Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Конвергентный дискурс интеграции
Из научного доклада авторского коллектива под научной редакцией доктора экономических наук, профессора МГИМО(У) МИД РФ, МГУ им. М.В. Ломоносова А.И. Агеева, представленного к обсуждению на Первом Евразийском аналитическом форуме

Президенты государств — членов ЕАЭС решением Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 г. № 28 согласовали векторы экономического развития ЕАЭС до 2030 г. Основная цель экономического развития ЕАЭС — обеспечить должное качество и устойчивость экономического роста государств — членов ЕАЭС в результате интеграции. Для достижения этой цели решаются задачи по повышению устойчивости и конкурентоспособности экономик государств-членов; формированию дополнительных источников экономического развития; повышению взаимной открытости и значимости экономик государств-членов посредством устранения барьеров для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы; усилению позиций государств-членов на рынке третьих стран и в международных организациях.
Совершенствование структуры экономик государств-членов направлено на освоение новых сегментов рынка за счет использования лучших практик регулирования для повы­шения конкурентоспособности продукции и услуг.
Сейчас структура Евразийского экономического союза пока еще не отвечает требованиям полноценного воспроизводственного цикла. Речь идет не только об его асимметричности, когда удельный вес российской экономики в ВВП ЕАЭС составляет 87%, но и о том, что основу структуры ЕАЭС составляет добывающая промышленность и отрасли первичной обработки. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП ЕАЭС по добавленной стоимости едва превышает 12%. Такая структура характеризуется низким уровнем межотраслевой кооперации стран, низким уровнем взаимной торговли товарами (14,5%).
В отсутствие должной скоординированности планов развития стран ЕАЭС предпринимаются автономные шаги по формированию воспроизводственных цепочек вне контура ЕАЭС. Так, в марте 2018 г. состоялся консультативный саммит 5 государств Центральной Азии в Астане по инициативе Казахстана и Узбекистана. На нем была отмечена острая необходимость углубления сотрудничества для повышения региональной безопасности. С принятием новой стратегии Узбекистана, нацеленной на налаживание связей с соседями по региону, удалось существенно сгладить ряд проблем — от демаркации границ до строительства высокогорных ГЭС. В перспективе можно ожидать усиления вза­имных экономических связей в Центрально-Азиатском регионе, включая формирование нового интеграционного объединения. Нельзя не видеть, что отчасти такие действия восполняют лакуны производственно-сбытовой кооперации, образовавшиеся после распада целостной хозяйственного системы СССР, а также стремятся учитывать новые реалии кооперации в условиях глобализации.
В мировой практике интеграции используются различные отраслевые модели сотрудничества, способствующие конвергентной сборке экономик:
– совместное развитие системообразующих отраслей экономики;
– развитие отраслей, представляющих интерес для всех стран;
– совместное развитие взаимодополняемых отраслей;
– совместное использование конкурентных преимуществ стран;
– совместное развитие импортозамещающих отраслей;
– совместное развитие инфраструктуры и др.
В реализацию моделей помимо органов государственной власти, ответственных за выработку долгосрочных приоритетов развития по определенному направлению, включа­ются бизнес-структуры государств-членов.
В формировании интеграционных оснований следует особо отметить роль экспертного сообщества, особенно в вопросах развития технологий стратегического планирования и проектирования развития, формирования нормативно-правовой базы на основе новейших информационно-коммуникационных технологий, управления интеллектуальной собственностью, образовательных проектах, управления объектами культурного наследия. Во всем этом требуется совместная многодисциплинарная и скоординированная работа экспертов из различных стран.
Бизнес-сообщество рассматривает интеграцию не только как способ расширить рынки сбыта своей продукции или новых поставщиков ресурсов. Интеграция позволяет отра­ботать на наднациональном уровне лучшие практики регулирования, повышения качества менеджмента, инициативы по увеличению социальной ответственности бизнеса, его транспаретности, обеспечения долгосрочного репутационного потенциала. Для бизнеса приоритетным является сокращение изъятий и ограничений, устранение барьеров для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей
В ЕАЭС определен набор ожиданий и разработан список первоочередных мероприятий, связанных, например, с таможенным регулированием, созданием объединенной транспортно-логистической компании; открытием совместных предприятий, особенно в приграничных областях; реализацией совместных инфраструктурных проектов; созданием экосистемы и цифровой платформы для высокоэффективной торговли и т.д..
Есть и очевидные слабости интеграционного процесса, среди которых — сравнительно низкий объем внешней и взаимной торговли стран-участниц; преобладание краткосрочных инвестиций в добывающие и сырьевые отрасли; деструктивное воздействие внешней мировой политической среды; высокий уровень инфляции, долларизация экономик,
разные режимы монетарной политики, высокая волатильность взаимных обменных курсов государств-членов; дифференциация доходов; неравенство возможностей доступа к качественному образованию, медицинскому обслуживанию; преимущественно топливно-сырьевая специализация экономик; отсутствие общей антисанкционной политики и т.п.
Указанные недостатки можно устранить или уменьшить, в частности, выравниванием условий хозяйствования в странах ЕАЭС и обеспечением эквивалентности товарообмена между ними по стоимости, а также снижением затрат на производство продукции. Осуществлять все это можно в рамках наднациональных проектов.
Выравниванию условий хозяйствования поспособствует унификация налогообложения. Для этого нужно будет повсеместно отказаться от налога с оборота, ошибочно именуемого почти во всех странах ЕАЭС как НДС, так как его использование ведет к многократному налогообложе­нию одних и тех же затрат и, соответственно, составляющих цен продукции. При этом в России осуществляется его взаимозачет при продаже продукции и приобретении ресурсов для ее производства, что является скрытой формой дотирования товаропроизводителей. А вместо ложного нужно будет ввести истинный НДС, в который входит и прибыль. Это позволит также увеличить доходы бюджетов стран и снизить налоговую нагрузку на население.
Для обеспечения большей объективности товарообмена между странами Союза по стоимости следует перейти к установлению курсов обмена национальных валют по парите­там их покупательных способностей — ППС для укрупненных групп промышленных видов продукции. Для частных лиц для расчетов наличными и по платежным картам при приобретении потребительских товаров и услуг курсы обмена валют могут устанавливаться по унифицированной в ЕАЭС корзине потребительских товаров согласно ее стоимости в национальных валютах соответствующих стран.
Снижению затрат на производство продукции и техногенных выбросов поспособствовало бы проведение в ЕАЭС единой энергетической политики, в частности, создание единого рынка электроэнергии. Для ликвидации злоупотребления генерирующими компаниями свободой цен, когда потребитель не может повлиять на их монополию в диктате цен, целесообразно будет из крупных потребителей создать компанию, которая будет совмещать функции оптового покупателя и розничного продавца электроэнергии. Такая политика, помимо энерго- и ресурсосбережения у потребителей энергоресурсов должна основываться на оптимизации себестоимости электроэнергии по критериям минимизации общесистемных затрат, включая удельные затраты условного топлива, с учетом сравнительного анализа различных способов производства и транспортировки электроэнергии, а также развития соответствующих систем и магистралей транспортировки газа и электроэнергии. Оптимизация себестоимости электроэнергии по указанным критериям должна обеспечиваться, в частности, за счет выбора более дешевого и надежного из альтернативных путей транспортировки газа или электроэнергии или их комбинаций и строительства газопроводов и/или линий электропередач.
Вместе с тем, даже при наличии перечисленных трудностей, современная евразийская интеграция уже приносит весомые макроэкономические выгоды членам союза. Весомы и ожидаемые выгоды. Так, совокупный макроэкономический эффект от устранения всех нетарифных препятствий может составить порядка 1,5% ВВП Союза. Интеграция способствует росту объемов взаимной внешней торговли, выравниванию уровней экономического развития и благосостояния, снижению цен и увеличению спроса на товары, а также стимулированию «здоровой» конкуренции на общем рынке ЕАЭС, повышению инвестиционной привлекательности стран-участниц.
Конвергентный интеграционный эффект может быть значительно усилен, если в повседневной интеграционной работе будут учтены не только экономические интересы и выгоды. Создание общественной ткани Евразийского экономического союза невозможно без вовлечения широкого круга граждан, развития института гражданского участия. Социальная база ЕАЭС должна постоянно воспроизводиться во всей ее многомерности. Необходимо развивать всю систему социальных отношений, формируя сплоченность и солидарность народов государств-членов Союза по всем жизненно важным вопросам. Позитивный интеграционный настрой населения стимулирует процесс модернизации в государствах-членах, способствует обеспечению стабильности социально-политической ситуации в каждой из стран, предупреждает дезинтегрирующие ЕАЭС риски. Социально-гуманитарная составляющая интеграции формирует фундаментальные как причины, так и следствия интеграции. «Дружба народов» была отнюдь не декларацией, но базировалась на всеобъемлющем и конструктивном взаимодействии народов одной страны, на совместном переживании триумфов и трагедий.
Евразийская интеграция в реальной повседневной жизни граждан проявляется в свободе доступа к образовательному пространству партнеров, взаимного согласования учебных программ и признания дипломов, условий регистрации и получения медицинской помощи, а также совместного понимания событий прошлого и образа будущего и т.д. Здесь многое сделано, но еще больше предстоит сделать для согласования и гармонизации социальных институтов и факторов социальной, духовной, этноконфессиональной идентичности.
Без усилий по гармонизации ансамбля ценностных основ бытия народов ЕАЭС есть опасность возникновения и экспансии альтернативных представлений об интеграции государств — членов ЕАЭС, выражающих взгляды групп, нацеленных на дезавуирование общественно-политического дискурса евразийской интеграции.
Потребность в социально-гуманитарном взаимодействии государств-членов возрастает в связи с ослаблением в последние 25–30 лет вертикального и горизонтального векторов консолидации народов, снижением эффективности микросоциальной солидарности, возникающей внутри сообществ и между сообществами. Это обусловлено слабой вертикальной и горизонтальной интегрированностью элит ЕАЭС, несогласованностью и внутренней противоречивостью их действий; уходом из жизни поколений — носителей общей истории народов СССР; тенденцией утраты интереса населения стран — членов ЕАЭС к общему прошлому постсоветского пространства; вхождением в жизнь новых поколений, которые не помнят СССР, не знают русского языка и не осознают необходимости интеграции. Свой вклад вносит и политика многих постсоветских государств по форсированному формированию новой идентичности, краеугольным камнем которой является подчеркнутый суверенитет новых государств и даже национализм.
Системных шагов по интеграции в социогуманитарной сфере не сделано. Существуют отдельные инициативы или декларации, не решающие этих задач. Государственная власть в государствах — членах ЕАЭС не в полной мере использовала свои ресурсы влияния на общественное мнение для формирования солидарности населения стран, входящих в состав Союза, а наднациональные органы ЕАЭС такого ресурса не имеют. Социальное взаимодействие и социально-гуманитарное сотрудничество государств-членов слабо акцентированы в нормативных актах, законах, договорах между участниками ЕАЭС. В Положении о Евразийской экономической комиссии социальная и гуманитарная сферы деятельности вообще не предусмотрены. Эти вопросы не рассматривались высшими органами ЕАЭС.
Важнейшим ресурсом формирования солидарности народов стран-членов Союза является сохранение общего культурно-исторического пространства, общей социальной памяти, традиций, поддержка русского языка, всего того, что способствует широкой и глубокой рефлексии интеграционных процессов, взаимопониманию различных социальных субъектов и обеспечивает связь поколений, включает человека, сообщества в деятельность систем общественного устройства.
Следует отметить особую роль в расширении поддержки Союза лидеров стран — членов ЕАЭС, управленческой и бизнес элиты. Важно работать над обновлением и консолидацией элит, их ориентацией на идеи евразийской интеграции, особенно в молодежной среде, где поддержка этой идеи ниже, нежели в старших группах, способствовать получению образования детьми лидеров стран — членов в России.
Необходимо формирование двойной идентичности, основанной на собственно национальной и общеевразийской, обеспечение сдвига в самосознании людей в сторону понимания ими своей исторически определенной функции в жизни органического целого — Евразии. Двойная идентичность является важнейшим условием жизнеспособности ев­разийской идеи, эффективности наднациональных институтов ЕАЭС, показателем успешности интеграционных процессов, результатом осознания себя его частью, придающим легитимность процессу евразийской интеграции. Она свидетельствует о готовности людей руководствоваться общими интересами, а не интересами отдельного государства, а также взаимопонимании между евразийскими нациями. Конечно, ожидать быстрого результата в ее формировании сложно. По данным «Евробарометра», в Европейском союзе, функционирующем с 1993 г., чистых европейцев всего 4%, ощущают себя и европейцами, и представителями определенной нации 8%, представителями определенной нации и европейцами — 45% и исключительно жителями своей страны — 41%.
Для выстраивания социально-гуманитарного взаимодействия необходимо создание социально-экономических и культурных условий для адаптации приезжих, развитие ме­ханизмов саморегулирования в области трудовой миграции. Вопрос миграции — важнейший вопрос формирования социальной базы интеграции. Приезжие из государств — членов ЕАЭС в любую из стран должны возвращаться домой с чувством удовлетворенности, с желанием вернуться. По мнениям тех, кто возвращается в государства-члены, складыва­ется представление о ЕАЭС, на основании их оценок формируется поддержка интеграционных процессов.
Конструирование социальной базы интеграционного процесса требует использования конкретных практик, средств, ресурсов. Очень важно задействовать конкретные способы социализационного процесса, интериоризации символического комплекса евразийской интеграции: поддержания идеологии евразийства, морально-этических норм, ритуалов, ценностей, практик, способствующих интеграции, объектов и событий, обладающих интеграционным потенциалом.
Для возрождения общего образовательного пространства, воспитания новых поколений в духе сотрудничества следует подумать об общих системах среднего образования, профессиональной подготовке кадров для единого рынка труда. Учитывая новые возможности Евразийского экономического союза и вектор движения рабочей силы в ЕАЭС, важно в рамках социальной политики провести дополнительные мероприятия с целью улучшения знания русского языка, усиления внимания к билингвальной языковой подготовке. Идеальным инструментом здесь могут стать совместные образовательные проекты, потенциал которых сегодня не используется или используется очень плохо. Результаты этих проектов будут полезны в долгосрочной перспективе и в политике, и в экономике. Необходимо создание дополнительных мест в общежитии, информирование возможных абитуриентов об образовательных квотах на бюджетные места в вузах ЕАЭС, единой инфраструктуры трудовой мобильности (единая база данных предприятий, специальностей, в которых нуждаются страны-члены, различных органов исполнительной власти города: налоговых органов, миграционных, социальных служб), что легко достижимо в условиях реализации проекта по формированию и развитию цифрового пространства Евразийского экономического союза.
Для развития горизонтальных связей между обществами, сообществами, группами, укрепления ядра общей культуры народов стран-членов, сохранения общей социальной памяти необходимы социальные программы многостороннего сотрудничества с учетом всего комплекса проблем, возможных направлений с использованием всего комплекса механизмов, которые будут оцениваться по единым для всех стран ЕАЭС показателям социальной эффективности интеграции. Нельзя признать удовлетворительной сложив­шуюся сегодня практику двустороннего сотрудничества на пространстве ЕАЭС в сфере культуры, науки. Она явно не достаточна. Социальная база — это понимание, а оно может быть выстроено только в ходе взаимодействия. Нужны контакты и сотрудничество во всех вышеназванных сферах и направленные на все возрастные группы населения, особенно средние когорты, которые наиболее критично оценивают результаты интеграционных процессов в ЕАЭС.
Важнейший инструмент конструирования социальной базы — единая для всех стран программа медийной поддержки проекта евразийской интеграции. Новые медиа прин­ципиально меняют восприятие социальной реальности, ландшафт человеческой памяти и особенности ее функционирования, а также под ее воздействием изменяются сами. Цифровые средства фиксирования реальности расширяют поле для манипуляций с действительностью и позволяют создавать новые синтетические формы памяти, основанные на возможностях новых технологий. Отсутствие у государств — членов ЕАЭС единой информационной политики, недостатки политико-гражданского дискурса с населением привели к слабой осведомленности населения о том, как идут интеграционные процессы в Евразийском экономическом союзе. Подавляющее большинство (82%) не знает, как работает регулирующий орган Евразийского экономического союза — Евразийская экономическая комиссия.
Информационная среда интеграции должна опираться на современные стратегии, институты и инструменты информационного продвижения идей, быть интересной и кон­курентоспособной, охватывать социальные сети, коммуникативные платформы, телевидение, а также гибридные форматы (исторические романы, мемуары, биографии-признания, фильмы и т.д.). Важную роль играет музеефикация прошлого как эстетическое направление реконструирования истории, формирующее «воображаемую» реальность, обладающее особыми выразительными средствами и открывающее большие возможности для драматизации, эмоционального участия, где через современные формы актуализации памяти, через «моделирование страданий и подвига» посетителя вовлекают в чувственный обмен между памятью и опытом, в эмоциональное сопереживание и идентификацию себя с его носителями.
ЕАЭС нуждается в поддержке научно-экспертного сообщества. Это важно для обеспечения полноты информации из разных источников при принятии регуляторами решений. Экспертное сообщество собирает и анализирует проблемы, которые по разным причинам могут не озвучиваться в официальной среде, обозначает нерешенные вопросы. Велика роль экспертного сообщества в восприятии населением тех или иных проблем.
Институционализация общего социально-гуманитарного и культурного пространства невозможна без определения субъекта управления или, как минимум, субъекта коорди­нации социально-гуманитарного взаимодействия всех стран-членов. Он может размещаться только на общей интеграционной площадке. Сегодня для решения задач углубления интеграционных процессов в ЕАЭС состав евразийских институтов не достаточен. Следуя интеграционной логике и практике — поэтапного усиления наднациональности, — не­обходимы расширение компетенций ЕЭК как наднационального органа, внесение изменений в структуру наднационального органа с учетом социальных и гуманитарных аспектов взаимодействия, передача ЕЭК полномочий по инициированию и принятию решений, полноценное бюджетное планирование всесторонней деятельности надна­ционального органа.
Целенаправленные усилия необходимы и по организации противодействия проявлениям дискриминации по признаку национальности и гражданства, в том числе на рынках труда. Для этого необходимо дальнейшее углубление нормативно-правовой базы единства рынков, свобод передвижения, трудоустройства, проживания и обучения на тер­ритории Союза. Отдельного внимания заслуживает дальнейшая проработка процедур взаимного межгосударственного признания профессиональных квалификаций и про­фессиональных стандартов.
Заслуживает уточнения и распространенная позиция о решающей роли НКО в укреплении культурного и гуманитарного межстранового сотрудничества в ЕАЭС. Реальные практики деятельности НКО, а также их господдержки свидетельствуют о далеко не всегда созидательном характере действий по расширению социальной базы евразийской интеграции.
Важную роль в развитии общекультурного информационного пространства играл проект «Интеграционный барометр Евразийского банка развития». Он решал задачи изуче­ния социально-культурных и экономических аспектов евразийской интеграции в динамике, отношения к интеграционным процессам населения постсоветских стран. К сожалению, было принято решение о завершении данного проекта. Между тем, наличие первичной системной и сопоставимой на длительном интервале информации и знаний об установках населения в отношении широкого круга вопросов интеграции является необходимым аргументом при подготовке и принятии решений, основой разработки социально-гуманитарных программ.


Перепечатано из: Евразийский экономический союз: опыт, проблемы, приоритеты развития и безопасности (К 5-летию образования): сборник документов. Москва, Общественная палата РФ, 14 ноября 2019 г. – Москва: РУДН, 2019. – 176 с. — С.36–49.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия