Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Соколов Б. И.
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Соколова С. В.
профессор кафедры управления и планирования социально-экономических процессов экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Современные социально-экономические угрозы целостности России: внешний концептуальный взгляд
Даётся анализ внешних социально-экономических угроз, которые создаются для России вследствие реализации стратегии наложения издержек. Отмечено, что наиболее эффективный комплекс мер противостояния стратегии наложения издержек состоит не только в чувствительных контрмерах, но и в умении трансформировать затраты в инвестиции. Сделан вывод о том, что внешнеэкономическая стратегия наложения издержек должна быть всесторонне проработана и применяться Россией не только в качестве контрмеры, но и в качестве превентивной стратегии
Ключевые слова: экономическая безопасность, национальные интересы, стратегия наложения издержек, экономическая безопасность регионов, импортозамещение, ресурсное проклятие
УДК 33(075.8); ББК 65.2/4–98я73   Стр: 50 - 56

Геката: Спасибо вам!
Прилежный труд
Не пропадет.
На пользу вам,
Во славу всех,
Он наведет
На новый грех.
Пора кончать!
В. Шекспир. Макбет.
Акт IV, сцена 1

Введение. В конце 1990-х годов в сфере глобальной политической пропаганды, где монополия США настолько очевидна, что не требует доказательств, стало усиленно распространяться мнение, будто США полностью потеряли к России интерес, по­скольку экономические связи с ней минимальны и бесперспективны, а российские лидеры не способны не только отстаивать свои национальные интересы (в чем собственно и кроется суть национальной безопасности), но даже сформулировать их. Е.М. Примаков вспоминал, как однажды бывший президент США Ричард Никсон спросил А.В. Козырева (на тот момент министра иностранных дел России, верного соратника и единомышленника Ельцина и Гайдара) о том, каковы интересы новой России. «Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком как бы заклинились на национальных интересах,– ответил Козырев.– и теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если у вас есть какие-то идеи и вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен». Предложением указать российскому министру, какие у его страны национальные интересы, Никсон был сконфужен. Даже по американским меркам это был запредельный концентрат угодливости и лести [1, с. 210].
Открытая публикация в начале мая 2019 года Доклада корпорации RAND «Перенапряжение России: конкуренция с выгодных позиций» [2] показала, что данные времена прошли. Выяснилось, что Россия не проиграла холодную войну, а лишь отступила с позиций, которые занимал СССР: оккупационных войск на территории страны нет; внешняя администрация, беспрекословно исполняющая оккупационные приказы, не назначена; вооруженные силы в их нынешнем виде способны противостоять любому противнику. Более того, за последние два десятилетия Россия восстановила значительную часть разрушенного в 1990-е годы экономического, политического и идеологического потенциала, успешно осуществляет нефтегазовые проекты, которые обеспечат в будущем стабильные валютные поступления (отметим, в частности, Северный и Южный поток). Россия выступает активным субъектом международных политических и идеологических отношений, успешно конкурирует с США в таких ключевых областях, как космос, атомная энергетика и др., а потому она и стала объектом активного изучения со стороны разведслужб США.
Напомним, RAND Corporation (от Research and Development — Исследования и разработки) — известная американская некоммерческая организация, представляющая собой центр стратегических исследований, работающая по заказам правительства США, их вооружённых сил и разведслужб. Значительная часть исследований корпорации RAND строго засекречена, так как посвящена вопросам безопасности страны. Но незасекреченные материалы, документы и научные результаты выкладываются в публичный доступ. Если ранее наши партнеры из США отказывались помочь России сформулировать национальные интересы, то в Докладе RAND Corporation «Перенапряжение России: конкуренция с выгодных позиций» четко определены исходящие от США современные угрозы национальной безопасности и прежде всего экономической безопасности.
Отметим, ранее RAND Corporation уже выполняла роль аналитика, выявлявшего уязвимые места СССР и определявшего минимально затратные меры по изматыванию его сил, которые не допускали прямого вооруженного столкновения. Здесь можно вспомнить доклад 1972 года «Long-Term Competition with the Soviets: A Framework for Analysis» (Долгосрочная конкуренция с Советами: основа для анализа) [3], поясняющий, как извне готовилась бархатная революция в СССР, стоившая ему жизни. Вклад RAND Corporation и иных внутриполитических сил в разрушение СССР раскрыт достаточно обстоятельно для всех интересующихся этой проблематикой [см., напр. 4].
В Докладе «Перенапряжение России» дан внешний взгляд на современные потенциальные уязвимости России, на негативные тенденции в экономическом развитии и вытекающие из проведенного анализа меры, которые, по мнению авторов, способны продолжать изматывать страну, ослаблять её в военном, экономическом, политическом и идеологическом отношении с таким расчетом, чтобы с Россией можно было не договариваться, а диктовать ей свою волю. Эти меры «задуманы как элементы кампании, призванной вывести противника из равновесия, заставив Россию конкурировать в тех сферах и регионах, где США имеют конкурентное преимущество, вдохновляя Россию чрезмерно напрячь себя в военном и экономическом плане, заставляя нынешний политический режим терять внутренний и/или международный престиж и влияние» с таким расчетом, чтобы «стимулировать лучшее поведение со стороны возможных преемников Путина» в отношении глобальных интересов и гегемонистских устремлений США [2, с.2].
Провозглашаемая стратегия трактуется в качестве новой по отношению к стратегии, примененной для разрушения СССР как государства. Почему же возникла потребность изменения стратегического подхода к изматыванию России? Уже опробованную модель пытаются модернизировать и применить в современных условиях, поскольку считают, что к ранее применявшимся методам воздействия у России и её населения выработался своеобразный иммунитет. Во всяком случае, в 1990-е годы Россию развалить не удалось. Падение цен на нефть и резкое снижение экспортных доходов не оказали разлагающего влияния на территориальную целостность страны.
Однако из данного факта не было сделано верных выводов, важнейшим из которых можно считать следующий: любое государство — это политическая система, оно формируется по политическим соображениям и может быть разрушено лишь политическими средствами. Во время блокады Ленинграда экономические трудности, которые испытывало население, были беспрецедентны, однако даже намеки на сепаратистские настроения отсутствовали.
Обобщая опыт формирования мер по поддержанию на должном уровне национальной целостности и экономической безопасности, важно обращать внимание не только на внешние угрозы, необходимо изучать собственный негативный опыт. Можно привести немало примеров, когда руководство новой России действовало на подрыв репутации страны, вопреки её экономическим и политическим интересам. Так, на Кубе в провинции Сьенфуэгос в 200 км от Гаваны по советскому проекту строилась АЭС Хурагуа. Оборудование и материалы для строительства АЭС поставлялась Советским Союзом в соответствии с двусторонними соглашениями об экономическом сотрудничестве (проще говоря, в кредит). На начало 1992 года готовность первого энергоблока оценивалась в 95–97%. При успешном завершении монтажа оборудования и пуска первого энергоблока Куба смогла бы обеспечить более 15 % своих потребностей в электроэнергии. Но в угоду США в начале 1992 года для поддержания антикубинских санкций в ущерб экономическим интересам России запуск станции был прекращен. Куба внезапно оказалась зажатой экономическими санкциями с двух сторон: со стороны США — явного открытого противника и со стороны России — бывшего союзника. Куба выстояла. Россия понесла не только прямые экономические убытки. Нужно ли было при этом исчислять долги Кубы в пользу России, а затем объявлять об их прощении? В наших СМИ крайне невнятно вспоминают о том, что старых политических друзей мы отталкивали сами, но это не помогло найти друзей новых, рыночных.
Тем интереснее, ознакомившись с Докладом «Перенапряжение России», понять и реально оценить, с одной стороны, внешний алчный взгляд на богатства России и её нынешние уязвимые места, с другой стороны, уяснить, какие козыри мы сами даем в руки «партнеров», которые нас определяют в качестве потенциальных противников, какие реальные собственные проблемы замалчиваем или отмахиваемся от них.
Очевидно, что борьба с Советским Союзом еще не окончена. Стратегии дальнейшего разъединения бывших республик Советского Союза, недопущение их взаимного сближения (борьба с русским языком как языком межнационального общения; очернение подвига советского народа, победившего фашизм; борьба с православием, попытки стравить православных и мусульман) всё ещё работают, вызывают дальнейший разрыв политических и экономических связей. Наряду с этим создаются новые стратегии, только уже направленные против России и её регионов, а также интеграционных группировок, в которых участвует Россия, а именно, ЕврАзЭС. Поэтому следует разрабатывать контрстратегии, которые бы смогли обеспечить стабильность стране и катастрофические последствия для потенциальных противников.
Цель данной статьи состоит в том, чтобы оценить методологию анализа современных внешних угроз и проблем, которые реально способны реализовать США собственными силами или иные страны, правительствами которых они свободно манипулируют, для экономической безопасности России и её регионов. Под экономической безопасностью страны и её регионов следует понимать такое состояние национальной экономики, которое обеспечивает неуязвимость и самостоятельность дейст­вий при реализации экономических интересов по отношению к внешним и внутренним угрозам, а в конечном счете не оказывает влияния на целостность государства.
Концепция, логика и риски противостояния. Первоначальная оценка RAND современного состояния России для выработки стратегии сдерживания основывается на её сравнении с Советским Союзом по следующим направлениям:
● ресурсы. Важнейший ресурс — население — вдвое меньше СССР. Отметим, что уязвимость России в данном отношении реальна, предопределяется тем, что население стареет и сокращается за счет естественной убыли, иммиграция не восполняет людские потери; сильны эмиграционные настроения.
● экономика. Экономика России более открыта, включена в международное разделение труда, имеется возможность выбирать сферы экономического сотрудничества в соответ­ствии со своими политическими интересами. Общеизвестно, что Россия крупный игрок в сфере производства и реализации геополитических товаров — энергоносителей, от которых зависят значительные валютные поступления. Её финансовая уязвимость связана с волатильностью цен на мировом рынке энергоносителей.
● угрозы для США. Решение задачи по сдерживанию России трактуется RAND как выработка мер по борьбе с относительно более слабым конкурентом. Вместе с тем, Россия не рассматривается в качестве самого грозного противника США, им выступает Китай с его динамично возрастающей экономической силой. Китай — новая серьезная угроза США для удержания глобального доминирования. Вследствие этого некоторые меры, которые способны нанести ущерб России без особых затрат для Соединенных Штатов, могли бы побудить Китай к ответным мерам, болезненным для США. Но в результате концентрации сил и внимания на России может быть упущено время для усиления позиций в конкурентной борьбе с Китаем, что создает для США новую угрозу.
США и Россия обладают настолько мощным ядерным потенциалом, что открытое политическое противостояние приведет к гарантированному уничтожению обеих противоборствующих сторон, поэтому его допустить ни в коем случает нельзя. Вследствие этого экономические меры, направленные против России, должны обретать форму обоснованности и законности, создавать иллюзию, будто США борются за правое дело.
Эффективность использования стратегий перенапряжения (сдерживания) России зависит от того, в какой мере к ним подключатся союзники и стратегические партнеры США. Сами стратегии перенапряжения (сдерживания) являются вариантами долгосрочной стратегии наложения издержек на потенциального противника, которые ограничивают его доходы и навязывают ему дополнительные расходы, и в целом превышают бремя издержек, которые несет навязывающая сторона. Иными словами, RAND разрабатывает экономиче­ские меры, как ударить по политико-экономической системе России так, чтобы цена удара была минимальной, а результат (ущерб) максимальным. Для этого, по мнению экспертов RAND, экономическую конкуренцию с Россией следует направить в области сравнительных преимуществ США для исчерпания ограниченных российских ресурсов. Тогда некая мера наложит непропорционально большие издержки на Россию, ограничит её доходы и приведет к последующему сокращению ареала политического влияния.
По мнению авторов доклада RAND меры, направленные на перенапряжение России, могут дать желаемый эффект только в том случае, если они станут ощутимыми для руководства страны и российского народа, и побудят к ответным реакциям в нужном направлении. Все средства усиления страха и беспокойства в России — это инструменты поощрения к чрезмерному перенапряжению своих военных или экономических возможностей.
Риски реализации стратегий по изматыванию России заключаются в том, что она может ответить на определенные меры США способами, которые наносят ущерб экономическим, политическим и идеологическим интересам Соединенных Штатов или их союзников, или способами, которые снижают стабильность в мире.
Логика рассмотрения вариантов политики по созданию угроз и изматыванию сил России начинается с выявления экономических мер. В число этих мер включены санкции, шаги по сдерживанию мировых цен на нефть и газ (российских экспортных поступлений). Затем охарактеризованы политические, информационные и идеологические меры по снижению российского влияния за рубежом и поддержки гражданами правящего режима внутри страны. Указано на возможности увеличения расходов по внешним военным обязательствам на Кавказе, Украине и в Сирии, положение вооруженных сил и развитие вооружений в аэрокосмической, морской и сухопутной областях. И наконец, сделаны общие выводы о выгодах, рисках и вероятности успеха в случае применения предложенных мер перенапряжению сил России. При этом отмечается, что Соединенные Штаты должны реально оценить возможные варианты российских контрмер. И хотя России будет труднее, чем США (и, возможно, их друзьям и союзникам), нести издержки этой возросшей конкуренции, обеим сторонам придется отвлекать национальные ресурсы от других целей.
Исторический опыт применения долгосрочной стратегии наложения издержек. Анализируя прошлый опыт, следует отметить, что применявшаяся США в отношении к СССР в 1980-е годы модель расшатывания всех его устоев за счет реализации стратегии наложения экономических, политических, идеологических издержек при одновременном создании преград для получения доходов от внешней торговли работала. При этом общие стратегические модели действовали не напрямую, а трансформировались в планы центральной власти. Так, в ноябре 1982 года президент Рональд Рейган подписал Директиву по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD), согласно которой США:
— должны были добиться согласия европейских союзников выделять СССР кредиты только по рыночным курсам;
— не допускали доступа советской экономики к современным западным технологиям, расширялась деятельность КОКОМ;
— и их политические союзники проводили поиски альтернативных источников энергии, чтобы уменьшить зависимость Европы от поставок советского природного газа. В целом был установлен лимит: поставки советского газа в ЕЭС не могли покрывать более 30 процентов потребностей интеграционной группировки [5, c.216–218].
Главной мишенью NSDD стало ограничение экспортных доходов посредством срыва строительства газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород» в Западную Европу, который должен был соединить СССР с западноевропейской газовой системой, уходящей во Францию, ФРГ и Италию. На начальном этапе американские и западноевропейские компании охотно предоставили высокотехнологичное оборудование, технологии, необходимые для строительства газопровода, трубы большого диаметра, которые тогда не выпускались в СССР, обеспечили проект льготными кредитами. После подписания Директивы NSDD под давлением США немецкая компания Mannesmann прекратила поставки в СССР труб большого диаметра, а европейские банки увеличили ставку по кредитам сначала с 7,8 до 11,25 процента, затем до 17 процентов годовых. В результате первую ветку газопровода сдали в эксплуатацию на два года позже (в 1984 году), а вторую так и не построили. СССР и европейские партнеры по проекту понесли многомиллиардные убытки. В убытке оказались и западноевропейские потребители, вынужденные покупать альтернативные дешевому газу энергоносители по более высоким ценам.
Разве не очевидно тождественна та старая стратегия, направленная против газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород», и нынешняя, направленная против строительства Северного потока — 2 и Южного потока? Введение санкций, запугивание доминированием России на западноевропейском рынке, «научные изыскания» о сырьевом проклятии — всё это укладывается в уже апробированную стратегию наложения издержек.
Однако насколько она эффективна сегодня? Уже сейчас можно говорить о том, что стратегия не только не сработала, а дала прямо противоположный ожидаемому результат. Во время «Прямой линии» 21 июня 2019 президент В.В. Путин заявил, что санкции позволили России усилиться и мобилизовать экономику по многим направлениям. Он отметил, что за годы санкций Россия недополучила около 50 млрд долл. США, в то время как Евросоюз — 240 млрд, Япония — 27 млрд, США — 7 млрд. Также было сказано, что эти страны теряют не только российский рынок, но и рабочие места [6]. Как говорил шотландский писатель–неоромантик Роберт Льюис Стивенсон, «People who live in glasshouses shouldn’t throw stones» (Люди, живущие в стеклянном доме, не должны бросаться камнями).
Конечно, сравнив 50 млрд России и 7 млрд США, можно первоначально подумать о достаточно высокой эффективности стратегии наложения издержек (7 к 1). Но сопоставив потери России и потери ЕС (1 к 5) от применения стратегии, невольно приходится сделать вывод о том, что безоговорочная поддержка санкций США со стороны основных союзников — политических вассалов крайне болезненна. США просто подставили ЕС под ответный удар России. Понятно, почему Евросоюз стал искать пути, которые могут привести к снятию санкций с России. Восторженный вывод Б. Обамы в Ежегодном послании к нации (20 января 2015) о том, что «сегодня Америка сильна и едина с нашими союзниками, в то время как Россия изолирована, а ее экономика — в клочьях», был явно преждевременным и абсолютно непродуманным.
Контрсанкции против Евросоюза оказались исключительно эффективны. Впоследствии об их односторонней отмене неоднократно униженно просили Россию. Так, экс-президент Франции, председатель партии Республиканцев Николя Саркози, выступая на Петербургском международном экономическом форуме 16 июня 2016, призвал Москву первой отменить экономические санкции, введенные против стран ЕС и США. По его мнению, ЕС в будущем когда-нибудь отменит санкции против России, но надо, чтобы Москва сделала первый шаг: «Самый сильный должен протянуть руку первым, а самый сильный — это Россия и президент Путин» [7]. Как видим, речи о том, что ЕС и США протянут руку вторыми и отменят санкции, не было. Президент России никак не отреагировал на это предложение. «... Заниматься какой-то такой благотворительностью и отменять контрмеры, — сказал пресс-секретарь Д. Песков, — не знаю, насколько это было бы разумно» [8].
Стратегия наложения издержек не только обоюдоострое экономическое оружие. Она может обернуться против нападающей стороны и принести обороняющейся очевидные выгоды за счет использования стратегии импортозамещения. Например, прямые потери от действий правительства США понесли платёжные системы Visa и MasterCard, после того как в марте 2014 года США ввели санкции против России в связи с присоединением Крыма, осуществленным в полном соответствии с украинским законодательством. Visa и MasterCard остановили обслуживание карт нескольких российских банков в торговых точках и банкоматах международной сети расчетов. В результате 23 июля 2014 года было создано акционерное общество «Национальная система платёжных карт» (НСПК), перед которым ставились две задачи: 1) создание операционного и клирингового центра для обработки внутрироссийских операций по картам международных платёжных систем; 2) выпуск и продвижение национальной платёжной карты. Уже 15 декабря 2015 года НСПК объявила о выпуске пластиковых карт «Мир» семью российскими банками. Выручка НСПК только в 2018 году составила 11,8 млрд руб., а чистая прибыль — 4,7 млрд руб. Таким образом, санкции открыли новые направления эффективных инвестиций, и экономика, «разорванная в клочья», сумела оторвать «клок» доходов от Visa и MasterCard.
Еще один значимый пример того, как санкции обернулись против нападающей стороны за счет использования стратегии импортозамещения, демонстрирует подъем сельского хозяйства в России. Но это тема для отдельной самостоятельной статьи.
Несмотря ни на какие санкции, возвращение Крыма принесло однозначные экономические выгоды России. Вкратце отметим прямые выгоды: 1) не надо строить новую военно-морскую базу в Новороссийске; 2) не надо платить за аренду военно-морской базы в Севастополе; 3) не надо давать скидку на газ Украине (суммарно скидка только в течение 10 лет, с 2011 по 2019 годы, оценивалась в 40 млрд долл. США, что превышало 10 процентов бюджета Украины [9]); 4) произошло сокращение потребности в инвалюте в связи с замещением мест зарубежного отдыха. Таким образом, созданы условия для наращения экономического и политического потенциала России в целом.
Войны, в том числе экономические, могут сопровождаться наступательными и оборонительными действиями, отступлением на заранее подготовленные позиции. Не следует забывать и о таком предложении противнику (его отдельным группировкам), как полная безоговорочная капитуляция. Контрмеры, предпринимаемые Россией, должны неравномерно сказываться на странах ЕС, причем с таким расчетом, чтобы малые страны ощущали гораздо более сильные последствия от контрсанкций, несли убытки в первую очередь от подчинения лидерам Евросоюза. Например, предложение о полной безоговорочной капитуляции можно сделать тому агенту, выступающему на стороне очевидного противника, который пытается прикрываться личиной братства и религиозной общности. В этом отношении показательно поведение Болгарии.
США одобрили поставки Болгарии 8 самолетов F-16 C/D Block 70/72, 10 двигателей к ним, 10 коммуникационных систем, а также другого оборудования и боеприпасов на сумму в 1,7 млрд долл. Продажу одобрил госдепартамент, который оценивает политические риски подобных сделок. Он пришел к выводу, что продажа самолетов «будет способствовать задачам внешней политики и национальной безопасности США, поможет укрепить безопасность НАТО и безопасность ключевого партнера США» [10]. На это деньги у Болгарии нашлись. Но следовало бы сначала рассчитаться по долгам с Россией, за срыв реализации проекта «Южный поток».
Поведение Болгарии полностью вписывается в стратегию наложения издержек. Отказ от «Южного потока» стоил «Газпрому» 800 млн евро. В.В. Путин отметил: «Ну, записали их в убытки, что делать». Россия и Болгария сожалеют по поводу срыва проекта «Южный поток», — добавил российский Президент [11].
Суверенное право Болгарии сожалеть, о чем бы то ни было, в этом ей никто не может отказать. Но срыв контракта — это не убытки России, а долги Болгарии, которые она, безусловно, должна оплачивать. Россия обязана блюсти национальные интересы и ни в коем случае не забывать выставлять требования при заключении новых договоров о возмещении ущерба вследствие нарушения предшествующих. И тем самым противодействовать появлению новых «троянских коней» в реализации американской стратегии наложения издержек, чтобы впредь другим неповадно было.
Идеологическое сопровождение стратегии наложения издержек. В экономике любое действие совершается только в том случае, если уложилось в сознании человека. Влияние на сознание отдельного человека и общества в целом при реализации стратегии наложения издержек может иметь вид фейковых новостей, представления положительных результатов как негативных, подчеркивании реальных недостатков.
Нельзя не напомнить, что стратегия наложения издержек имела идеологическое сопровождение, в котором принимали активное участие и союзники США. Под аккомпанемент экономической войны с СССР наносились точечные фейковые пропагандистские удары по влиятельным представителям партии и государства.
Идеологическое противостояние СССР и США проявлялось, в частности, в том, что ограничивался доступ граждан страны к информации, которую распространяли так называемые «вражьи голоса». Например, немецкий журнал в 1974 году «Шпигель» состряпал «новость», будто Первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Г.В. Романов устроил в Таврическом дворце (в те годы дворец представлял собой учебное заведение с учебными аудиториями, а не залами для проведения торжеств) свадьбу своей дочери, для чего взял в Эрмитаже царский сервиз и половину из него не вернул. Радио «Свобода» и «Голос Америки», а вслед за ними многие граждане страны, эту чушь пересказывали впоследствии многократно и с непременным усердием. Нельзя не отметить, что фейк оказался живучим и достаточно эффективным. Контрпропаганда не развивалась. И отсутствие публичного открытого опровержения фейков формировало атмосферу недоверия к официальной пропаганде.
Вместе с тем, в прошлом отдельные негативные реальные факты пытались даже опровергать, что резко усиливало действенность стратегии наложения издержек. И в нынешнем докладе RAND отмечены такие факты, например, про Ельцина, не укладывающиеся в его официальную музейную историю с её инновационным проектом, который «погружает посетителей музея в атмосферу 90-х и опирается не только на эмоции, но и на потребность более глубоко осмыслить события тех лет». Проще говоря, в докладе RAND сказано о слабости к спиртному Ельцина. Почему об этом не упомянуть в музее так, чтобы у подрастающих поколений это не вызывало шока? И тут же не вспомнить о том, что данная «слабость» была характерна и для Е.Т. Гайдара? «ВИСКИ — это напиток, который я люблю и в котором понимаю толк, — говорил Гайдар. — Я довольно долго вообще не пил — как-то так сложилось. Но к старшим курсам института все-таки понял, что это неправильно, и со временем стал нормальным человеком» [12].
Предпринимаемые вопреки историческим фактам попытки оправдания провальной экономической деятельности Е. Гайдара связаны с замалчиванием уникального опыта Е.М. Примакова и его соратников, среди которых, прежде всего, следует отметить Ю.Д. Маслюкова и В.В. Геращенко, обеспечивших вывод страны из хаоса в 1998 г., в который вогнали Россию Гайдар и его команда.
В XXI веке опыт идеологической борьбы против СССР не только не забыт, но активно используется. Нужно признать, что принцип гитлеровской пропаганды «чем чудовищнее солжешь, тем скорее тебе поверят», небезуспешно работает в информационных войнах и против других стран.
Вспомним, какой образ создавали лидеру КНДР Ким Чен Ыну. Массовая английская ежедневная газета Daily Mail в апреле 2014 года развлекла своих читателей сообщением о том, что Ким Чен Ын министра общественной безопасности О Сон Она собственноручно сжег из огнемета [13]. Разумеется, ничего подобного в КНДР не было и быть не могло, ведь это не история хозяйничания старой доброй Британии в колониальной Индии, где англичане действительно «сотнями привязывали возмутившихся против их владычества сипаев и не сипаев к жерлам пушек и без снаряда, одним порохом, расстреливали их — это уже большой успех против перерезывания горла или распарывания живота» [14, c. 151]. Очевидно, Daily Mail состряпала «информацию» по образу и подобию живодерских действий своих соотечественников.
В мае 2015 года по информационным агентствам (в частности, в России по каналам «РИА Новости», «Московский комсомолец» и др.) молниеносно распространилась «новость», полученная от «представителя южнокорейской разведки»: министр обороны КНДР Хён ён Чхоль расстрелян в военном училище в Пхеньяне из зенитного орудия по обвинению в госизмене из-за того, что задремал во время военного мероприятия и не смог выполнить указания лидера страны Ким Чен Ына [15; 16].Отметим, перед рукопожатными встречами Председателя Государственного совета КНДР Ким Чен Ына с Президентом США Д. Трампом эти эпизоды информационной войны были дружно забыты. Согласно одному из заявлений Д. Трампа, он влюбился в своего нового друга Ким Чен Ына [17].
Ресурсное проклятие и «газ свободы». Стратегия наложения издержек включает в себя два компонента: 1) ограничение долговременных источников доходов и 2) навязывания расходов, приводящих к сокращению инвестиций. Как в соответствии с такой стратегией поступить, если противник в экономической войне (например, Россия) обладает каким-либо сравнительно дешевым стратегическим ресурсом и имеет от его реализации значительные доходы? Как поступить, если доступ к аналогичному ресурсу обходится существенно дороже (для США)?
В ситуации, когда открытая честная конкурентная борьба, очевидно, стратегически не может привести к победе, в ход следует пустить пропагандистские инструменты, благодаря которым преимущества противника будут представлены как «научно» обоснованные недостатки, а ущербность собственной позиции — в качестве бесспорного блага. А вдруг удастся убедить противника в целесообразности самоограничения доходов?
В этом плане наиболее показательной предстает запущенная в научный оборот «концепция» ресурсного проклятия. У России и иных государств мира, с которыми США не собираются строить партнерские отношения (Венесуэлы, Ирана и др.), имеются значительные запасы энергоресурсов, например, нефти и природного газа, цена которых на мировом рынке высока. В США издержки на производство энергоресурсов в виде сланцевой нефти и газа значительно выше; кроме того, его добыча крайне негативно сказывается на окружающей среде. В этой ситуации в пропагандистский оборот запускается лозунг о том, что на Россию и др. наложено ресурсное проклятие. Недостаточно звучен термин «проклятие»? Добавим «нефтяную иглу»!
Нужно забыть и об охране окружающей среды, поскольку сланцевые разработки крайне негативно сказываются на окружающей среде. В полном соответствии с этой логикой 1 июня 2017 года президент США Д. Трамп заявил о прекращении участия в Парижском соглашении 2015 года.
По поводу мифа о ресурсном проклятии, не имеющего ничего общего ни с наукой, ни с экономикой, А. Илларионов — бывший советник президента В.В. Путина, выступая на конференции в ВШЭ «Природные ресурсы в экономическом развитии: благо или риски?», метко подметил еще в 2007 году: «Построение моделей «ресурсного проклятья» может рассматриваться не более чем курьез» [18]. Все научные изыскания в области «ресурсных проклятий», «нефтяных игл» не способны дать ответ на самый принципиальный вопрос: насколько изменилась бы жизнь стран, если бы у них не было этих природных ресурсов? И почему США, Канада, Норвегия, Шотландия и др. кроме нефтяной иглы хотят подсесть и на газовую?
Использование природного газа как энергоресурса сегодня наиболее экономически эффективно для поддержания экономического роста, и одновременно успешно замещает использование каменного угля. Поэтому естественно желание США подключиться к объемному перспективному рынку энергоресурсов.
В настоящее время около 70% всей американкой нефти добывается сланцевыми компаниями, в которых напрямую или косвенно занято от 8 млн до 9,5 млн человек. Однако при ценах на нефть марки WTI в диапазоне $50–55/барр. большинство сланцевых компаний США генерируют убытки, даже в случае сокращения затрат на бурение и ввода в эксплуатацию большего числа неосвоенных скважин. По данным Haynes and Boone, 172 нефтяные компании объявили себя банкротами с начала 2015 по апрель 2019 года, а их совокупная задолженность превысила 98,5 млрд долл. В январе-апреле 2019 года обанкротилось 6 компаний, которые задолжали кредиторам 2,67 млрд [19; 23]. При этом США пытаются устранять соперников при помощи санкций, введения ограничений на доступ к рынкам капитала, вмешательства во внутриполитическую жизнь стран-конкурентов.
Что же делать, если добыча сланцевого газа однозначно дороже природного и стратегия наложения издержек даёт сбой? В ход пускаются удивительные пропагандистские инструменты. Представители Минэнерго США, выступая на X Министерской конференции по чистой энергии в Ванкувере, назвали американский сжиженный природный газ (СПГ) «молекулами свободы США». Этот пропагандистский пассаж один из экспертов прокомментировал едко и метко: «Зовите врача!» [20].
Провалы в методологии анализа RAND. Любая методология может представлять собой почву для объективного анализа и соответствующих выводов только в том случае, если включает в свой состав определение постулатов, на которых она базируется. Таких исходных допущений Доклад RAND не содержит. Однако по тому запалу, с каким написан Доклад, ряд таких постулатов можно сформулировать. Это, в свою очередь, позволит понять, насколько реалистичны выводы и действенны предлагаемые в нем меры по наложению издержек на Россию.
Во-первых, предполагается полное единство экономических и политических интересов США и Западной Европы, отсутствие двойных стандартов в отношениях с союзниками и реализации внешнеэкономической политики; координация действий под лозунгом «то, что хорошо для Америки, однозначно хорошо и для Евросоюза».
В действительности, следует учитывать не только расходы США, но и потери их союзников. Конкуренцию между США и союзниками никто не отменял. Евросоюз не только не един экономически, он начинает раскалываться политически, его сохранение уже в 2019 году перестало быть вопросом. Раскол ЕС состоялся. Значительную роль в этом деле сыграли издержки от санкций против России.
Заинтересованы ли США в ослаблении ЕС, и какую пользу из этого события они могут извлечь? Уже сегодня США успокаивают Великобританию развитием торговых отношений после Brexit, поскольку понимают, что ослабленный союзник — расширенный рынок сбыта.
Но как только США осознают неизбежность дальнейшего раскола ЕС, и это станет известно лидерам не только ЕС, но и США, то США попытаются извлечь максимальную выгоду от дальнейшего распада ЕС. Одни аспекты выгоды, что называется, лежат на поверхности, другие — отдаленные — связаны с ослаблением евро и укреплением доллара как мировой резервной валюты. Глобальные финансовые кризисы показывают, что золота как общепризнанного международного инвестиционного резерва на всех не хватает. Правда, есть ли запасы золота у США, большой вопрос.
Очевидно, что уже сейчас Евросоюз отстаивает свои материальные интересы, всеми силами защищая «Северный поток–2». Только один этот пример доказывает, что полное единство экономических и политических интересов США и Западной Европы в принципе не достижимо, а двойные стандарты в политике налицо.
Во-вторых, США не могут наложить на Россию существенные экономические издержки самостоятельно, поскольку торгово-экономические отношения между Россией и США можно признать незначительными. Надавить значительными санкциями на Россию можно только через вассалов — союзников (прежде всего, Евросоюз, Японию). Однако допускать, будто ЕС заинтересован в стратегии минимизации экономического сотрудничества с Россией, значит совершать грубую методологическую ошибку. Любая стратегия рассчитана на длительный срок реализации. В ЕС еще не полностью осознали, что потерять рынок, отступить с него легко, а отменив санкции, вернуться на рынок сбыта, по крайней мере, не просто сделать шаг вперед. Место на рынке может быть занято национальным товаропроизводителем вследствие политики импортозамещения или более расторопным конкурентом, например, Китаем.
В-третьих, методологически стратегия RAND включает предпосылку, будто бесконечно долго можно поддерживать среди союзников иллюзию в том, что идентификация их собственных интересов покажет слабость общего фронта против России и отдалит достижение национальных стратегических целей. А именно, только следуя во внешнеполитическом фарватере США, присоединяясь к экономическим санкциям, Япония добьется от России реализации своих стратегических целей в виде перехода под свою юрисдикцию Курильских островов, где будет размещена очередная военная база США. По сути дела, это означает, что Япония хочет отвоевать Курилы у России в ходе экономической войны.
Япония сегодня — это стагнирующая экономика, имеющая многочисленные признаки начала заката. Японское экономическое чудо навсегда осталось в XX веке. И при этом не следует полагать, будто в нормализации международных отношений заинтересована только противоположная сторона, только Россия. А от Японии (по ранее охарактеризованной модели Козырева) требуется только погромче на стороне США заявить о своих претензиях. Собственные национальные интересы должны быть осознаны, усвоены и отстаиваться всеми слоями населения данного государства отнюдь не на основе иностранной стратегии ведения экономической войны.
Создание государством общего фронта против страны — центра силы ведет к образованию общего фронта против этого государства. Очевидно, что США и Япония, включаясь в экономические войны с Россией и Китаем, превращают их в стратегических союзников.
В-четвертых, стратегия наложения издержек фактически исходит из фантастических посылок либерализма в стиле Ф. Фукуямы, будто США обладают ничем неограниченными финансовыми, сырьевыми и иными ресурсами. Поэтому они могут удовлетворить все потребности тех стран, которые будут играть с ними на одном поле против России: Западную Европу наводнят энергоносителями, иным компенсируют расходы на закупку американского оружия и т.д. т.п.
Очевидно, уязвимые места есть не только у России, но и у США и их союзников. Причем такие уязвимые места могут стать критическими для их существования. Эти критические уязвимости надо осознавать.
США всё еще остаются первой экономикой мира, однако всё в большей степени проявляются пределы развития. Особенно наглядны они при решении финансовых проблем за счет наращивания долгов: проблемы бюджетного дефицита в США и Евросоюзе являются более острыми, чем в России. В 2012 году долги Евросоюза превысили ВВП, а в 2017 году долг федерального правительства США превысил ВВП страны. Так что ресурсы для реализации стратегии наложения издержек именно в долговременном плане наталкиваются на постоянно растущие ограничения.
Выводы. Проведенный анализ позволяет ответить на следующие вопросы.
Почему США разрабатывают не стратегии сотрудничества с Россией, а стратегии наложения издержек? Здесь можно выделить три причины.
Одна причина примитивно проста: конкурентная борьба за природные ресурсы, за своё стабильное будущее может принимать достаточно ожесточенные формы. Но чтобы реализовать сценарий обеспечения ресурсами, возможна более конструктивная альтернативная стратегия, стратегия сотрудничества.
Другая причина разработки долговременной стратегии, направленной по сути дела на полное уничтожение противника видится в том, что Россия встала на пути глобального либерального правопорядка, монополию на лидерство в котором в виде единственной супердержавы США пытаются закрепить за собой. И здесь никакое сотрудничество на равных невозможно. Все формы положительного взаимодействия краткосрочны и направлены только на получение передышки в той или иной форме войны, экономической, политической, идеологической.
Третья причина историческая: авторы Доклада «Extending Russia» стремятся поддержать имперские настроения, сложившиеся после Второй мировой войны, и при этом напомнить о себе. Авторы Доклада, очевидно, преследовали три группы интересов:
— научный интерес: показать, что они способны выявлять существенно значимые уязвимости России, которые могут изматывать её силы;
— маркетинговый интерес: вызвать интерес к своему проекту и привлечь финансирование для дальнейших исследований в рамках проекта;
— идеологический интерес: поддержать ряд ранее выдвигавшиеся идеологические конструкции, чтобы привлечь к себе общественное мнение.
В каком случае союзники США настроены на реализацию стратегии сотрудничества с Россией? К этому их подтолкнёт прямая материальная заинтересованность. Поставки энергоресурсов, строительство газопроводов не только обеспечивают высокий уровень потребления, но и снижают себестоимость производимой продукции.
Важно отслеживать и не допускать попыток профинансировать антироссийский курс за счет России. Внешнеэкономическая стратегия наложения издержек должна быть всесторонне проработана и применяться Россией (показательный удачный пример — контрсанкции) не только в качестве ответной меры, но и в качестве превентивной стратегии.
Попытка универсализации стратегии наложения издержек со стороны США ведет к дальнейшему сближению России и Китая, России и Индии, развитию интеграционных связей в рамках Евразийского экономического союза.
Наиболее эффективный комплекс мер противостояния стратегии наложения издержек состоит не только в чувствительных контрмерах, но и в умении трансформировать затраты в инвестиции.
Опыт борьбы СССР и России против стратегии наложения издержек имеет международное значение. Не только России, но и ЕАЭС, важно отслеживать и жестко пресекать все поползновения, открытые и скрытые, к вмешательству в их дела.


Литература
1. Примаков Е.М. Годы в большой политике. — М.: Коллекция «Совершенно секретно», 1999. — 445 с.
2. Extending Russia. Competing from Advantageous Ground. James Dobbins, Raphael S. Cohen, Nathan Chandler, Bryan Frederick, Edward Geist, Paul De Luca, Forrest E. Morgan, Howard J. Shatz, Brent Williams. — URL: https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR3063.html (датаобращения 1 июня 2019)
3. Long-Term Competition with the Soviets: A Frame work for Analysis (ДолгосрочнаяконкуренциясСоветами: основадляанализа). — URL: https://www.rand.org/pubs/reports/R862.html (дата обращения 1 июня 2019).
4. Шевякин А.П. 8 ступеней к разгрому Советской державы. — М., 2010. — 302 с.
5. Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. — Минск: Авест, 1995. 463 c.
6. Прямая линия с Владимиром Путиным. — URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/60795 (дата обращения 1 июня 2019).
7. Саркози в Санкт-Петербурге // Le Courrier de Russie/ — URL: https://www.lecourrierderussie.com/politique/2016/06/sarkozy-russes-sanctions-saint-petersbourg/ (дата обращения 1 июня 2019).
8. Дмитрий Песков об отмене контрсанкций: не знаю, насколько разумно заниматься благотворительностью. — URL: https://www.kommersant.ru/doc/3016876 (дата обращения 1 июня 2019).
9. Россия арендовала базу в Севастополе за 10 лет скидок на газ. 22 апреля 2010. — URL: https://rb.ru/article/rossiya-arendovala-bazu-v-sevastopole-za-10-let-skidok-na-gaz/6382187.html (дата обращения 1 июня 2019).
10. США одобрили поставки F-16 в Болгарию. 03.06.2019. — URL: https://ria.ru/20190603/1555231129.html(дата обращения 1 июня 2019).
11. Путин назвал потери «Газпрома» от срыва проекта «Южный поток» // Ведомости, 30 мая 2018. — URL: https://www.vedomosti.ru/business/news/2018/05/30/771301-stoimost-sriva-yuzhnogo-potoka (дата обращения 1 июня 2019).
12. Юлия Шигарева, Виталий Цепляев, Егор Гайдар. Егор Гайдар не бьёт посуду, жену и детей //Аргументы и Факты, № 43, 29 октября 1999. — URL: https://web.archive.org/web/20150807220849/http://www.iep.ru/en/issues/2098/publication.html (дата обращения 1 июня 2019).
13. Kim Jong-un has ‘enemy of the state’ executed by FLAMETHROWER in latest round of brutality. — URL: https://www.dailymail.co.uk/news/article-2599496/Kim-Jong-enemy-state-executed-FLAMETHROWER.html (дата обращения 1 июня 2019).
14. Верещагин В.В. Скобелев: русско-турецкая война 1877–1878 гг. — М.: ДАРЪ, 2007. — 492 с.
15. Министр обороны КНДР расстрелян за то, что уснул на мероприятии. — URL: https://www.mk.ru/politics/2015/05/13/ministr-oborony-kndr-rasstrelyan-za-to-chto-usnul-na-meropriyatii.html (дата обращения 1 июня 2019)
16. СМИ: министр обороны КНДР казнен из-за того, что уснул на мероприятии. — URL: https://ria.ru/20150513/1064172383.html (дата обращения 1 июня 2019)
17. Трамп заявил, что влюбился в Ким Чен Ына, 5 октября 2018. — URL: https://news.rambler.ru/politics/40974416/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата обращения 1 июня 2019).
18. Лопатников С. Ресурсное проклятие //Профиль. 2007. №  34. 17 сентября.– URL: https://www.hse.ru/news/1163603/1145764.html (дата обращения 1 июня 2019).
19. Добыча сланцевой нефти становится тяжелым бременем для экономики США. — URL: https://1prime.ru/energy/20190619/830085139.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com (дата обращения 1 июля 2019).
20. «Зовите врача»: эксперт прокомментировал «газ свободы» из США. — URL: https://rns.online/energy/Zovite-vracha-ekspert-prokommentiroval-gaz-svobodi-iz-SSHa-2019–05–30/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com (дата обращения 1 июля 2019)
21. Соколов Б.И. Проблемы модернизации российского предпринимательства // Экономика и управление. — 2010. — №  3(53). — С. 93–95.
22. Соколов Б.И. Финансовое измерение человеческого капитала в России //Проблемы современной экономики. — 2010. — № 4(36). — С. 53–56.
23. Соколов Б.И. Инвестиционно-финансовое кредитование и создание долговой экономики // Проблемы современной экономики. — 2008. — № 2(26). — С. 361–368.
24. Соколова С.В., Валеров А.В. Обеспечение экономической безопасности как функция менеджмента // Проблемы современной экономики. — 2016. — № 3 (59). — С. 269–270.
25. Федоров Б.Г.Все министры финансов России и СССР: 1802–2004. — М.: РЭО Тригон, 2004. — 629 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия