Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Беломестнов В. Г.
заведующий кафедрой экономики, организации и управления производством
Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления (г. Улан-Удэ),
доктор экономических наук


Инновационная экономика России: институциональный подход
В статье рассмотрены современные тенденции регулирования развития инновационной деятельности в России. Раскрыта модель ресурсно-инновационного замещения, основанная на непрерывном развитии ресурсов (технологий). Определены причины низких темпов инновационных преобразований. Показано, что в России в настоящее время преобладает институциональный путь построения инновационной экономики. Раскрыты преимущества, проблемы и перспективы развития национальной технологической инициативы. Определены понятия инновационного потенциала и инновационной емкости и их влияние на качество инновационных процессов
Ключевые слова: инновационная экономика, ресурсно-инновационное замещение, институты развития, перспективные инновационные рынки, инновационный потенциал, инновационная емкость
УДК 332:330.341.1; ББК 65.012.3   Стр: 30 - 34

В условиях глобализирующегося мира темпы инновационных изменений достигли невероятно высокой скорости. Они сопровождаются и порождают ряд процессов, влияющих на развитие мирового хозяйства:
— это, прежде всего, нарастание экономической конкуренции за рынки и ресурсы, остро проявляющейся в борьбе между развитыми государствами за сбыт как традиционных ресурсов, например, газа и нефти, так и инновационных ресурсов, например, программного обеспечения, гаджетов и т.д. В эту борьбу включились как развитые страны, например, США, Китай, европейские государства, так и развивающиеся, в том числе и Россия;
— рост темпов изменений технологических укладов тесно коррелируются с переходом к коротким циклам экономического развития и снижением временных лагов между волнами кризисов, что приводит экономику в неустойчивое состояние;
— важнейшая социальная и экономическая проблема человечества — концентрация мирового капитала у небольшого числа «избранных», которая остро ставит вопрос корректировки и выбора парадигмы экономического развития.
Наряду с вышеизложенными политэкономическими проблемами, перед миром стоит задача сохранения экологической среды, а, следовательно, и самосохранения. Истощение ископаемых природных экономических ресурсов (невозобновимых) неизбежно заводит человечество в тупик и ведет к «глобальной катастрофе» [1].
Целью управления развитием социально-экономических систем является придание ему устойчивого, стабильного и определенного во времени характера.
Социально-экономические системы, как системы, стремящиеся к жизнеспособности, в процессе своего развития характеризуются следующими параметрами: нестабильностью состояния; неопределенностью; динамичностью развития.
По мнению В. Мау, ректора РАНХиГС, в настоящее время в условиях неопределенности находятся все государства и правительства, фирмы и отдельные люди [2]. Как следствие, учет неопределенности и рисков является непременным принципом проектирования будущего.
Таким образом, информационная составляющая является основой модели экономического роста и формирования инновационной экономики регионов.
Модель ресурсно-инновационного замещения основана на организации цикла непрерывного ресурсно-инновационного развития [3].
Затраты на используемые ресурсы и технологии меняются в ходе интенсификации использования и инновационного ресурсозамещения. Ограниченность ресурсов устраняется в ходе реализации ресурсно-инновационной политики. Пока растут доходы от использования инновационных ресурсов и технологий замещение ресурсов выгодно для микроэкономики. С позиции макроэкономического равновесия это правило не всегда выполняется. Замещение ресурсов означает переход на достижения более высоких технологических укладов и в определенный период оно обусловлено общими трендами движения экономики.
В основе теоретических исследований инновационного экономического роста лежат труды И. Шумпетера [4], который считал, что для достижения чистого равновесия, или стабильного состояния экономики, необходимы изменения в экономической сфере на основе предпринимательской новации. Основы понятия инновационной экономики были заложены в трудах американского футуролога Элвина Тоффлера [5], научная концепция которого основывается на идее сменяющих друг друга волн — типов общества — результатов аграрной, индустриальной, интеллектуальной революции, то есть постиндустриального общества.
В. Мау считает, что мир уходит от понимания приоритетных или передовых отраслей, есть передовые или отсталые технологии [2]. Технологии, являющиеся основой бизнес-процессов, носят межотраслевой, в том числе сквозной, характер.
Понимание важности преодоления складывающейся технологической зависимости звучит во всех программных речах Президента России, начиная с указов 2012 года. Он отмечал, что при сегодняшнем подходе «Россия рискует навсегда опоздать в последний вагон технологической революции» [6].
Научная дискуссия о необходимых темпах развития также носит давний характер. М. Погосян, ректор МАИ, считает, что в настоящее время появились две модели создания инновационных продуктов: эволюционные и взрывные инновации, основанные на программных продуктах, но сопровождающиеся большими рисками [7]. Выбор между этими двумя путями в большей мере зависит от сложившейся ситуации в конкретной отрасли и государстве.
Почему же инновационные преобразования в экономике регионов России идут крайне медленными темпами?!
Первая причина — это отсутствие «революционной ситуации» толчка к развитию, или как у нас любят говорить — «ручного управления» решения проблемы.
Так, М. Кожаринов, генеральный директор образовательного бюро «Солинг», считает, что общество уперлось в фазовый барьер. За последние 30 лет глобального перехода в другое общество — постиндустриальное, когнитивное, информационное общество — не получилось [8]. Во многом научные приоритеты развития явились лишь лозунгами. По его мнению, для взрывного, революционного перехода к новому обществу необходимо глобальное изменение экономических связей, что должно сопровождаться накопившимися потребностями в изменениях.
Как и во многих других случаях, в настоящее время в России преобладает институциональный путь реализации глобальных идей и парадигм инновационного развития. Это коснулось и построения инновационной экономики. «Для мощного технологического развития нам нужно выстроить современную модель исследований и разработок» — считает В. Путин [9].
В последние годы был сформирован ряд крупнейших проектов развития, таких как Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации, Национальная технологическая инициатива (НТИ), программа «Цифровая экономика»,
В послании Федеральному собранию 4 декабря 2014 года Президент России В. Путин обозначил Национальную технологическую инициативу как один из приоритетов государственной политики, «которая является долгосрочной межведомственной программой частно-государственного партнёрства по содействию развитию новых перспективных рынков на базе высокотехнологичных решений» [10]. Проектным офисом НТИ является Российская венчурная компания (АО «РВК» — государственный фонд и институт развития венчурного рынка Российской Федерации). Основная идеология НТИ — это взгляд из будущего.
Ф.Слюсарчук, руководитель образовательного направления АНО «Университет НТИ 20.35», считает, что единственный способ «быть современным» сегодня — это жить в будущем, мыслить из будущего, договариваться и создавать будущее, а не заглядывать в него. Основным драйвером развития России в ближайшем веке будут технологии, создающие рынки будущего [11].
Автор согласен с этим мнением, но хотел бы отметить, что понимание и видение будущего является субъективным мнением каждого из представителей человечества. И сколько людей — столько и мнений. Хотя, разумеется, существует общий тренд технологического развития общества, который, как и в случае маркетинговых действий фирм на рынках предложений конкурентных инновационных продуктов может определить будущее, но и остается проблема тупиковых ветвей инновационного развития. Задача определения видения будущего является крайне сложной и те люди, которые берут на себя ответственность за это, могут во многом и определить, и нести за нее ответственность. Примеров в социальной истории нашего государства не мало.
В 2015 году были определены 9 перспективных рынков НТИ, в основном в технических областях [12]. В дальнейшем были добавлены рынки децентрализованных финансовых систем и валют, высокотехнологичных форм и способов потребления контента человеком, образовательных технологий и продуктов, рынок модной одежды, обуви и аксессуаров.
Также были определены приоритеты технологической политики (базовые технологии) для этих рынков:
— базовый технологический пакет 1 волны: большие данные, искусственный интеллект, распределенные реестры, беспроводная связь;
— базовый технологический пакет 2 волны: мобильные источники энергии, производственные технологии, новые материалы, сенсорика;
— базовый технологический пакет 3 волны: квантовые технологии, фотоника, нейротехнологии, генетика, биотехнологии
На базе НТИ создана развитая экосистема, включающая в себя платформу, проекты, дорожные карты, региональный стандарт, акселерационные центры, центры компетенций, точки кипения, олимпиаду, кружковое движение и другие инфраструктурные институциональные элементы.
В реализации НТИ участвуют такие институты развития как Агентство стратегических инициатив, клуб П. Столыпина и другие организации.
Следует отметить, что за рубежом государственному регулированию инновационной деятельности также уделяется большое внимание. Если в ряде государств преобладает подход с позиции государственно-частного партнерства (в таких, как США и др.), где государство определяет национальную научную и инновационную политику, финансируя через систему грантов и прямой поддержки науки и инновационное предпринимательство, то в других государствах осуществляется среднесрочное и долгосрочное планирование инновационной деятельности (например, Япония и др.) [13]. При этом во всех государствах развита система экономической, в том числе налоговой и инфраструктурной поддержки инновационной деятельности (создание технопарков и т.д.).
К некоторым ограничениям идеологии НТИ относятся:
— во-первых, некоторая недооценка многоукладности экономики;
— во вторых, некоторая переоценка темпов внедрения новых технологических укладов, технологий и продуктов, скорости развития новых рынков;
— в третьих, некоторая «технократизация» рынков, по крайней мере, на первоначальном этапе развития инициативы.
Рассмотрим эти проблемы подробнее. В экономической литературе издавна сформирована концепция многоукладности экономики. Сосуществование отраслей с разным уровнем технологического развития (ориентация на ключевые факторы соответствующих технологических укладов) неизбежно.
Очевидно, что при сохранении технологической многоукладности необходимо добиться выравнивания основных экономических характеристик отраслей: эффективности инвестиций, прибыльности, производительности и т.д.
То же самое относится к выравниванию основных экономических характеристик территорий. Ключевая проблема XXI века — галопирующая резкая дифференциация характеристик социально-экономического уровня развитых, развивающихся и отстающих государств мира ставит задачу обеспечения их экономического сосуществования в рамках формирующейся системы нового разделения труда в процессе становления шестого технологического уклада и очередной волны промышленной революции. Эта же проблема лежит в основе развития регионов отдельных государств, в частности России, когда ощущается растущая дифференциация инновационно-промышленного потенциала регионов.
В принципе не один из пяти уже изученных технологических укладов не исчез совсем. Их продукты и технологии совершенствуются и используются, и еще долгое время будут использованы человечеством.
Что касается проблемы полномасштабной и эффективной реализации идеологии НТИ — переоценки темпов внедрения новых технологических укладов, технологий и продуктов, то выше уже отмечалось, что фазовый переход может продолжаться очень длительный период.
По мнению автора, некоторые рынки НТИ или несколько переоценены, как например беспилотный транспорт, или уже близки к насыщению с позиции научно-инновационых исследований, как рынок беспилотных летательных средств.
Разумеется, взгляд из будущего, ярко отраженный в фантастических фильмах, говорит об ожиданиях человека к перекладыванию рутинных функций на автоматику и искусственный интеллект. Видение будущего как мира автоматизированных транспортных средств, занимающих все многомерное пространство территории «умных» городов и межпоселенческих дорог, отвечает чаяниям большей части населения. Однако, это настолько далекое будущее (по мнению автора, в самом оптимистическом ожидании это наступит не ранее чем через век-полтора), что делать серьезную ставку на экономически рентабельное развитие данного рынка, по крайней мере, в ближайшем будущем, наверное, не стоит. При этом не отрицается момент, связанный с приближением к данному рынку с позиции создания инновационных транспортных систем — скоростных поездов, струнного транспорта, экранопланов и т.д., а также формирование «умной» дорожной инфраструктуры на федеральных, региональных и муниципальных уровнях. Именно комплексное развитие транспортной сферы, наверное, составляет сущность данного рынка.
Говоря о рынке беспилотных летающих аппаратов (БПЛА), следует отметить, что Россия быстрыми темпами нагоняет отставание в области военного применения беспилотников от зарубежных стран и уже имеет перспективные модели БПЛА дальнего и ближнего действия ударного и разведывательного характера с уникальными характеристиками, опережающими зарубежные аналоги. Также быстро развиваются беспилотники для мониторинга, почтовых и торговых перевозок и других сфер. В какой-то мере перспективны также беспилотники для городских пассажирских перевозок.
При рассмотрении спроса на инновационные продукты следует отметить, что автор различает понятия инновационного потенциала и инновационной емкости. Автор, ранее в своих работах отмечал, что инновационная емкость в своей основе характеристика количественная, учитывающая структуру экономики, насыщенность территории факторами производства, потребительский спрос, готовность восприятия населения и бизнеса и др. Можно считать, что емкость является суммой потребностей в инновациях социально-экономической системы при условии наличия определенных ограничений технического, финансового, социального характера [3].
Так, например, реальная цифровизация жизнедеятельности может стать действительной только при наличии возможности подключения всего населения страны к доступному Интернету (лучше бесплатному), наличию соответствующих гаджетов у всего общества. Как это сделать для удаленных территорий и малообеспеченного населения пока не ясно. Требуется также наличие доступных для населения и бизнеса программных продуктов, цифровых платформ и т.д. Коммерциализация данной сферы в условиях реалий современной России не принесет больших плодов. А что уж говорить о слаборазвитых странах Азии и Африки. Таким образом, как это ни парадоксально, но инновации могут привести к еще большему расслоению и дифференциации населения страны и государств мира.
В отличие от емкости, инновационный потенциал является более широким понятием, включающим все возможные направления инноваций в условиях оптимальной деятельности экономической системы, т.е. отсутствия ограничений на разработку или трансферт. Инновационный потенциал является скорее виртуальным экономическим показателем, определяющим взгляд из будущего [3].
В идеале инновационный потенциал всех стран мира как раз служит мерилом вложения инвестиций в инновационное развитие, как своей страны, так и вложений мирового сообщества в поддержку развития других, отстающих государств. Эта картина, в какой-то мере, напоминает социальную утопию полной доступности инновационных благ — но понятно, что при нынешней парадигме экономического развития она не реальна.
Высокое качество инновационных процессов означает максимальное сближение емкости и потенциала инновационных рынков на основании локализации ограничений или их устранения, а также использования преференций региона. Это ведет к росту выпуска регионального продукта.
ΔY = (Аэл · ΔIэл + Аэк · ΔIэк + Асц · ΔIсц) · Вог (1)
где ΔY — изменение результата развития , Аэл, Аэк, Асц — коэффициенты влияния экологических, экономических, и социальных инноваций на развитие с учетом временного лага, Вог — коэффициент влияния ограничений на инновационное развитие.

Преобразуя уравнение Дж. Кейнса [14] обеспечения экономического роста на основе совокупных расходов можно отметить, что экономический рост в условиях построения инновационной экономики обеспечивается в первую очередь за счет совокупной инвестиционной политики направленной на рост потребления традиционных и инновационных товаров и развитие соответствующих рынков.
ΔY = Δ (Ctr + Cin + Cnti + Iinn + Iint + Imod + Inii + E – J – G) (2)
где Y — уровень экономической активности; — потребление традиционных и инновационных товаров и услуг на традиционных рынках; — потребление товаров на рынках НТИ; — инвестиции в инновационное, интенсивное развитие и модернизацию экономических систем, в том числе в развитие рынка НТИ; E — экспорт; J — импорт; G — государственные расходы

Рассматривая статистику инновационной деятельности в Российской Федерации и в Республике Бурятия, можно сделать неутешительные выводы (рис. 1, 2).
Рис. 1. Затраты на технологические инновации в общих инвестициях в Российской Федерации, млн руб. [15]
Рис. 2. Затраты на технологические инновации в общих инвестициях в Республике Бурятия, млн руб.[15]
Доля затрат на технологические инновации в России не превышает 10% от инвестиций, в Бурятии она составляет около 4%. Они пока крайне малы и не сопоставимы с инвестициями ведущих зарубежных государств.
Объем инновационной продукции в России около 6%, в Бурятии 1,1 %. Данные свидетельствуют о том, что и валовой продукт, и тем более объем выпуска инновационной продукции в нем не высоки (рис. 3, 4).
По данным агентства Bloomberg, Россия занимает 25 место по рейтингу инновационных экономик [16]. Лидируют Южная Корея, Швеция и Сингапур.
Применяя данную модель для микроуровня, можно отметить, что инвестиционная деятельность предприятий региона направлена на совершенствование производственного потенциала и состоит из инвестиций в реновацию (модернизацию), интенсивное развитие, внедрение инноваций (в том числе диверсификацию видов деятельности).
Существенным моментом, влияющим на реализацию национальной технологической инициативы, является возможность и необходимость переноса ее результатов на другие, уже сформировавшиеся рынки и масштабирование по всей территории страны. Основным недостатком советской науки было то, что ее прикладные достижения сосредотачивались в узкой области применения — военно-промышленный комплекс, космос и некоторые другие приоритеты развития. Это касалось не только технологий, но и методов организации производства, оборудования, материалов. В отличие от зарубежных стран, многие разработки, опередив по времени заграничные аналоги, так и не были полномерно использованы в народном хозяйстве.
Рис. 3. Объем инновационных товаров в Российской Федерации, млн руб. [15]
Рис. 4. Объем инновационных товаров в Республике Бурятия, млн руб. [15]
Третья проблема, связанная с технократизацией, была вовремя понята идеологами НТИ. Были охвачены рынки образования, финансов, модной одежды, контента человек.
Думается, в отдельный рынок (с предположительным названием Артнет) будет выделено гуманитарное направление — культура, искусство и т.д., где также существуют и развиваются технологии будущего.
Благодаря технологиям и технологическому предпринимательству, произойдет изменение социального уклада (из-за изменившейся социальной структуры), возникнет новое общество, с современными социальными институтами и социальными практиками, с новой структурой экономики и, конечно, новым человеком — считает Ф.Слюсарчук, руководитель образовательного направления АНО «Университет НТИ 20.35» [11].
Основой модели социально-этичного научно-технического прогресса станет принцип главенства человеческих ценностей при максимальном использовании инструментальных средств поддержки труда.
Также очевидна необходимость выделения в отдельный рынок разработки технологий и производства продукции экологического назначения. Это относится к технологиям и средствам очистки, контроля, переработки отходов, восстановления ущерба, нанесенного ранее природной среде.
Основная цель формирования рынка НТИ Эконет:
— технологии и продукты экологической безопасности;
— управление экологическими ресурсами;
— эколого-ориентированная система образования, в том числе с использованием технологий дополненной и виртуальной реальности для анализа экологических проблем будущего;
— экологическая грамотность и мышление населения и бизнеса;
— эколого-сберегающая система хозяйствования.
Следует отметить, что многие рынки НТИ напрямую коррелируются друг с другом, что является положительным фактором для их развития.
Так, предлагаемый рынок «Эконет» тесно связан с другими рынками, в частности с рынком «Аэронет» по использованию беспилотных воздушных аппаратов в области применение БПЛА для экологического мониторинга и общественного экологического контроля, в том числе:
— организация мониторинга лесного фонда;
— организация мониторинга пожаров;
— организация мониторинга использования сельскохозяйственных земель;
— организация мониторинга федеральных, региональных и муниципальных дорог;
— организация постоянного мониторинга несанкционированных свалок ТКО, их ликвидации, рекультивации ликвидированных полигонов ТКО, строительства, реконструкции, введения в эксплуатацию, штатной работы полигонов ТКО.
Второй причиной низких темпов инновационного развития являются проблемы разработки и внедрения инноваций на микроуровне, такие как:
— эффективный отбор бизнес-идей;
— скорость разработки и внедрения инноваций;
— не оптимальный инновационный рост («тупиковые» инновации);
— «излишние» инновационные затраты на конкуренцию;
— неэкономические интересы субъектов;
— снижение рентабельности инновационных проектов [3].
Таким образом, можно выделить две основных модели перехода к инновационной экономике:
— институциональная модель, когда за основу развития берется построение мощной инфраструктуры государственной поддержки и регулирования инновационной деятельности с преимущественно государственным финансированием, которая должна побудить инновационную активность бизнеса и науки, и стимулировать частные инвестиции в инновации;
— предпринимательская модель, когда за основу берется активность представителей бизнеса и науки, формируются научно-производственные коллаборации с преимущественно частным финансированием, оставляя государству роль определения приоритетов развития через финансирование грантов и научных программ.
Выбор модели инновационного развития зависит от многих факторов и, прежде всего, от степени рыночной зрелости государств.
Россия, по естественным причинам, в настоящее время ориентирована на совершенствование существующих и формирование новых институтов развития. Вкладывая большие средства в поддержку данных институтов, общество вправе ожидать получение от них реального эффекта.
Речь идет о том, что инновационное развитие должно охватывать не только «период управления, который находится «за временем» стратегических программ (период гипотез) и управляем лишь косвенно через концепции развития, но и стратегический период, находящийся непосредственно в области управления» [3].
Для эффективной деятельности институтов инновационного развития необходима разработка комплекса механизмов и инструментов, способствующих реализации накопляемого, достаточно мощного, потенциала институтов инновационного развития.


Литература
1. Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс Й. Пределы роста. — М.:, МГУ, 1994.
2. Мау В. Технологические тренды и их влияние на управление // Материалы образовательного интенсива «Остров 10–22» [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ntinews.ru/panorama/video/ (Дата обращения: 26.08.2019).
3. Беломестнов В.Г., Унгаев А.А., Рубан В.А. Потенциал экономического роста регионов — Улан-Удэ: ВСГУТУ, 2011. — 272 с.
4. Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. — М.: Прогресс, 1982.
5. Тоффлер Э. Третья волна. — М.: ООО «Фирма «Издатетьство ACT», 2004. — 261 с.
6. http://putin24.info/vladimir-putin-esli-my-i-dalshe-budem-perezhevyvat-vcherashnie-problemy-dazhe-v-posledniy-vagon-tekh.html
7. Погосян М. «Как начать применять компетенции будущего уже сегодня // Материалы образовательного интенсива «Остров 10–22» . [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ntinews.ru/panorama/video/ (Дата обращения: 26.08.2019).
8. Кожаринов М. Трансформация общества во время фазового перехода // Материалы образовательного интенсива «Остров 10–22» . [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ntinews.ru/panorama/video/ (Дата обращения: 26.08.2019).
9. Послание Президента Федеральному Собранию. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/events/president/news/59863 (Дата обращения: 26.08.2019).
10. http://www.nti2035.ru/documents/Normative/
11. Слюсарчук Ф. Мифы и смыслы острова. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ntinews.ru/blog/inside_outside/mify-i-smysly-ostrova.html?fbclid= IwAR3Pk SsiZJOzJe -ind9hiVAyuqiLdqGWuVqfb6RxWMv-F_KZevvQ1whfDw (Дата обращения: 26.08.2019).
12. Рынки НТИ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.nti2035.ru/markets/ (Дата обращения: 26.08.2019).
13. Кузьмин И.В. Тенденции государственного регулирования инновационной деятельности за рубежом // Вопросы территориального развития. 2014. Вып. 10 (20). С. 1–12.
14. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. — М.: Эксмо, 2007. — 960 с.
15. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/ statistics/publications/ catalog/ doc_1138623506156 (Дата обращения: 26.08.2019).
16. Рейтинг инновационных экономик-2018: США выпали из десятки лидеров. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://theworldonly.org/rejting-innovatsionnyh-ekonomik-2018/ (Дата обращения: 26.08.2019).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия