Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Савичева Е. Ю.
доцент кафедры экономики
филиала Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в городе Севастополе,
кандидат экономических наук,

Павлюк В. П.
старший преподаватель кафедры экономики
филиала Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в городе Севастополе,
кандидат экономических наук,


Анализ текущей ситуации в области реализации социальной ответственности бизнеса предприятиями г. Севастополя
В статье представлены результаты исследования уровня социальных обязательств предприятий г. Севастополя. Выявлены факторы, сдерживающие процесс социализации севастопольского бизнеса, предложены направления по повышению уровня социальной ответственности местных компаний
Ключевые слова: бизнес, социальная ответственность бизнеса, социальные инвестиции, г. Севастополь
УДК 334.012.23; ББК У011.34   Стр: 77 - 80

После вхождения Крыма в состав России в 2014 году регион оказался в новом правовом и социокультурном пространстве. С новыми правилами ведения бизнеса столкнулись и местные предприниматели. Так, в частности, после 2014 года новый импульс в регионе получили идеи социально ответственного предпринимательства. Во времена нахождения полуострова под юрисдикцией Украины концепция социальной ответственности бизнеса не была столь популярна как в России.
Сложившаяся практика во многом объяснялась тем, что значительная часть украинского бизнеса, особенно крупного, оказалась в руках временщиков, целью которых было не выстраивание взаимовыгодного долгосрочного партнерства между бизнесом и обществом, а, напротив, цель заключалась в грабеже собственного народа и выводе капиталов за рубеж. Осложнялась ситуация и отсутствием значимых системных научных исследований, посвященных оценке уровня социальной ответственности украинских компаний, например, по аналогии с национальным «Докладом о социальных инвестициях в России».
Теперь же, когда Крым стал частью России, возникает острая необходимость интегрировать, приобщить крымский бизнес к новой идеологии ведения предпринимательской деятельности.
С этой целью автором, при активной помощи «Севастопольской торгово–промышленной палаты», было проведено исследование, направленное на: 1) выявление уровня социальной ответственности севастопольских предприятий; 2) установление факторов, сдерживающих процесс социализации местных предприятий; 3) определение направлений и механизмов повышения социальных обязательств крымского бизнеса.
Исследование проводилось летом 2019 г. в г. Севастополе в форме анкетирования. В опросе приняли участие 43 руководителя местных предприятий, из которых на долю малых компаний пришлось 50% респондентов, 4% составили крупные предприятия, остальные участники выступили представителями среднего бизнеса. Отраслевая структура компаний, принявших участие в исследовании, представлена следующим образом: предприятия сферы услуг 76,9%, доля компаний сырьевого сектора составила 11,5%, примерно столько же пришлось на компании перерабатывающего сектора.
Одним из первых вопросов, предложенный для ответа респондентам, был вопрос о сущности самой категории «социальная ответственность бизнеса». К сожалению, приходится констатировать, что среди руководителей севастопольских предприятий имеет место практически тотальное непонимание сущности исследуемой категории. Так, 44,4% респондентов отождествляют категорию «социальная ответственность бизнеса» с такой категорией как «благотворительность». 15% считают, что социальная ответственность компании ограничивается реализацией лишь тех социальных обязательств, которые установлены действующим законодательством. Около 30% руководителей полагают, что социальная ответственность бизнеса — это философия поведения компании, направленная на удовлетворение ожиданий заинтересованных сторон в целях устойчивого развития, без расчета на экономический эффект. Чуть более 3% респондентов признались, что слышали о социальной ответственности бизнеса, однако, не имеют четкого представления о данной категории. И лишь 7% компаний считают, что социальная ответственность бизнеса — это выполнение бизнесом социальных обязательств сверх требований действующего законодательства в расчете на экономический эффект.
Конечно же, до сих пор не утихают споры о содержательной сущности, о границах социально ответственного поведения. На наш взгляд, «компания является социально ответственной, если ее действия соответствуют следующим критериям:
1) осуществляются в рамках закона; 2) имеют этический характер, то есть соответствуют превалирующим общественным ценностям; 3) имеют добровольный характер; 4) эти дейст­вия должны, по крайней мере, частично выходить за пределы этических и законодательных норм; 5) представляют собой рациональный отклик на систему противоречивых ожиданий заинтересованных сторон. 6) действия, которые определенным образом влияют на поведение компании и ее стратегические цели. Социальная ответственность предполагает изменения в поведении фирмы: социально ответственный предприниматель руководствуется не только критерием рыночной целесообразности, прибыльности, но и критериями учитывающими интересы заинтересованных сторон. 7) способны обеспечить положительный внешний эффект в виде роста экономических и социальных показателей.
Хотелось бы подчеркнуть, чтобы действия компании были квалифицированы как социально ответственные, необходима реализация всей совокупности указанных признаков. Несоблюдение хотя бы одного из вышеперечисленных критериев влечет за собой невозможность определения компании как социально ответственной.
Кроме того, чтобы быть социально ответственным, бизнесу одного желания явно недостаточно. Немаловажным условием социально ответственного поведения выступает получение прибыли, достаточной для реализации социальных инициатив». [2]
По нашему глубокому убеждению, ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между социальной ответственностью бизнеса и благотворительностью. В противном случае, это приведет к гибели идеи социально ответственного предпринимательства. Бизнес, исходя из своей сущности, всегда будет заинтересован в реализации тех проектов, которые сулят ему выгоду, прибыль. На наш взгляд, до тех пор пока общественность будет апеллировать к бизнесу, используя сугубо этическую мотивацию, концепция социально ответственного предпринимательства на практике не получит широкомасштабного применения, будет по-прежнему оставаться некой экзотикой, неким модным веянием и не более того. Нам представляется, что для повсеместного утверждения идей социально ответственного предпринимательства, необходимо, чтобы сам отечественный бизнес увидел, осознал выгоду социально ответственного поведения.
А выгода эта есть и подтверждается она рядом исследований. «Так, общий анализ пятидесяти одного исследования за период 1972–1997 гг., предпринятый Дж.Гиффеном и Дж. Махоном, показал, что в 60% случаев имеет место положительная корреляция между социальными инвестициями компаний и их финансовыми результатами. Анализ ста двадцати семи подобных исследований за период с 1972 по 2002 г, проведенный Марголисом и Уолишем, также обнаружил положительную корреляцию в 50% случаев» [3].
Осуществление предприятием социальных проектов влечет за собой: повышение степени лояльности покупателей к бренду компании, что стимулирует рост продаж; привлекает на работу высокопрофессиональных специалистов, повышает мотивацию персонала, а, как следствие, способствует росту производительности труда; формирует положительную деловую репутацию компании, что, в свою очередь, расширяет возможности привлечения заемных средств, обеспечивает рост инвестиционной привлекательности.
Таким образом, социально ответственное поведение способно оказать позитивное влияние на основную деятельность компании и способствовать устойчивому развитию, как отдельной компании, так и общества в целом. Именно в осознании этого факта и кроется, на наш взгляд, успех в становлении и реализации принципов социально ответственного поведения в отечественном бизнесе.
А вот в севастопольской бизнес-среде, к великому сожалению, господствует совершенно иная точка зрения. Так, 54% опрошенных опровергли возможность повышения доходности бизнеса за счет реализации принципов социально ответственного предпринимательства. Лишь 15% респондентов указали на прямую связь между социальной ответственностью бизнеса и его доходностью. Остальные участники исследования затруднились ответить на поставленный вопрос.
Схожие результаты были получены и при ответе на вопрос об оценке эффективности осуществляемых социальных инвестиций. Так, чуть более 57% участников заявили об отсутствии оценки эффективности осуществляемых социальных инвестиций, почти 15% руководителей компаний сообщили о том, что в их компаниях подобная деятельность осуществляется, и около 27% респондентов заявили о своей готовности в будущем использовать подобного рода практику.
По нашему мнению, подобное невнимание севастопольских предприятий к управленческим аспектам социальной ответственности представляет серьезную опасность. Любая деятельность осуществляется не сама по себе, а с целью достижения определенных результатов. Для бизнеса главным результатом его деятельности выступает получение прибыли. Поэтому встает задача оценить влияние социальных инициатив на результаты финансовой деятельности предприятия, правильно определиться с целевой аудиторией заинтересованных лиц, грамотно учесть их ожидания. Без соответствующих знаний и специалистов не обойтись. Поэтому отсутствие управленческого подхода не позволит оценивать результаты социально ответственной деятельности компании, а, следовательно, снижает ее заинтересованность в подобного рода начинаниях.
Превалирующая часть севастопольских компаний не только не проводит оценку результатов социально ответственного поведения, но и не практикует использование т.н. нефинансовой отчетности. Так, 42% предприятий в настоящий момент не занимаются разработкой нефинансовой отчетности, но планируют ее готовить в ближайшем будущем, 31% не занимается и не планирует приобщаться к подобного рода деятельности, и только 27% компаний являются приверженцами внедрения в практику системы нефинансовой отчетности. При этом самой распространенной формой нефинансовой отчетности, которую используют компании, выступает экологический отчет.
Ни на одном из исследуемых нами предприятий не создано специализированное подразделение, отвечающее за разработку и реализацию стратегии в области социально ответственного предпринимательства, при этом имеет место повсеместное отсутствие каких-либо тренингов для сотрудников компаний по вопросам социальной ответственности бизнеса.
Руководители всех исследуемых нами предприятий указали на отсутствие специальных документов, в которых были бы официально закреплены цели и задачи компании в области социальной ответственности бизнеса. Это дает нам основание говорить о том, что портфель социальных услуг севастопольских предприятий формируется под действием случайных факторов, к числу которых сами респонденты отнесли такие факторы, как: требования со стороны региональных органов власти, фос-мажорные обстоятельства (болезнь, рождение или смерть близких родственников и т.д).
На регулярной основе решением социальных вопросов, сверх требований действующего законодательства, занимаются 46% респондентов, остальные участники отметили, что занимаются решением социальных вопросов от случая к случаю по мере наличия времени и свободных финансовых ресурсов.
Большинство компаний (58,3%) отметили, что реализуют социальные инициативы в течение последних трех лет, около 30% заявили, что приобщились к решению социальных вопросов в течение последнего года, и лишь 12,5% руководителей предприятий заверили, что занимаются подобного рода деятельностью на протяжении последних 4–6 лет. Приведенные цифры подтверждают сформулированную выше авторскую позицию о том, что идеи социально ответственного предпринимательства являются относительно новым веянием, новым подходом для крымского бизнеса.
Что касается направлений социальных программ, реализуемых на севастопольских предприятиях, то они следующие: 48,4% от общего объема социальных расходов приходится на развитие персонала, около 16,8% направляется на охрану здоровья и обеспечение безопасных условий труда персонала, около 13,2% инвестируется в местное сообщество. Доля инвестиций в природоохранную деятельность, добросовестную деловую практику в отношении потребителей, партнеров оказалась весьма незначительной, ее значения колеблются в диапазоне от 2 до 10%.
При этом 73% предприятий в 2018 году на решение социальных вопросов, сверх требований действующего законодательства, направили инвестиции в объеме до 100 тыс. руб., 15% компаний потратили от 100 тыс.руб. до 500 тыс.руб., около 8% — от 500 тыс. до 1 млнруб., и лишь 4% фирм выделили средства в объеме от 1 млнруб. до 5 млнруб. При этом ни один из участников исследования не указал размер заработанной в 2018 году прибыли, что сделало невозможным определить процент от прибыли, направляемый на решение социальных вопросов.
Нам представляется, что основной причиной весьма скромного вклада местных компаний в решение социальных вопросов выступает отраслевая структура севастопольских компаний. 50% участников исследования — это малые компании, работающие в сфере торговли, общественного питания, оказания посреднических услуг, то есть в отраслях, создающих продукт с незначительной величиной добавленной стоимости. В свою очередь, невысокая доходность — первая предпосылка к невысокому уровню социальных обязательств.
Следующие цифры лишний раз подтверждают справедливость сформулированной выше авторской позиции: бизнес занимается только теми проектами, которые ему интересны, т.е. сулят получение прибыли. Так, в частности, на вопрос о причинах, по которым компании не реализуют инициативы в области социально ответственного поведения, 38,5% предприятий указали на отсутствие интереса к подобного рода деятельности, примерно 27% отметили отсутствие осведомленности о преимуществах социально ответственного поведения, 19,2% заявили о недостатке денег на подобного рода деятельность (допускалось несколько вариантов ответа).
Признаемся, что полученный результат стал неожиданным, т.к. проведенное авторами аналогичное исследование уровня социальной ответственности предприятий г. Нижнего Новгорода летом 2009 года показало, что основной причиной низкой социальной активности нижегородских компаний на тот период времени выступало как раз таки отсутствие средств. На эту причину указали 75% опрошенных руководителей компаний. Пока невозможно определить — снижение значимости такого показателя, как финансовые возможности компании в качестве основного барьера на пути к утверждению модели социально ответственного предпринимательства — это общероссийская практика, или сложившаяся ситуация имеет сугубо региональный характер. Повторимся, для формулировки достоверного вывода необходимы последующие исследования с участием других субъектов РФ.
Возвращаясь же к севастопольскому бизнесу, приходится констатировать, что в г. Севастополе преждевременно говорить о становлении института социально ответственного поведения. Такой вывод мы сделали, основываясь на том, что социальная ответственность бизнеса — это не просто выделение денег на решение социальных вопросов. Это комплексное понятие, включающее в себя принципы социальной ответственности, процесс социальной восприимчивости, учет результатов поведения компании. Однако все управленческие аспекты социально ответственного поведения полностью отсутствуют на севастопольских предприятиях, что и не дает нам возможность говорить об утверждении практики социально ответственного поведения в севастопольском бизнесе. На современном этапе можно вести речь об отдельных социальных акциях, реализуемых местными компаниями, которые по своему содержанию ближе к такой категории как благотворительность, а не социальная ответственность.
Попытаемся разобраться, почему так происходит, что мешает, что сдерживает процесс социализации крымского бизнеса.
На наш взгляд, сложившаяся ситуация может быть объяснена следующими причинами:
1) Отсутствие четкого представления о сущности категории «социальная ответственность бизнеса». О какой социальной ответственности бизнеса мы можем вести речь, если значительная часть руководителей местных компаний абсолютно искренне полагают, что социальная ответственность бизнеса и благотворительность — это одно и то же. Нельзя от бизнеса требовать быть социально ответственным, если последний не имеет четкого представления о том, каким критериям при этом он должен соответствовать.
2) На местном уровне совершенно не налажена связь между бизнесом, властью, некоммерческими организациями относительно оказания информационной, методической поддержки предприятиям в вопросе приобщения последних к идеям социально ответственного предпринимательства. Все разговоры о социальной ответственности бизнеса на местном уровне ограничиваются призывом региональных властей к бизнесу вносить больший вклад в решение социальных вопросов. За последние пять лет, с момента возвращения Крыма в состав России, в городе не было проведено ни одного «круглого стола», ни одной конференции с участием бизнеса, власти, некоммерческих организаций, где стороны могли бы услышать друг друга и договориться об объединении усилий в вопросах продвижения практики социально ответственного предпринимательства. По сути дела севастопольские предприниматели остались один на один с концепцией «социальная ответственность бизнеса», компании не имеют представления, что такое социальная ответственность бизнеса, и за счет каких инструментов, механизмов привносить идеи социально ответственного предпринимательства в повседневную практику предприятий.
3) На протяжении длительного периода времени в нашей стране отсутствовали нормативные акты, регулирующие такую чувствительную сферу общественной жизни, как социальная ответственность бизнеса. 26.07.2019 г. был принят Федеральный закон №  245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» в части закрепления понятий «социальное предпринимательство», «социальное предприятие.» Наряду с введением в правовое поле таких категорий, как «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие», закон предусматривает оказание финансовой, информационной, инфраструктурной поддержки социальным предприятиям. Уже сам факт появления данного закона может свидетельствовать о первых, хоть и робких шагах государства в деле становления концепции социально ответственного предпринимательства, что не может не радовать. Вместе с тем, данный закон, на наш взгляд, не лишен ряда недостатков. Так, например, мы полагаем, что критерии отнесения предприятий к категории «социальное предприятие» весьма сужены. По сути дела социальным признается то предприятие, которое либо обеспечивает занятость определенной категории граждан (инвалиды, сироты и т.д), и (или) занимается деятельностью, направленной на достижение общественно полезных целей, способствует решению социальных проблем общества.
При этом вовсе не ясно, будет ли социальным признаваться предприятие, которое, с одной стороны, обеспечивает рабочими местами инвалидов, а, с другой стороны, выплачивает им заработную плату, в разы меньшую по сравнению с их трудовым вкладом? Не проработан детально и механизм оказания помощи социальным предприятиям со стороны государства. В каком объеме на местном, федеральном уровнях она будет оказываться, с какой периодичностью будет предоставляться, совершенно не нашел отражения в законе вопрос о привлечении общественности к росту социальных обязательств компаний. Поэтому открытый, не до конца проработанный с юридической точки зрения категориальный аппарат в вопросах социальной ответственности бизнеса, на наш взгляд, также тормозит процесс социализации отечественного бизнеса.
4) Не реализован потенциал гражданского общества в деле повышения социальной ответственности бизнеса. В условиях слабой информационной поддержки не сформировалась культура поощрения социально ответственных предпринимателей со стороны общественности, путем выражения потребительских предпочтений.
5) Низкая степень доходности севастопольского малого бизнеса. Мизерный размер прибыли, получаемой среднестатистическим малым предприятием, не позволяет ему проводить действенную социальную политику, осуществлять инвестиции в развитие человеческого капитала, в развитие местных сообществ.
Конечно же, сложившаяся ситуация является неприемлемой, в связи с чем нами предлагаются следующие направления активизации социальной ответственности бизнеса в регионе:
1) Мы полагаем, что первый шаг, который должен быть сделан по пути роста социальной ответственности отечественного бизнеса, — это тотальное обучение участников хозяйственной деятельности основам социально ответственного ведения предпринимательской деятельности. Совершенно недопустима ситуация, когда значительная часть бизнеса, некоммерческих организаций, представителей органов власти имеют весьма расплывчатые представления о новой идеологии ведения бизнеса. В этой связи считаем целесообразным включить в учебные планы экономических ВУЗов обязательную дисциплину «Социальная ответственность бизнеса». Уже со студенческой, а лучше со школьной скамьи человек должен понимать, что только взаимовыгодное сотрудничество бизнеса и общества в решении социальных вопросов, — основа благосостояния каждого из нас. Весьма полезным будет увеличить число «круглых столов», бесплатных учебных курсов, семинаров, конференций, посвященных вопросам внедрения принципов социальной ответственности бизнеса в практику компаний. Особенно важно, чтобы проводимые мероприятия широко освещались средствами массовой информации, чтобы даже те люди, чья деятельность не связана с бизнесом, имели представление о новой концепции осуществления предпринимательской деятельности.
3)Развитие нормативной базы, регулирующей сферу социальной ответственности бизнеса в России. Считаем целесообразным на основе четырехсторонних консультаций бизнеса, органов власти, научного сообщества, общественности разработать и принять закон «О социальной ответственности бизнеса», что должно привести к систематизации инициатив в сфере регулирования социально ответственного поведения компаний в России. При этом хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на значительную роль государства в становлении института социальной ответственности бизнеса, тем не менее, его присутствие должно исчерпываться лишь созданием условий для активного распространения и утверждения идей социально ответственного поведения в хозяйственной практике компаний. Недопустимо перекладывать всю ответственность за решение социальных вопросов на плечи бизнеса. Бюджетозамещающая роль бизнеса неприемлема.
4) Необходимо создать орган, который бы на государственном уровне координировал вопросы становления и утверждения института социально ответственного поведения в отечественной бизнес среде.
5) Концепция социально ответственного предпринимательства предполагает определенные изменения в поведении компании. Социально ответственный бизнес должен выявить своих ключевых стейкхолдеров, ранжировать их предпочтения, разработать планы взаимодействия с заинтересованными сторонами, оценить воздействие социальных программ на финансовые результаты деятельности компании. Вся эта работа предполагает наличие на предприятии специалистов, обладающих соответствующими знаниями в области социальной ответственности бизнеса. Далеко не каждое предприятие в нашей стране способно позволить себе такие дополнительные расходы. Выходом из сложившейся ситуации может стать использование системы аутсорсинга, т.е. передача части функций в области управления социальной ответственностью бизнеса специализированным, созданным при поддержке государства некоммерческим организациям на основе соглашения сторон.
6) Активное использование потенциала гражданского общества. По-нашему глубокому убеждению, именно гражданское общество является непосредственно той силой, которая в наибольшей степени может способствовать утверждению социально ответственной линии поведения в бизнес среде. Для этого у гражданского общества есть все необходимые ресурсы. На это указывает, в частности, тот факт, что в странах Западной Европы именно протестное давление со стороны некоммерческих организаций, бойкотирование продукции социально безответственных компаний, антикорпоративный пиар стимулировали компании к демонстрации своей социальной ответственности и поиску компромиссных решений.
7) Внедрение системы социального аудита. Процесс диалога между общественностью и бизнесом будет до тех пор оставаться малодейственной конструкцией, пока общественность не возьмет на себя функцию постоянного контроля того, как проявляется ответственность предпринимательского сектора за решение взятых на себя социальных обязательств. Наличие общественного контроля будет своеобразной гарантией того, что достигнутые соглашения получат реальное воплощение, а не останутся лишь на бумаге. В свою очередь, формой реализации этого контроля может выступить т.н. социальный аудит. Социальный аудит позволяет понять, в какой мере организация следует общественным целям и ценностям, с которыми она солидаризуется, оценить степень достижения некоммерческих целей организации путем систематичного и регулярного мониторинга ее деятельности и взглядов представителей различных групп интересов, имеющих отношение к ее деятельности. Таким образом, социальный аудит требует привлечения заинтересованных лиц. В свою очередь, для эффективной работы системы социального аудита в нашей стране считаем целесообразным разработку и принятие закона о социальном аудите, который будет определять содержание и правовой статус социального аудита в системе социально-экономических отношений, а также механизмы его осуществления, полномочия и ответственность организаций, занимающихся аудиторской деятельностью в сфере социальных отношений.
8) Модернизация качества институциональной среды, модернизация отраслевого и технологического укладов российского бизнеса. Нам представляется, что до тех пор невозможно будет кардинальным образом решить вопрос повышения социальной ответственности отечественного бизнеса, пока значительная часть предприятий, особенно малых компаний, сосредоточена в низкорентабельных сферах народного хозяйства. Считаем необходимым поощрять развитие производств, создающих продукт с высокой добавленной стоимостью на базе современных технологий. Кроме того, создание инновационных предприятий заметно повысит роль человеческого капитала. В условиях постиндустриальной экономики общий уровень образования работника, его профессиональная квалификационная подготовка становятся решающим фактором экономического роста. Это будет способствовать формированию человеко-центристской модели социально-экономического развития, а, следовательно, будет стимулировать компании к росту их социальных обязательств в отношении собственных работников.
9) Можно предлагать огромное количество направлений, механизмов, стимулирующих бизнес к социально ответственному поведению, но все они останутся малоэффективной конструкцией без достижения главного условия — заинтересованности самого бизнеса в подобной линии поведения. Быть социально ответственным должно стать выгодным. И здесь мотивация бизнеса зависит от двух ключевых участников: общественности и государства. Общественность должна «рублем» поддержать социально ответственных предпринимателей, а государство должно создать механизм финансовой поддержки социальных инициатив предпринимателей. Так, при осуществлении государственных закупок и материально-технического обеспечения, выдаче кредитов предпочтение должно быть отдано социально ответственным предприятиям. Целесообразно введение налоговых льгот на инвестиции в социальную сферу, утверждение механизма социальных и эко-лейблов, информирующих покупателя о приверженности компании принципам социально ответственного поведения и т.д.
Представляется, что реализация вышеуказанных направлений внесет свой вклад в процесс повсеместного утверждения идей социально ответственного предпринимательства в отечественной бизнес среде.


Литература
1. Федеральный закон от 26.07.2019 №  245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_329995/
2. Савичева Е.Ю. Признаки социально ответственного поведения предпринимательских структур // Российское предпринимательство. — 2011. — № 8.
3. Савченко А.А. К методологии оценки корпоративной социальной деятельности // Вестн. С-Петерб. ун-та. Сер.8. — 2009. — вып.4.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия