Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Бессарабов В. О.
старший преподаватель кафедры бухгалтерского учёта
Донецкого национального университета экономики и торговли им. М. Туган-Барановского,
кандидат экономических наук


К вопросу о природе мошенничества в предпринимательских структурах
В статье предложена модель природы мошенничества в предпринимательских структурах. Разработанная и детализированная модель может являться основой разработки теоретического конструкта мошенничества в предпринимательских структурах и формирует целостный взгляд на его природу, графическую декомпозицию основополагающих категорий и траекторию их взаимосвязи. Результаты исследования позволили предопределить перспективные направления дальнейших исследований, касающиеся разработки концептуальных основ противодействия мошенничеству в предпринимательских структурах
Ключевые слова: мошенничество, модели мошенничества, природа мошенничества, предпринимательские структуры
УДК 658; ББК 65.9(4Рос)29   Стр: 81 - 84

Рациональность экономических субъектов в современных условиях является, с одной стороны, императивом их развития, а с другой — приводит к необходимости противодействия «неисчезающему стремлению улучшить свое положение», о котором речь шла еще у А. Смита [1, c. 349].
Такое стремление экономических субъектов лежит в основе мошенничества и в разные временные промежутки приводит к широкомасштабным трансформациям в предпринимательских структурах. При этом понимание природы мошенничества в предпринимательских структурах дает ключ к развитию не только методологии противодействия ему, но и позволяет разработать пути её реализации, как на государственном уровне, так и на уровне отдельного экономического субъекта.
Изучение природы мошенничества в предпринимательских структурах имеет определяющее значение для логики любого исследования, так как его результаты позволят обоснованно перейти к разработке соответствующих концептуальных основ.
Когда речь идет о природе экономических явлений и процессов в значительном количестве исследований (например, работы [2–5]) целью ставится изучение исторических этапов их развития и восприятия в обществе, анализ причин и последствий их возникновения. Однако при таком подходе позиция авторов относительно системообразующих и фундаментальных категорий, явлений и процессов нередко остается неясной, хотя и позволяет проследить связь между ними.
Другими словами, учёные при рассмотрении природы того или иного явления и процесса концентрируют внимание на его динамике, упуская из виду тот факт, что экономическая наука изначально возникла как наука статики, зафиксировав и изучив свершившийся факт хозяйственной жизни, который сформировал новое равновесие (спрос и предложение, процентная ставка и т.д.).
Однако наиболее сложной является проблема объяснения природы явлений и процессов, в том числе и мошенничества в предпринимательских структурах с учетом нарушения равновесия в них, рассматривая их как повторяющиеся и возвратные. Такая позиция обеспечит целостность исследования и позволит выстроить его логику, гармонично соединив теоретический конструкт мошенничества в предпринимательских структурах (статика) с методологическими особенностями противодействия ему в разные исторические периоды (динамика), что может быть положено в основу разработки концепции исследования в дальнейшем. В рамках представленного исследования внимание направим на разработку модели природы мошенничества в предпринимательских структурах в статике (без рассмотрения методологии противодействия ему).
Прежде всего, следует подчеркнуть, что в специальной экономической литературе существует несколько моделей мошенничества (название которых соответствует их графической интерпретации), которые внесли (и вносят) существенный вклад в понимание его сути и природы.
Так, Кресси Д.Р. разработал треугольник мошенничества [6], по мнению ученого, максимально раскрывающий его природу. Сущность треугольника сводится к авторскому тезису «лица совершают преступления ... в том случае, когда начинают испытывать финансовые трудности, о которых не могут сказать публично и возможным выходом из которых считают проведение тайных финансовых махинаций. Они способны найти своим действиям объяснение, так как имеют возможности доверенного пользования активами или имуществом» [7, с. 30]. Отсюда следует логика выделения следующих элементов (вершин) треугольника мошенничества: «мотивация», «возможность», «обоснование».
Элементы треугольника мошенничества являются предметом дискуссий в научной среде. Например, Сметанко А.В. [8, с. 428; 9, с. 109] относит к элементам «необходимость», «возможность», «обоснование», а Климко Т.Ю. и Мельник О.О. [10, с. 188] — «возможность», «давление», «оправдание». Тем не менее, сущность элементов (вершин) треугольников мошенничества тождественна и кардинальных отличий от первоисточника не содержит.
Дополненный взгляд на графическую интерпретацию мошенничества посредством разработки модели бриллианта мошенничества предложили Вулф Д. и Хермансон Д. Р. [11], которые настаивают на том, что знания и способности субъектов мошенничества, как правило, превосходят таковые у управленческого персонала предприятия. Делая такое умозаключение, основанное на результатах исследований [12; 13], модель мошенничества они представляют в виде ромба с вершинами: «мотивация», «возможность», «способность», «обоснование».
Наличие особых способностей и знаний у субъектов мошенничества, по мнению Маркса Дж. [14], лежит в основе необходимости расширения исследуемой модели до пятиугольника, дополняя ее такими элементами, как «самонадеянность (высокомерие)» и «компетентность».
Отдельное внимание личности субъектов мошенничества, а именно их жадности, невежеству и смелости, уделено в Малазийской модели мошенничества, которая была описана в исследовании Юсофа М.К., Каира А.А и Симона Дж. [15]. По мнению разработчиков модели (похожие выводы также можно встретить у Гбеги Д.О. и Адебиси Дж. Ф. [16]), именно жадность, невежество и смелость лежит в основе давления и оправдания субъектов мошенничества.
Результаты анализа и собственных размышлений о роли и значении вышеприведенных моделей мошенничества подтверждает ранее высказанный тезис, что природу мошенничества следует рассматривать как в статике (уделяя особое внимание объектам), так и в динамике (рассматривая субъекты и их влияние на объекты и сам процесс мошенничества).
Другими словами, все модели, так или иначе, затрагивают в себе объект (общественные отношения собственности) и субъект мошенничества (работники предприятия или заинтересованные стороны), но не отражают их взаимосвязь, влияние друг на друга и траекторию их трансформации. К тому же если критически рассматривать представленные модели мошенничества через призму элементов состава преступления, то можно сделать вывод, что в них раскрывается объективная сторона мошенничества (обман и злоупотребление доверием) и субъективная (умысел (корыстный мотив) или неосторожность, вина).
Очевидно, что субъект и объект (предмет) являются фундаментом теоретического конструкта мошенничества в предпринимательских структурах, раскрывающего его природу и вытекающего из классического подхода к теории систем, при котором происходит воздействие субъекта на объект.
Под влиянием субъекта мошенничества на объект (предмет) мошенничества следует понимать действие, позволяющее субъекту контролировать объект, тем самым меняя его состояние и параметры (законность, рациональность и т.д.).
Осознанную возможность влияния объекта подчеркивает Веремеенко М.В., полагая, что субъектом мошенничества в предпринимательских структурах выступает «вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления возраста 16 лет» [17, с. 40]. Такое мнение разделяет и Колоколов М.А. [18], полностью соглашаясь в этом с комментариями к уголовным кодексам Российской Федерации и Украины [19–20].
Соглашаясь с таким определением субъекта мошенничества в предпринимательских структурах, отметим, что оно максимально, по нашему мнению, учитывает следующие аспекты: возраст, с которого допускает прием на работу (без учета дополнительных условий: согласия одного из родителей и др.); персональную ответственность за мошенничество (если мошенничество совершается группой лиц, то ответственность каждого из них будет разной). Следовательно, правомерно говорить о существовании групп субъектов.
Условно можно выделить следующие группы субъектов мошенничества в предпринимательских структурах: 0 группа — лица, не являющиеся работниками предприятия (контрагенты, должностные лица государственных органов); I группа — работник (работники) структурного подразделения; II группа — руководитель (руководители) структурного подразделения; III группа — руководитель предприятия.
Отдельно подчеркнем, что представители 0 группы осуществляют мошенничество совместно и организованно с представителями других групп (одной, двумя или тремя).
Вышесказанное схематично нашло отражение в модели влияния групп субъектов на объект (предмет) мошенничества в предпринимательских структурах и представлено на рис.1.
Рис. 1. Модель влияния групп субъектов на объект (предмет) мошенничества в предпринимательских структурах (авторская разработка)
Начальной точкой в представленной модели выступают действия групп субъектов (Х0, Х1, Х2, Х3), которые направлены на объект (предмет) мошенничества (У1, У2, ..., Уn), в результате чего он меняет свое состояние и приобретает новые параметры (S1, S2. ..., Sn). Если придать действиям субъектов определенный временной промежуток (t), то можно записать три вектора:
– вектор действия субъектов Хt = (Х0, Х1, Х2, Х3) t;
– вектор состояния и параметра объекта (предмета) Уt = (У1, У2, ..., Уn) t;
– вектор изменения состояния и параметра объекта (предмета) под действием субъектов St = (S1, S2, ..., Sn) t.
В свою очередь, функция взаимодействия групп субъектов на объект (предмет) мошенничества в предпринимательских структурах характеризуется вектором Уt. Если предположить, что в определенный временной промежуток (t) состояние объекта (предмета) определяется действиями субъектов мошенничества, то функцию можно записать формулой:
Уt = f (Xt, St)
Данная функция может быть дискретной или непрерывной, детерминированной или статистической. Знание такой зависимости позволяет сделать ряд взаимосвязанных выводов:
– масштабы групп субъектов зависят от объекта (предмета) мошенничества;
– объект (предмет) мошенничества лежит в основе его классификации и является причиной объединения групп субъектов;
– при объединении групп субъектов мошенничества возможно вовлечение лиц, не являющихся работниками предприятия.
Учитывая вышесказанное, по нашему мнению, при разработке модели природы мошенничества в предпринимательских структурах (в статике), как основы его теоретического конструкта, следует использовать спираль.
Согласно толковому словарю русского языка Ожегова С.И., спиралью является «винтообразная кривая, образующая ряд оборотов вокруг точки или оси» [21, с. 934]. При этом в качестве оси, вокруг которой будет раскручиваться кривая, выступает объект мошенничества. Такая интерпретация позволит максимально соединить основополагающие категории мошенниче­ства в предпринимательских структурах и создать предпосылку для развития такой модели в динамике, на что будет направлено внимание на следующих этапах исследования.
На рис.2 схематично показана направленность спирали как связующего звена между существующими моделями мошенничества.
Рис. 2. Направленность спирали мошенничества как связующего звена между существующими моделями мошенничества (составлено автором)
Элементы моделей, характеризующие объект мошенничества, сконцентрированы на самом процессе мошенничества, в рамках которого происходят изменения состояния и параметров объектов.
Описание особенностей взаимоотношений между субъектами мошенничества и их состоянием в процессе его осуществления происходит при помощи элементов, представленных в нижней части рис. 2.
В свою очередь, направленность спирали выступает в качестве связующего звена между существующими моделями мошенничества, а также его субъектом и объектом (предметом). Такой тезис, по нашему мнению, должен быть положен в основу разработки модели природы мошенничества в предпринимательских структурах (в статике). При этом ось абсцисс будет отражать объект мошенничества (точнее, весь спектр предмета), а ось ординат — субъект мошенничества (рис. 3).
Рис. 3. Модель природы мошенничества в предпринимательских структурах (в статике) (авторская разработка)
Поясним точки, указанные на рис. 3:
– точки А1 и А2 свидетельствует о том, что на один объект (предмет) мошенничества может приходиться несколько субъектов (или групп субъектов) мошенничества;
– точки Б1 и Б2 иллюстрируют ситуацию, когда на несколько объектов (предметов) мошенничества приходится один субъект (или одна группа субъектов) мошенничества;
– точки В1 и В2 показывает, что при формировании новых объектов (предметов) мошенничества может происходить взаимодействие субъектов (или групп субъектов) мошенничества. Здесь уместно отметить, что если представить модель в трехмерном изображении, то третьей осью будет временной промежуток, длина которого и свидетельствовала бы о времени такого взаимодействия (условно это длина отрезка от В1В2.).
Взаимосвязь объекта (предмета) и субъекта мошенничества является тем базисом, который не только поясняет природу мошенничества, но и подчеркивает, что главным мотивационным фактором является возможность завладения чужим имуществом или приобретения права на него.
Отметим, что если сам объект, являясь осью спирали, остается без изменения, то ширина витка находится в прямой зависимости от количества предметов мошенничества (имущества предприятия). При этом отдельно отметим, что ширина витка зависит от состава субъектов мошенничества. Чем больше групп субъектов принимает участие, тем на большее количество предметов направлен спектр их действий (или на большую стоимость таких предметов).
Другими словами, статическая модель природы мошенничества в предпринимательских структурах должна учитывать развитие и объекта, и субъекта, на что направлена её детализация (рис. 4). Однако следует понимать, что наличие как объекта (предмета) мошенничества, так и его взаимосвязи с субъектом не приводит к пониманию природы мошенничества. Речь идет о том, что, как для выявления мошенничества, так и противодействия ему необходим ряд сигналов и индикаторов, которые одновременно подчеркивают объективную сторону совершаемых субъектами действий (обман или злоупотребление доверием) и субъективную (умысел (корыстный мотив) или неосторожность).
При этом под сигналом мошенничества будем понимать процесс или явление, свидетельствующее о мошенничестве. В свою очередь, индикатором мошенничества служит событие или показатель, позволяющее оценить его масштабы. Не ставя своей целью в представленном исследовании рассмотрение сигналов и индикаторов мошенничества, так как этому будет уделено особое внимание, в качестве примера отметим, что сигналом могут являться необоснованные скидки, предоставляемые определенным покупателям, а индикатором — стремительное снижение доходов предприятия.
Логика модели, представленной на рис.4, исходит из следующих положений:
– в основе изменения состояния или параметра объекта (предмета) мошенничества лежит обман или злоупотребление доверием (отрезки А1А3, А3А5, А5А7, А7А9);
– масштабы взаимодействия групп субъектов напрямую зависят от субъективной стороны (умысел (корыстный мотив) или неосторожность) (отрезки А2А4, А4А6, А6А8, А8А10);
– траектория перехода сигналов мошенничества (отрезки А1А2, А3А4, А5А6, А7А8, А9А10) в индикаторы (отрезки А2А3, А4А5, А6А7, А8А9) происходит в результате определенных действий субъектов (групп субъектов);
– взаимодействие субъектов мошенничества (групп субъектов) между собой является основой расширения границ предметов мошенничества.
Разработанная модель должна быть положена в основу теоретического конструкта мошенничества в предпринимательских структурах, так как формирует целостный взгляд на его природу, декомпозицию основополагающих категорий и траектории их взаимосвязи. При этом специфика конструкта должна заключаются в том, что модель природы мошенничества в предпринимательских структурах предполагает как рассмотрение в статике (уже с имеющимся набором категорий), так и открывает перспективы её динамического преобразования, одной из причин которого являются подходы к развитию теории противодействия мошенничеству.
Рис. 4. Детализация модели природы мошенничества в предпринимательских структурах (в статике)
(авторская разработка)
Таким образом, при помощи разработанной модели раскрыта природа мошенничества в предпринимательских структурах, рассматриваемая в качестве основы его теоретического конструкта. Формализованный в рамках модели природы мошенничества процесс, с одной стороны, создает основу для его понимания и описания, а с другой, — выступает фундаментом моделирования методологии противодействия ему, подчеркивая тем самым перспективные направления дальнейших исследований. Разработанная и детализованная модель может являться основой разработки теоретического конструкта мошенничества в предпринимательских структурах и формирует целостный взгляд на его природу, графическую декомпозицию основополагающих категорий и траекторию их взаимосвязи.


Литература
1. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: ЭКСМО, 2007. — 960 с.
2. Левчинский Д.Л. Сущность и экономическая природа инвестиций и инвестиционного процесса // Механизм регулирования экономики. — 2011. — № 2. — С. 131–139.
3. Кучинкина Т.В. Природа и причины цикличности экономических кризисов // Научный вестник Мукачевского государственного университета. Сер. экономика. — 2016. — № 1. — С. 35–144.
4. Демьянчук И.А. Природа и особенности возникновения экономической турбулентности // Инвестиции: практика и опыт. — 2012. — № 5. — С. 88–92.
5. Чернецова Н.С. Природа и структура экономического пространства и экономические интересы // Известия ПГУ им. В.Г. Белинского. — 2006. — № 6. — С. 64–68.
6. Кресси Д.Р. Народные деньги: исследование в социальной психологии растраты. Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1973. — 267 с.
7. Cressey D. R. The differential association theory and compulsive crimes // Journal of Criminal Law and Criminology. 1954. vol. 45 (no. 1). pp. 29–40.
8. Сметанко А.В. Совершенствование процесса внутреннего аудита причин мошенничества в системе корпоративного управления // Экономический форум. — 2015. — № 3. — С. 424–430.
9. Сметанко А.В. Совершенствование процесса внутреннего аудита идентификации признаков мошенничества в системе корпоративного управления акционерным обществом // Экономический журнал-ХХI. — 2015. — № 9(10). — С. 107–110.
10. Климко Т. Ю., Мельник А.А. Корпоративное мошенничество: реалии современности // Научный вестник Ужгородского университета: Сер. Экономика. — 2015. Вып.2 (46). — С. 185–190.
11. Wolfe D. Hermanson D. The fraud diamond: Considering four elements of fraud // The CPA Journal. 2004. no. 74 (12). рp. 38–42.
12. Sutherland E.H. White Collar Crime. Westport: Greenwood Press, 1983. — 272 p.
13. Sutherland E.H., Cressey D.R.. Principles of criminology. NY, Philadelphia, 1960. 646 p.
14. Marks J. Fraud triangle: not good enough these days // ACFE conference in Cleveland. 2011. — pp. 44–61.
15. Yusof M.K., Khair А.А. Н., Simon J. Fraudulent financial reporting: an application of fraud models to malaysian public listed companies // The Macrotheme Review. 2015. no. 4(3). pp. 126–145.
16. Gbegi D.O., Adebisi J.F. The new fraud diamond model: how can it help forensic accountants in fraud investigation in Nigeria? // European Journal of Accounting, Auditing and Finance Research. 2013. no. 4. pp. 129–138.
17. Веремеенко М.В. Субъект мошенничества в сфере предпринимательской деятельности // Вестник Том. гос. ун-та. Право. — 2015. — №1 (15). — С. 39–45.
18. Колоколов Н.А. Преступления против собственности: комментируем новеллы УК РФ // Мировой судья. — 2013. — № 1. — С. 24–26.
19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://stykrf.ru (дата обращения: 01.09.2019 г.).
20. Комментарий к Уголовному кодексу Украины [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://yurist-online.com/ukr/uslugi/yuristam/kodeks/024/ (дата обращения: 01.09.2019 г.).
21. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений (28 е изд., перераб.). — М.: ООО «Издательство «Мир и Образование»: ООО «Издательство Оникс», 2012. — 1376 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия