Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Пунцукова С. Д.
ведущий научный сотрудник лаборатории экономики природопользования
Байкальского института природопользования СО РАН (г. Улан-Удэ),
доктор географических наук


Инструменты и эколого-экономические показатели оптимизации лесопользования в условиях развития «зеленой» экономики
В статье исследуется система индикаторов оценки прогресса лесного сектора на пути к «зеленой» экономике, которая коррелируется со стратегиями развития лесного сектора экономики (согласно Плана действий Рованиеми), в направлении экологизации лесопользования, сертификации лесов, модернизации производства, внедрения «зеленых» инвестиций, низкоуглеродного развития. Приведены результаты исследования углеродного баланса в лесах Республики Бурятия на основе материалов учета состояния лесного фонда и ключевых факторов, которые влияют на поглощение и эмиссию углерода. Установлено, что, несмотря на уменьшение стока углерода в условиях увеличения объемов сплошных рубок, пожарного воздействия, лесной сектор Бурятии вносит весомый вклад в сохранение климата. Сделан вывод о необходимости организации крупных комплексных производств замкнутого цикла, которые могут стать драйверами развития регионального «зеленого» лесного сектора экономики
Ключевые слова: лесной сектор, «зеленая» экономика, экологизация лесопользования, эффект декаплинга, сертификация лесов, инновации, углеродный бюджет, Республика Бурятия
УДК 504.062:630.1; ББК 65.05   Стр: 294 - 298

«Зеленая» экономика в международных документах в общем виде рассматривается как экономика, которая повышает благосостояние людей, обеспечивает социальную справедливость, при этом существенно снижает риски для окружающей среды и ее обеднения [1]. Многофункциональный характер лесного сектора экономики, выражающийся в производстве не только древесных и недревесных продуктов, но и в предоставлении жизненно важных экологических и социальных услуг, таких как сохранение биоразнообразия, защита климата, почвы, водосборных бассейнов, обеспечение занятости населения, наиболее полно соответствует принципам «зеленой» экономики. Поэтому исследование инструментов и эколого-экономических показателей измерения вклада лесного сектора в развитие низкоуглеродной экологически благоприятной и социально-инклюзивной экономики имеет важное значение.
Исследование поставленной задачи опирается на План действий для лесного сектора для перехода к «зеленой» экономике, разработанный на совместной сессии Комитета по лесам и лесной отрасли Европейской экономической комиссии ООН и Европейской комиссии по лесному хозяйству ФАО ООН в декабре 2013 г. в финском городе Рованиеми [2], а также на механизмы измерения вклада лесного сектора в развитие «зелёной» экономики, разработанные ЮНЕП, ОЭСР, Всемирным банком и другими организациями, сотрудничающими в рамках «Платформы знаний о «зеленом» росте» [3]. Работы, проводимые в этой области на глобальном уровне, согласуются с деятельностью по обеспечению устойчивого лесопользования, в частности с критериями и показателями Монреальского и Хельсинского процессов для оценки достижения устойчивости лесов.
Рованиемийский План действий для лесного сектора в условиях развития «зеленой» экономики носит добровольный характер, состоит из пяти компонент: A. Устойчивое производство и потребление лесных товаров; B. Низкоуглеродный лесной сектор; C. Достойные «зеленые» рабочие места; D. Экосистемные услуги леса; E. Стратегическое планирование и мониторинг развития лесного сектора в условиях «зеленой» экономики. По каждому из компонентов выделена главная цель, которая детализирована по задачам и конкретным мероприятиям, чтобы содействовать развитию формирующейся «зеленой» экономики на глобальном уровне. Система измерения прогресса лесного сектора на пути перехода к «зеленой» экономике построена на анализе положения в шести областях: сохранение природного капитала лесов; многофакторная производительность и эффективное использование ресурсов; вклад в смягчение последствий изменения климата; учет экстернальных издержек и взимание платы за лесные экосистемые услуги; устойчивость рабочей силы в лесном секторе; надлежащая организация управления и принятие обоснованных решений.
Рассматриваемые документы, несмотря на их общий характер, важны для понимания направлений движения по пути развития «зеленого» лесного сектора. Но то же время многие исследователи обращают внимание на недостаточность проработки вопросов о драйверах реализации принципов «зеленой» экономики, механизмах и эколого-экономических показателях оценки вклада лесного сектора в развитие новой модели экономики [4]. Слабоизученной остается и региональный аспект проблемы, особенно это касается регионов, обладающих значительными запасами древесины, в том числе Республика Бурятия (РБ), ранее входившая в Сибирский федеральный округ, а ныне (вместе с Забайкальским краем), согласно Указа Президента России № 632 от 3 ноября 2018 г. — в состав Дальневосточного федерального округа (ДФО).
В данной статье проведена оценка вклада лесов и лесного сектора в развитие ресурсоэффективной лесной экономики и снижение климатической напряженности при решении задач двух компонент: A. Устойчивые структуры производства и потребления лесных товаров; В. Низкоуглеродный лесной сектор.
Характеристика объекта исследования. По площади лесов ДФО занимает первое место в России (569,7 млн га, или 48,1%), по запасам древесины — второе (25,5 млрд куб., или 30,8%). Общая лесистость округа составляет 49,9%, высокие показатели лесистости в Приморском, Забайкальском, Хабаровском краях, Сахалинской, Амурской областях, Республике Бурятия (от 64 до 77,2%), что создает благоприятные условия для развития лесной и деревообрабатывающей промышленности. По запасам древесины Республика Бурятия занимает четвертое место в ДФО (2251 млн м3) и третье по производству необработанной древесины (2555 тыс. м3) [5]. Основными лесообразующими породами в лесном фонде РБ являются хвойные (75,3%). Из них лиственница (65,7%), сосна (22%), кедр (9,6%), ель и пихта (1% и 1,7%); мягколиственные занимают 8,9%, в основном это береза и осина; кустарники — 15,8%. В возрастной структуре лесного фонда преобладают средневозрастные древостои (35,3%), молодняки занимают 15,9%, приспевающие — 10,6%, спелые и перестойные — 38,2% [6].
Структура лесного комплекса республики, сформированная в советский период, не претерпела изменений. Доля отрасли в валовом объеме промышленного производства Бурятии несколько уменьшилась и сейчас составляет 5,4%. Лидирующую позицию в лесном секторе экономики РБ занимает ОАО «Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат» (СЦКК), построенный еще в 70-е годы прошлого века. На это предприятие приходится до 85% промышленной продукции лесной отрасли.
Предприятия лесного комплекса ориентированы, как и прежде, на производство древесины, пиломатериалов, целлюлозы, тарного картона, бумаги и на экспорт лесной продукции (табл. 1).

Таблица 1
Объемы производства и экспортных поставок лесной продукции в РБ [7, 8]
НаименованиеОбъем производстваОбъем экспорта
201020142016201020142016
Древесина необработанная, тыс. м31527,51782.32353,7583211,6158,1
Пиломатериалы, тыс. м3251,6263,7277,7795957,61429,5
Мебель, млн руб.87,0101,898,2   
Целлюлоза, тыс. т93,660,282,8   
Картон, тыс. т89,660,282,8   
Крафт-бумага, тыс. т     15,0

Основными стимулами экспортного направления развития лесного комплекса Бурятии является ограниченность внутреннего рынка из-за низкой покупательной способности населения на лесные товары, близость региона к рынкам стран АТР, в первую очередь, Китая, благоприятный курс рубля по отношению к доллару США. В товарной структуре экспорта лесоматериалы, обработанные и необработанные, в основном направляются в страны дальнего зарубежья — Китай (95%), Монголию, крафт-бумага — в страны СНГ (Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Беларусь). Еще одной проблемой является недостаток крупных предприятий. Только два предприятия — ЗАО «Байкальская лесная компания» и ОАО «Седенгинский ЦКК» имеют объем заготовок древесины свыше 200 тыс. м3, остальные — от 5 до 70 тыс. м3 в год.
Компонент A. Устойчивые структуры производ­ства и потребления лесных товаров. Одним из направлений перехода лесного сектора к «зеленой» экономике является многофакторная производительность и эффективность использования ресурсов. Лесная отрасль обладает преимуществом, поскольку является практически безотходной (отходы необходимы для производства другой продукции или энергии, лесные товары подвержены переработке).
Эффективность движения к модели экологически устойчивого развития во многом определяется системой управления лесами и лесопользованием. С этой точки зрения Республика Бурятия имеет определенные преимущества по сравнению с другими регионами страны. На сегодня Республика Бурятия, которая входит в Байкальскую природную территорию (БПТ), — один из лидеров в стране по экологической регламентации хозяйственной деятельности и созданию основ экологически устойчивого развития. В регионе разработаны и утверждены особые (повышенные) нормативы допустимых воздействий на природные экосистемы оз. Байкал и бассейнов основных водотоков (Селенга, Верхняя Ангара и др.), проведены работы по функциональному экологическому зонированию БПТ (центральная экологическая, буферная зоны и зона влияния), определены запрещенные виды экономической деятельности и пр. Кроме того, ОАО «Селенгинский ЦКК» является одним из элементов технологии «зеленой» экономики, поскольку перерабатывает древесное сырье до конечного продукта и является основным потребителем низкокачественной и мелкотоварной древесины, отходов от лесозаготовок, лесопиления и деревообработки. Во-вторых, предприятие является единственным в мире целлюлозным комбинатом, работающим по бессточной схеме в условиях замкнутого водооборота, которое было введено с 1990 г. Система замкнутого водооборота исключает сброс промышленных стоков в р. Селенга и эти сточные воды полностью возвращаются в производственный процесс. Комплекс очистных сооружений осуществляет трехступенчатую (химическую, биологическую и механическую) очистку. Таким образом, в регионе уже созданы ряд условий, необходимые для внедрения принципов «зеленой» экономики в хозяйственную деятельность.
Для экологизации лесопользования были проведены мероприятия по увеличению площади защитных лесов за счет эксплуатационных. В защитных лесах в зависимости от экологических зон БПТ запрещены или ограничены проведение сплошных рубок, повышены требования к проведению лесосечных работ, уменьшены размеры лесосек по сравнению с другими регионами страны [9]. В центральной экологической зоне (ЦЭЗ) БПТ введен запрет на проведение сплошных рубок, на строительство зданий и сооружений предприятий лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности, на деятельность по лесосплаву по рекам, впадающим в озеро Байкал, на заготовку живицы. В кедровых лесах — запрет всех видов рубок, за исключением проведения санитарно-оздоровительных мероприятий [10,11].
В настоящее время соотношение площадей защитных, эксплуатационных и резервных лесов выглядит следующим образом: 39%, 33%, 28% соответственно. Увеличение защитных лесов сдерживает рост сплошных рубок. В результате удельный вес выборочных рубок в общем объеме рубок леса увеличивается. Если до 1990 г. он составлял порядка 15% от общих объемов заготовленной древесины, то в последнее время этот показатель в среднем составляет 60% (рис. 1).
Рис. 1. Динамика заготовки древесины по всем видам рубок в РБ за 1990–2016 гг.
После резкого спада объемов лесозаготовок в 1998 г. (822 тыс. м3) по сравнению с 1990 г. (4421 тыс. м3) в последние годы наблюдается их постепенный рост: в 2016 г. он составил 3144 тыс. м3 (28,7% от ежегодно допустимого объема изъятия древесины (расчетной лесосеки).
Оценка ресурсной эффективности использования лесов производилась на основе комплексного подхода с использованием эколого-экономических показателей, характеризующих различные аспекты устойчивого управления лесами.
Показатели, характеризующие внедрение ресурсосберегающих, экологически-безопасных технологий при заготовке древесины, производстве продукции первичной переработки, были определены при выполнении хоздоговорной работы [12]. Исследования на основе данных пунктов приема и отгрузки древесины Министерства природных ресурсов РБ (2015 г.) показали, что в ЦЭЗ БПТ при проведении выборочных рубок применяются различные технологии лесозаготовок и соответ­ствующая им лесозаготовительная техника. С помощью традиционной хлыстовой технологии рубок леса заготавливается до 38% древесины, сортиментной механизированной — 37%, сортиментной машинизированной — 25%. Последняя считается наиболее оптимальной для выборочных рубок, поскольку сохраняет лесную среду на вырубках и тем самым снижает ущерб, наносимый лесной экосистеме.
Надо сказать, что в нынешних условиях основным ограничителем внедрения сортиментной машинизированной технологии (харвестер + форвардер) является высокая цена данного комплекса. Согласно нашим расчетам использование данной техники становится экономически целесообразным, если предприятие заготавливает более 20 тыс. м3 древесины в год. По­скольку основная масса предприятий, работающих в ЦЭЗ БПТ представляют собой мелкие предприятия с объемом рубки леса в пределах 5 тыс. м3 в год, то из-за необходимости экологизации лесопользования применяют механизированную сортиментную технологию рубок по системе «бензопила + форвардер».
В области переработки древесины лесопильное производ­ство является наиболее распространенным (табл. 1). Качество выпускаемых пиломатериалов на предприятиях соответствует требованиям внешнего рынка. Об этом свидетельствуют наши расчеты по оценке эффективности производства пиломатериалов в ЦЭЗ БПТ, которые показали, что выход пиломатериалов в среднем составляет 70–80%, что выше норматива (60%). В результате использования лесопильного оборудования, способного выпускать продукцию высокого качества, предприятие получает определенные выгоды: снижение отходов производ­ства, возможность выхода на внешние рынки.
Показатель древесиноемкости производства отражает эффект «декаплинга» в лесном производстве. Декаплинг (decoupling), как основа движения к экологически устойчивой экономике, базируется на низких темпах ресурсопотребления и уменьшении загрязнения окружающей среды [13]. Оценка ресурсной эффективности использования лесов через показатель древесиноемкости лесного производства Бурятии показал, что на 100 м3 вывезенной древесины РБ производится 3,5 т картона и бумаги, (в целом по России данный показатель находится на уровне 4 т). По сравнению с дальневосточными регионами, где не развита целлюлозная промышленность, Бурятия более экономно использует свои лесные ресурсы на единицу конечной продукции и получает дополнительный доход от реализации продукции с высокой добавленной стоимостью.
Показатель, характеризующий степень сертификации лесов, свидетельствует об экологически и социально ответственном ведении лесного бизнеса и управлении лесами. Основные выгоды от сертификации лесов, как одного из инструментов перехода к «зеленой» экономике — совершенствование управления лесами до мирового уровня, выход с лесной продукцией на экологиче­ски чувствительные внешние рынки, сохранение экологически чувствительных лесных участков лесной экосистемы и др. В настоящее время только ЗАО «Байкальская лесная компания» сертифицировала свои арендуемые леса по схеме Лесного попечительского совета (ЛПС / Forest Stewardship Сouncil, FSC). Площадь сертифицированных лесов составляет 1054,1 тыс. га, с дифференциацией лесных участков от 27,9 до 671,6 тыс. га. В добровольном порядке для сохранения лесной экосистемы выделены леса высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ) на площади 278,6 тыс. га. На примере выделенного участка ЛВПЦ 4 в Сухинском участковом лесничестве на площади 12,7 тыс. га, была проведена оценка выгод от сохранения лесов. Расчеты показали, что общие выгоды от побочного пользования (кедровый орех, ягоды и др.), депонирования углерода, выполнения водорегулирующих функций составили 711,1 тыс. руб./год. Таким образом, данное мероприятие имеет большой экономический и экологический эффект и решает задачи сохранения экосистемных услуг леса, естественных условий для биоразнообразия.
Внедрение системы сертификации лесопользования в других арендованных лесах в республике усложняется тем, что предприятия имеют малые объемы заготовки и переработки древесины, поэтому они недостаточно мотивированы вкладывать деньги в сертификацию лесных участков и предпочитают сотрудничать с крупным предприятием, чтобы выйти на зарубежные рынки со своей продукцией.
Показатель, характеризующий степень использования отходов лесного производства, показывает процесс перехода на наилучшие доступные «зеленые» технологии в сфере переработки отходов. По данным Министерства природных ресурсов РБ в 2015 году было заготовлено 2422 тыс.м3 древесины, образовалось более 580 тыс. м3 древесных отходов, том числе при лесозаготовках — 383 тыс. м3, при переработке 197 тыс. м3. Одним из направлений решения проблемы утилизации древесных отходов является переработка их в топливные брикеты и пеллеты. В Бурятии в настоящее время только 5 предприятий занимаются переработкой древесных отходов в топливные пеллеты — в Баргузинском и Прибайкальском районах. В республике основными потребителями пеллет являются физические и юридические лица, а также несколько котельных г. Улан-Удэ и Заиграевского района, работающих на биотопливе. Реализация пеллетов осуществляется в г. Красноярске, планируется их поставка в Монголию.
Республиканская власть предпринимает определенные действия в направлении развития таких производств, для этого разработан План мероприятий по созданию благоприятных условий для производства биотоплива (утв. Правительством РБ от 17.09.2014, № 562-р); действует Госпрограмма РБ «Развитие промышленности, малого и среднего предпринимательства и торговли» (утв. Правительством РБ от 28.03.2013 г., № 151). В рамках Программы субъектам малого и среднего предпринимательства предусмотрено субсидирование процентной ставки по кредитам коммерческих банков на реализацию проектов в инновационной сфере; субсидии на возмещение части затрат, связанных с технологическим присоединением энергетических устройств к эклектическим сетям (50% произведенных расходов); субсидии на компенсацию части расходов на приобретение оборудования, при организации производств по глубокой переработке древесины мягколиственных пород в сельской местности и др. Господдержка субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере переработки древесных отходов за период с 2012–2016 гг. в Республике Бурятия составила 7442,8 тыс. руб.
Показатель, отражающий величину инвестиций в модернизацию производства, является индикатором инновационного развития, перехода на принципы безотходного производства замкнутого цикла. Одним из инструментов для привлечения инвестиций в модернизацию лесного производства является механизм приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, который был утвержден постановлением Правительства РФ от 30 июня 2007 года № 419, с особыми преференциями: получение лесных участков в аренду без проведения аукциона, уплата арендных платежей в размере 50% от минимальной ставки платы за единицу площади лесного участка. Анализ реализации инвестиционных проектов в области глубокой переработки древесины в Республике Бурятия с участием внешних и внутренних инвесторов в рамках данного механизма выявил следующие проблемы. Из всех утвержденных проектов, которые успешно реализованы и продолжают реализовываться — это проекты на модернизацию действующих производств (местные инвесторы):
— «Создание объектов лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры в Еравнинском и Прибайкальском районах Республики Бурятия». ЗАО «Байкальская лесная компания». Общий объем инвестиций по проекту составил 1,5 млрд руб. В ходе реализации проекта компания перешла на колесную экологически-безопасную сортиментную технологию заготовки древесины с применением комплекса «харвестер-форвадер», создала объекты лесной инфраструктуры (лесные дороги, склады, вахтовый поселок, производственный участок в селе Сосново-Озерское), провела техническое перевооружение Ильинского деревообрабатывающего комбината, установила котельную для сжигания кородревесных отходов (биотоплива) и производства технического тепла.
— «Модернизация картоделательной машины и энергохозяйства». ООО «Селенгинский ЦКК». Общий объем инвестиций — 879 тыс. руб. Должны быть достигнуты следующие результаты — производство картона тарного 119,8 тыс. т, гофропродукции — 37,3 тыс.т, что обеспечит 670 млн руб. налоговых поступлений в год.
— «Производство древесно-полимерного композита (ДПК) в Северо-Байкальском районе». ООО «Форестинвест». Объем инвестиций — 670 тыс. руб. Проект предусматривает расширение ассортимента (ДПК — 0,5 тыс. т, древесного угля — 1,8 тыс. т, погонажных изделий — 2,2 тыс. м3 в год) и качества продукции, внедрение безотходной переработки древесины (создание котельной на древесном топливе), 460 млн руб. налоговых поступлений в год.
Другие инвестиционные проекты, такие как «Строительство Байкальского ДОКа в Заиграевском районе по производству ориентировано-стружечных плит (OSB)», «Комплексная переработка древесины и строительство инфраструктуры лесоперерабатывающего объекта» и др., основными инвесторами которых являлись внешние инвесторы — московская компания «Лесная биржа», российско-шведское предприятие ООО «ЛПК «Байкал-Нордик» в настоящее время не функционируют или превратились в заурядные лесозаготовительные пункты. Надо отметить, что данный отраслевой инструмент технологической перестройки производства стал объектом внимания недобросовестных инвесторов с целью получения древесины на льготных условиях и извлечения сверх прибыли за счет продажи лесной продукции на экспорт.
Компонент В. Низкоуглеродный лесной сектор. Одним из приоритетов «зеленой» экономики является смягчение последствий изменения климата. Леса и лесной сектор играют важную роль в секвестрации и хранении углерода, а также замещении материалов и энергоносителей. Поэтому важно описать вклад, который вносит лесной сектор в изменение климата и осуществлять мониторинг значимых изменений. Однако на региональном уровне этот вклад неодинаков. Он зависит от таких факторов, как площадь лесов, породный, возрастной состав насаждений, объем лесозаготовок, эффективность проведения борьбы с лесными пожарами и т.д.
Оценка вклада лесов и лесного сектора в «зеленую» экономику проводилась на основе оценки углеродного бюджета. Для его оценки была использована методика региональной оценки бюджета углерода лесов (РОБУЛ), разработанная Центром по проблемам экологии и продуктивности лесов (ЦЭПЛ) РАН [14]. Методика РОБУЛ оценивает углеродный бюджет лесов по балансу потоков, то есть по разности поглощения при увеличении углеродных пулов в лесных насаждениях и потерь при нарушениях (рубках, пожарах и прочих случаях гибели лесов). Расчеты РОБУЛ ведутся для 4-х основных пулов углерода лесов: фитомассы, мертвой древесины, подстилки и органического вещества почвы. Выбор данной методики обусловлен тем, что для расчетов углеродного бюджета используются материалы Государственного лесного реестра (ГЛР); имеется программное обеспечение, прошла проверку экспертами РКИК ОНН и используется в Национальном кадастре парниковых газов РФ для формирования отчетности по лесному сектору страны [15].
Расчет углеродного баланса в лесах Республики Бурятия показал, что поглощение углерода во всех пулах лесной экосистемы (фитомасса, мертвая древесина, подстилка, почва) характеризуется относительным постоянством. В среднем за 2007–2017 гг. оно составило 9,205 млн т С/год. Потерям углерода, в отличие от поглощения углерода, свойственна межгодовая изменчивость. Потери углерода от рубок леса возросли с -0,761 млн т С/год в 2007 г. до -1,078 млн т С/год в 2017 г. в результате увеличения в 1,4 раза площади вырубок. Потери от лесных пожаров возросли с -0,945 млн т С/год в 2007 г. до -1,417 млн т С/год в 2017 г. в результате увеличения в 1,5 раза площадей гарей и погибших насаждений за анализируемый период (табл. 2).

Таблица 2
Динамика углеродного бюджета в лесах Республики Бурятия
Поток углеродаВеличина потока, млн т С/год
2007 г.2017 г.
Поглощение9,0519,360
Потери от сплошных рубок-0,761-1,078
Потери от лесных пожаров-0,945-1,417
Бюджет7,3446,865
Рассчитано автором по методике РОБУЛ

Таким образом, за исследуемый период сток углерода в лесах РБ, который складывается из баланса поглощения и потерь от рубок и лесных пожаров, уменьшился с 7,344 млн т С/ год в 2007 г. до 6,865 млн т С/год в 2017 г. Современный сток углерода в лесах обусловлен, в первую очередь, увеличением площади и объемов сплошных рубок леса и лесных пожаров. Об этом свидетельствуют данные по ключевым факторам, которые влияют на величину поглощения и эмиссии углерода лесами (табл. 3).

Таблица 3
Динамика структуры земель лесного фонда Республики Бурятия
Категория земель2007 г.%2017 г.%
Покрытые лесом земли, тыс. га19472,975,420493,675,9
Непокрытые лесом земли, тыс.га852,23,31019,63,8
в том числе редины509,22,0569,52,1
гари и погибшие насаждения198,90,8290,61,1
вырубки80,10,3110,50,4
Нелесные земли, тыс. га5505,921,35497,620,4
в том числе пашни, сенокосы и пастбища602,32,3601,42,2
болота321,41,2315,91,2
прочие земли4324,916,74327,316,0
Все земли, тыс. га25831,0100,027010,8100,0
Источник; материалы Государственного лесного реестра Республиканского агентства лесного хозяйства РБ

Увеличение площади лесного фонда республики на 1179,8 тыс. га в 2017 г. по сравнению с 2007 г. обусловлено переводом бывших колхозных и совхозных лесов в ведение Рослесхоза. Рост покрытой лесом площади (на 0,5%) был обусловлен, в первую очередь, увеличением непокрытой лесом площади (площади гарей и погибших насаждений — на 0,3%, вырубок — на 0,1%). Увеличение непокрытой лесом площади в результате рубок леса свидетельствует о том, что эффект, полученный в ходе экономических реформ 1990-х годов в России, который привел к резкому сокращению объемов заготовки древесины, исчерпал себя. Так, в 1990 г. на территории республики сплошными рубками заготавливалось 3757 тыс. м3 древесины, к 1998 г. снизился до 405 тыс. м3 (сокращение в 9 раз) (рис. 1). Затем наблюдается постепенный рост объемов сплошных рубок леса: в 2016 г было заготовлено 1094 тыс. м3. Таким образом, увеличение защитных лесов в связи с экологическими ограничениями на БПТ сдерживает рост сплошных рубок. Это способствует тому, что изъятие древесины сплошными рубками идет в медленном темпе, что приводит к некоторому росту лесной площади. Положительное влияние на этот процесс оказывает также хорошее естественное возобновление на вырубках, характерное для Байкальского региона [16].
Другим ключевым фактором воздействия на бюджет углерода в лесах являются лесные пожары. За последние десять лет (2007–2016 гг.) в лесах возникло 10822 лесных пожаров на площади 1797,6 тыс. га [6]. Пики крупных лесных пожаров приходились на 2003 г. (157,5 тыс. га), 2009 г. (242,4 тыс. га), 2012 г. (129,3 тыс. га). Самые масштабные пожары произошли в 2015 г. как по количеству (1574), так и по площади сгоревших лесов (890 тыс. га) за весь период наблюдения. Относительно катастрофических пожаров лета 2003, 2009 и 2015 гг. можно сказать, что причинами установления высокого уровня горимости лесов явилось наложение двух факторов: экстремальные погодные условия (отсутствие осадков и аномальная жара) и понижение водного уровня бассейна озера Байкал. В результате — ненакопление влаги в почве, соответственно, ускоренное высыхание напочвенного покрова и увеличение массы сухих горючих материалов в лесу [17]. Ухудшение ситуации с лесными пожарами связано, как с проблемами организации и финансирования охраны лесов, так и с глобальным изменением климата, влияющим на рост числа опасных гидрометеорологических явлений, к которым относятся периоды жаркой и засушливой погоды, создающей условия для катастрофических пожаров. По данным Росгидромета, за последние 15 лет число опасных гидрометеорологических явлений выросло в 2 раза [18].
С другой стороны, преобладание в возрастной структуре лесов молодняков и средневозрастных насаждений (вместе 51,2%) способствуют тому, что величина депонирования углерода лесами имеет высокие и относительно устойчивые значения. А наличие достаточного количества в лесном фонде спелых и перестойных насаждений (более 38%) снижает величину депонирования углерода, поскольку по оценкам специалистов, спелые и перестойные древостои всех пород считаются наименее производительными, так как дают минимум прироста древесины, а значит, и фитомассы как аккумулятора углерода [19].
Таким образом, величина углеродного бюджета в лесах республики зависит от интенсивности деструктивных нарушений (лесозаготовки, лесные пожары) и текущей возрастной структуры лесов, поскольку поглощение углерода лесами характеризуется относительной стабильностью. Несмотря на уменьшение стока углерода леса, лесной сектор Бурятии вносит позитивный вклад в сохранение глобального климата. Ежегодно леса РБ в среднем выводят из атмосферы 1,33 Мт углерода, в пересчете на углекислый газ — 4,87 Мт. При оценке вклада лесов в изменение концентрации углекислого газа в атмосфере используется подход, применяемый при характеристике национальных выбросов ПГ в рамках системы РКИК ОНН.
Заключение. Результаты исследования инструментов и эколого-экономических показателей измерения вклада лесного сектора Республики Бурятия в развитие низкоуглеродной экологически благоприятной экономики свидетельствуют о необходимости формирования комплексных производств на принципах организации замкнутого цикла, которые могут стать драйвером развития перспективных «зеленых» технологий по безотходной переработке древесного сырья. Крупным лесным компаниям под силу решать масштабные проекты в лесной отрасли, стать проводником современных инструментов управления, таких как сертификация лесов, модернизация производства, инвестиции в развитие «зеленых» технологий рубок леса, производство «зеленых» продуктов, Инвестиционная привлекательность таких комплексов во многом зависит от производств, которые могут развиваться на территории региона. Такие комплексы способствуют не только ресурсосбережению, но и созданию новых инновационных рабочих мест, комфортной деловой среды, увеличению налоговых поступлений в бюджеты всех уровней.
Результаты анализа углеродного бюджета показали, что леса Бурятии обладают большим потенциалом в поглощении (депонировании) углерода. В перспективе увеличение объемов лесозаготовок, усиление пожарного воздействия на леса неизбежно может привести к увеличению эмиссии углерода в атмосферу. Поэтому необходимы дополнительные меры по совершенствованию управления лесами и лесопользованием, направленные на активизацию профилактики и борьбы с лесными пожарами, изменение технологий и режимов лесопользования, оптимизацию возрастной структуры лесов, облесение вышедших из оборота сельскохозяйственных земель, защитное лесоразведение в аридных районах и т.д.
Созданные условия в системе управления лесами и лесопользованием на БПТ благоприятствуют внедрению принципов «зеленой» экономики в лесохозяйственную практику Бурятии. Такого рода «преимущества» региона должны быть реализованы в стратегической перспективе.


Литература
1. ЮНЕП. Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности — обобщающий доклад для представителей властных структур, 2011 г. URL: www.unep.org/greeneconomy (дата обращения: 22.02.2018)
2. Рованиемийский План действий для лесного сектора в условиях развития «зеленой» экономики. ООН Женева, 2014. UPL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/timber/publications/SP35R.pdf (дата обращения: 22.02.2018)
3. Измерение вклада лесного сектора в развитие «зеленой» экономики и представление соответствующей информации // Комитет по лесам и лесной отрасли ЕЭК ООН. — Казань, 2014. URL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/timber/efsos/general/ECE_TIM_2014_5.pdf (дата обращения: 22.02.2018)
4. Князева Г.А., Курушева Н.Ю. Переход к «зеленой».экономике на примере инновационного развития регионального лесного комплекса // Вестник СПбГУ. Сер. 5. Экономика. — 2016. — Вып. 2. — С. 119–141.
5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018: Р32 Стат. сб. / Росстат. — М., 2018. — 1162 с.
6. Постановление от 56.10.2017 № 567 «О внесении изменений в постановление Правительства Республики Бурятия от 31 декабря 2008 года № 608 «Об утверждении Лесного плана Республики Бурятия». URL: http://www.alh-rb.ru /documents/section.php?SECTION_ID=90 (дата обращения: 12.02.2019)
7. Промышленное производство: Основные итоги деятельности за 2016 год. Статистический бюллетень / Бурятстат. — Улан-Удэ, 2017. — 37 с.
8. Внешняя торговля субъектов РФ СФО. Республика Бурятия // Сибирское таможенное управление: офиц. сайт. — URL: http://stu.customs.ru/index.php?option=com_content&view=category&id=185&Itemid=260 (дата обращения: 12.02.2019)
9. Пунцукова С.Д. Формирование экономического механизма устойчивого лесопользования в регионах с экологическими ограничениями. — Новосибирск: Наука, 2012. — 264 с.
10. Постановление Правительства РФ от 30.08.2001 г. № 643 (ред. от 26.03.2018 г.) «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории». URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips /? docbody = & nd = 102072593 (дата обращения: 12.02.2019)
11. Федеральный закон «Об охране озера Байкал» от 01.01.1999 № 94-ФЗ (с изменениями от 28 июня 2014 г.). URL: http://docs.cntd.ru/document/901732256 (дата обращения: 12.02.2019)
12. Научный отчет «Научное обоснование экологической допустимости размещения объектов хозяйственной и иных видов деятельности в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ)» в реализации ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы». — Улан-Удэ: БИП СО РАН, 2016.
13. Decoupling natural resource use and environmental impacts from economic growth. UNEP, 2011. URL: http://www.gci.org.uk/Documents/Decoupling_Report_English.pdf (дата обращения: 10.12.2018)
14. Замолодчиков Д.Г., Грабовский В.И., Краев Г.Н. Региональная оценка бюджета углерода лесов (РОБУЛ). Версия 1.1. М.: ЦЭПЛ РАН, 2011. URL: www.cepl.rssi.ru/regional.htm (дата обращения: 10.05.2018)
15. Национальный доклад о кадастре антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов, не регулируемых Монреальским протоколом, за 1990–2015 гг. / Росгидромет. — М., 2017. Т.1. 471 с. Т. 2. 114 с.
16. Бурятия: концептуальные основы стратегии устойчивого развития /Под ред. Л.В. Потапова, К.Ш. Шагжиева, А.А. Варламова. М.: Круглый год, 2000. — 512 с.
17. Тулохонов А.К., Пунцукова С.Д. Лесные пожары в Республике Бурятия в условиях изменения климата // Общество: политика, экономика, право. — 2016. — № 3. — С. 72–78.
18. Доклад об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2009 г. — М., 2010. Росгидромет URL: www.meteorf.ru (дата обращения: 09.12.2015)
19. Кобак К.И., Кукуев Ю.А., Трейфельд Р.Ф. Роль лесов в изменении содержания углерода в атмосфере // Лесное хозяй­ство. — 2001. — № 2. — С. 43–45.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия