Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Кузнецова Н. П.
профессор кафедры управления рисками и страхования экономического факультета
Санкт Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Писаренко Ж. В.
доцент кафедры управления рисками и страхования
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Ванг Цян
профессор Школы экономики и менеджмента Китайского университета нефти,
доктор философии в экономике (г. Циндао)


Энергосотрудничество Китая и России в контексте устойчивого развития: макро-уровень
В статье в историческом контексте обобщаются результаты энергосотрудничества Китая и России в конце ХХ — начале ХХI вв., как наиболее выразительный пример отраслевой региональной интеграции между странами-соседями. Оба рассматриваемых государства являют модель взаимодополняемых экономик, стремящихся к устойчивому развитию в контексте их перехода от экстенсивного к интенсивному типу экономического роста
Ключевые слова: Китай, Россия, российско-китайское энергосотрудничество, устойчивое развитие, энергопотенциал, экстенсивный экономический рост, интенсивно-инновационный экономический рост
УДК 330.34; ББК 65.01   Стр: 176 - 183

Введение. Сегодня развитие энергетики как важнейшего системно- и структурообразующего компонента экономики и развитых, и развивающихся государств является нетривиальной проблемой мирового и национальных хозяйств. Разные страны-соседи в свете развития отраслевого энергетического рынка нередко относятся к экономикам ресурсно-недостаточного или ресурсно-избыточного энергопотенциала, а их взаимоотношения, учитывающие эту ресурсную разницу, зачастую проходят ряд этапов: от дипломатических и торговых переговоров до полномасштабного сотрудничества, научно-технологической и производственной кооперации в энергосфере. Представляемая статья, обобщающая опыт энергосотрудничества Китая и России конца ХХ — начала ХХI вв., — наиболее показательный вариант данной отраслевой интеграции между странами. Энергетический аспект сотрудничества Китайской Народной Республики и Российской Федерации не остаётся без внимания исследователей как российских, так и зарубежных. Например, некоторые аспекты современного состояния и перспектив развития сотрудничества РФ и КНР в газовой сфере рассматривали Хакимов А. Р. (2019)1, Чу Л. (2014)2, Байрамова Э.Р. (2017)3. Вопросы развития торговых отношений РФ и Китая в области СПГ, их риски и потенциальные возможности проанализировали Ван Ч., Разманова С.В. (2017)4, Бочкарева С.Н., Еремкина Т.А. (2015)5, Чжен И. (2017)6, Яровова Т.В., Клинцов Д.А. (2019)7, Аристова Л.Б., Семенова Н.К., Чжан Ц. и др. (2014)8. Энергетическая политика Китая в контексте российской внешнеполитической стратегии РФ на арктическом шельфе представлена в статье Янь Ц. (2017)9. Однако российско-китайское сотрудничество не рассматривается в контексте достижения целей устойчивого развития ООН10, принципов и факторов, влияющих на их достижение при переходе от ресурсно-ориентированного к инновационно-ориентированному типу самоподдерживающегося экономического роста обеих стран.
Вышеизложенное определило цель исследования, которая сфокусирована на оценке социально-экономической и политической ретроспективы и перспективы российско-китайского сотрудничества в энергетике в рамках историко-экономиче­ского и политического процесса в контексте целей устойчивого развития ООН. Соответственно вытекающие отсюда задачи настоящего исследования сконцентрированы на обобщении текущих тенденций развития мировой энергетики; выявлении стадии особенностей результатов и взаимосвязи этапов сотрудничества при переходе от ресурсно-ориентированного к инновационно-ориентированному типу самоподдерживающегося экономического роста обеих стран; рассмотрении проблем и перспектив энергосотрудничества России и Китая; рассмотрении на конкретных примерах сотрудничества России и Китая в энергетической сфере; поиске взаимных компромиссов при использовании механизмов «мягкой силы» Китая. Результаты исследования должны позволить определить алгоритм образования региональных отраслевых энергорынков, плюсы и минусы энергоинтеграции в масштабе двух крупнейших быстроразвивающихся экономик мира. Итоги исследования авторы представят в двух частях: первая часть посвящена историко-ретроспективному анализу и имеет общетеоретический характер, вторая часть исследования будет базироваться на результатах эмпирических исследований и расчетах авторов.
Текущие тенденции развития мировой энергетики.
Положение на мировом рынке энергетики характеризуется следующими процессами:
1. Сегодня положение на мировом рынке энергоресурсов является наиболее значимым внешним фактором, определяющим состояние экономики любого государства. Соотношение спроса и предложения на мировом рынке, уровень мировых цен на энергоресурсы влияют на государственные доходы, торговый баланс, развитие энергетического сектора и сопряженных отраслей экономики11. Важное значение с точки зрения формирования государственной политики, соответствующей условиям будущего развития, имеет оценка перспектив развития национальных и мирового рынка энергоресурсов.
2. Развитие мирового рынка энергоресурсов определяется многими факторами. Спрос определяется прежде всего темпами роста мировой экономики, ее энергоемкостью, климатическими/погодными условиями, уровнем эффективно­сти энергопотребляющих технологий и относительной конкурентоспособностью различных видов топлива. Предложение энергоресурсов на мировом рынке диктуется мировым спросом, геолого-технологическими факторами, структурными характеристиками мирового производства и экспорта, политикой нефте- и газодобывающих государств, а также рядом разнообразных факторов, носящих историко-экономический, военно-политический, а зачастую и случайный характер.
3. Для рынка энергоресурсов характерным является наличие естественной монополии, обусловленной природно-географическими и технологическими факторами, которая приводит к развитию уже отмеченной нами рентной модели капитализма.
4. Со времени наступления и развертывания глобального энергетического кризиса середины 70-х гг. ХХ века лидерами внедрения и развития новых «чистых» технологий в энергетике являлись развитые страны ЕС, США и Япония. Кроме того, заметное влияние на рынок энергоресурсов в свете устойчивого развития оказывает комплекс мер поддержки производства возобновляемых источников энергии при явственном развертывании комплексного государственного регулирования ВИЭ в развивающихся экономиках12. Именно поэтому за последнее десятилетие произошла смена лидеров в разработке и использовании возобновляемых источников энергии (См.: рис.1).
Рис. 1. Глобальные инвестиции в ВИЭ: развитые и развивающиеся страны
Источник: Global trends in renewable energy investment, 2018 Report p. 15
Чемпионом среди ВИЭ по привлеченным в 2017 году инвестициям стала солнечная энергия с показателем роста в 18% (за счет Китая), второе место сохраняет ветряная энергия, однако инвестиции в данный сектор упали в 2017 году на 12% (в результате отмены субсидий в Великобритании). Остальные ВИЭ существенно отстают от двух вышеупомянутых отраслей. (См.: рис. 2)
Рис. 2. Инвестиции по видам ВИЭ, сравнение 2017 и 2016 гг.
Источник: Global trends in renewable energy investment, 2018 Report p. 15
5. Государственное регулирование отраслевого энергетического рынка основывается на механизме ценообразования. Цены оптовых закупок газа в экспортно-импортных взаимоотношениях традиционно строятся на ценовых формулах, учитывающих цену «корзины» энергоресурсов, в том числе мазута, как производной от цены нефти и угля. Цены на нефть формируются на основе сложного баланса интересов и сил, включающего в себя механизмы квотирования добычи. Поэтому антимонопольное регулирование цен продукции естественных монополий наталкивается на мощное противодействие заинтересованных сил и не способно изменить ценовую конъюнктуру и общую рыночную ситуацию13.
6. В то же время среди основных негативных тенденций, сложившихся в топливно-энергетическом комплексе и влияющих на ценообразование, можно выделить: ухудшение сырьевой базы, связанное с выработкой наиболее продуктивных месторождений и сокращением объемов геологоразведочных работ; снижение физического и платежеспособного спроса на продукцию данного комплекса на внутреннем рынке; растущие неплатежи за топливно-энергетические ресурсы; высокий моральный и физический износ основных фондов; дефицит инвестиционных ресурсов.
7. Нефтяные цены в последние 30 лет характеризовались высокой изменчивостью, и периоды ценовых колебаний могут иметь место и в будущем, главным образом вследствие непредвиденных политических и экономических обстоятельств. Вместе с тем, рыночные силы могут сыграть свою роль в восстановлении баланса лишь в течение относительно продолжительного периода времени. Высокие реальные цены на нефть сдерживают потребление и приводят к возникновению ощутимой конкуренции со стороны значительных маргинальных источников нефти, использование которых при более низких ценах экономически неэффективно, а также со стороны других видов топлива. Устойчиво низкие цены приводят к противоположным результатам. Ограничения для долгосрочного подъема нефтяных цен включают замещение нефти другими видами топлива (например, природным газом), а также совершенствование технологий разведки и добычи.
8. Становление мирового рынка газа происходит только в настоящее время. Для полноценного его функционирования предполагается создание базовых структурных элементов и рыночных институтов в главных регионах производства газа, системы связанных между собой крупнейших товарных газовых бирж, а также формирование единой коммерческой цены на трубопроводный и сжиженный природный газ. Для эффективного функционирования глобального газового рынка и его национальных частей требуется развитие системы страхования и его институтов — страховых компаний, обеспечивающих гарантиями сделки купли-продажи, и других структур, которые могут с помощью рыночных инструментов управлять рисками, связанными с непредвиденными ситуациями на рынке газа.
9. Степень важности рассматриваемого рынка в мировой экономике обуславливает необходимость прогнозирования. Для долгосрочных перспектив мировой энергетики характерны: более чем полуторакратное увеличение потребления энергии до 2030 г., причем почти 2/3 ожидаемого прироста придется на развивающиеся страны; преобладание жидкого топлива в структуре энергопотребления; повышение роли государственной политики при выборе приоритетных для финансирования проектов в энергосфере; резкий рост масштабов торговли энерготоварами; наиболее высокие темпы роста потребности в природном газе по сравнению с другими видами углеводородного сырья; интенсификация использования возобновляемых источников энергии; доминирующая доля транспорта в приросте нефтепотребления; наиболее высокие темпы роста по­требления электроэнергии по сравнению с другими энергоносителями, обеспечивающими конечное потребление; быстрый рост выбросов углекислоты в результате энергоиспользования при условии неизменности соответствующей государственной политики.
10. Страны мира значительно отличаются по наделенности первичными энергоресурсами, что обуславливает формирование международных энергетических рынков (угля, нефти, газа, электроэнергии) и развитие кооперационных форм энергетического сотрудничества, которое включает многосторонние и двусторонние форматы, межгосударственный и корпоративный уровни. Общая направленность международного энергетического сотрудничества заключается в укреплении мировой и страновой энергетической безопасности. В этом отношении особый вариант межстранового энергетического сотрудничества характерен для России и Китая — стран-соседей, стремящихся к устойчивости развития.

Устойчивое развитие — мост между двумя моделями экономического роста Китая и России
К особому типу стран новейшей истории мы относим «новые индустриальные экономики» Южной и Юго-Восточной Азии, которые, в отличие от западноевропейских государств, обладают высоким естественным приростом населения и его растущей плотностью. Эти страны, следуя по пути развития Японии, продемонстрировали форсированную индустриализацию, сокращение времени свершения технологических революций и перехода к новым технологическим укладам. В них высокие темпы экстенсивного роста совпали со «сжатием» стадий развития производительных сил и технологических укладов14. Выбранная стратегия экстенсивного роста на заключительном этапе ее имплементации и подготовки перехода к интенсивному росту информационной экономики включала заимствование иностранных технологий, формирование наукоемкой международной специализации, быстрое улучшение качества рабочей силы при сохранении ее невысокой цены. Новые индустриальные экономики Южной и Юго-Восточной Азии, прошедшие три ступени индустриализации (создание импортозамещающих отраслей, базовых отраслей и экспортного потенциала, и, наконец, наукоемких отраслей)15, продемонстрировали небывало стремительный темп экономического роста и роста производительности труда. По этому же пути уникальной динамики страны с малым хозяйственным пространством16, по некоторым прогнозам, могут пойти и другие страны ЮВА. Статистические данные свидетельствуют, что с 2008 г. азиатские страны этого региона показывают весьма высокие темпы экономического роста по сравнению с развитыми странами мира (особенно США и ЕС), несмотря на замедляющее воздействие глобального финансового кризиса и рост инфляционных тенденций, в том числе и благодаря комплексу мер антикризисного регулирования, разработанных и внедряемых в этих государствах уже после кризиса конца 90-х гг. ХХ в. Многие из них немедленно приступили к выработке мер антикризисного регулирования, взяв за основу успешный опыт борьбы с кризисом 1997–1998 гг.17
Значительный вклад в континентальный евроазиатский экономический рост осуществили крупные страны (Индия и Китай), а также государства СНГ с переходной экономикой (прежде всего, крупные экономики Казахстана и России)18.
Появившаяся относительно недавно концепция ресурсообеспеченных и ресурсо-недостаточных экономик19 также может быть использована для характеристики экономического роста и для анализа особенностей экономического развития малых и крупных транзитивных экономик. Переходные экономики, которые относятся к ресурсо-избыточным (или ресурсо-обеспеченным), показывают особый механизм трансформации от централизованной к рыночной экономике и использования возможностей конверсии сырье-ориентированного экстенсивного типа экономического роста в энерго-инновационный интенсивный тип. События последних лет и, прежде всего, развертывание глобального финансового кризиса показали возрастание роли крупных ресурсообеспеченных стран, получающих ренту от продажи своих природных ресурсов и развивающих модель рентного капитализма. В этом отношении большие надежды возлагаются на создание новой архитектуры мировой финансовой системы при помощи объединения усилий крупнейших стран мира.
В развитых странах на фоне цепи структурных сдвигов с последующим приоритетным развитием сферы услуг в последние десятилетия шла деиндустриализация и формирование глобальной сетевой информационной экономики, основанной на знаниях. Многие развивающиеся страны догоняющего типа ныне доминируют во многих отраслях промышленного производства. Крупные государства: Китай, Индия и Индонезия стали ведущими поставщиками продуктов массового потребления — от электроники и текстиля до автомобилей и судов. Бразилия и Аргентина выступают важнейшими экспортерами аграрной продукции. Саудовская Аравия и Россия контролируют почти четверть мировой нефтедобычи. Кроме того, Россия на фоне геополитической турбулентности восстанавливает военно-промышленный потенциал и торговые позиции в мире по продаже военной техники и вооружений. К тому же крупные страны с развивающимися рынками стали крупными экспортерами капитала, который идет на финансирование дефицита платежного баланса США и других развитых стран. Расширение круга значимых государств до двадцати фактически стирает различия между развитыми и развивающимися странами и изменяет оценку роли восходящих стран гигантов в мировой экономике и подтверждает тот факт, что появилась возможность перехода от сырьеориентированного к инновационно-ориентированному типу экономического роста, что демонстрирует Китай и в известной степени Россия20.
Кроме того, для Китая и России вплоть до недавнего времени был характерен экстенсивный тип экономического роста, вполне адекватный ресурсоориентированной централистской модели государственного управления (несмотря на декларации о либерализации всего и вся в России). В этом смысле, перед обеими странами стоит задача необходимости ускорения перехода экономики от преимущественно экстенсивного роста, основанного на низкой стоимости и высоких затратах ресурсов, к интенсивной модели роста, базирующейся на повышении факторной производительности21. Усиление роли интенсивных факторов экономического роста вполне соответствует задачам реализации на практике в Китае и в России национальной социально-ориентированной модели устойчивого гармоничного развития экономики, общества, человека и природы, внутреннего и внешнего рынков, модели, адекватной переводу экономики на инновационно-информационый путь развития, основанной на знаниях. Здесь в процессе структурного сдвига сфера услуг играет приоритетную роль по отношению к промышленному сектору, а основным неисчерпаемым и не подверженным энтропии ресурсом выступает человеческий капитал.
Китай по демографическому потенциалу является крупнейшей страной мира, а по степени обладания природными ресурсами (особенно энергетическими: нефтью и газом) относится хотя и к крупным, но ресурсо-недостаточным экономикам, а Россия — наоборот: при явной количественной недостаточно­сти трудового потенциала, его высокой интеллектуализации и креативности страна обладает громадными запасами нефти и газа. Это обуславливает наличие возможностей для расширения взаимовыгодного сотрудничества в рамках достижения ЦУР ООН. При этом обе экономики получат импульс к дальнейшему развитию. Китайский рынок, отличающийся высокой конкуренцией и ростом производительности труда, его интенсивности, ускоренной цифровизации энергоэффективностии, роста совокупной факторной производительности, стимулирующей и внутренний спрос, и экономический рост, получает необходимый источник дефицитных в недалеком будущем энергоресурсов. По данным Всемирного банка и международного энергетического агентства, энергопотребление на душу населения в Китае в 2018 г. составило 2943,709 в РФ — 6430,623 (кВт. час на чел.), а к 2050 году увеличится и может опередить развитые страны. При этом в исследовании китайской энергетической компании CNPC и Energy & Technology Research Institute «Мир и Китай. Энергетический прогноз до 2050»22 показано, что ВВП Китая до 2050 года возрастет в 5,4 раза, а США лишь в 2 раза. Россия, по данному прогнозу, будет находиться по объему ВВП лишь на 11 месте, за Китаем, США, Индией, Японией, Германией, Великобританией, Францией, Бразилией, Южной Кореей и Италией. Для преодоления такого негативного для РФ сценария наша страна должна выбирать модель перехода к интенсивному росту не только вследствие недостаточного роста населения, но и необходимости ускоренного внедрения инновационных экологически «дружественных» технологий и социально-экономического развития отдаленных территорий. Основные места добычи энергоресурсов смещаются все дальше на северо-восток Российской Федерации23, где сосредоточены уникальные природные экосистемы Арктики и Восточной Сибири. Использование «безлюдных технологий» при добыче полезных ископаемых, цифровизация процессов добычи и переработки, стимулирование собственных разработок, то есть снижение зависимости от импортных технологий, позволят выйти на достойный конкурентный уровень развития экономики РФ в мире. Более того, движение в сторону низкоэмиссинной экономики увеличит спрос на более «чистые» энергоресурсы, коим является и природный газ.
Таким образом, каждое рассматриваемое государство имеет взаимодополняемые потенциалы и соотношения трудовых, технико-технологических и энергетических ресурсов. Именно поэтому энергосотрудничество и научно-технологически-производственная кооперация, сопряженное включение экономик в создание меж- и многонациональных ТЭК на основе технико-технологических, научно-производственных, гуманитарно-культурно-образовательных цепочек добавленной стоимости может привести к ускоренной конверсии от ресурсоориентированной к энерго-инновационно-ориентированной модели экономиче­ского развития (и к возможному эколого-социальному варианту ответственного инвестирования) интегрирующихся стран и будет способствовать преодолению ресурсного (для России) и демографического (для Китая) избытка/»проклятия», имеющих неоднозначное (тормозящее/стимулирующее) воздействие на экономический рост этих государств.
Центральным элементом международного сотрудничества России и Китая выступает энергетика и из-за вышеозначенной взаимодополняемости трансформирующихся экономик двух соседствующих стран, объединенных однонаправленностью геополитических, экономических и идеологических интересов24, стремящихся к переходу от сырье-ориентированной к инновационно-ориентированной модели экономического роста и устойчивому варианту развития, и вследствие целесообразности формирования единой транспортно-логистико-энергетической и социально-экологической инфраструктуры в ТЭК рассматриваемых стран.
Сотрудничество между Китаем и Россией в энергосфере
В современных условиях национальное развитие отраслевых энергетических рынков переживает стадию региональной интеграции, предопределяемой, с одной стороны, тенденцией к глобализации мирового энергетического хозяйства, происходящей не в последнюю очередь под влиянием формирования информационной цивилизации и порождаемого ею институционально-организационного, научно-технологического и производственно-технического прогресса, а, с другой стороны — национальными интересами соседствующих стран, обладающих разными ресурсными (и прежде всего энергетическими) потенциалами, а потому объединяющихся в региональные группировки и коалиции разнообразного экономического, научно-технологического, энергетического, экологического и военно-политического типов. Российско-китайское энергетическое сотрудничество имеет следующие основополагающие характеристики.
1. Энергетика по объему проектов и числу подписанных двусторонних документов — важнейшее звено во всем комплексе отношений России и Китая.
2. Энергетика и энергетическое сотрудничество имеют самоценное значение для обеих стран.
● Для Китая, как крупнейшего мирового потребителя энергии, энергетическое сотрудничество есть сфера энергетиче­ской безопасности и основа экономического роста и устойчивого социально-экономического развития, превращающих Китай в ведущую державу мира.
● Для России — как важного источника энергоресурсов, сотрудничество несет возможность диверсификации энергетического экспорта и ускоренное социально-экономическое развитие Востока России — сибирского, дальневосточного регионов и Приморского края, которые могут стать локомотивами инновационно-информационного интенсивного экономического роста — как основы устойчивого развития.
3. Энергетического сотрудничество занимает центральное место в российско-китайском диалоге. Министр иностранных дел РФ С.В. Лавров в ходе российско-китайского саммита 2008 г. назвал энергетику — главной несущей конструкцией российско-китайского сотрудничества.
Сотрудничество между Китаем и Россией в энергетиче­ской сфере можно разделить на четыре этапа (Таблица 1):
I. президентство Ельцина (1992–1999 гг.),
II. президентство Путина, (2000–2008 гг.)
III. президентство Медведева, (2008–2012 гг.)
IV. новый этап президентства Путина. (2013–2019 гг.)
Оценка четырех этапов энергосотрудничества между Россией и Китаем свидетельствует о постепенности и непрерывности процесса, продолжавшегося весь пореформенный для России период трансформации к рыночному хозяйству, а также период устойчивого и самоподдерживаемого форсированного индустриального экономического роста Китая. Именно поэтому можно отметить: 1) относительно медленную динамику становления энергосотрудничества первого этапа 1992–1999 гг. с последующим ускорением во время развертывания второго, третьего и четвертого этапов; 2) первый этап характеризуется в основном политическим оформлением видов, принципов и перспектив возможного сотрудничества (в виде общих правительственных соглашений, протоколов и меморандумов), а последующие этапы — имплементацией соглашений на макроуровне (важнейшими их которых выступают проект «Энергодиалог» и «Экономический пояс Шелкового пути»). Особое значение принадлежит новым горизонтам энергосотрудничества КНР и РФ и его четвертому масштабному, комплексному этапу, который предопределяется следующими обстоятельствами.
1. Взаимовыгодностью и взаимодополняемостью энергодиалога КНР и РФ.
2. Обеспечением энергобезопасности Китая за счет покрытия энергодефицита и ресурсной недосточности, России — в результате диверсификации энергоэкспорта и энерго-инновационного развития Сибири, Приморья и Дальнего Востока.
3. Внедрением сберегающих, экологических достижений и технологии нового технологического уклада — шестой Кондратьевской волны конъюнктуры.
4. Развитием альтернативной энергетики, стимулируемой государственной поддержкой инвестиций в нетрадиционные и возобновляемые источники энергии.
5. Необходимостью решения ценовой, инфраструктурной и экологической проблем в процессе энергосотрудничества обеих стран.
6. Переходом обеих стран от ресурсно-ориентированного (экстенсивного) к инновационному (интенсивному) типу экономического роста25 и модели устойчивого социально-экономического развития.

Недавним событием четвертого этапа энергосотрудничества стал II Российско-Китайский энергетический бизнес-форум: «Содействие российско-китайскому энергетическому сотрудничеству по всей производственной цепочке в разведке и добыче, транспортировке, переработке и реализации продукции», состоявшийся в рамках Петербургского международного экономического форума-2019. Выступая на встрече с участниками форума, Президент России Владимир Путин и Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин дали позитивную оценку результатам российско-китайского энергетического сотрудничества в последние годы и наметили стратегические ориентиры энергосотрудничества на мезо- и микроуровне отдельных секторов и акторов энергетического рынка. Именно поэтому логичным представляется продолжение анализа сотрудничества КНР и РФ по отдельным отраслям как доказательство взаимодополняемости ТЭК рассматриваемых стран.
Заключение. Российская Федерация и Китайская Народная Республика — страны-соседи, объединенные не только общностью государственной границы, но и в географическом, региональном разрезе схожестью природно-климатических условий, а исторически — непростыми, порой противоречивыми экономическими и военно-политическими отношениями. Однако, несмотря на противоречия такого рода, обе страны объединены общей историей построения модели централизованно-плановой, административно-командной экономики, общего пути государственности гигантского демографического и территориального пространства. Этот общий путь на этапе перехода к рыночной экономике обеих стран вследствие разности подходов к управлению громадными человеческими и природными ресурсами раздвоился: Россия сделала попытку пойти по дороге либеральной западной демократии, диктуемой рецептами Вашингтонского консенсуса и естественным образом сопровождаемой разрушением всей модели централизованного управления, но что еще драматичнее — крахом идеологической системы традиционных ценностей, Китай же, пройдя по трагическим рельсам культурной революции, сохранил единую идеологию громадной страны и ключевые отрасли экономики за государством, одновременно применив рычаги и инструменты рыночной экономики. К концу XX — началу XXI столетия оказалось, что рассматриваемые государства имеют немало сходных черт в их отношении к геополитическим и геоэкономическим проблемам и объединены общностью стратегических интересов. Особенно ярко это проявилось при формировании регионального энергетического рынка Китая и России. В свете развития последнего страны-соседи нередко относятся к экономикам ресурсно-недостаточного или ресурсно-избыточного энергопотенциала, а их взаимоотношения, учитывающие эту ресурсную разницу, зачастую проходят ряд этапов — от дипломатических и торговых переговоров до полномасштабного сотрудничества и научно-технологически-производственной кооперации в энергосфере. Именно так и происходит в отношениях Китая и России на пути формирования регионального энергетического рынка. При этом китайско-российское энергетическое сотрудничество может обеспечить следующие взаимовыгодные позиции.
1. Углубление региональной взаимодополняемости ТЭК обеих стран, ускоренную разработку и освоение энергоресурсов, диверсификацию российского энергоэкспорта, инновационное развитие Сибири, Приморья и Дальнего Востока России, интенсификацию совместного участия российского и китайского капиталов в процессе энергосотрудничества.
2. Устойчивое развитие отраслевых интегрирующихся энергорынков рассматриваемых стран на макро, микро и мезоуровнях, смену моделей развития, сопровождающуюся переходом от экстенсивного (ресурсоориентированного) на интенсивный (инновационноориентированный) тип экономического роста в энергетической сфере как системообразующего элемента устойчивого развития.
3. Взаимопроникновение моделей развития ТЭК Китая и России за счет сочетания роли России как экспортера углеводородного сырья и роли Китая как драйвера и двигателя (а России как участника) регионального отраслевого экономического роста и имплементации науки, техники, организационных и технологических инноваций в структурных сдвигах национального ТЭК и переносе центра тяжести на инвестиции в возобновляемые источники энергии, что позволит добиться варианта устойчивого развития на отраслевом уровне.

Таблица 1
Российско-китайское энергетическое сотрудничество: хронология, этапы, содержание и результаты
Хронология и описание этаповСодержание этапаВыводы по этапам
I. 1992–1999
1992 г.
1. «Совместная декларация об основах взаимоотношений между КНР и РФ».
2. «Соглашение о сотрудничестве в сооружении по российскому проекту на территории КНР атомной электростанции» в составе двух энергоблоков
3. Соглашение о сотрудничестве в сооружении на территории КНР завода для атомной энергетики
1. Провозглашение общей цели взаимоотношений КНР и РФ. Формирование основных принципов всестороннего сотрудничества на основе стратегических партнёрских взаимоотношений между Китаем и Россией, а также в сфере энергетики.
2. Сооружение в КНР АЭС (первый и второй энергоблок)
3. Строительство в КНР газоцентрифужного завода по обогащению урана для атомной энергетики (от 18 декабря 1992 г. Ханчжоу (пров. Шэньси)
1. Низкий уровень энергетического сотрудничества;
2. Китай импортировал в основном сырую нефть: за восемь лет средний годовой объем импорта достиг 1.518 млн тонн, в то время как среднегодовой импорт сырой нефти за тот же период составил всего 203 тыс. тонн;
3. Несмотря на то, что торговля в энергетической сфере между двумя странами в этот период находилась на низком уровне, наблюдалась, тенденция постепенного роста;
4. Технико-технологическим лидером реализации энергосотрудничества выступала ядерная энергетика России
5. Отношения Китая и России к началу XXI в. прошли три основные стадии:
1) дружественные отношения; 2) конструктивное партнерство; 3) стратегическое партнерство.
1996 г.
1. «Совместная китайско-российская декларация»
2. «Общее соглашение о сотрудничестве в энергетической сфере Китая и России».
1. КНР и РФ сформировали официальные государственные отношения стратегического партнерства.
2. Сформулированы принципы сотрудничества в энергосфере КНР и РФ, включая проект строительства нефте- и газопровода из Восточной Сибири в Китай.
1997 г. «Соглашение о реализации меморандума Западносибирской программы».Строительство газопровода из Западной Сибири на восток побережья Китая, по которому 30 лет ежегодно предполагалась перевозка 300 млрд м. куб. природного газа
1998 г. Соглашения по созданию экспериментального реактора Китая на быстрых нейтронахСоздание экспериментального реактора Китая на быстрых нейтронах, сотрудничество по созданию реактора «естественной безопасности» и топливного цикла нового поколения.
1999 г. Соглашение о разработке технико-экономических расчетов проекта строительства нефтепровода стран.Соглашение между российскими компаниями ЮКОС и ОАО «Транснефть» и СNPC
II. 2000–2008
Лето 2001 г.
«Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ»
Китай и Россия укрепляют равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие, используя и совершенствуя механизм регулярных встреч на различных уровнях. Договаривающиеся стороны на основе взаимной выгоды развивают сотрудничество в торгово- экономической, энергетической, транспортной, научно- технической областях, в ядерной энергетике и т.д.1. Китай и Россия оказывают друг другу глубокое доверие, в том числе в сфере безопасности. Китай и Россия проявляют уважение к выбору пути, сделанному народом другой стороны для обеспечения государственного суверенитета, территориальной целостности и т.д.
2. для углубления партнерских взаимоотношений Китай и Россия создают систему взаимных государственных визитов, консультаций МИД и обсуждения важных направлений продолжения стратегического отношения между Китаем и Россией.
3. обе стороны повышают политический уровень координации усилий по важнейшим региональным и глобальным вопросам, предлагают совместные усилия для сохранения международного мира, продвижения международного сотрудничества и развития регионального российско-китайского энергорынка
2004 г.
1. Принят проект газопровода из России в Китай
2. Соглашение о стратегическом сотрудничестве.
Проект впервые стал основой визита Путина в Китай.
Нефтегазовые компании России и Китайская национальная нефтегазовая корпорация подписали ряд документов и соглашений практической реализации проекта
2005–2006 гг.
Китай и Россия провели переговоры о сотрудничестве в области природного газа
Для начала строительства газопровода между двумя странами обе стороны создают рабочую группу
2007 г.
«Совместная Декларация КНР и РФ в энергосфере»
Декларацию подписали Президент России В.В. Путин и Председатель КНР Ху Цзиньтао. Декларация поддерживает реализацию крупных двухсторонних проектов в энергетической сфере.
III. 2008–2012
К началу ХХI века происходит неуклонный процесс в развитии отношений Китая и России по стратегически значимым экономическим и политическим направлениям энергетического сотрудничества. Лидеры России осознавали мононаправленность российских трубопроводных систем (ориентированных на Запад) и необходимость диверсификации нефтяного и газового экспорта в восточном направлении, что сопровождается построением инфраструктуры, освоением и повышением эффективности сибирских и дальневосточных месторождений.
Весна 2008
«Китайско-российская комиссия по энергетическому сотрудничеству».
Правительства Китая и России предложили создать энергетический механизм. Состоялись переговоры на уровне заместителей председателей правительств (Ван Цишань, И.Сечин) по энерговопросам 
Осень 2008 г. Москва. «Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области нефти»13-я регулярная встречу глав правительств Китая и России.
Соглашение о создания «трубопровода Сковородино — граница КНР» и т.д.
Зима 2009 г.
Первый крупный контракт «Роснефти» с Китаем.
Договор о поставках 300 миллионов тонн нефти в течение 20 лет (с 2011-го по 2030-й годы). Центральное условие сделки — кредит Банка развития Китая на 25 млрд долл., «Роснефти» и трубопроводной монополии «Транснефть». По сделке кредитные средства пошли на трубу «Восточная Сибирь — Тихий океан», по которой нефть экспортируется в Китай.1.Интенсификация межправительственных и межгосударственных встреч по энерго-сотрудничеству
2. Укрепление и развитие правовой базы энергетического сотрудничества между Китаем и Россией в рамках стратегического партнёрства.
Подписание ряда юридических документов по стратегическому партнерству и крупным проектам в энергосфере
3. Начало практики внедрения крупных проектов
Весна 2009 г. Пекин.
Межправительственное Соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере.
Ван Цишань и И. Сечин провели 4-ю встречу
Вступили в силу договоренности обеих сторон о взаимодействии в области строительства газопроводов, торговле сырой нефтью и кредитования. В рамках энергетического сотрудничества «Транснефти» и CNPC по проекту «Сковородино — граница КНР» созданы рабочие группы с целью эффективной эксплуатации нефтепровода.
Начало стройки нефтепровода «Сковородино — граница КНР» — ответвление от системы «Восточная Сибирь — Тихий океан».
Апрель–май 2009 г.КНР завершила работы по прокладке под Амуром тоннеля, по которому пройдёт нефтепровод. Протяженность линейной части составляет 63,8 км, диаметр — 720 мм, производительность — 15 млн тонн в год. Общая протяженность трубы по территории Китая от Амура до Дацина составит 900 км.
Январь 2011 г.Введен в эксплуатацию нефтепровод Китай – Россия, через который Россия каждый год в течение 20 лет призвана поставлять в Китай 15 млн тонн нефти.
Май 2011 г. Москва. Протокол к меморандуму о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере природного газа.Ван Цишань и И. Сечин провели в Москве 7-ю встречу представителей двух стран
Разработка ТЭО к началу внедрения крупных проектов в газовой сфере
 IV. 2012–2019 
Четвертый этап — Энергодиалог (2013 год — по настоящее время)
Межправительственная Комиссия по энергетическому сотрудничеству.
Энергодиалог Китай – Россия 2008–2012–2019 гг.
Энергодиалог — основополагающий элемент четвертого этапа, играющий системную роль в интенсификации практического взаимодействия по энергетическому сотрудничеству, который с 2012 г. преобразуется в полноформатную
1. Энергодиалог Китай-Россия 2008–2012–2019 гг. — важнейший систмообразующий элемент данного этапа, обеспечивающий интенсификацию практического взаимодействия энергетического сотрудничества.
2. Энергодиалог Россия-Китай создан в целях укрепления практического взаимодействия и координации сотрудничества двух стран в сфере энергетики по следующим направлениям:
1) нефтегазовый комплекс;
2) угольная промышленность;
3) электроэнергетика, включая атомную энергетику;
4) энергоэффективность и возобновляемые источники энергии.
В результате подписания ряда соглашений произошла:
1) активизация энергетического сотрудничества Китая и России, в том числе в нефтяной и газовой сферах, а также в сфере электроэнергетики, угольной промышленности и использования альтернативных источников энергии;
2) формирование прочных отношений стратегического энергетического сотрудничества Китая и России;
3) обеспечение совместными усилиями энергетической безопасности обеих стран, региона и мира в целом.
22 марта 2013 г. Москва. Совместное заявление КНР и РФ о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия».Лидеры Китая и России подписали данное Соглашение
22 марта 2013 г. Соглашение между правительством РФ и Правительством КНР о расширении сотрудничества в сфере торговли сырой нефтьюПравительственное Соглашение выводит энергосотрудничество на стадию практического воплощения
Соглашения от 22 марта 2013 г.
Соглашение об основных условиях поставок в КНР сырой нефти на условиях предоплаты
Контракт об энергетическом сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации Тяньцзиньского завода (НПЗ).
Подписаны следующие Соглашения между «Роснефть» и CNPC (China National Petroleum Corporation)
Условия поставки сырой нефти на условиях предоплаты сроком на 25 лет.
Энергетическое сотрудничество в сфере строительства и эксплуатации Тяньцзиньского Нефтеперерабатывающего Завода (НПЗ).
2 октября 2013 г. «Меморандум по экспортному контракту на условиях предоплаты»Меморандум подписан китайской нефтехимической корпорацией «Синопек» и ОАО «Роснефть»
22 октября 2013
Подписан Контракт на поставку газа по «восточному маршруту» на период 2015–2016 гг.
Соглашение о строительстве отвода от газопровода «Сила Сибири» является отправным пунктом реализации «Меморандума о взаимопонимании по поставкам газа по восточному маршруту»
«Газпром» и CNPC (China National Petroleum Corporation) подписали Контракт 2015–2016, в соответствии с которым при определении цены газа будет применяться мультипликативная формула, привязанная к стоимости нефтепродуктов.
Старт строительства газопровода «восточного маршрута» для поставок российского газа в Китай, который служит локомотивом развития энергетического сотрудничества Китая и России
Меморандум свидетельствует о том, что энергетическое сотрудничество Китая и России в газовой сфере происходит пошагово согласно плану, и реализуется в соответствии с договоренностями лидеров обеих стран.
8 мая 2015 г. Москва. Состоялись переговоры лидеров Китая и России.
1. Соглашения по развитию инфраструктуры отраслевого энергетического рынка
2. Проект: Экономический пояс Шелкового пути
3. Соглашение об основных условиях поставок российского газа в Китай по западному маршруту.
4. Соглашения с КНР о создании совместных предприятий
5. Соглашение о строительстве совместных предприятий в области электроэнергетики
В ходе переговоров был подписан ряд соглашений: Обе стороны:
1. Подписали ряд соглашений в сфере энергетики, авиации, финансов и др.
2. Приняли совместное заявление о состыковке ЕАЭС и трансевразийского торгово-инфраструктурного проекта: «Экономический пояс Шелкового пути». подписанное
«Газпром» и CNPC (China National Petroleum Corporation)
3. Соглашение подписано «Газпром» и CNPC (China National Petroleum Corporation)
4. Соглашение подписано «Газпром» и CNPC (China National Petroleum Corporation)
5. Крупнейшее электроэнергетические компании России «Россети» и «РусГидро» подписали Соглашения с Китаем о совместных предприятиях, которые займутся проектами в электросетевом комплексе, и в энергетике российского Дальнего Востока


Сноски
1 Хакимов А.Р. Современное состояние и перспективы сотрудничества РФ и КНР в газовой сфере // Инновации и инвестиции. — 2018. — № 11. — С. 56–59.
2 Чу Л. Сотрудничество между Китаем и Россией в газовой сфере в современных условиях // Россия и АТР. — 2015. — С.191–197.
3 Байрамова Э.Р. Сотрудничество Российской Федерации и Китайской Народной Республики в газовой отрасли //Нефтегазовый комплекс: экономика, политика, экология: сб статей. — СПБЭУФ, 2015. — С. 119–132.
4 Ван Ч., Стеблянская А.Н.,Разманова С.В., Искрицкая Н.И., Соколов А.Н. Экспорт российского СПГ в Китай: конкурентные преимущества и риски // Минеральные ресурсы России Экономика и управление. — 2017. — № 5. — С.72–76.
5 Бочкарева С.Н., Еремкина Т.А. Энергетическая безопасность КНР в процессе сотрудничества с РФ // Россия и Китай: проблемы стратегического взаимодействия: сборник Восточного центра. 2015. № 16–2. — С. 50–55.
6 Чжен И. Сотрудничество и взаимодействие КР и РФ в сфере энергетической безопасности. 2017. № 7–1 (61). С. 50–53.
7 Яровова Т.В., Клинцов Д.А. Арктика как предмет взаимовыгодного сотрудничества России и Китая // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества: Сб. — 2019. — С. 185–190.
8 Аристова Л.Б., Семенова Н.К., Чжан Ц. и др. Потенциал и перспектива сотрудничества КНР и РФ в области традиционной и нетрадиционной энергии / Институт Востоковедения РАН: Центр энергетических и транспортных исследований; Центр изучения Азии Шанхайской академии общественных наук. — Москва, 2014.
9 Янь Ц. Энергетический фактор как элемент современной внешнеполитической стратегии КНР и РФ // Общество: политика, экономика, право. — 2017. — № 12. — С. 51–55.
10 Цели устойчивого развития (ЦУР) ООН до 2030 гг. // www.un.org
11 Писаренко Ж.В., Разманова С.А., Мачула И.А. Анализ результативности деятельности ведущих энергетических компаний на основе интегрального показателя // Нефть, газ и бизнес. — 2017. — № 10. — С. 12–21.
12 Global trends in renewable energy investment, 2018 Report P. 15. В декабре 2015 года в формате Рамочной конвенции ООН об изменении климата в ходе Конференции по климату в Париже было принято, так называемое, Парижское Соглашение. Беспрецедентное по охвату, соглашение включает в себя ряд мер по снижению эмиссии парниковых газов и замедлению темпов глобального потепления. Парижское Соглашение призывает всех участников осуществлять вклад по достижению глобальных целей за счет лучших практик, используемых на национальном уровне. Ключевые цели по снижению выбросов парниковых газов в ЕС отражены сразу в нескольких документах, в которых установлены целевые уровни к 2020, 2030 и 2050 годам. К Соглашению присоединился и ряд развивающихся стран, а Китай (особенно на фоне резкого снижения инвестиций Великобритании, Нидерландов и Германии) стал мировым лидером по росту инвестиций в чистую энергетику, большая часть которых пошла на поддержку развития ветряной и солнечной энергии. См.: Global trends in renewable energy investment, 2018 Report P. 31.; UN Environment, Bloomberg New Energy Finance.
13 В частности, академик Глазьев С.Ю. указывал, что крупнейшим бенефициаром политики ЦБ и либеральной экономической политики государства в России выступают естественные монополии как ведущие сырьевые экспортеры, которые были освобождены от обязательной продажи ЦБРФ валютной выручки от экспорта сырьевых товаров по фиксированному курсу, а также (по требованию ВТО) от экспортной пошлины на все сырьевые товары (кроме нефти и газа). В результате представители этого экспортного лобби становятся ведущим в мире экспортером капитала, оседающего на их личных счетах в офшорах. См.: Интервью С.Ю. Глазьева Андрею Угланову «Сергей Глазьев о тёмных советниках Кремля / #ЗАУГЛОМ» 17.08.2018; См. также: Глазьев С.Ю. Рывок в будущее. Россия в новых технологическом и мирохозяйственном укладах. — М., Книжный мир, 2018. — 768 с
14 Кузнецова Н.П. Экономическое развитие малых и крупных переходных экономик в контексте перехода от энергоориентированного к инновационно-ориентированному типу роста //Записки Горного института. — 2011. — № 191. — С.62; Efimova Elena G., Kuznetsova Natalia P. Economic development of Ultra-small peripheral West European regions (case of Aland and Faroe Islands) // Ekonomika/Economics.2012, Vol 91 Issue 3, P 7–26
15 Андрианов В.Д. «Новые индустриальные страны» в мировом капиталистическом хозяйстве. — М.,1989. — С.19, — автор относит к новым индустриальным экономикам и Бразилию, Мексику, Аргентину, не определяя их размера. В.Л. Шейнис, проводя дифференциацию развивающихся стран по различию положения в мировом капиталистическом хозяйстве, уровню экономического развития, структуре производительных сил, ресурсному и хозяйственному потенциалу, относит латиноамериканские страны к разряду крупных развивающихся государств (Развивающиеся страны в современном мире. Единство и многообразие. — М., 1983; Шейнис В.Л., Зюзина И.Н. Бразилия и Аргентина в современном мире // Мировая экономика и международные отношения. — 1987. — № 8. — С.68).
16 Любопытный междисциплинарный подход к исследованию особого типа малых стран в виде лимитрофов продемонстрировали Зверев Ю.М., Межевич Н.М. в статье «Подходы к типологии малых европейских стран на примере Эстонии, Латвии, Литвы» / Полис. Политические исследования. 2019. № 5. C. 181–191.
17 Леженина Т.В. Антикризисные программы в странах Восточной Азии // Россия и современный мир. — 2009. — №3. — С.147–158; Журавлева Е.С. АСЕАН и Япония в период финансового кризиса в ЮВА // Знание. Понимание. Умение. — 2012. — №4. — С. 117–122.
18 World Economic and Financial Surveys. Regional Economic Outlook: Asia and Pacific April 2008–2019.
19 Профессор Рязанов В.Т. выдвинул идею о том, что: минеральные и особенно энергетические ресурсы относятся к числу ключевых факторов развития индустриальной экономики и классифицировал страны мирового хозяйства на ресурсно-недостаточные и ресурсно-обеспеченные, в которых формируется рентная модель капитализма (см.: Рязанов В.Т. «Рентная модель экономики в условиях глобализации» Материалы международной научно-практической конференции «БРИК — прорыв в глобальную экономику XXI века» 23–23 мая 2008 г. Санкт-Петербург, Смольный) Особую роль государства в изъятии природной ренты подчеркивают Комаров М. и Белов Ю. (См.: Комаров М., Белов Ю. Реализация права собственности государства на недра через изъятие природной ренты // Вопросы экономики, — 2000. — №8)
20 Kuznetsova Natalia. Perspectives of power-oriented economic growth conversion (with special reference to Russia) Ekonomika. 2006. Vol. 73. Research Paper Vilnius University press.
21 Подробнее об эволюции моделей экономического и социального развития в КНР см.: Карлусов В.В., Кудин А.П. Китайская модель государственного регулирования экономики: ретроспективный анализ в мировых сопоставлениях // Мировое и национальное хозяйство. — Интернет-журнал МГИМО (У) МИД России. — М., 2014. — №1. Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию была представлена Правительством РФ и утверждена Указом Президента РФ № 440 от 1 апреля 1996 г. В Концепции отмечено, что «следуя рекомендациям и принципам, изложенным в документах Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.), руководствуясь ими, представляется необходимым и возможным осуществить в Российской Федерации последовательный переход к устойчивому развитию, обеспечивающий сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений людей» http://www.vevivi.ru/best/Kontseptsiya-ustoichivogo-razvitiya-ref118365.html. Дата обращения: 11 октября 2019 г. Для сбалансированного решения социально-экономических и экологических задач необходима определить последовательность их решения, а именно: 1. стабилизация экологической ситуации при выходе из экономического кризиса; 2. постепенное улучшение качества окружающей среды за счет экологически ориентированных методов управления и экологизации хозяйственной деятельности; 3. ведение хозяйственной деятельности только в пределах емкости экосистем; 4. внедрение энерго- и ресурсосберегающих технологий; 5.изменение структуры экономики — с ресурсодобывающей на глубокую переработку, внедрение высоких и тонких современных технологий. (См.: Яо Л.М. Социальная экология: учебное пособие. — Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2007. — 280 с.; а также: Незамайкин В.Н. Стратегия устойчивого Развития Российской Федерации // Финансы и Кредит. — 2005. — №17(185). — С. 31–35)
22 World China. Energy Outlook 2050, Energy& Technology Research Institute. CNPC ETRI 2016.
23 Официальный сайт ПАО «Газпром» www.gazprom.ru
24 В этом контексте можно привести слова великого Арнольда Тойнби, утверждавшего, что идет борьба за влияние на подавляющее большинство человечества, «которое не является ни коммунистическим, ни капиталистическим, ни русским или западным, но живет сейчас в тревожном мире, на ничейной земле между двумя враждующими твердынями противоположных соперничающих идеологии» (См.: Тойнби А.Дж. Цивилизация перед судом истории / пер с англ. // Современный момент истории. — М.: Культура, 1996. — С. 263–432).
25 Кузнецова Н.П. Экономическое развитие в малых и крупных переходных экономиках в контексте перехода от энергоориентированного к инновационно-ориентированному типу роста // Записки Горного института. — 2011. т. 191 «Проблемы развития минерально-сырьевого и топливно-энергетического комплексов России».

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия