» в таблице 1 для регионов Центрального Федерального округа (ЦФО). Первую пятерку по уровню развития социально-экономического положения в ЦФО составляют Москва, Московская, Белгородская, Воронежская и Липецкая области. Орловская область в рейтинге занимает 17 место в ЦФО, а в целом по РФ находится на 69 месте из возможных 85 субъектов РФ (см. табл.1).

Таблица 1
Содержание рейтинга социально-экономического положения субъектов РФ ЦФО в 2017 г. в разрезе элемента «социальная сфера»
Место в РФ*Место в ЦФО*Субъект РФ (область/город)Отношение денежных доходов населения к стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услугУровень
безработицы, %
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, летУровень младенческой смертности, число детей, умерших в возрасте до 1 года, на 1000 родившихся
11Москва2,871,4785,7
62Московская2,573,2734,1
133Белгородская2,363,9745,0
164Воронежская2,184,3734,7
195Липецкая2,273,9723,4
236Калужская1,974,0724,5
307Курская2,124,1725,6
318Тульская1,983,9716,8
329Рязанская1,784,1734,5
4310Владимирская1,664,8715,7
4611Ярославская1,916,6726,1
4812Тверская1,814,5704,5
5413Тамбовская2,004,4732,4
5614Брянская1,954,4718,2
6115Смоленская1,745,7715,4
6815Ивановская1,734,7713,5
6917Орловская1,846,5725,8
7718Костромская1,875,3727,1
* места, занимаемые регионом
Составлено по материалам: Качество жизни в российских регионах — рейтинг 2018 // Риарейтинг. URL: http://riarating.ru/infografika/20190219/630117422.html

К внутренним факторам, которыми детерминирована социально-экономическая жизнедеятельность региона, наряду с природно-климатическими условиями и территориальной протяженностью, относится и уровень регионального развития, зависящий от управленческих навыков и бизнес-компетенций. Так, по состоянию на 2017 г. различия регионов ЦФО, без таких абсолютных как Москва и Московская область, составили 1,3 раза по показателю среднедушевых денежных доходов и более чем 4,5 раза по показателю валового регионального продукта (ВРП). При этом региональные различия между Белгородской и Орловской областями по соотношению среднедушевых доходов соответствуют указанному значению в 1,3 раза, а по соотношению ВРП составляют 3,4 раза.
Причины существенного различия в развитии регионов обусловлены, с одной стороны, особенностями исторических процессов (особенно это прослеживается на примере регионов Северного Кавказа и Юга России), с другой стороны — естественными природными преимуществами и ограничениями (примером может служить богатый ресурсный потенциал Ханты-Мансийского и Ненецкого автономных округов, Сахалина, который сочетается с жесткими климатическими условиями). Влияние на различия оказывают и уровень развития институтов, проводимая инвестиционная политика, социально-демографическая ситуация в регионе, близость и доступность внешних рынков и ряд других внутренних и внешних причин. Среди них стоит выделить факторы субъектно-регионального характера, а именно — существующие особенности управления регионами (различие в ставках налогообложения, тарифах, региональных правовых аспектах экономической деятельности и т.д.). Неравномерное развитие регионов влечет за собой дополнительные угрозы экономической безопасности государства [4, с. 456].
К угрозам региональной экономической безопасности, имеющим непосредственное отношение к социально-ориентированной экономике, относят:
— чрезмерная имущественная и доходная дифференциация населения, как следствие нелегитимной и грабительской приватизации, а также установления плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц;
— рост безработицы и нестабильности социально-трудовых отношений;
— низкие стандарты оплаты труда, обусловленные в частности снижением регулируемости и ответственности со стороны государства, начиная с необоснованно низкого минимального размера заработной платы;
— депопуляция, кризис демографической сферы, как последствие ухудшения здоровья населения, в том числе высокой смертности в трудоспособном возрасте и непродуманной миграционной политики;
— снижение качества образования и потеря научно-технического потенциала страны как результат ориентации на проектные и игровые методики в обучении, а не на системность и объективные интеллектуальные усилия в процессе обучения;
— высокий уровень преступности как итог накопления деструктивных социальных и экономических проблем.
Для характеристики экономической безопасности региона, с точки зрения управления социально-ориентированной экономикой, сосредоточенной на человеке, наиболее часто используются следующие индикаторы:
— доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума;
— отношение доходов 10% наиболее обеспеченного населения к доходам 10% наименее обеспеченного населения;
— отношение среднедушевого дохода члена семьи к прожиточному минимуму;
— доля расходов на здравоохранение, образование и социальную политику в ВРП и консолидированном бюджете региона;
— обеспеченность жильем на одного жителя;
— длительность периода трудоустройства в зависимости от уровня образования и квалификации;
— коэффициент напряженности на региональном рынке труда как в целом по рынку, так и в разрезе его профессиональной структуры;
— количество акций протеста, трудовых конфликтов и забастовок.
К выделенным структурным элементам социального блока в сегодняшней общественной обстановке необходимо добавить и степень консолидации общества, единения взглядов и действий в целях общего благополучия и ликвидации социального неравенства. Данный показатель как раз раскрывается через массовые акции протестов и митингов, количество трудовых конфликтов и забастовок, количество участников данных массовых акций, а также институциональные факторы, отражающие степень простоты подготовки к этим процессам, выражающиеся в количестве дней подготовки к запланированному мероприятию, его легитимного согласования с властью и возможности обсуждения всех вопросов социально-экономической политики без боязни подвергнуться наказанию и давлению со стороны бизнеса и власти.
Глубокие различия в социально-экономическом развитии территорий негативно сказываются на экономической безопасности государства. Определенный, умеренный масштаб таких различий, объективно обусловленный природно-климатическими особенностями региона, созданный активной и творческой человеческой энергией, стимулирует динамичное развитие экономики страны, способствует дифференциации производства. Опасения вызывают именно масштабные отличия в социально-экономическом положении территорий, нарастающая динамика негативных тенденций, уже сами по себе становящиеся причинами дальнейшего увеличения и накопления дестабилизирующих факторов, которые вполне способны превратиться в институциональные ловушки, одной из которых является эффект колеи.
Понятие конкурентоспособности стало применимым не только к товарам и фирмам, но и к людским ресурсам. Для России, занимающей 9 место в мире по численности населения, это особенно актуально. Оценивая положительные эффекты конкуренции людских ресурсов, отметим увеличивающиеся возможности для развития личности, появления дополнительных стимулов личностного роста, увеличение производительности труда и т.д. Но, с другой стороны, возрастающая конкуренция не гарантирует индивиду соблюдение его права на труд, отдых, образование и т.д. Увеличивается риск социальной дезадаптации той части населения, которая оказалась неконкурентоспособной. Невостребованность людских ресурсов может стать причиной снижения уровня жизни населения, увеличения уровня преступности, ограничения устойчивого экономического роста региона, дестабилизации его социально-экономической ситуации [4, с. 463]. Ситуация неконкурентоспособности личности подрывает экономическую безопасность самой личности.
Актуальное направление, по которому можно усовершенствовать принятую Стратегию экономической безопасности, состоит в том, чтобы установить пороговые значения для предусмотренных ею индикаторов. Дополнение перечня указанных индикаторов их пороговыми значениями повысит степень объективности и ответственности оценки экономической безопасности государства, упростит процедуру контроля реализации Стратегии экономической безопасности, придаст конкретики этому документу [5].
Сущность экономической безопасности в социально-ориентированной экономике заключается в том, что государство выступает в роли гаранта обеспечения качества жизни населения на уровне достойных стандартов, поддерживает социально-экономическую и общественно-политическую стабильность, предотвращает возникновение конфликтов, противостоит влиянию внутренних и внешних опасностей при оптимальных расходах всех видов ресурсов и их рациональном использовании, а также при стремлении государства к преодолению противоречий между различными (прежде всего в экономическом отношении) слоями общества.
Совокупность внутренних угроз возникает под влиянием текущего состояния экономики региона. Различия в уровне жизни различных групп населения настолько велики, что это сдерживает экономический рост и необходимые прогрессивные преобразования и направленность на эффективное развитие производственной и социальной сфер, когда обострены экономическая, политическая, экологическая ситуации. Внешние угрозы носят, в некотором смысле самостоятельный от экономики отдельного региона характер, так как зарождаются они в зависимости от общего состояния государства и мирового хозяйства [1, с. 207].
Существенным направлением обеспечения экономической безопасности в социально-ориентированной экономике является качество жизни населения. Представим рейтинг качества жизни в регионах ЦФО (табл. 2).

Таблица 2
Рейтинг качества жизни в российских регионах
Субъект ЦФО
(область/город)
Рейтинговый
балл 2018 г.
Место по РФ
2018 г.2017 г.2016 г.
Москва77.371111
Московская72.453333
Белгородская64.4265+56
Воронежская60.757777
Липецкая59.245989
Курская55.391151515
Тульская54.76917+1723
Калужская53.04321-1917
Рязанская49.89826-2520
Ярославская49.597272827
Владимирская47.573343234
Смоленская47.18439-3738
Тамбовская46.95540-3432
Орловская46.92441-4335
Ивановская45.40248-4746
Брянская45.27049+5050
Тверская41.52159+6461
Костромская40.68560-5854
Составлено по материалам: Качество жизни в российских регионах — рейтинг 2018 // Риарейтинг.–URL: http://riarating.ru/infografika/20190219/630117422.html (дата обращения 7.06.2019)

Рейтинг построен на основе комплексного учёта показателей, фиксирующих состояние различных аспектов условий жизни и ситуации в социально-экономической сфере. 70 показателей объединены в 11 групп: уровень доходов населения, занятость населения и рынок труда, жилищные условия населения, безопасность проживания, демографическая ситуация, экологические и климатические условия, здоровье населения и уровень образования, обеспеченность объектами социальной инфраструктуры, уровень экономического развития, уровень развития малого бизнеса, освоенность территории и развитие транспортной инфраструктуры.
Регионы ЦФО устойчиво занимают высокие позиции по качеству жизни. В первую десятку Рейтинга — 2018 входят пять субъектов из ЦФО. Также было и в 2016 –2017 гг. Это Москва, Московская, Белгородская, Воронежская и Липецкая области. Два региона занимают места ниже 50-го (Тверская и Костромская области). В целом качество жизни в ЦФО по сравнению с 2016 г. ухудшилось: свои позиции в рейтинге потеряли семь регионов, а улучшили только четыре региона. Среднее значение рейтингового балла регионов ЦФО в Рейтинге — 2017 составило 52,53, что на 1,10 баллов выше, чем в предыдущем году. Наибольшие потери мест в рейтинге составили Тамбовская (-8 мест), Орловская (-6 мест), Костромская (-6 мест) и Рязанская (-6 мест) области. Вырос рейтинг качества жизни Тульской области (+6 мест).
Экономическая безопасность регионов — составная часть экономической безопасности страны в целом. Каждый регион имеет свое особенное месторасположение, отличные от других региональные законы, стратегию развития и социально-экономическое положение. На региональном уровне экономическая безопасность определяет степень развития региональной экономики, ее интеграцию с экономикой страны и показывает региональную независимость [2, с. 62–66]. Поддержание производственно-экономической независимости региона возможно только при регулярном наращивании производительности труда, технического перевооружения производства, при повышении занятости населения, заработной платы, совокупного конечного спроса и уровня жизни населения [1, с. 208].
В таблице 3 отражены основные социальные индикаторы экономической безопасности ЦФО. Анализ ЦФО будем проводить без учета г. Москвы и Московской области, т.к. в силу административного статуса столицы государства и территориальной близости к ней, данные регионы находятся в более выгодном и стабильном социально-экономическом положении. Таблица 3 отражает, что в 2016 г. первую тройку регионов (без учета г. Москвы и Московской области) по величине валового регионального продукта составляли Белгородская, Воронежская и Тульская области.

Таблица 3
Основные социальные индикаторы экономической безопасности ЦФО
Субъект
ЦФО
(область/
город)
Валовой
региональный продукт
Динамика численности
населения ЦФО
(на конец года),
тыс. чел.
Миграционный
прирост
на 10 000 человек
Ожидаемая
продолжительность
жизни при рождении, лет
Заболеваемость
на 1000 человек, диагнозов,
установленных впервые
млрд руб.на душу населения, тыс. руб.
201120162011201620102017Темп
роста
201020172010201720102017
РФ191468,9472,70780,0778,9
ЦФО16062,124134,8417,3616,338445,739311,4102,25745169,9373,89720,2695,1
Белгородская507,8730,6331,047 0,91532,41549,9101,14391871,3173,67756,7696,6
Брянская174,2285,8137,2233,71275,31211,094,96-24-2067,9271,27820,2771,6
Владимирская261,2392,1181,8281,41441,11378,395,6413-2167,1271,15926,8887,6
Воронежская475,0841,4203,6360,42334,82333,899,96684369,4573,03549,9540,5
Ивановская128,9179,6121,9174,91060,11014,695,718-2267,0971,47897,5914,9
Калужская234,7373,4232,7368,91009,21012,2100,30-21668,1071,87757,9745,6
Костромская116,6160,7175,6247,4666,4643,396,53-42-3367,5071,81798,9773,1
Курская228,9364,6203,7325,11125,71115,299,07-18-968,5371,74577,6535,0
Липецкая287,8470,2246,2406,71172,01150,298,1415-668,5972,46682,3669,9
Московская2176,83565,3304,3483,77106,27503,4105,5916111169,1373,34660,8699,9
Орловская131,2213,9167,5282,5785,6747,295,11-32-3868,4071,63873,9970,6
Рязанская214,1336,9186,2298,61151,81121,597,37-7867,8172,70701,7686,0
Смоленская180,8262,3184,2274,4982,9949,396,58-232466,5971,14764,9723,7
Тамбовская173,3311,4159,5297,91089,71033,694,85-10069,2273,21706,2632,0
Тверская255,1359,3189,5276,31350,11283,995,10-20-3065,9070,45833,8878,3
Тульская279,9517,7180,9344,51550,31491,896,2362567,1171,18726,6717,0
Ярославская287,0469,8225,8369,51271,01265,799,58-12768,3971,85906,6894,8
Москва9948,814299,8859,41157,411541,112506,5108,361418974,1577,87696,6628,1
Составлено по материалам: 1. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018: Стат. сб. / Росстат. — М., 2018. —1162 с.– URL: www.gks.ru;2. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2018: Стат. сб. / Росстат. — М., 2018. — 751 с.– URL: www.gks.ru (дата обращения 15.06.2019).

Орловская область с объемом ВПР 213,9 млрд руб. следует за Костромской (160,7 млрд руб.) и Ивановской (179,6 млрд руб.) областями. Самые высокие темпы роста в 2016 году по отношению к предыдущему году показали Владимирская (109,56 %), Курская (108,74 %), Тульская (108,62 %) и Ярославская (108,78 %) области. Если провести анализ доли вклада ВРП в общий валовой продукт ЦФО, то получится, что наибольшую долю почти 60% создает столица, 15% — Московская область, 3–3,5% — Белгородская и Воронежская области, меньше одного процента — Орловская (0,89 %) и Ивановская (0,74 %) области, остальные — в пределах от 1,09 % до 2,15 %. Анализ доли вклада ВРП в общий валовой продукт ЦФО наглядно подтвердил глубокий разрыв в социально-экономическом развитии регионов страны.
Производство ВРП на душу населения является качественной характеристикой показателей макроэкономического уровня и оценивает благосостояние каждого региона. Здесь тройку лидеров составили Белгородская (470,9 тыс. руб.), Липецкая (406,7 тыс. руб.) и Ярославская (369,5 тыс. руб.) области. Орловская область с величиной ВРП на душу населения 282,5 тыс. руб. отстает от лидера — Белгородской области (без учета столичных территорий) — по данному показателю в 2 раза.
Белгородская область с ВРП на душу населения в размере 470,9 тыс. руб. составляет 76% от аналогичного показателя в целом по ЦФО, а от столицы с ее значением ВРП на душу населения в 1157,4 тыс. руб. — 41%. Соответствующие значения для Орловской области за тот же 2016 г. составили в сравнении с ЦФО — 46%, а в сравнении с Москвой — 24%. В целом получается, что в среднем ВРП на душу населения по регионам меньше в 3,81 раза аналогичного показателя Москвы, при этом максимальное значение приходится на Ивановскую область (6,61 раз), а минимальный разрыв составил 2,46 раза для Белгородской области.
Социально-ориентированная экономика делает своей целью благосостояние и благополучие человека, нацеленность на качественные показатели жизнедеятельности, поэтому в дальнейшем анализе будем опираться на те индикаторы, которые в большей степени характеризуют экономическую безопасность именно с этой точки зрения.
За период 2010 — 2017 гг. население большинства областей ЦФО за исключением Белгородской, Брянской и Калужской областей уменьшилось. В Орловской области темп роста населения в 2017 г. по отношению к 2010 г. составил 95,11%. Это один из самых низких темпов роста численности населения, ниже у Тамбовской (94,85%) и Брянской (94,96 %) областей (табл. 3). В целом же по ЦФО темп роста численности населения составил 102,25%, т.е. население федерального округа выросло на 865,7 тыс. человек. Однако, в связи с тем, что в большинстве регионов ЦФО наблюдается снижение численности населения, можно предполагать, что рост численности данного федерального округа происходит, в том числе, и за счет миграционного притока из регионов Сибири и Дальнего Востока.
О социальной и экономической обстановке позволяет судить миграционная ситуация. Территории с устойчивым социально-экономическим положением, развитыми промышленностью и инфраструктурой являются областями притяжения рабочей силы. В Орловской области на протяжении периода 2010 — 2017 гг. коэффициент миграционного прироста на 10000 человек населения имеет отрицательное значение (за небольшим исключением в 2011 г.), что свидетельствует о стабильном превышении выбывающих из области над въезжающими. В аналогичной ситуации находятся Брянская и Костромская области, где за последние 8 лет складывается аналогичная миграционная ситуация.
Столица и Московская область по миграционному приросту в 7–8 раз превосходят наиболее высокие показатели Воронежской области. За 2010–2017 гг. Белгородская, Воронежская, Ярославская, Калужская, Рязанская и Тульская области имели положительный миграционный прирост. Высокие значения миграционного прироста наблюдались в Воронежской и Белгородской областях. В Брянской, Костромской и Орловской областях сохраняется устойчивая тенденция к миграционному оттоку с территорий. В 2010–2017 гг. миграционный отток с территории Орловской области составил -8735 человек. В Липецкой и Курской областях миграционный приток приобретает отрицательное значение в 2017 г., в Ивановской области данная тенденция стала проявляться с 2013 г.
Межрегиональная трудовая миграция во всех регионах ЦФО, исключая Воронежскую и Ярославскую области, имеет отрицательное значение. В Белгородской области в 2015–2016 гг. передвижения в пределах страны находились в отрицательной зоне. Внутрирегиональная и межрегиональная миграции, не оказывая влияния на общую численность населения России, ощутимо изменяют численность, состав и структуру трудоспособного населения регионов и федеральных округов. Уровень миграционного прироста по ЦФО в 2010 г. соответ­ствовал общероссийскому, однако, в 2011 г. он составил 0,67 от общероссийского уровня и до 2016 так и не достиг 0,93. Это отражает снижение темпов миграционных перемещений по территории ЦФО.
ЦФО привлек в 2017 г. 26,9% населения, перераспределенного между округами, в том числе около 75% всего миграционного прироста аккумулируют Московская область и Москва. Внутрирайонные миграционные потоки в 1970 г. в среднем по России составляли 60%, а к в 2002 г. доля внутрирайонной миграции возросла до 80%.
Качество жизни в социально-ориентированной экономике страны характеризует охрана здоровья населения. Рассмотрим следующие показатели ЦФО. Ожидаемая продолжительность жизни в целом по ЦФО выше (73,89 лет), чем по России в целом (72,70 лет) на 1,19 года. Однако большинство регионов ЦФО попадают в диапазон 71,15 — 71,87 лет, куда относится также и Орловская область (71,63 лет). Следует отметить и то, что в целом ожидаемая продолжительность жизни при рождении выросла за 2010– 2017 гг. по областям ЦФО в среднем на 3,96 года с 69,93 до 73,89. При этом данный показатель не соответствует аналогичному в системе индикаторов экономической безопасности, предложенной В.К. Сенчаговым, где его пороговое значение составляет 80 лет и выше.
Заболеваемость по ЦФО меньше (695,1 на 1 тыс. чел.), чем по России в целом (778,9 заболеваний на 1 тыс. чел.). При этом только в трех областях (не считая Московской, т.к. здесь заболеваемость увеличилась за счет и одновременно с иммиграционным ростом) — Ивановской, Орловской и Тверской — заболеваемость выросла.
Кроме того, именно в Орловской области заболеваемость составляет наибольший процент по отношению к среднероссийскому уровню (25%), в то время как другие проблемные регионы — Ивановская и Тверская области — соответственно 17% и 13%. В разрезе структуры заболеваний по основным классам болезней отметим, что по новообразованиям Орловская область с величиной 15,1 на 1000 человек населения занимает первое «почетное» место. При этом аналогичные показатели в целом для РФ и ЦФО соответственно составляют 11,4 и 10,1 на 1000 человек. Также тревогу вызывает аналогичная ситуация, складывающаяся по таким заболеваниям как врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения. В целом по ЦФО заболеваемость по данной группе составляет 1,4 на 1000 человек, а для Орловской области — 4,3 на 1000 человек, что в 3,1 раза больше чем в целом по федеральному округу. Подобная ситуация складывается и для ряда других групп заболеваний: для болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ.
Еще одним важным социальным индикатором экономиче­ской безопасности макроэкономического субъекта несомненно являются расходы консолидированных бюджетов на социально-культурные мероприятия. Наиболее точный анализ в данном случае дают не абсолютные величины, которые естественно во времени растут, а относительные. Так, анализ статистических данных показал, что за период 2011–2016 гг. расходы на социально-культурные мероприятия относительно ВРП во всех субъектах ЦФО снизились. В Орловской области снижение составило 1,8% с 12,78% в 2011 г. до 11,01% в 2016 г. Максимальное снижение относительных расходов на социально-культурные мероприятия испытали Брянская (на 3,00%), Тамбовская (на 2,98%) и Ярославская (на 2,62%) области. Кроме того, в половине регионов ЦФО снизилась и доля расходов на социально-культурные мероприятия в общем объеме расходов консолидированного бюджета территорий. Наибольшие потери по этому показателю произошли в Брянской области — на 7,93%. Существенно выросла доля расходов на социально-культурные мероприятия в расходах консолидированного бюджета у Белгородской области — на 10,12 % — с 48,46% в 2011 г. до 58,58% в 2016 г. В структуре расходов консолидированного бюджета Орловской области на социально-культурные мероприятия их доля возросла с 64,87% до 65,66%.
Что касается самой структуры расходов на социально-культурные мероприятия, то в большинстве регионов ЦФО они имеют одинаковые векторы направления в разрезе статей финансирования образования, здравоохранения и социальной политики. Наиболее распространенное изменение за период 2011–2016 гг. имело следующий характер: расходы на образование выросли во всех субъектах кроме Брянской, Орловской областей и г. Москвы; расходы на здравоохранение во всех областях кроме Тверской — снизились (особенно сильно упали расходы на медицину в Брянской, Ивановской и Липецкой областях); расходы на направления социальной политики в большинстве субъектов ЦФО выросли, за исключением Костромской, Тамбовской, Тверской и Тульской областей.
Орловская область — одна из трех регионов, включая Брянскую область и столицу, где расходы на образование и здравоохранение снизились, в остальных же регионах финансирование данных сфер имело разное направление — расходы на образование выросли, а на здравоохранение — уменьшились. И если для г. Москвы снижение бюджетного финансирования относительно ощутимо, то для остальных территорий оно более чем значимо. Доля расходов на социально-культурные мероприятия в общем объеме расходов консолидированного бюджета Орловской области в 2017 г. составила 67,25%: на образование — 30,02%, здравоохранение — 6,35%, социальную политику — 26,92%.
Дифференциация доходов населения по областям ЦФО отражает общепринятую тенденцию — в более благополучных и экономически развитых регионах расслоение по доходам выше. Так, Белгородская, Воронежская области и, тем более, г. Москва и Московская область имеют более высокие коэффициенты Джини, фондов и децильный коэффициент. При этом только в Москве данные коэффициенты выше, чем в целом по России (табл. 4). Во всех же регионах ЦФО (кроме Москвы) неравенство возросло.

Таблица 4
Дифференциация доходов населения и динамика уровня безработицы в ЦФО
Субъект ЦФО
(область/
город)
Дифференциация доходов населенияДинамика уровня безработицы, в процентах
Коэффициент
Джини
Коэффициент
фондов, раз
Уровень безработицы
по данным выборочных
обследований рабочей силы,
в среднем за год
Уровень
зарегистрированной
безработицы,
на конец года
20022016200220162010201720102017
РФ0,3980,41214,015,67,35,22,11,0
ЦФО4,63,21,20,6
Белгородская0,3400,3979,413,95,23,91,50,7
Брянская0,3300,3848,712,78,04,41,80,9
Владимирская0,3000,3587,110,66,14,82,31,1
Воронежская0,3530,40810,215,17,54,31,70,9
Ивановская0,3070,3637,410,97,64,72,90,8
Калужская0,3130,3787,812,26,74,01,00,5
Костромская0,3390,3599,210,76,05,31,30,6
Курская0,3350,3809,012,48,24,11,70,8
Липецкая0,3620,38910,913,24,53,90,80,5
Московская0,3450,3989,614,03,33,20,90,5
Орловская0,3590,37110,611,68,96,51,70,9
Рязанская0,3310,3748,811,88,44,11,50,8
Смоленская0,3360,3699,111,47,45,71,61,1
Тамбовская0,3610,38510,812,87,84,41,40,8
Тверская0,3050,3427,39,46,64,51,50,8
Тульская0,3110,3727,711,75,83,91,60,5
Ярославская0,3400,3859,412,87,56,62,81,3
Москва0,6090,42151,016,61,81,40,70,4
Составлено по материалам: 1. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018: Стат. сб. / Росстат. — М., 2018. —1162 с. — URL: www.gks.ru;2. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2018: Стат. сб. / Росстат. — М., 2018. — 751 с. — URL: www.gks.ru (дата обращения 15.06.2019)

В общем и целом, экономическая безопасность обеспечивается в том случае, если доля населения с доходами ниже прожиточного минимума не превышает 7%, а разрыв в доходах наиболее и наименее богатой частей населения не превышает 8–10 раз.
Прожиточный минимум для всего населения в 2016 г. составил 9691 руб., при этом только в Смоленской области без учета г. Москвы и Московской обл. данный показатель был выше российского и составил 10074. В Орловской области прожиточный минимум на душу населения в 2016 г. к общероссийскому уровню составил 90%, что в абсолютной величине — 8739 руб. По соотношению величины прожиточного минимума и среднедушевых денежных доходов лидируют Белгородская, Воронежская и Липецкая области. Орловская область по данному показателю занимает лишь 14 место, опять же без учета столицы и Московской области.
Что касается структуры величины прожиточного минимума, то здесь ситуация однозначна — г. Москва лидирует. Если все области ЦФО по стоимости потребительской корзины вкладываются в среднероссийскую величину: продукты питания — 46,7%; непродовольственные товары — 23,2%; услуги — 23,1%, то для столицы они составляют соответственно — 36,4%, 16,3% и 39,2%. Это вновь подтверждает, что высокий уровень жизни, когда первичные потребности в большей своей части удовлетворены и потребление смещается в сферу услуг.
Мировой опыт показывает, что оптимальное значение доли населения с доходами ниже величины прожиточного минимума составляет 7–10%, коэффициент дифференциации доходов населения не превышает 8 раз и соотношение среднемесячного размера денежных доходов к прожиточному минимуму не менее 3,5 раза [3, с. 166]. Используя систему индикаторов экономической безопасности В.К. Сенчагова, отметим, что по такому показателю как отношение среднедушевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму в диапазоне более 3,5 раз попадают три области без учета столицы и Московской области — Белгородская, Воронежская, Липецкая.
Такой показатель как отношение средней пенсии к средней заработной плате, имеющий пороговое значение больше или равно 40% в системе индикаторов экономической безопасно­сти, не соблюдается в Калужской (38,34%), Московской областях и г. Москве. Но в последнем случае это только подтверждает наличие высоких заработков в столичных регионах. Там же, где размер оплаты труда невысок, велико данное соотношение. В Орловской области оно составило в 2016 г. 50,34%, а в Ивановской — 51,88%. Поэтому высокое процентное отношение средней пенсии к средней заработной плате нельзя однозначно трактовать как положительное обстоятельство.
Статистика (табл. 4) свидетельствуют о том, что за период с 2010 по 2017 гг. в целом во всех областях округа уровень безработицы снизился. Чтобы наверняка убедиться в положительной тенденции снижения уровня безработицы, необходим также анализ численности населения региона, демографических тенденций, уровня занятости и миграционных потоков трудовых ресурсов для полной картины за счет каких именно факторов снизилась безработица.
Наибольший уровень безработицы по данным выборочных обследований рабочей силы в 2017 г. (без учета г. Москвы и Московской области) приходится на Орловскую (6,5%) и Ярославскую (6,6%) области, что выше среднего показателя по ЦФО на 3,3– 3,4%%. Наименьший уровень безработицы по данным выборочных обследований рабочей силы в 2017 г. у Белгородской (3,9%) и Липецкой (3,9%) областей, что выше аналогичного показателя по ЦФО (3,2%), но ниже, чем в целом по России (5,2%). Также данные таблицы 4 наглядно отражают дисбаланс между уровнем зарегистрированной безработицы и безработицы по данным выборочных обследований рабочей силы в 5–6 раз, что свидетельствует о несовершенстве российского законодательства о постановке на учет в службах занятости. Предельно критические значения в мировой практике, исходя из обобщения значений данных показателей развитых стран, составляют 8–10%%. Но с учетом более низкой оплаты труда в России, этот норматив в развитых западных странах можно скорректировать до 5 –6%%.
Таким образом, ряд ключевых параметров оценки экономической безопасности для регионов Центрального Федерального округа за последние годы отражает реальную сложившуюся ситуацию социально-экономической жизни в регионах. В наиболее устойчивом состоянии и социально-стабильном положении находятся Белгородская, Воронежская и Липецкая области ЦФО.
Аналитический обзор в рамках данного исследования свидетельствует о том, что заявленная законотворческая институциональная основа экономической безопасности в социально-ориентированной экономике должна найти свое подтверждение или опровержение через мониторинг и анализ действительной практической ситуации жизнедеятельности населения, его качества жизни. В рамках системы наблюдения происходит оценка, контроль объекта, управление состоянием объекта в зависимости от воздействия определённых факторов. В идеале программные идеи и цели должны быть воплощены и реализованы на практике.
В понятии «экономическая безопасность» отражаются объективные процессы и явления, происходящие в национальной экономике и в российском обществе, в глобальной экономике и международных экономических отношениях. Экономиче­ская безопасность государства — основа сохранения целост­ности страны, фундамент ее политической независимости и суверенитета, условие социально-экономического роста и развития, залог стабильной жизни граждан государства и их благосостояния.
Чтобы не допустить дальнейшего сползания в экономическую нестабильность и разрастания политических рисков, необходим ряд общеизвестных государственных решений. Во-первых, одним из основных мероприятий по снижению социально-экономического неравенства является установление прогрессивной шкалы налогов на доходы населения, т.к. известно, что экономическая безопасность реализуется на материальной основе и что существуют противоречия интересов различных субъектов экономических отношений. Решение это экономически назрело и требует политической воли и институционального закрепления.
Во-вторых, не менее важным направлением безопасности, которое имеет долгосрочный характер, является рост инвестиций и финансирования социально-культурных мероприятий, как минимум не менее, чем в масштабах рекомендованных международными организациями. Данный рост должен быть, что важно, относительным, как в частности с валовым внутренним продуктом, так и с учетом инфляционных ожиданий населения.
В-третьих, необходима новая программа реиндустриализации и развития промышленного производства, обновления изношенного основного фонда, замены старых коммуникаций и инфраструктуры новыми технологичными энергосберегающими объектами. Своевременная модернизация технологий и оборудования позволяет: снизить уровень внешних издержек; улучшить качество выпускаемой продукции; увеличить производительность труда, т.е. создать объективную основу для долгосрочного роста экономики.
В-четвертых, направлением мероприятий по обеспечению экономической безопасности, имеющем институциональный характер, является возрождение ценностей и норм сосуществования и жизнедеятельности различных хозяйственных акторов. Четкие, понятные, прозрачные и легитимные правила при осуществлении социально-экономических отношений будут разделяться всеми участниками хозяйственных процессов. В противном случае и дальше будет довлеть принцип близости субъекта к административным структурам, а прозрачная и открытая конкуренция будет продолжать оставаться одним из теоретических идеологем. В действительности это пронизывает весь спектр хозяйственных отношений от трудоустройства и продвижения по карьерной лестнице до принятия законодательных актов и распределения общенациональных государственных ресурсов страны.
Еще одним масштабным дополнением к перечню мероприятий по повышению эффективности деятельности государства по обеспечению экономической безопасности являются реализуемые национальные проекты, которые направлены на обеспечение прорывного научно-технологического и социально-экономического развития России, повышения уровня жизни, создания условий и возможностей для самореализации и раскрытия таланта каждого человека.
Перечень мероприятий по обеспечению экономической безопасности в социально-ориентированной экономике России масштабен, затрагивает различные направления социальной, экономической и политической систем жизнедеятельности хозяйствующих субъектов, носит стратегический и тактический характер, взаимосвязан и взаимообусловлен. Таким образом, исследование экономической безопасности подтвердило значимость данной проблемы, дало возможность проанализировать и применить ее в территориальном разрезе, оценить степень защищенности и безопасности экономики с использованием социальных параметров развития в целях качества жизни человека, его развития и направленности на постоянное улучшение.


Литература
1. Илаев Ш.А. Региональные интересы и угрозы экономической безопасности региона как составной части экономической безопасности России // Вестник Московского университета МВД России. — 2012. — № 5. — С. 205 — 209.
2. Когтева А.Н., Герасимова Н.А. Оценка уровня экономической безопасности Воронежской области как составляющей экономической безопасности страны // Экономическая безопасность социально-экономических систем: вызовы и возможности. Сборник научных трудов международной научно-практической конференции. — 2018. — Белгород: Белгородский гос. национальный исследовательский ун-т, 2018. — С. 62–66.
3. Черемисина Н.В. Экономическая безопасность как комплексная оценка социально-экономического развития региона // Вестник Тамбовского университета. — 2013. — № 4 (120). — С. 160–171.
4. Чупик А.Ю. Проблемы обеспечения экономической безопасности регионов России // Экономическая безопасность в условиях глобализации мировой экономики: коллективная монография.– Днепропетровск: «ФОП Дробязко С.I.», 2014. — С. 456–465.
5. Шеховцова Ю.А., Зинаков Е.А. Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, ее преимущества и пути совершенствования // Экономика, управление, финансы: материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2018 г.). — Краснодар: Новация, 2018. — С. 34–37.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия