Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (13/14), 2005
К ОЦЕНКЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ В СТРАНАХ СНГ
Сигов И. И.
главный научный сотрудник Института
проблем региональной экономики РАН,
доктор экономических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ,
участник Великой Отечественной войны,
имеет правительственные награды


ЭКОНОМИКА В СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА

Исследование экономики предполагает, прежде всего, выявление ее места и роли в обществе и государстве. Однозначного понимания этой категории еще не сложилось. В экономической энциклопедии "Политическая экономия" (М., 1980 г.) она трактуется как:
1) совокупность производственных отношений общества, его экономический базис; 2) народное хозяйство страны; 3) отрасль науки, изучающая экономические отношения и включающая в себя политическую экономию и прочие экономические дисциплины. В этой трактовке заслуживает внимания разграничение понятия экономики как определенной реальности и как науки о ней. Вместе с тем нельзя не видеть, что первое определение не охватывает всего содержания экономики, включающей в себя не только производственные отношения, но и производительные силы. В этом отношении второе определение более точно, хотя и оно недостаточно широко, ибо хозяйство как таковое существовало еще до возникновения стран (государств).
С учетом сказанного реальную экономику более правильно трактовать как трудовую деятельность людей по созданию, распределению и обмену материальных и духовных благ, необходимых для удовлетворения потребностей каждого индивида и общества в целом. Эта деятельность немыслима без наличия производительных сил и экономических отношений как двух неразрывно связанных между собой частей (сторон) экономики. К производительным силам относятся люди, занятые в экономике (главная производительная сила), а также средства производства (предметы и средства труда). Экономические отношения как исторические формы существования производительных сил включают в себя: а) отношения совместной деятельности и обмена деятельностью, обусловленные кооперацией и разделением труда (именуемые обычно "формами производства"); б) отношения между людьми по поводу производимых благ ("формы собственности"); в) отношения между управляющими и управляемыми в экономике ("формы управления"). Как единство производительных сил и экономических отношений экономика всегда политична и идеологизирована, ибо в ней действуют люди со своими различными потребностями, интересами и целями.
Научную и практическую значимость имеет вопрос о месте и роли экономики в обществе. В "Философском энциклопедическом словаре" (М., 1993) общество определяется как обособившаяся от природы часть материального мира, представляющая собой исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей. В обществе необходимо различать: а) его субъектную (физическую) основу - совокупность людей, проживающих на определенной территории (население), и б) сумму всех отношений между индивидами, каждый из которых выступает как "совокупность общественных отношений", где ему определены различные социальные роли.
Поскольку экономические отношения составляют лишь часть общественных отношений, постольку экономика не исчерпывает содержания понятия "общество" (последнее включает в себя, помимо экономических, этнические, конфессиональные, половозрастные и прочие отношения). Вместе с тем именно экономика определяет развитие общества и типологию его исторических типов. При этом одни авторы различают типы общества по специфике их экономических отношений, прежде всего форм собственности на средства производства. Соответственно различаются первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая (социалистическая) общественно-экономические формации. В 60-80 гг. XX в. марксистской концепции общественно-экономических формаций была противопоставлена теория поступательного развития человечества, исходящая по существу из разграничения этапов развития производительных сил и разделения труда в обществе. По мнению ее авторов (в частности, Д. Белла, О. Тоффлера, З. Бжезинского и др.), периодизация истории включает в себя четыре последовательные стадии: примитивно-потребительскую, аграрную, индустриальную и постиндустриальную (именуемую в различных работах также как "сверхиндустриальное", "технотронное", "информационное" общество). В основу этой периодизации положен технологический уровень развития экономики и непосредственно связанное с ним отраслевое и профессиональное разделение труда. В то же время отношениям собственности на средства производства отводится второстепенная, побочная роль.
Формирование информационного общества характеризуется в современных развитых странах как:
- повышение удельного веса высокотехнологичного, наукоемкого сектора экономики;
- развитие информационной инфраструктуры, инфокоммуникационных технологий, особенно Интернета, широкое использование персональных компьютеров;
- формирование информационного рынка (информационного продукта как товара) наряду с рынком труда, капитала и природных ресурсов;
- развитие электронной торговли, связанной с совершенно новыми системами платежей и появлением электронных денег;
- рост численности занятых в науке и образовании и инвестиций в сектор знаний, развитие дистанционного образования, возникновение условий для изменения характера взаимодействия между населением и властью, формирования так называемого "электронного правительства".
Вместе с тем возникают угрозы информационного терроризма, нового вида отчуждения людей (человек становится "рабом" виртуального пространства, вырванным из контекста реальных общественных связей).
При оценке различных подходов к классификации стадий общественного развития нельзя не видеть, что их специфику определяют господствующие формы собственности на средства производства, обусловливающие социальную структуру общества, его политический строй и те или иные духовные ценности.
Так, в период недавнего противостояния двух мировых систем страны делились не по уровню достигнутых в них производительных сил и структуре экономики, а по их социально-экономическому и политическому устройству, обусловленному господствующими формами собственности на средства производства.
В последние годы широкое распространение в российской публицистике и научных работах получило понятие "гражданское общество" как своего рода идеал демократического общества. Однако оно рассматривается в основном в контексте противопоставления его государству, обоснования невмешательства последнего в экономику. Это проявилось, в частности, на форуме "Гражданское общество в России как демократический проект". Вот основные трактовки этой категории:
- общество, автономное от государства, в котором граждане осознают себя в качестве автономных, свободных и наделенных правами личностей;
- самоорганизующаяся система, динамичная и открытая;
- общество, где критерием социальной ценности индивидуума выступает его состояние;
- базовые условия - рыночные отношения, правовое государство, идеология либерализма, средний класс;
- система негосударственных, социальных и культурных ассоциаций, институтов и движений.
Обычно утверждается, что одна из главных черт гражданского общества - это центральная роль в нем свободного гражданина с состоянием (курсив мой, - И.С.) как "оси", вокруг которой вращается в этом обществе вся жизнь. Это общество, в котором, по Гегелю, "каждый сам для себя цель, остальные для него ничто". Такое общество ничего общего с демократическим не имеет, ибо народ - это не только совокупность индивидов с состоянием. Альтернативой ему выступает гражданственное общество, в котором главной ипостасью индивида выступает ипостась гражданина по сравнению со всеми другими ипостасями, характеризующими его социальное положение в обществе (наемного работника, предпринимателя, менеджера и т. д.). Если люди в ипостаси субъектов тех или иных профессиональных и территориальных общностей, этнических и конфессиональных сообществ, социальных слоев и родственных кланов дифференцируют общество, то в ипостаси граждан государства они интегрируют его в единую целостность. В таком обществе права граждан соразмерны с их обязанностями, политика обеспечивает социальную справедливость, отсутствует противопоставление формул "граждане для государства" или "государство для граждан". Именно формирование такого общества в России выступает условием ее успешного развития.
Что же такое государство и как оно соотносится с обществом? В юридическом энциклопедическом словаре (М., 1984) оно определяется как публичная политическая власть, распространяющаяся на все общество, выступающая его внешним представителем и опирающаяся в необходимых случаях на средства и меры принуждения. Будучи орудием осуществления интересов и воли господствующего в обществе класса, государство в то же время оказывает воздействие на все общество в целом, берет на себя решение общих вопросов, принимает меры к воссозданию таких условий, которые делают общество способным существовать как цельный социальный организм. К. Маркс выделял в деятельности государства своего времени выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и специфических функций, вытекающих из противоположности между правительством и народными массами. Государства различаются по формам правления (например, монархия, республика) и по формам государственного устройства (унитарное государство, федерация, конфедерация).
В энциклопедическом социологическом словаре (Институт социально-политических исследований РАН, 1995) государство трактуется как политическая форма организации жизни общества, складывающаяся в результате возникновения и деятельности публичной власти - особой управляющей системы, руководящей основными сферами общественной жизни и опирающейся в случае необходимости на силу принуждения. К основным его признакам отнесены: 1) наличие особой системы органов и учреждений, образующих в совокупности механизм государства (специфическое место в этом механизме занимает аппарат принуждения - армия, полиция и т.п.); 2) наличие права, т.е. обязательных правил поведения, установленных или санкционированных государством; 3) наличие определенной территории, пределами которой ограничена данная государственная власть. Государство обусловлено, в конечном счете, характером производственных отношений и способом производства в целом, является надстройкой над экономическим базисом, по отношению к которому обладает относительной самостоятельностью. Оно может способствовать развитию общественных отношений или, наоборот, тормозить его. К типологическим характеристикам государства, помимо форм правления и форм государственного территориального устройства, добавлено разграничение стран по политическому режиму (демократическое, авторитарное).
Как видно из приведенных трактовок, государство определяется и как политическая власть, и как политическая форма организации общества (более широкая и правильная трактовка, при которой власть выступает лишь одним из компонентов государства, наряду с определенной территорией). Наряду с этими двумя компонентами в научной литературе выделяют еще один - народ (население). Однако приведенные определения сущности и компонентов государства нельзя признать исчерпывающими и бесспорными. Вряд ли правомерно рассмотрение его как "надстройки" над экономическим базисом общества, ибо оно все более становится субъектом хозяйственной деятельности, включающей в себя особый государственный сектор экономики. Ближе к истине понимание государства как высшей формы организации общества, охватывающей народ, территорию и власть. Вместе с тем ни одно государство не может существовать без хозяйственной деятельности людей (экономики), составляющей его необходимый четвертый элемент.
Таким образом, государство не следует понимать лишь как политическую власть, что зачастую наблюдается во многих публикациях. Другими его сторонами являются государственная территория, государственный народ (граждане государства) и экономика страны вместе с ее государственным сектором. Очевидна в данной связи неправомерность противопоставления общества и государства, требований ограничения второго первым. Правомерно говорить лишь об ограничении политической публичной власти со стороны граждан государства. Отношения между обществом и государством - это отношения между содержанием и формой (каково содержание, такова и форма; изменение формы влияет и на содержание).
Особого рассмотрения требуют понятия правового, социального и демократического государства, каковым провозглашена Российская Федерация по Конституции 1993 года. В упомянутом выше социологическом словаре правовое государство определяется как государство, в котором господствует право. При этом под правом понимается особый, независимый от воли законодателя социальный феномен со своими объективными свойствами и регулятивным принципом. Проводится различие между правом и законом, который трактуется как вся совокупность официально-властных установлений.
В энциклопедическом словаре "Федерализм" (Институт экономики РАН. М.: ИНФРА-М, 1997) правовое государство характеризуется как демократическая форма государственности, основывающаяся на верховенстве конституционности и законности. Критикуется буржуазная концепция правового государства, в соответствии с которой его обязательными элементами (экономической основой) является право частной собственности на средства производства и соответствующая ему децентрализация экономики. Высказывается мысль, что построение правового государства обусловливается не столько экономическим строем, сколько гражданским правосознанием членов общества (согласно политико-этической концепции И. Канта правовому государству соответствует тип личности, высоко ценящей нравственную и политическую свободу и в то же время чувствующей свою ответственность перед обществом). К характерным чертам правового государства отнесены: реализация принципа разделения властей; построение политической власти "снизу" на основе всеобщего и равного избирательного права; развитие системы местного самоуправления; образование многих независимых центров власти и политического влияния: разделение политической деятельности и профессионального государственного управления (любое должностное лицо должно осуществлять свои обязанности в соответствии с законом, а не со своими политическими пристрастиями или определенным образом понимаемой политической "целесообразностью"); осуществление принципа равенства всех граждан перед законом (по отношению к негражданам также не должны нарушаться основные права на жизнь, личную свободу и собственность).
В дискуссии о правовом государстве еще в советский период отечественными юристами высказаны различные точки зрения. Так, Г.В. Мальцев отметил, что нет и никогда не было одной-единственной идеи правового государства, которую можно было бы целиком принимать или отвергать. Он обоснованно критикует идею "правления законов" вместо "правления людей", ибо в человеческом обществе всегда правили, правят и будут править люди и только они. Юридический закон есть то, чем делают его создатели и исполнители, он - простая бумажка или пустой звук, если за ним не стоит публичная власть с ее мощной инфраструктурой. На шкале социальных ценностей право занимает не самое верхнее место. В мире есть много такого, что стоит выше права, - истина, разум, совесть, честность, свобода, братство, справедливость и т.д. Право и закон только тогда что-то собой представляют, когда они выражают эти ценности, способствуют их проведению в социальную жизнь. Подчеркивается значение народовластия для формирования правового государства. Другие юристы - В.М. Савицкий и И.А. Ледях, - характеризуя правовое государство, отвергают теорию разделения властей как противоречащую реально существующему единству государственной власти. Л.С. Мамут считает правовым только суверенное государство (Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М.: Юридическая литература, 1989). Анализ различных точек зрения показывает, что ни господство права само по себе, ни всеобщее формальное равенство, ни право частной собственности на средства производства, ни принцип разделения властей не являются общепризнанными признаками правового государства. Наиболее часто упоминаются в качестве таковых демократическая форма государственности, верховенство представительных органов власти, высокая нравственность людей, осознавших свои права и обязанности, чувствующих личную ответственность перед обществом.
Наряду с понятием правового государства в конце ХIХ - начале ХХ в. появилась категория социального государства, постулирующая идею государства как нейтральной, "надклассовой" силы, способной на основе технологического и экономического роста удовлетворить интересы всех социальных слоев, перераспределив доход в пользу трудящихся и уничтожив социальное неравенство, т. е. осуществив принцип справедливого распределения и обеспечения благосостояния каждого члена общества. Изобилие на рынке товаров массового потребления рассматривается как способ разрешения всех социально-экономических и социокультурных конфликтов. В теоретическом плане эта концепция опиралась на теорию английского экономиста Дж. Кейнса, обосновавшего необходимость активного вмешательства государства в экономическую жизнь общества. При этом приверженцы данной концепции связывают свои подходы с перспективами развития смешанной экономики, сочетанием частного и государственного секторов.
Принцип социальности государства в той или иной форме выражен в послевоенный период в Конституциях ФРГ, Франции, Италии, Дании, Швеции, Нидерландов, Греции, Турции, Испании и других стран. Провозглашен он и в Конституции Российской Федерации 1993 г. В его основе лежит п. 1 ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности и т. д. Данный принцип развит в п. 1 ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Однако ряд стран, например США, не присоединились к нему, исходя из того, что эти права далеко не всегда могут быть защищены в суде в условиях господства частного предпринимательства и неизбежности безработицы. В данной связи очевидно, что мера социальности государства зависит не столько от степени его вмешательства в экономику, сколько от направленности такового, определяемого характером экономического и политического строя общества.
Особо важной характеристикой государства выступает его демократичность, от которой зависит и его "правовость", и "социальность". В Конституции РФ Россия определяется прежде всего как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Само слово "демократия" переводится с древнегреческого как "народовластие" и в расшифровке американского президента А. Линкольна трактуется в самом общем виде как "правление народа, избранное народом и для народа". К внешним признакам демократического государства обычно относятся: юридическое признание верховной власти народа; периодическая выборность основных органов государства; ответственность правительства перед выборными органами власти; равенство прав граждан перед законом; принятие решений по большинству и подчинение меньшинства большинству при их осуществлении; достаточно широкая самостоятельность местных органов власти и управления и др.
Однако за внешними демократическими формами государства может скрываться самое различное содержание, ибо сам народ социально неоднороден, у власти могут находиться различные его слои. В современной российской политологии разграничиваются модели демократии, исходящие из того или иного понимания народа: а) как совокупности индивидов; б) как совокупности различных групп (без выявления их социальной сущности); в) как единого целого. Соответственно различаются индивидуалистические (либеральные), плюралистические (групповые) и коллективистские (социалистические) демократии. При этом плюралистическая (современная западная) модель без сколько-нибудь убедительной аргументации рассматривается как высшая форма демократии. "Она представляет собой, - пишут В. Пугачев и А. Соловьев, - форму правления, позволяющую многообразным общественным группам свободно выражать свои интересы и находить в конкурентной борьбе отражающие их баланс компромиссные решения" ("Введение в политологию". - М., 1997). В данном случае суть демократии усматривается в конкурентной борьбе различных общественных групп за обеспечение своих интересов. Что собой представляют эти группы, каковы их экономические возможности в этой борьбе и кто, в конечном счете, оказывается наверху - все это остается предметом умолчания. В противном случае пришлось бы сделать вывод, что так называемая плюралистическая демократия в современном мире не что иное, как власть Капитала над Трудом.
Еще одно направление современной характеристики демократии состоит в определении ее через политические (но не социально-экономические) права и свободы граждан. Однако глубокого анализа этих прав и свобод и последствий их реализации не проводится. Между тем он мог бы привести к выводу о неадекватности социальной структуры представительных органов власти социальному составу населения; об использовании права на жизнь не законопослушными гражданами, а преступным миром (например, отмена смертной казни); о свободе совести, сопровождаемой появлением различных человеконенавистнических сект; о свободе средств массовой информации, граничащей со вседозволенностью и т. д.
Таким образом, ни конкурентная борьба различных общественных групп за власть, ни формальное провозглашение тех или иных политических прав и свобод граждан сами по себе не могут рассматриваться как критерии демократичности государства. Последняя не может быть раскрыта без анализа социальной структуры общества, без выявления того, какие социальные слои находятся у власти и в чьих интересах она осуществляется. Известно, что В.И. Ленин различал в современном мире два основных вида демократии: буржуазную (для богатых) и пролетарскую (для бедных). Первая представляет интересы меньшинства народа, вторая - его гигантского большинства.
Демократическое государство - это, прежде всего, государство, где власть отражает интересы большинства народа. В свою очередь, деление на большинство и меньшинство - это не просто разграничение общества на богатых и бедных. С учетом значимости труда как источника всех материальных и духовных благ необходимо подразделение членов общества на трудовые (живущие за счет своего общественно-полезного труда) и паразитарные слои. При этом богатые и бедные могут быть и в том, и в другом слое. Подлинная демократия - это власть именно трудовых слоев населения, создающих своим трудом все необходимое для существования общества. В этом состоит неразрывная связь демократии с социальной справедливостью (от каждого по способностям, каждому по труду). Демократизация и социализация государства представляют собой неразрывные процессы.
Еще одну черту подлинно демократического государства, мало раскрываемую в современной научной литературе, составляет приоритет прав народа как определенного социального организма перед правами индивидов, составляющих этот организм. Не могут права и свободы отдельных лиц рассматриваться в отрыве от прав народа, элементами которого они являются. Очевидно, что индивид не может существовать иначе как во взаимосвязи с другими гражданами, составляющими государственно организованный народ. Последний представляет собой не механическую их сумму, а, как и любая иная система, нечто большее. Соответственно не может частное превалировать над общим, элементы системы над системой в целом. Демократическому государству соответствует не индивидуалистическое, а коллективистское общество, высокое чувство гражданственности его членов. Проблема прав народов возникла сравнительно недавно. Разгром гитлеровской Германии, создание Организации Объединенных Наций и принятие Устава ООН, развал колониальной системы и появление на международной арене новых развивающихся государств, возникновение глобальных проблем привели к развитию и закреплению в современном международном праве таких прав народов, как право на мир, право на самоопределение, право на свободное распоряжение своими естественными богатствами и ресурсами, право на общее наследие человечества (дно морей и океанов за пределами действия национальной юрисдикции) и многих других. В рамках ООН проводятся исследования, посвященные этим правам, а на 41-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята специальная Декларация о праве на развитие. Различные программы, принятые ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), предусматривают разработку концепции прав народов и исследование взаимосвязи этих прав с правами человека.
Важным проявлением социальности и демократичности государства является направленность вмешательства власти в экономику. Как форма организации общества государство не может быть инертным по отношению к экономике, выступающей экономической основой существования общества и самой власти. Каждая власть обеспечивает интересы экономически господствующих в стране социальных слоев. Вместе с тем ни одно правительство, независимо от его идейно-политических ориентаций, в качестве гаранта внешней и внутренней безопасности всего народа не может не считаться с интересами общества в целом, хотя бы в силу того, что социально-экономические потрясения могут просто свалить его. Экономическая роль власти воплощается в ее политике (бюджетно-налоговой, денежно-кредитной, таможенно-тарифной и пр.), объектами которой выступают все хозяйствующие субъекты как государственного, так и частного секторов экономики. Власть не только опирается на государственный сектор экономики, но и формирует общие "правила игры" для всех других ее субъектов. Ныне доля государственной собственности в национальном достоянии и государственных расходов в ВВП развитых стран непрерывно возрастает.
Вопрос об экономических функциях государства (власти) в современную эпоху является одним из наиболее актуальных и трактуется по-разному в зависимости от конкретных условий и опыта каждой страны. Так, в одном из популярных американских учебников по экономике в качестве важнейших задач правительства выделяются: 1) обеспечение правовой базы и общественной атмосферы, способствующей эффективному функционированию рыночной системы; 2) защита конкуренции; 3) перераспределение дохода и богатства; 4) корректирование распределения ресурсов с целью изменить структуру национального продукта; 5) стабилизация экономики, то есть контроль за уровнем занятости и инфляции порождаемых колебаниями коньъюнктуры, а также стимулирование экономического роста. Первые две задачи связаны с поддержкой и облегчением функционирования рыночной системы. Остальные - усиливают и модифицируют ее [1, с. 94]. В этой концепции роль государства сводится по существу к сохранению и модификации рыночной системы хозяйства.
Определенный интерес представляет анализ причин расширения масштабов государственного вмешательства в экономику США, осуществленный американским историком А.М. Шлезингером-младшим. К числу этих причин он относит:
- стремление придать более гуманный характер современному обществу, основанному на конкуренции, т.е. гарантировать равные права для всех;
- понимание того, что сохранение демократии невозможно, если обладатели огромных капиталов и состояний сосредоточат в своих руках власть большую, нежели демократическое государство;
- необходимость усиления государственного вмешательства в хозяйственную жизнь с обострением хронических трудностей в экономике ("Новый курс"
Ф. Рузвельта);
- исключение возможности социальных потрясений вплоть до революций, направленных на уничтожение капиталистической системы;
- необходимость сохранения нравственных устоев общества, поскольку "по мере того как религия утрачивала свое влияние в обществе, а принцип личного интереса начал приобретать доминирующее значение, заколебалась моральная опора всей рыночной системы" [2, c. 351].
Определенный интерес с точки зрения исторического анализа взаимоотношений государства (власти) и капиталистической экономики в ведущих странах Запада представляет исследование французского экономиста М. Альбера. По его мнению, за последние два века возможно выделить три четко различимые фазы взаимоотношений капитализма с государством. Первая фаза с 1791 до 1891 г. - это капитализм против государства. В этот период государство отступает перед "силами рынка", сосредоточиваясь на функции государства-жандарма, на которое возложена обязанность защищать общественный порядок от "опасных классов", т.е. от нового промышленного пролетариата. В 1891 г. протестантская и в особенности католическая церкви поднимают социальный вопрос, предлагая меры, противоположные марксистским, изложенным в "Манифесте Коммунистической партии" (1848 г.) - не классовую борьбу, а сотрудничество капитала и труда. Великая энциклика папы Льва XIII "О новых вещах" призывает государственную власть к справедливости по отношению к рабочим, что повлияло на развитие капитализма в ХХ в.
Вторую фазу (с 1891 по 1991 г.) М. Альбер называет периодом развития капитализма в рамках, очерченных государством. В этой фазе, отмеченной усилением роли государства в экономике, реформы направлены к тому, чтобы исправить эксцессы рынка, умерить насилие капитализма. Государство выступает как оплот против произвола и несправедливости свободного рынка. Оно прилагает усилия к тому, чтобы посредством законов, декретов, принимаемых под давлением борьбы рабочих, и с помощью коллективных соглашений сделать более гуманным первоначальный капитализм.
В конце ХХ в. мир вошел, по мнению М. Альбера, в третью фазу: капитализм вместо государства, что началось с почти одновременным избранием Маргарет Тэтчер в Англии и Рональда Рейгана в Америке. Возникла новая идеология капитализма: рынок - хорошо, государство - плохо. Социальная защита, рассматриваемая как критерий прогресса общества, теперь осуждается и обвиняется в поощрении лени. Ранее налог считался основным средством примирения экономического развития с социальной справедливостью. Теперь прежняя налоговая система обвиняется в ослаблении заинтересованности самых динамичных и смелых. Бесчисленные виды трудовой деятельности, начиная с радио и телевидения, переходят из общественного сектора в частный, ослабляется социальная защита населения, прославляется индивидуализм ("каждый за себя"). Обостряются стрессы, связанные с конкурентной борьбой, со страхом потерять работу и т.д. Критикуя как регрессивное такое направление развития капиталистической экономики, М. Альбер называет его "неоамериканским" ("англосаксонским") и противопоставляет ему "рейнскую" ("германо-японскую") модель, черты которой имеются также в Швейцарии, Нидерландах, Скандинавии. Характеризуя противоположности этих двух моделей, он отмечает, что "неоамериканская" основана на личном успехе и краткосрочной финансовой прибыли, а "рейнская" ценит коллективный успех, согласие, заботится о долгосрочных результатах. Вторая модель является и более справедливой, и более эффективной. К ее ценностям М. Альбер относит также сокращение иерархии доходов и заработной платы, преобладание коллективного интереса над индивидуальными. Отмечается, что с крушением коммунизма у капитализма нет больше противника под стать ему, и он снова стал опасен. При этом из двух его вариантов верх одерживает наиболее спорный, наименее эффективный и наиболее грубый. Это представляет наибольшую опасность, на которую прежде всего надо указать пальцем. Противоборство двух моделей, считает М. Альбер, - это "война враждующих братьев... война двух антагонистических логик капитализма под сенью единого либерализма" [3, с. 27].
В рассуждениях М. Альбера особый интерес представляют положения, касающиеся разграничения фаз развития капитализма, исходя из той или иной роли государства в экономике. Вместе с тем нельзя согласиться с его оценкой третьей фазы как "капитализма вместо государства". Самые различные страны в мире не обходятся без государственного регулирования экономики. Проблема заключается в направленности этого регулирования, в том, чьи интересы оно отражает. Экономическая политика государства может быть направлена как на решение социальных проблем, касающихся широких слоев населения, так и на сокращение государственных субсидий на эти цели, приватизацию госсобственности, усиление рыночных механизмов и конкуренции и т. д. Следовательно, речь может идти не о капитализме вместо государства, а о тех или иных функциях последнего в экономике. Наконец, нельзя современные противоречия капитализма свести лишь к войне двух "враждующих братьев". Гораздо более антагонистичными являются противоречия между развитыми и развивающимися под "сенью единого либерализма" странами (между Севером и Югом), разрыв в уровнях жизни которых не сокращается, а непрерывно увеличивается. Следует отметить также, что с распадом мировой социалистической системы усиливается давление капитала на труд и в развитых капиталистических странах. Лишь немногие из них (в том числе Германия) относят себя к "социальным государствам". Это отмечает и М. Альбер, говоря, что "в наши дни логика капитализма тем или иным путем повсюду приходит в столкновение с идеей социальной защиты" [3, с. 17].
На современном этапе экономика различных стран носит, как правило, смешанный характер: в ней существуют и частный, и государственный секторы хозяйства. Наличие государственного сектора способствует решению таких задач, которые по своей природе не решаются частным сектором. Вместе с тем и частный сектор требует определенных условий и правил поведения, устанавливаемых властью. Все это обусловливает многообразие содержания экономической деятельности власти. В качестве экономических функций государства ныне обычно отмечаются:
- разработка экономической политики и механизмов ее реализации;
- обеспечение защиты окружающей среды и рационального природопользования;
- осуществление борьбы с бедностью, минимизация безработицы и издержек от нее, сокращение разрыва в уровнях доходов различных социальных слоев населения;
- антимонопольное регулирование крупного частного бизнеса, поддержка малого и среднего бизнеса;
- обеспечение эффективного управления государственными предприятиями и государственным имуществом;
- регулирование внешнеэкономической деятельности и др.
Исходя из степени и направленности участия государства в экономике, возможно различать три основных ее типа в современном мире: а) рыночную; б) социально-ориентированную рыночную и в) централизованную (мобилизационную). При характеристике рыночной экономики обычно отмечаются такие ее черты, как: приоритет частного интереса перед "невидимой рукой" общего блага; широкая свобода предпринимательства и конкуренции; ограничение социальных функций государства. Теоретической основой такого рода экономики является либерализм как идеологическое течение, акцентирующее внимание на суверенитете личности.
Социально-ориентированная рыночная экономика имеет свои отличия от так называемой рыночной, которую более точно следовало бы назвать "либерально-рыночной". Ее основная особенность состоит в признании необходимости государственного вмешательства в экономику, нейтрализующего негативные явления рынка и обеспечивающего смягчение социальной напряженности в обществе. Признание своей экономики социально-ориентированной содержится в программах развития и конституциях как некоторых развитых капиталистических, так и ряда стран, относящих себя к социалистическим. В Китае, например, под ней понимается такая экономическая система, в которой роль рынка сочетается с выполнением государством функции макрорегулирования и макроконтроля (для подъема уровня жизни народа). Однако если в развитых капиталистических странах социальная ориентация экономики рассматривается как средство сохранения ее капиталистических основ, то в Китае она выступает как одно из условий построения социализма в стране.
В качестве еще одного типа экономики возможно рассматривать централизованную (мобилизационную) экономику. Одна из важнейших целей такой экономики состоит в сохранении самого государства как такового перед угрозой внешней агрессии. Длительное время такая экономика существовала в Советском Союзе и обеспечила превращение его во вторую сверхдержаву мира. Ныне к такому типу экономики возможно отнести, например, экономику Северной Кореи.
Экономическая роль государства в России всегда была значительной, как в дореволюционный, так и в советский периоды. Еще в предреволюционные годы были введены дифференцированные железнодорожные тарифы, более низкие для отдаленных колонизируемых районов и в то же время защищавшие зерновое производство Центрально-Черноземной полосы от дешевого сибирского хлеба, шедшего на экспорт через морские порты Европейской России (так называемый "Челябинский перелом"). Для сельскохозяйственной колонизации восточных районов страны выделялись большие земельные фонды, оказывалась денежная помощь переселенцам и др.
В советский период особое значение в повышении роли государства в экономике имела разработка методологии перспективного и текущего планирования экономики, осуществление народно-хозяйственного подхода к ее развитию. В наших условиях, - писал Ш.Я. Турецкий в 1928 г., - мы должны говорить не о воспроизводстве того или иного отдельного предприятия, а в первую очередь о воспроизводстве промышленности в целом, о народно-хозяйственном воспроизводстве. С этой точки зрения издержки производства отдельных предприятий не могут явиться решающим и единственным критерием для существования того или иного предприятия ("Плановое хозяйство". 1928. N 11. С. 15). Однако проблема разрешения глубинного противоречия между народно-хозяйственным ростом и хозрасчетом предприятия не получила достаточной теоретической разработки, а также практического воплощения в последние периоды Советской власти. Уже первая "перестройка" конца 50-х гг. "увела планирование из области господства народно-хозяйственных интересов в область господства хозрасчетных интересов предприятий и местнических интересов регионов". По сути планы перестали быть народно-хозяйственными и свелись к механической увязке плановых проектировок различных региональных и республиканских совнархозов. Внутри совнархозов процветала практика увеличения валовой продукции за счет включения излишних промежуточных звеньев и оборотов в технологические цепочки. Народное хозяйство теряло управляемость и способность использовать преимущества централизации. По своей экономической сущности оно стало системой децентрализованного воспроизводства прибыли на базе обособленного предприятия. В то же время развитые страны мира стали переходить от предприятий обособленного типа к вертикальной интеграции, от отраслевой системы - к межотраслевой (Губанов С. Косыгинская реформа: итоги и провалы // Экономист. 2004. N 4).
Ныне России необходима разработка экономической политики, основанной на использовании лучших достижений мировой практики, а также собственного опыта успехов и ошибок в экономике. Однако до сих пор наблюдается отсутствие в стране продуманной долгосрочной социально-экономической стратегии, сведение объекта экономической политики к бюджету, а не к национальному хозяйству в целом (подмена экономической политики финансово-денежной); слабое внимание к высшим национальным интересам, созданию глубинных базовых научных заделов, развитию наукоемких отраслей (в частности, ВПК как одного из гарантов национальной безопасности страны и источника инвестиций в развитие науки). Рассматриваются причины слабой инвестиционной и инновационной активности (низкая заработная плата как главный тормоз научно-технического прогресса; "сырьевой рост против технологического развития"). Обосновывается целесообразность перехода от утилитарно-стоимостного экономического подхода к решению проблем развития страны и регионов к более емкому социально-экономическому подходу, методологическим стержнем которого является человечность. Констатируется, что в результате шоковой либерализации экономики отношение ВВП России к ВВП США, составлявшее в 1992 г. по курсу доллара более 30%, в 2003 г. составило 4%. (Статьи Л. Абалкина, С. Губанова, О. Черковца, Е. Козакова и др. в журнале "Экономист". 2004. N 5). Определяющее воздействие качества государственной политики на экономику делает все более необходимым усиление внимания к всесторонней научной разработке ее основ.


Литература
1. Маконелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс. М., 1992. Т. I.
2. Шлезингер А.М. Циклы американской истории. М.: Прогресс-Академия, 1992.
3. Альбер М. Капитализм против капитализма. СПб.: Экономическая школа, 1998.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия