Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Евразийская экономическая комиссия заинтересована в сотрудничестве с аналитическими центрами
Выступление Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Т.С. Саркисянана пленарном заседании Первого Евразийского аналитического форума «ЕАЭС: опыт, проблемы, приоритеты развития и безопасности»
14 ноября 2019 года

Уважаемые участники Первого Евразийского аналитиче­ского форума, уважаемые организаторы! От имени Коллегии Евразийского экономического союза хочу вас поприветствовать и пожелать плодотворной работы.
Мы сильно заинтересованы в сотрудничестве с аналитическими инициативами. И при принятии наших решений, безусловно, роль аналитиков имеет важнейшее значение особенно в современном мире, когда все быстро меняется. Когда необходимо не только принимать регулятивные нормативные акты, исходя из наших планов, но и исходя из того, что в мире происходят серьезные фундаментальные сдвиги и мы не имеем права ошибаться при принятии наших решений. И с этой точки зрения, конечно же, сотрудничество с вами для нас имеет важнейшее значение. Поэтому мы всегда готовы поддерживать любые инициативы, которые вы будете выдвигать, будучи уверенными, что это будет помогать нам в принятии качественных и важных решений.
Я бы хотел с вами поделиться некоторыми соображениями, которые, мне кажется, будут важны с точки зрения выстраивания нашего сотрудничества.
Первый тезис заключается в следующем. Связь с наукой необходима потому, что, как говорил великий Кейнс, наука помогает предугадывать на базе выявления закономерностей развития. И с этой точки зрения, исследования закономерностей формирования региональных экономических объединений имеет первостепенное значение. Это — такой глобальный тренд, который начался в середине прошлого века. На сегодняшний день в мире насчитывается порядка 50 региональных экономических объединений, каждое из них выбирает свою форму, свое содержание, в соответствии с теми задачами, которые стоят перед входящими в них странами.
Недавно мы были на сочинском форуме Россия — Африка, где африканский союз был представлен не только 55 руководителями государств, но и восемью региональными африканскими объединениями, которые имеют разную глубину интеграции, вплоть до введения единой валюты. В прошлом году 55 африканских стран подписали соглашение о формировании зоны свободной торговли. Пять лет работы дали свой результат. Но, одновременно то, что такие разные страны, которые имеют серьезные внутренние конфликты, объединились, свидетельствует о том, что региональные экономические объединения не имеют альтернативы, если вы хотите выстроить эффективно хозяйство на подконтрольной территории. И с этой точки зрения, конечно же, будет и определенная конкуренция: кто найдет более эффективные способы взаимодействия в рамках региональных объединений.
Евразийский экономический союз является вторым по глубине интеграции после Европейского союза. Наше отличие заключается в том, что мы являемся чисто экономическим объединением. В нашей повестке нет никаких политических вопросов, а также из нашего договора выпал важный раздел о гуманитарном сотрудничестве, в том числе и сотрудничестве в сфере образования, культуры и спорта. Мы, безусловно, надеемся, что аналитики, которые разрабатывают стратегии развития экономического объединения, смогут выступать с инициативными предложениями: как углублять наше сотрудничество. В том числе, нам необходимы серьезные теоретические аргументы, которые помогли бы нам наладить взаимопонимание между пятью нашими странами. Интересно, что африканский союз разработал стратегию развития до 2063 года. Это поразительно, потому что мы с вами сегодня говорим лишь о развитии на 5 лет.
С этой точки зрения, диалог, который начали представители Российской академии наук, позволяет нам сделать вывод: среди научных сообществ уже есть консенсус относительно того, что необходимо восстанавливать стратегические документы, разработку стратегических документов минимум на 25 лет. Начиная с прогноза научно-технического прогресса на 25 лет, со стратегических планов развития социально- экономического комплекса развития стран на 25 лет. И эти фундаментальные документы должны лежать в основе разработки уже более конкретных программных документов на пятилетие.
И мы договорились с Академией наук, что начинаем этот диалог с Евразийской экономической комиссией, которая — наднациональный орган, с тем, чтобы при разработке таких стратегических документов учитывались бы и те реалии, которые есть в Евразийском экономическом пространстве. А именно то, что национальные правительства часть своих полномочий уже передали на наднациональный уровень. Это означает, что все вопросы, связанные с таможенным регулированием, с техническим регулированием, с осуществлением внешнеэкономической деятельности, с формированием зон свободной торговли — все эти полномочия на наднациональный уровень уже переданы. Это означает, что национальные правительства не могут от имени своих государств вести переговоры и здесь уже необходимо, чтобы страны ставили задачи перед наднациональными органами на 25 лет минимум. Если они для себя будут разрабатывать такие стратегические документы, то они не будут оторваны от стратегии развития регионального экономического объединения.
Второй тезис заключается в том, что мир, в котором мы живем, усложняется. И это усложнение происходит изо дня в день. Усложнение означает появление новых форм взаимодействия, появление содержательно нового взаимодействия, новых взаимоотношений, которых раньше не было. Сложность еще заключается в том, что все эти процессы ускоряются и, с точки зрения выработки стратегии, появляются сложности именно для академических кругов. Для научного сообщества, именно с точки зрения концепции Кейнса, относительно того, чему должна служить наука. Это выявление закономерностей. Да, а когда мир меняется очень быстро и сокращаются по времени технологические циклы, выявлять закономерности становится сложно, потому что вы приобщаетесь к какому-то новому феномену. А через 2–3 года появляется абсолютно новые явления, которых раньше и не было. Выявлять новые закономерности становится очень сложно. А если сюда добавить еще и гипотезу «черных лебедей» о том, что всегда внезапно появляются неожиданные решения, то можно понять, насколько сложно говорить о развитии на 25 лет вперёд. Но, тем не менее, без выстраивания таких стратегических документов нам будет очень сложно продвигаться в будущее.
Третий тезис заключается в том, что, к сожалению, в сегодняшней системе управления наука, аналитические центры не вписаны в процедуры принятия решений. И мне кажется, что мы с вами должны сформировать новую культуру, суть которой заключается в том, что без предварительного обсуждения вопросов с аналитическими центрами, с учебными центрами, принимать стратегические документы нельзя.
Почему это важно?
Во-первых, у вас появляются обязательства потому, что вы видите, что ваши продукты востребованы со стороны тех органов, которые принимают решения. И это означает, что вы будете подключены ко всем работам, которые мы осуществляем. То есть вы должны иметь объективную информацию от первоисточника, какими проблемами мы заняты, какие вопросы у нас в повестке, какие дискуссии идут между странами. И вы должны быть вовлечены в эти процессы. Тогда наука не будет оторвана от практики.
Эту культуру мы должны сформировать вместе с вами в декабре. 20 декабря будет заседание Высшего совета, где встретятся главы государств и будут обсуждать стратегии развития Евразийского экономического союза на 5 лет. Это такой основополагающий документ, вокруг которого идёт острая дискуссия. И вы обязательно должны знать, какие аргументы звучат в пользу того или иного тезиса. Какие существуют проблемные вопросы, относительно которых мы пока не можем прийти к согласию, исходя из того, что есть различные объективные и субъективные причины. Без вовлечения в эту конкретику вам очень сложно быть полезными в принятии решений.
Из-за того, что вы не вовлечены в этот процесс, появляется разрыв. С одной стороны, мы, когда принимаем решение, то существующие научные разработки нам не интересны. А, с другой стороны, оторванность от практической стороны не позволяет научному сообществу более конкретно представлять себе проблематику, которой мы занимаемся. Очень часто это связано также с тем, что мы не хотим наши проблемные вопросы делать предметом обсуждения в широких кругах. Поэтому форматы, которые сегодня приняты, которые практикуется, в том числе и в развитых странах, на самом деле они способствуют принятию грамотных политических решений.
Ещё один тезис заключается в следующем. У нас в Коллегии ЕЭК сформировалась практика по проведению научно-исследовательских работ. Каждый год у нас в бюджете выделяется определенная сумма на проведение научных исследований и ведущие вузы принимают участие в этих тендерах. Это помогает создавать очень важную ауру сотрудничества Коллегии и научного сообщества. Десятки институтов принимают участие в этих тендерах, которые направлены на решение той задачи, о которой я говорю. Буквально по всем сферам у нас есть научные разработки, начиная, скажем, с транспортного раздела, транспортные коммуникации. Заканчивая ведением переговоров о формировании зон свободной торговли.
Второе направление нашей деятельности — это сотрудничество с университетами, которые готовят студентов, аспирантов. Мы выбрали в нем стратегических партнеров во всех регионах наших пяти государств, с которыми поддерживаем постоянные связи. Это и приглашение их на аналитическую сессию, которая проходит у нас уже 5 лет при Председателе Коллегии. Ежеквартально мы собираем аналитическую сессию ведущих специалистов, которые занимаются евразийской тематикой и с которыми мы выстраиваем диалог. Они представляют итоги своих работ, а также отвечает на вопросы, которые для нашей дискуссии формирует Коллегия.
Следующая проблема, которая как нам кажется, требует нашего вмешательства. Я приведу несколько примеров, где нам совместно с вами необходимо вырабатывать общие подходы. Концепция разделения ветвей власти. Здесь есть еще огромное количество нерешенных вопросов. В частности, с каким вопросом мы сталкиваемся, когда появляется наднациональный орган и необходимо уже проводить какие-то общие линии? Разграничение прав, полномочий, обязанностей и ответственности.
Вы знаете, что у нас действует в рамках Евразийского союза Евразийский экономический суд, который принимает дела, как от бизнеса, так и от стран. Такие разбирательства помогают нам, с одной стороны, правильно интерпретировать нормы, которые существуют в союзном договоре. И, с другой стороны, развивать нашу регуляторику в правильном направлении, чтобы юридически грамотно все толковалось. Конечно, существуют разночтения в спорах между хозяйствующими субъектами, где на основе союзного права суд либо принимает свои решения, либо дает рекомендации. И с этой точки зрения у нас возникают проблемы, потому что в Союзном договоре нет четко расписанных норм о том, что происходит, если решения, которые принимает евразийский суд будут противоречить решениям, которые принимают национальные суды. На этот вопрос Союзный договор не отвечает и у нас есть такие казусные ситуации, когда не понятно, чем руководствоваться исполнителям решений суда.
Есть вторая проблема, связанная с решениями судебных инстанций: где заканчиваются полномочия суда? Если мы говорим о том, что должно быть разделение трёх ветвей власти, то это означает, что и в судебных инстанциях существуют такие ограничения, за рамки которых они не должны выходить.
Например, Евразийский экономический суд принял решение относительно того, как классифицировать те или иные товары в соответствии с таможенными кодами внешнеэкономической деятельности. В то время как это является абсолютным полномочием наднационального органа. Наднациональный орган по определенной товарной группе принял решение на основе аналитической работы, которую мы проводили на основе международной практики, на основе рекомендации международного таможенного комитета, так, как эта группа товаров классифицируется. Хозяйствующий субъект, которому эта классификация не понравилась в связи с тем, что ему надо было при ввозе в Евразийский союз определенного оборудования платить таможенную пошлину, обратился в суд с требованием, чтобы это товарная группа классифицировалась по другой категории, которая предполагала нулевую ставку таможенной пошлины. И суд, игнорируя наши полномочия и наше решение, принял решение в защиту позиций хозяйствующего субъекта.
И теперь встает вопрос: имеет ли право суд принимать подобные решения?
Этот вопрос также относится и к такой сфере как банковская деятельность. Предположим, центральный банк принимает решение о том, что по объективным показателям тот или иной банк обанкротился и на основе этого центральный банк принимает решение о том, что необходимо отозвать лицензию банка. Имеет ли право суд принимать решение о том, что банк должен продолжать действовать? И здесь нам необходима ваша помощь, нам необходимо ваше научное обоснование того, где же заканчиваются полномочия суда, где суд должен учитывать только лишь процессуальные нормы, выдержанные они или, нет. С учетом всех ли объективных процедур, которые существуют, исполнительная власть принимала решения? При этом суд не вмешивался бы в содержательный характер этих решений, руководствуясь только процессуальными нормами. Здесь ваша помощь для нас будет очень иметь важное значение.
Следующая проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что мы объединяем страны, которые имеют разный уровень валового национального продукта на душу населения, имеют на своей территории разный уровень социально-экономического развития, разную численность населения. Это означает, что на повестке дня наших национальных правительств стоят разные вопросы, разные приоритеты и очень часто по объективным причинам существуют даже разные подходы к решению той или иной проблемы.
Здесь также необходимо, чтобы по конкретным вопросам, которые становятся предметом дискуссии, научные сообщества были бы подключены к принятию решений.
В частности, я могу привести пример формирования общего рынка алкогольной продукции, табачных изделий, где, как вы знаете, применяются акцизные налоги. Гармонизация законодательства в этой сфере имеет принципиально важное значение для того, чтобы мы смогли сформировать общий рынок. Потому что, если мы применяем разные акцизы, стоимость этих товаров резко разнится. А это создает благоприятные условия для теневого потока из стран, где есть дешевые сигареты или алкоголь в страны, где цены на эти товары высокие. И так как существуют серьезные расхождения, то появляется и сильная мотивация на этом заработать большие деньги. Как осуществлять гармонизацию в условиях разных уровней социально-экономического развития, потому что цены на алкоголь, на табачные изделия — это достаточно чувствительные товарные группы.
Понятно, что национальные правительства идут на поднятие акцизов с не очень-то большим желанием, потому что это вызывает всегда социальную напряженность в странах. И здесь тоже подключение научного сообщества к разработке подхода к гармонизации может нам сильно помочь.
Третья проблематика, которая стоит перед нами, заключается в том, как мы будем углублять нашу интеграцию с точки зрения полномочий, которые передаются на наднациональный уровень.
Все время мы получаем от наших национальных правительств замечания, что мы предлагаем решения, которые выходят за рамки наднационального органа, что мы злоупотребляем нашим положением и вмешиваемся в вопросы, которые находятся в компетенции национальных правительств, что мы нарушаем основополагающий принцип — суверенитет государств, которые входят в Евразийский экономический союз.
С другой стороны, мы видим, что существует определенная асимметрия между задачами, которые отнесены к наднациональному уровню, и полномочиями. То есть, на каждой встрече премьер министров или президентов наших стран мы обсуждаем вопросы барьеров, которые существуют при формировании свободных рынков; барьеры, которые не позволяют товарам или услугам свободно перемещаться по всему Евразийскому экономическому союзу. К Коллегии предъявляются требования, чтобы мы предприняли решительные шаги по устранению барьеров и снятию ограничений, которые встречаются на нашем общем рынке.
Однако, когда мы выступаем с такими инициативами, мы получаем очень жесткий отпор со стороны национальных правительств, относительно того, что мы своим решением определяем барьеры, которые они обязаны устранить, как препятствия свободному перемещению товаров.
Здесь мы сталкиваемся с этакой асимметрией, что национальные органы не уполномочены принимать решения по снятию таких барьеров или принимать решения, которые были бы обязательными для национальных правительств, чтобы четыре свободы, которое мы декларируем в нашем союзном договоре, были бы в полной мере реализованы. Здесь нам тоже необходима поддержка аналитического сообщества с точки зрения обеспечения равновесия между задачами, которые стоят перед нами, и полномочиями, которые переданы нам наднациональным органом.
Понятно, что на первом этапе формирования Евразийского экономического союза, а мы очень молодое объединение — отмечаем сегодня наше пятилетие, был определенный элемент недоверия: как же этот наднациональный орган будет работать. Мы и без того наднациональным органам передали очень много полномочий и надо посмотреть, как это все будет реализовано.
Первые 5 лет работы свидетельствуют о том, что наш Союз состоялся и наднациональный орган состоялся. Уже национальные правительства четко и ясно себе представляют, как принимаются решения на наднациональном уровне. И мне кажется, на втором этапе развития нашего интеграционного проекта требуется, чтобы были пересмотрены те полномочия, которые переданы на наднациональный уровень. Союз надо укреплять именно с наднациональным органом. Мне кажется, это будет связано с тем, насколько успешным будет наш проект и насколько успешно наша интеграция будет продвигаться вперед.
Я хочу отметить, что в сфере, в которой эти полномочия нам переданы, мы, в частности, ведем переговоры по формированию зон свободной торговли. За эти 5 лет мы проделали огромную работу и авторитет нашей международной организации укрепился. Об этом свидетельствует то, что несколько десятков стран и региональных объединений хотят с нами сотрудничать. Мы получаем от них официальные уведомления и предложения о том, что они хотят заключить с нами договора о формировании зон свободной торговли или подписать меморандум о сотрудничестве. Потому что есть, с одной стороны, понимание того, что наднациональный орган состоялся, а, с другой стороны, есть экономический интерес к сотрудничеству с таким обширным и серьезным экономическим объединением.
Хочу сказать, что был определенный скепсис по отношению нашего проекта, что он является политическим проектом, что это проект Кремля по восстановлению Советского Союза. И звучала такая критика, особенно когда наш союз формировался. Я могу отметить, что в течение этих 5 лет наше объединение доказало несостоятельность всех этих утверждений и их политической подоплеки, почему это делалось и почему это говорилось. Итоги 5 лет свидетельствует о том, что такая критика не имела никаких объективных аргументов. Об этом также свидетельствует то обстоятельство, что нам удалось наладить диалог с Европейской экономической комиссией.
В частности, 2 года тому назад, ОБСЕ, куда я был приглашен выступить с официальным докладом о том, как работает Евразийская экономическая комиссия, сделало заявление на Европейской комиссии о начале технического диалога. Сегодня этот технический диалог с Европейским союзом состоялся. Мы работаем с европейскими комиссарами. Наши министры периодически проводят соответствующие консультации. Мы работаем с бизнес ассоциациями Европейского союза и уже очевидно нашим европейским коллегам, что без подобного диалога невозможно создавать благоприятные условия, в том числе для европейского бизнеса. Потому что он имеет интерес ко всему нашему Евразийскому пространству, на котором европейцы хотят осуществлять свою деятельность. Они руководствуются нашими техническими регламентами, нашим таможенным регулированием и, безусловно, это сотрудничество необходимо для взаимовыгодного взаимодействия.
Уважаемые коллеги, в заключение я бы хотел выразить надежду, что наше сотрудничество тоже будет углубляться. Мы приглашаем вас в Евразийскую экономическую комиссию на выстраивание диалога. Хочу вас заверить, что мы в этом заинтересованы, открыты для вас, готовы вас подключить к нашим проектам, если это является предметом вашего исследования и будем создавать для вас все условия, чтобы вы бы могли бы свою научную, исследовательскую, аналитическую работу проводить и получать необходимую вам информацию из нашей Комиссии.
Огромное вам спасибо за эту возможность.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия