Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Богатова Е. Ю.
доцент кафедры лесной политики, экономики и управления
Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета им. С.М. Кирова,
кандидат экономических наук

Беспалова В. В.
доцент кафедры экономики и управления деревоперерабатывающих производств
Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета им. С.М. Кирова,
кандидат экономических наук


Экономическая оценка древесных и недревесных лесных ресурсов в современных условиях
В статье рассматриваются вопросы, связанные с экономической оценкой лесных ресурсов. Данный вопрос рассматривается в нашей стране уже не одно десятилетие. Тем не менее, существующие подходы и методы оценки до сих пор имеют узкоотраслевое понимание: в основном лишь древесина учитывается как доминирующая часть лесного богатства. Недревесные лесные ресурсы не входят в состав ресурсного потенциала и не рассматриваются как экономический объект, способный приносить дополнительный лесной доход
Ключевые слова: лесные ресурсы, экономическая оценка лесных ресурсов, древесная продукция, недревесная продукция, аренда лесов, эффективность использования лесов
УДК 630.652; ББК 43.9   Стр: 287 - 293

Лесным Кодексом Российской Федерации предусмотрено использование лесов путем предоставления лесных участков с изъятием и без изъятия лесных ресурсов.
Экономические отношения в области использования лесов связаны с платным их использованием. В этом случае лесные ресурсы и права пользования лесными участками становятся товаром, объектами рыночных отношений, выходят на рынок товаров в материально-вещественной форме или в форме услуг прижизненного использования лесов. Доходы от реализации товара представляют собой его стоимость, посредством их получения реализуется принцип платности лесопользования. Рыночный интерес собственника лесов — получение максимально возможного дохода от своей собственности.
Рыночные отношения осуществляются в форме аренды участ­ков леса или в форме купли-продажи лесных насаждений.
Экономическая эффективность использования лесов, прежде всего, должна основываться на имеющемся наборе критериев для оценки этой эффективности.
Критерии — это стратегические направления практической деятельности для осуществления принятых принципов. Критерии экономической эффективности использования лесов реализуются на уровне практического использования лесов и могут контролироваться по соответствующим индикаторам, характеризующим использование лесов, расположенных на землях лесного фонда.
Каждый критерий может быть оценен по совокупности характеризующих его индикаторов. Индикаторы — это количественные и описательные характеристики критериев экономической эффективности использования лесов. Совокупность индикаторов позволяет оценить направление изменений в использовании лесов, соответствующих конкретному критерию. Последовательное отслеживание индикаторов с течением времени показывает тенденции в изменении использования лесов.
Наличие критериев для оценки экономической эффективности использования лесов обосновано необходимостью поиска резервов повышения его эффективности и определения перспектив развития. Поэтому названная система строится на сравнении количественных и качественных фактически достигнутых показателей использования лесов и показателей потенциально возможного их уровня для получения выводов о соответствии использования лесов требованиям рынка и принципам управления лесами.
Критериями экономической эффективности использования лесов являются: общий объем исчисленных платежей за использование лесов, подлежащих зачислению в федеральный бюджет, соотношение стоимости 1 кубометра древесины от рубок лесных насаждений и ставки платы за единицу объема древесины лесных насаждений, соотношение фактического объема заготовки древесины и установленного допустимого объема изъятия древесины, доля площади земель лесного фонда, переданных в аренду в общей площади земель лесного фонда.
Эффективность использования лесов может характеризоваться составом и структурой объемов использования лесов.
Относительные объемные показатели, в том числе и структурные, определяются на основе абсолютных, а также удельных показателей на единицу площади лесов. Основные относительные объемные показатели по видам проектируемого использования лесов на изучаемой территории:
● удельный вес площади использования в общей покрытой лесом площади, в том числе в площади лесов соответствующего целевого назначения;
● удельный вес запаса ресурсов использования лесов в их общем запасе на покрытой лесом площади;
● коэффициент интенсивности освоения ресурсов (заготовки на единице осваиваемой площади)
● объем заготовки ресурса в расчете на единицу покрытой лесом площади;
● коэффициент доступности ресурсов, возможных для освоения.
В составе стоимостных показателей использования лесов представлены платежи в бюджетную систему Российской Федерации за отпущенные лесные ресурсы (лесной доход):
1) общая сумма платежей за отпущенные лесные ресурсы, его территориальное размещение;
2) сумма указанных платежей по видам лесных ресурсов;
3) удельный лесной доход на единицу площади использованных лесов в целом и по видам использования;
4) удельный доход на единицу объема заготовленных лесных ресурсов по каждому виду и отпущенных лесных ресурсов (средняя цена ресурса), в том числе по формам отпуска.
Основным источником поступления денежных средств в бюджет изначально являются платежи за используемые лесные ресурсы, в частности — древесные ресурсы и продукты побочного пользования лесом. К сожалению, последние не имеют частого практического применения, а платежи за древесные ресурсы настолько малы, что практически не окупают затраты на их воспроизводство, защиту и охрану. Ходит много споров и суждений по поводу того, чтобы перейти на различные методики расчета данных платежей с целью получения большего дохода от использования лесов.
В настоящее время в экономической науке наиболее признанным и объективным считается установление платы за природные ресурсы любого вида на основе рентной оценки.
Лесоэкономистами России уже дан целый ряд предложений по применению рентного подхода при экономической оценке лесных ресурсов и установлении платы за них.
По словам В.В. Петрунина, в России в настоящий момент при пользовании лесными ресурсами необходимо развивать систему рентных платежей [1]. Так, предлагаемый Н.Н. Панкратовой вариант расчета лесной ренты заключается в ее определении по двум составляющим: оценке участка по базисным ставкам и оценке рентного преимущества (рентной надбавки). В первом случае в оценку включается оценка по минимальным ставкам. Особенностью рентной надбавки является ее расчет только для тех ресурсов, лесная продукция из которых пользуется устойчивым платежеспособным спросом на внутреннем и внешнем рынках. При объективном отсутствии рентного преимущества эта надбавка может иметь отрицательные значения, уменьшая тем самым величину совокупной лесной ренты до оценки по минимальным ставкам, устанавливаемым на федеральном уровне [2].
При определении стоимости лесных ресурсов для расчета ренты С.В. Починков рекомендует исходить из того, что первичным древесным ресурсом является ствол дерева определенной породы, качества, диаметра, высоты, местоположения. Рентная стоимость ствола данной породно-качественной размерной группы равна разнице между его приведенной товарной стоимостью и нормативной (общественно необходимой) себестоимостью заготовки. Рентная стоимость ликвидного запаса на участке лесного фонда (таксационном выделе, делянке) равна сумме рентных стоимостей стволов, отведенных в рубку (или фактически вырубленных). Таким образом, по рентной стоимости ликвидного запаса предлагается определять экономическую эффективность различных способов рубки [3].
Подход к учету рентообразующих факторов при определении размеров платы за древесину на корню предлагает также д.сх.н. Н.П. Чупров [4]. Его методика предполагает при определении ставки платы делить ее на две части. Первая часть общей ставки платы за древесные ресурсы определяется на рентной основе, возникает вследствие неравенства условий лесоэксплуатации, создаваемых природой. Эта часть платы должна устанавливаться методиками, разрабатываемыми и утверждаемыми на достаточно длительный срок.
Главным условием определения величины второй части ставки платы за древесину на корню, предназначенную для лесовыращивания, является то, что ее сумма должна полностью возмещать затраты, необходимые для всего цикла лесовыращивания, включая затраты на охрану лесов и содержание лесной охраны. Если первую часть платы следует устанавливать на рентной основе, то вторую целесообразно рассчитывать исходя из требуемых затрат на ведение лесного хозяйства. Рентную часть платы за древесину на корню предлагается устанавливать на стадии «лесовыращивание — лесозаготовка — переработка древесины».
А.П. Петров предложил методику расчета рентных платежей в зависимости от рентообразующих факторов и технологий лесозаготовок. На основе полученных результатов можно определить экономически доступные к эксплуатации участки и участки, которые при существующих рентообразующих факторах недоступны. Лесная рента определяется как разница между рыночной ценой на конечную лесопродукцию и затратами на ее производство с учетом обеспечения нормативной прибыли на капитал (в затраты на производство не входят платежи на лесные ресурсы). По этой методике существует два подхода к формированию рентных платежей с точки зрения цены конечной продукции: 1. Продукция может быть представлена лесоматериалами, реализуемыми либо в лесу, либо на нижних складах (пиловочник, балансы, фанерный кряж и др.); 2. Конечная продукция переработки (пиломатериалы, целлюлоза, бумага, фанера) [5].
Основным принципом современной экономики в области использования лесных ресурсов, являющимся при этом важнейшим условием устойчивого управления лесами, должен стать принцип соизмерения дохода, полученного в результате от использования этих лесных ресурсов, а также затрат на их содержание и воспроизводство.
Основным видом пользования в лесах России является заготовка древесины. Пользователь при этом стремится получить максимальный доход от использования лесного участка. Дополнительные денежные средства можно получить от использования побочных продуктов леса. В России к ним относятся такие продукты, как грибы, ягоды, лекарственные травы, живица, продукция лесного пчеловодства, сырье для получения дубителей и красителей, сырье для плетения и других художественных промыслов, техническое сырье — осмол, древесная зелень, корье и другие. Для получения этих дополнительных средств, необходимо разработать методики расчета платежей за эти побочные виды пользования.
Многоресурсное управление требует особенного подхода к управлению лесами с учетом многоцелевого значения леса. Каждый ресурс леса имеет свои особенности воспроизводства. Лесные ресурсы являются возобновимыми. Затраты на их воспроизводство должны включать расходы на лесовыращивание, охрану, защиту лесов, управление лесным хозяйством. В то же время, в условиях рыночной экономики, необходимо соизмерять эти затраты с полученными платежами за их использование. Платежи за пользование древесиной входят в состав затрат на ее заготовку и, соответственно, в цену продукции из древесины. Учитывая то, что в рыночных условиях цена формируется под действием спроса и предложения, уровень цен на продукцию из древесины может оказывать прямое влияние на возможный уровень платежей за древесные ресурсы. Формирование лесных платежей на базе рыночных цен за древесину на корню применяется в основных лесных провинциях Канады. Баланс интересов собственника лесов и лесопользователя может быть достигнут при формировании цены предложения, построенной на затратном методе воспроизводства лесных ресурсов и цены спроса, определенной на базе рентного подхода.
Проблема оценки за пользование древесиной на корню до сих пор является одной из актуальных в лесном секторе России [6]. Между лесными экономистами и сейчас разгораются споры по поводу методики определения платы за используемую древесину на корню. Одни являются сторонниками установления метода расчета исходя из полученных затрат на лесовыращивание (в России он называется затратным подходом), других устраивает подход, используемый сегодня (цены устанавливаются по прейскуранту), а оставшаяся часть экономистов предлагает использовать подход к установлению платежей на основе ренты (рентный подход).
Экономическая оценка древесных ресурсов. По своей экономической сущности плата за древесину является рентой, то есть доходом на природный ресурс, образующимся после реализации по рыночным ценам продукта, изготовленного из этой древесины. Основным определителем размера ренты при этом должны выступать рыночные цены на конечную продукцию, т.е. продукцию, потребляемую непосредственно населением.
При расчете ренты под конечной продукцией необходимо понимать пиломатериалы, фанеру, плиты, писчебумажные товары, строительные конструкции, мебель. Только на рынке конечной продукции, где встречаются спрос и предложение, можно сформировать рыночные цены, учитывающие качество и потребительные свойства лесопродукции, зависящие от качественных параметров лесных ресурсов (порода, бонитет, объем хлыста, возраст насаждений и др.) с одной стороны и с другой стороны, потребительский спрос на эту продукцию.Формирование лесных платежей на базе рыночных цен за древесину на корню применяется как уже сказано выше в основных провинциях Канады.
Рыночная цена на сортименты в России должна устанавливаться исходя из интересов частного бизнеса и государства. В частности, она должна иметь две оценки: максимальную оценку, соблюдающую интересы предпринимательства, и минимальную оценку, соблюдающую интересы государства. При этом, верхний предел цены должен являться остаточной стоимостью древесины, образующейся при вычитании из рыночной цены конечной продукции нормативных затрат на ее производство (заготовку, переработку), транспортных расходов по доставке сырья с мест заготовки до мест переработки древесины, а также нормативной прибыли в производстве по заготовке и переработке сырья. Нижним пределом рыночной цены будут являться расчеты исходя из нормативных затрат на лесоуправление, охрану и защиту лесов, проведение лесоучетных работ. Нижний предел цены, в отличие от верхнего, может приниматься в значении, одинаковом для всех сортиментов. Для проведения подобных расчетов необходимо рассматривать по каждому предприятию по отдельности попроцессные способы учета информации.
Для выполнения расчетов принимаются в качестве конечной продукции круглые лесоматериалы. Схема определения верхнего предела платежа за древесные ресурсы (ренты) будет выглядеть следующим образом (таблица 1):

Таблица 1
Схема определения ренты
Рыночная цена
на конечную продукцию
(пример — круглые
лесоматериалы)
ЛЕСОЗАГОТОВКИ
Затраты на заготовку круглого леса
Прибыль с заготовки круглого леса
ТРАНСПОРТ СЫРЬЯ
Затраты на транспортировку
Прибыль
ПЛАТЕЖИ ЗА ДРЕВЕСИНУ НА КОРНЮ
Составлено авторами на основании приведенной формулы (1)

При этом, по каждому виду работ определяются фактиче­ские или нормативные затраты и фактическая или нормативная прибыль. Для лесозаготовок затраты устанавливаются без учета платежей в виде лесных податей или арендной платы (так называются платежи за пользование древесиной и лесными участками в России).
Установив участие предпринимательской структуры в создании стоимости конечной продукции, рента, принимающая форму платежей за древесину на корню, будет определяться следующим образом:
P = MP – Cc – PRl – Ctr – PRt (1)
где P — платежи за древесину на корню, MP — рыночная цена круглого леса, Cc — затраты на заготовку круглого леса, PRl — прибыль с заготовки круглого леса, Ctr — транспортные затраты, PRt — прибыль на транспортировку.
Платежи за древесину на корню должны быть согласованы с затратами на восстановление леса, его охрану и защиту.
Р ≥ Z (2)
где Z — затраты на восстановление, охрану и защиту леса.
Рыночные цены на продукцию из древесины принимаются на основе анализа рыночных цен на внутреннем и внешнем рынках России. Они зависят от диаметра древостоя и породы дерева.
Предприниматель в России, получая в аренду или другие формы пользования лесные участки, должен для себя установить, с какой степенью эффективности можно заготавливать древесину различных пород, различных размеров и качественных характеристик.
В процессе определения платежа за древесину на корню, необходимо учитывать факторы, влияющие как на затраты на заготовку леса, так и на доходы от его использования. Эти факторы будут влиять на величину этого платежа. Этими факторами являются: объем хлыста, расстояние вывозки заготовленного древостоя, запас древесины на 1 га площади, породный состав древесины. Учесть влияние данных факторов можно через структуру затрат и цены (таблица 2).

Таблица 2
Влияние факторов на доходы и затраты на заготовку круглых лесоматериалов
ФакторДоход (цена
круглых лесоматериалов)
Затраты на заготовку
круглых лесоматериалов
Объем хлыста++
Расстояние вывозки +
Запас на 1 га +
Порода++
Составлено авторами

При расчете платы за древесину на корню нами были рассмотрены более подробно затраты на заготовку круглого леса, входящие в формулу 1. Мы выявили зависимость изменения затрат от факторов, представленных в таблице 2. Мы знаем, что при увеличении объема хлыста отдельные элементы затрат на заготовку круглого леса (такие как, например, зарплата, расходы топлива) уменьшаются и ведут к уменьшению общей суммы затрат на заготовку древесины. Для доказательства этого, мы провели исследование с использованием метода проектных макетов. Из проведенного исследования нами были вычислены коэффициенты, характеризующие изменение затрат на заготовку древесины от объема хлыста (Таблица 3).

Таблица 3
Коэффициенты, характеризующие изменение затрат за заготовку 1 м3 древесины от объема хлыста
Объем хлыста, м30,14–0,170,18–0,210,22–0,290,3–0,390,4–0,490,5–0,750,76–1,10
Коэффициент1,00,940,800,730,670,620,60
Составлено авторами исходя из проведенного анализа

Исходя из полученных коэффициентов можно сделать вывод, что затраты на заготовку 1 м3 древесины объемом хлыста 0,82 м3 на 60% ниже, чем затраты на заготовку 1 м3 древесины объемом хлыста 0,16 м3. Следовательно, затраты на заготовку 1 м3 древесины уменьшаются при вырубке более крупных деревьев.
Величина запаса древесины на 1 га площади также влияет на затраты на заготовку древесины. В результате исследования, нами были получены следующие коэффициенты этого влияния (таблица 4).

Таблица 4
Коэффициенты, учитывающие запас древесины на 1 гектаре площади
Средний запас
древесины на 1 га площади, м3
Коэффициент
51–751,0
76–1000,92
101–1250,86
126–1500,83
151–1750,81
176–2000,78
201–2500,77
Составлено авторами исходя из проведенного анализа

В таблице 5 представлены коэффициенты, которые показывают взаимосвязь расстояния вывозки заготовленного круглого леса на затраты на его заготовку.

Таблица 5
Коэффициенты, учитывающие расстояние вывозки
Среднее расстояние
вывозки, км
Коэффициент
201,0
301,24
401,49
501,70
601,89
702,11
802,27
902,51
1002,70
Составлено авторами исходя из проведенного анализа

Используя полученные коэффициенты, мы можем рассчитать затраты на заготовку древесины и, соответственно, платежи за используемую древесину.
Экономическая оценка недревесных ресурсов. В нашей стране сложился устойчивый стереотип о «бесплатности и общедоступности» на ресурсы дикоросов. Однако, если обратиться к заявленной повсеместно концепции устойчивого управления лесами, целью которой является переход к многоцелевому использованию земель Лесного фонда и разработанным нормативным документам, можно убедиться в необходимости оценки, мониторинга и инвентаризации недревесных лесных ресурсов в регионах. Особую роль недревесная продукции леса имеет для экономики сельской местности, так как это не только источник дополнительных доходов и обеспечение самозанятости населения, но и ресурсная база для возможного развития перерабатывающей промышленности в регионах, что может помочь экономическому развитию лесных территорий.
Развитие современных лесных отношений, повышение требований к эффективности лесопользования должны изменить отношение к недревесной продукции как к полноценному участнику рыночных отношений, на который есть спрос и предложение, а не как к «даровому продукту». Однако, на сегодняшний день не разработаны основные принципы лесных отношений в области использования недревесных лесных ресурсов, нет утверждённой методики определения размера платы за пользование, нет информации о размерах затрат на воспроизводство, нет системы показателей эффективности использования лесных ресурсов в отдельности и в целом. Новые исследования в этой сфере позволят решить целый комплекс отраслевых задач: выявить экономически привлекательные земли для сбора, определить эффективность использования различных ресурсов по отношению друг к другу, обосновать альтернативное использование лесных земель, оценить эффективность лесохозяйственных мероприятий, стимулировать комплексное использование лесных ресурсов.
Отсутствие экономического инструментария во многом связано и с проблемами в определении теоретических подходов в классификации лесных ресурсов. В литературе лесные ресурсы принято подразделять на древесные и недревесные. Древесные ресурсы определены однозначно — «древесина разных пород, заготовляемая в процессе рубок». Недревесные ресурсы многими авторами объединяются единым понятием, объединяя растительный и животный мир, рекреационные, средозащитные и социальные ресурсы, что по нашему мнению не совсем правильно [7]. Экономическая оценка животного мира происходит совсем другими методами, как и оценка ресурсов непродовольственного значения — «невесомых полезностей леса», предназначенных для удовлетворения совсем других потребностей человека и общества. Таким образом, комплексные лесные ресурсы оценить как единую совокупность невозможно, для отдельных групп должны быть разработаны и внедрены самостоятельные принципы экономической оценки.
По нашему мнению принципы экономической оценки недревесных ресурсов в современных условиях должны формироваться с учётом цены на конечный продукт, уровня затрат на заготовку и переработку ресурсов, нормативной прибыли и будущих затрат на воспроизводство оцениваемого ресурса. Такая оценка должна стать базовым элементом при ведении устойчивого лесного хозяйства в рамках взаимосвязанных блоков мероприятий (рис.1):
Рис.1. Основные блоки комплекса устойчивого лесного хозяйства
Разработано авторами
Как самостоятельный объект лесных отношений многофункциональное использование недревесных лесных ресурсов может стать источником будущего стабильного лесного дохода. На рис.2 представлена предлагаемая поэтапная схема использования недревесных ресурсов:
А. Материальная сущность раскрывает суть товарно-денежных лесных отношений в процессе использования: заготовка → переработка → реализация → получение дохода.
Б. Нематериальная сущность раскрывает сферу нематериальных благ лесных ресурсов как компонента экосистемы, обеспечивая косвенный доход.
Рис. 2. Схема использования недревесных лесных ресурсов в рыночных условиях
Разработано авторами
По статистике за последние 10 лет 2008–2018 гг. доход от аренды лесных участков по осуществлению побочного пользования в целом по РФ составил не более 1–2% от средств поступивших в федеральный бюджет.
Основными причинами такой низкой доходности использования недревесных лесных ресурсов можно назвать:
– сырьевую ориентированность лесопользователей на заготовку древесины;
– нехватку достоверной информации о количестве возможных к использованию недревесных лесных ресурсов;
– проблему необходимой правовой и экономической базы в области регулирования использования и воспроизводства недревесных лесных ресурсов;
– отсутствие нормативов затрат на охрану, защиту и воспроизводство ресурсов;
– не разработана процедура экономической оценки недревесных ресурсов с позиции определения эффективности их использования в современных условиях.
Тем не менее, на сегодняшний день у нас имеется успешный опыт некоторых регионов России (Дальний Восток, Вологодская область, Псковская область, ЕАО), где роль побочных лесопользований за последние годы выросла и стала экономически доходной и значимой. Однако во многом это обеспечивается за счёт высокого уровня экономической эффективности экспорта недревесной продукции, что обусловлено существенной разницей между внутренними мировыми ценами на аналогичную продукцию. Хотя уровень мировых цен в большей степени зависит от покупательской способности населения развитых европейских стран, а не от заслуг экспортёров-производителей. Поэтому экспортеры должны иметь только нормативный уровень прибыли на вложенный капитал [8]. Если бы сверхприбыль, которая является рентой, взимаемой на государственной границе, была передана в качестве лесного дохода в бюджеты всех уровней, это однозначно способствовало бы более полному финанси­рованию лесохозяйственных и лесозащитных мероприятий, направленных на воспроизводство, охрану и защиту всего комплекса лесных ресурсов.
С учётом вышеизложенного, нами предлагается схема определения потенциального лесного дохода при использовании недревесных ресурсов (рис.3). В представленной схеме предлагается иной вариант поступления платежей за пользование лесными ресурсами региона, а именно предложен механизм непосредственного поступления лесного дохода от лесопользователей к собственнику ресурсов в бюджеты соответствующих уровней, в том числе часть таможенных пошлин за экспорт недревесных продуктов (лекарственное сырьё, ягоды, грибы, кедровый орех и т.д.) должны перечисляться собственнику ресурсов. По мнению авторов, платежи за использование недревесных ресурсов должны изыматься не только при оформлении договора аренды на побочное пользование, но и при оформлении арендных отношений для заготовки древесины. Исследования подтверждают, что промышленные рубки резко сокращают площадь ягодников, происходит изменение режима освещения, вследствие чего грибы начинают плодоносить через 25–30 лет, начинается миграция животных. Подобное уничтожение недревесных ресурсов необходимо компенсировать увеличением арендной платы лесозаготовителям, включая «упущенную выгоду» за недревесные лесные ресурсы и будущие затраты на их возобновление. Такой механизм позволит обеспечить баланс интересов всех субъектов лесных отношений.
Особую роль недревесная продукция леса имеет для экономики сельской местности — это не только источник дополнительных доходов и обеспечение самозанятости населения, но и ресурсная база для возможного развития перерабатывающей промышленности в регионах, что может помочь экономическому развитию лесных территорий, такой, например, как Новгородская область.
Традиционно леса Новгородской области богаты грибами, ягодами и лекарственными растениями. Основным сборщиком такого дикорастущего сырья по-прежнему остаётся население. Для многих это традиционный вид деятельности, направленный в основном на личное потребление, но возникающие экономические проблемы: безработица, низкий прожиточный минимум и т.п. заставляют многих заниматься преждевременным и бесконтрольным сбором в целях дальнейшей реализации продукции на рынке. В области растёт количество индивидуальных предпринимателей и организаций, которые ведут заготовку дикорастущей продукции, при этом большинство из них не оформляют такую деятельность никаким образом и не платят никаких обязательных платежей. Такой неорганизованный и безконтрольный сбор, по мнению учёных, в ближайшее время может привести к значительному негативному изменению в растительном покрове. При этом в области почти отсутствуют актуальные данные по объёму сбора недревесных продуктов. Контроль осуществляется только по промышленным заготовкам, тогда как личное потребление не оформляется документами.
Для решения этой проблемы мы провели анкетирование населения нескольких районов Новгородской области путём опроса, с целью получить ответы на следующие вопросы:
— определить значимость недревесных ресурсов для населения;
— выделить время наибольших антропогенных нагрузок на лесные территории;
— готовность платить за сбор недревесной продукции и рекреационный отдых в лесу.
Полученные данные подтверждают, что основными сборщиками являются самые незащищённые слои населения: пенсионеры и безработные — это более половины опрошенных: 56% по городскому населению и 51% по сельскому. Самая низкая доля — это фермеры (1 и 2%) и служащие (11 и 12%). Следует отметить достаточно высокий процент предпринимателей, что принципиально не меняет картину и позволяет сделать вывод, что сбор ведётся населением с более низким уровнем дохода и благосостояния.
В свою очередь наибольшая частота посещений происходит летом и осенью, причём достаточно велика доля ежедневных посещений, как среди сельских, так и городских жителей. Сельские жители в целом намного чаще посещают леса в течение года, что объясняется близостью лесных массивов и лучшим знанием мест пригодных для сбора.
Далее представлены результаты опроса по цели посещения лесов (рис.4). Полученные данные свидетельствуют о большей степени потребительского отношения к лесу, как к источнику «даровых благ» и главная цель посещения — это сбор недревесных лесных ресурсов. В свою очередь следует отметить большее значение рекреационной функции лесов для городского населения, что связано с урбанизацией городской среды в сравнении с сельской местностью, хотя для большинства опрошенных отдых на природе напрямую связан с собирательством.
Учитывая полученные результаты, очень интересным становится вопрос о готовности населения платить за собираемые лесные ресурсы. Полученные результаты очень показательны: во-первых, ответы городских и сельских жителей различны между собой, во-вторых очевидна ориентация на желаемую бесплатность недревесных ресурсов: более 80% сельских жителей и более 60% городских — против введения платы за сбор. Однако такой потребительский менталитет приводит к целому ряду социально-этических проблем, а именно нерациональное отношение к ресурсам как к чему-то «даровому», приводит к отсутствию возможности для аккумулирования средств на возобновление ресурсов, их охрану и усиление контроля за ведением лесного хозяйства.
По мнению авторов, платежи за использование недревесных ресурсов должны изыматься не только при оформлении договора аренды на побочное пользование, но и при оформлении арендных отношений для заготовки древесины. Уничтожение недревесных ресурсов необходимо компенсировать арендной платой, включая «упущенную выгоду» и будущие затраты на возобновление недревесных лесных ресурсов. Такой механизм позволит обеспечить баланс интересов всех субъектов лесных отношений.
Рис. 3. Предлагаемая схема обеспечения лесного дохода при использовании недревесных лесных ресурсов
Разработано авторами
Рис. 4. Основная цель посещения лесов
Разработано авторами


Литература
1. Петрунин В.В. О развитии системы рентных платежей при пользовании лесными ресурсами // Налоговый вестник. — 2005. — № 5.
2. Панкратова Н.Н. Отраслевые особенности учета затрат и проблемы финансирования лесного хозяйства // Вестник ТОГУ. — 2010. — № 4. — С. 161–168.
3. Починков С.В. Лесной доход и организация лесопромышленного производства // Лесное хозяйство. — 2002. — № 4. — С.20–25.
4. Чупров Н.П. К методике экономической оценки и доступности древесных ресурсов леса // Лесной журнал. — 2004. — № 6. — С.103–108.
5. Петров А.П. Рентные платежи — действенный механизм повышения доходности лесопользования // Использование и охрана природных ресурсов в России. — 2002. — №3. — С.82–84.
6. Беспалова В.В., Кадырова О.В. Анализ практики формирования арендной платы за лесопользование // Вестник факультета управления СПбГЭУ. — 2018. — №3. — С. 15–19.
7. Богатова Е.Ю. Анализ формирования платы за использование лесов на примере зарубежных стран с интенсивным использованием лесных ресурсов // Вестник Института экономики и управления Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. — 2014. — № 2. — С. 39–43.
8. Богатова Е.Ю. Анализ формирования внутренней и экспортной цены на круглые лесоматериалы в РФ // Леса России: политика, промышленность, наука, образование материалы научно-технической конференции / Под ред. В.М. Гедьо. 2016. — С. 62–65.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия