Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (72), 2019
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Аверьянова О. В.
доцент кафедры финансового права
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук

Аркадьев В. А.
менеджер агентства недвижимости (Санкт-Петербург)

Роль аудита в формировании равновесной системы «экология — социальное развитие» арктической зоны РФ
В статье рассматриваются вопросы зависимости экологии Арктической зоны Российской Федерации от ее социально-экономического развития. Освещаются различные подходы к роли добровольного экологического аудита в формировании равновесной системы «экология — социальное развитие» Арктической зоны РФ. Обращается внимание на то, что качество жизни коренных народов Севера включает в себя не только финансовую и материальную поддержку, но и сохранение их жизненного уклада и чистоту территорий традиционного обитания. Транснациональные корпорации, ведущие добычу ресурсов и их промышленную переработку, должны внедрять систему добровольного экологического аудита для выявления особо проблемных сторон их деятельности на арктических территориях. Авторы предлагают ряд мер, которые, по их мнению, можно успешно реализовать в экологическом аудите путем развития новых финансовых услуг в рамках цифровой экономики
Ключевые слова: Арктическая зона РФ, экология, социально-экономическое развитие, добровольный экологический аудит, качество жизни народов Севера
УДК 33.053   Стр: 198 - 203

Зависимость экологии Арктической зоны Российской Федерации от ее социально-экономиче­ского развития
Понятие «экология» (от древнегреческого οίκος — дом, жилище и logos — учение, наука) означает взаимоотношение живых организмов со средой их обитания и закономерности изменений организмов и их сообществ под воздействием природных и антропогенных факторов. Понятие «экология» ввел в 1866 г. немецкий зоолог Эрнст Геккель.
Социально-экономическое развитие Арктической зоны РФ оказывает непосредственное влияние на экологию. В то же время экология оказывает влияние на качественные изменения в экономике, в производительных силах, в культурной и образовательной среде. Её состояние сказывается на качестве жизни людей, на внутренних и внешних факторах формирования и развития человеческого капитала [1].
Многофакторность природных явлений и особенностей социально-экономического развития, действующих в арктических регионах, предопределяют особенности их взаимодействия. По своим природным, социально-экономическим, демографическим и иным условиям Арктическая зона Российской Федерации (АЗРФ) значительно отличается от других регионов страны. Среди отличительных черт следует отметить:
– экстремальные природно-климатические условия, включая постоянный ледовый покров или дрейфующие льды в арктических морях;
– очаговый характер промышленно-хозяйственного освоения территорий и низкая плотность населения (1–2 чел. на 10 км2);
– удаленность от основных промышленных центров, высокая ресурсоемкость и зависимость хозяйственной деятельности и жизнеобеспечения населения от поставок топлива, продовольствия и товаров первой необходимости из других регионов России;
– уязвимость природы от техногенных чрезвычайных ситуаций и производственной деятельности человека.
Экономика арктического региона формировалась как моноотраслевая, ориентированная на развитие добывающей промышленности. Бюджет субъектов РФ, входящих в АЗРФ и в настоящее время преимущественно формируется за счет ренты от добычи природных ресурсов. Развертывание крупных нефтегазовых инфраструктурных и добывающих проектов в российской Арктической зоне, заключение долгосрочных международных контрактов на поставку больших объемов углеводородных энергоносителей говорит о том, что в ближайшие годы на арктических территориях РФ придется создавать потенциал для устойчивого развития в экстремальных условиях природоемкой, сырьевой модели экономического роста [2].
Интенсивное промышленное освоение природных ресурсов АЗРФ существенно сократило возможности ведения традиционных видов хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера. Из традиционного хозяйственного оборота изъяты значительные площади оленьих пастбищ и охотничьих угодий. Часть используемых прежде для традиционных промыслов рек и водоемов в связи с экологическими проблемами потеряли своё рыбохозяйственное значение. Эти проблемы особенно остро встают для территорий перспективного промышленного освоения Южной Якутии, мест золотодобычи в Магаданской области и Чукотского автономного округа.
В научном сообществе признано, что 20% экологически чистых территорий в Арктике в настоящее время сохранено благодаря коренным народам Севера, их умению жить в гармонии с окружающей средой [3]. Северные народы особо бережно относятся к природе, так как состояние природных ресурсов является первоосновой их существования. Именно поэтому важно учитывать опыт использования традиционных знаний и адаптации коренного населения к происходящим изменениям для бережного отношения к природе.
К коренным малочисленным народам Севера (КМНС), проживающим в АЗРФ относятся: эвены, эвенки, долганы, юкагиры, чукчи, коряки, ительмены и др. Существенная доля КМНС из тех, кто проживает в сельской местности, заняты народными промыслами, основные из которых — оленеводство и рыболовство. Большая часть этой группы занята в натуральном хозяйстве, в нетоварном сельском хозяйстве. Во многих местах проживания малочисленных народов Севера воссозданы общины как традиционные формы организации совместной деятельности, распределения продукции и взаимопомощи. В ряде мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности созданы «родовые угодья», территории традиционного природопользования регионального и местного значения, закреплённые за представителями малочисленных народов Севера и их общинами [4].
Положение малочисленных народов Севера в последние десятилетия осложнено неприспособленностью их традиционного образа жизни к современным экономическим условиям. Низкая конкурентоспособность традиционных видов хозяйственной деятельности обусловлена малыми объёмами производства, высокими транспортными издержками, отсут­ствием современных предприятий и технологий по комплексной переработке сырья и биологических ресурсов. Кризисное состояние традиционных видов хозяйственной деятельности привело к обострению социальных проблем. Уровень жизни значительной части граждан из числа малочисленных народов Севера, проживающих в сельской местности или ведущих кочевой образ жизни, ниже среднероссийского. Уровень безработицы в районах Севера, где проживают малочисленные народы Севера, в 1,5–2 раза превышает средний по Российской Федерации. Парадокс ситуации заключается в том, что даже адресное оказание денежной, материальной помощи порождает иждивенческие настроения, особенно у молодежи [4]. Особенно остро стоит проблема с изменением параметров качества жизни.
Понятие «качество жизни» представляет собой совокупность показателей общего благосостояния людей, характеризующих уровень материального потребления (уровень «стоимости» жизни), а также потребление непосредственно не оплачиваемых благ [4]. Сложность изменения параметров качества жизни диктует необходимость формирования системы показателей так называемого «модельного набора социальных индикаторов качества жизни населения», которые условно формируются в четыре группы [5]. Первая группа — показатели экономической активности, которые включают уровень экономической активности, уровень занятости, соотношение численности занятых в экономике к численности населения, уровень безработицы. Вторая группа — демографические характери­стики качества жизни: темпы роста численности постоянного населения; ожидаемая продолжительность жизни при рождении, в том числе по полу; уровень младенческой смертности, в том числе по полу; уровень детской смертности, в том числе по полу; уровень материнской смертности. Третья группа — показатели образования: число государственных дневных образовательных учреждений и численность учащихся в них; число государственных высших учебных заведений; численность студентов государственных высших учебных заведений на 10 000 населения; число государственных средних специальных учебных заведений и численность студентов в них в расчёте на 10 000 населения. Четвертая группа — климатиче­ские особенности АЗРФ [6].
В АЗРФ сложилась своего рода «монопсоническая» дискриминация (она выражается в реакции работодателя на разную эластичность предложения работников, имеющих одинаковую квалификацию и производительность труда). Государство предоставляет гарантии и компенсации по возмещению дополнительных материальных и физических затрат гражданам в связи с работой и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях Крайнего Севера (ФЗ № 267/1 от 19.02.1993 г.). В соответствии с ним работники, проработавшие в районах Арктики более пяти лет, имеют право на получение выплат по процентным надбавкам за стаж работы в максимальном размере. Данное обстоятельство инициировало скрытую дискриминацию при найме на работу местных жителей. При найме на работу мигранта, приехавшего в Мурманскую область и не имеющего права на получение процентных стажевых надбавок (при прочих равных условиях), работодатель имеет возможность платить ему первые полгода заработную плату почти на 35% меньше, чем работнику из числа местных жителей [3].
Важным вектором улучшения качества жизни северян и сглаживания растущих социально-экономических проблем является развитие агропромышленного комплекса (АПК) приполярных регионов. Несмотря на долгосрочную работу арктических структур РСПП и обоснование необходимости отдельных программ развития АПК на Севере, они так и не приняты. Также до сих пор отсутствуют федеральные программы развития микро-, малого и среднего предпринимательства у коренных народов Севера. АПК Крайнего Севера отличается сложной социальной структурой сельскохозяйственного производства, более низким уровнем производительных сил, ограниченным количеством производимой продукции. Но для коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока это единственная возможность заработать деньги на торговле экологически чистыми продуктами питания [7].
Активная производственная деятельность в АЗРФ транснациональных нефтегазовых корпораций, помимо социально–экономических проблем народонаселения, порождает серьезные экологические проблемы, которые также имеют отношение к качеству жизни. Арктика имеет большое экологическое значение и для арктических государств, и для всей планеты — для устойчивости климата, биологического разнообразия и сохранения традиций и образа жизни народов Севера.
Арктика всегда являлась самой экологически уязвимой территорией. Неразумная эксплуатация ее ландшафта, прибрежной и ледниковой зоны может привести к экологическим проблемам планетарного масштаба. Ухудшение экологической ситуации в Арктике всё более и более беспокоит мировое сообщество. Оно стало рассматривать защиту арктической экосистемы как глобальную проблему современности» [8].
В мире существует большое количество международных договоров, имеющих отношение к Арктике (на сегодня их более ста). Но общего международного договора об Арктике или каких-либо специальных правил по её использованию и охране пока нет. В международном праве по отношению к Арктике часто используют термин «мягкое право» [7]. Это значит, что существующие правила и нормы являются рекомендательными и не имеют обязательной юридической силы для государств. Основные вопросы, которые регулируются в международных документах — экологическая безопасность, безопасность судоходства, разведка и добыча полезных ископаемых, вылов водных биологических ресурсов (рыбы).
По запасам полезных ископаемых АЗРФ является крупным источником ресурсов, в том числе стратегических запасов никеля, хрома, марганца, кобальта. Несмотря на сырьевую специализацию, регионы Арктической зоны в значительной степени отличаются друг от друга. Одни регионы специализируются на добыче углеводородного сырья (НАО, ЯНАО, частично северный муниципалитет Красноярского края, городской округ Воркута Республики Коми), другие — на добыче цветных, черных и драгоценных металлов, алмазов (Мурманская область, Республика Саха, Чукотка, Норильский городской округ Красноярского края). Республика Карелия и Архангельская область — на производстве продукции лесоперерабатывающего комплекса (ЛПК). Такая промышленная специализация не только затрудняет активную производственную кооперацию регионов АЗРФ, но «рассредоточивает» ответственность за эксплуатацию природных ресурсов, порождает разную степень экологической ответственности [9].
Решение столь комплексной задачи, как освоение Арктики, учитывая ее стратегическое значение для нашей страны, невозможно без участия государства, поэтому в настоящее время активно реализуется государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны РФ», утвержденная постановлением Правительства. В рамках данной программы идет работа по формированию опорных зон развития и созданию условий для ускоренного социально-экономического развития данной зоны, создание оборудования и технологий нефтегазового и промышленного машиностроения, необходимых для освоения минерально-сырьевых ресурсов данной территории. В соответствии с Программой социально-экономического развития к границам территории опорных зон Российской Арктики относят следующие территории:
● Кольская опорная зона;
● Архангельская опорная зона;
● Ненецкая опорная зона;
● Воркутинская опорная зона;
● Ямало-Ненецкая опорная зона;
● Таймыро-Туруханская опорная зона;
● Северо-Якутская опорная зона;
● Чукотская опорная зона
В соответствии с Методическими рекомендациями по оценке эффективности инвестиционных проектов к крупномасштабным проектам относят проекты, реализация которых влияет на экономическую, социальную или экологическую ситуацию в отдельных регионах или отраслях страны. С экономической точки зрения оценка проекта связана с приростом валового регионального продукта.
Экономическая эффективность регионального инвестиционного проекта оценивается по его способности влиять на формирование валового регионального продукта субъекта Российской Федерации и обеспечивать динамику экономического роста. Добавленная стоимость равна совокупной выручке проекта, которая включает в себя эквиваленты заработной платы, арендной платы, процентов по долговым обязательствам и прибыли.
Годовой индекс экономической эффективности регионального инвестиционного проекта характеризует влияние регионального инвестиционного проекта на рост валового регионального продукта.
Рассчитывается по формуле
ЭТг = VAtс / ВРПΔt–1 (1)
где ЭТг — годовой индекс экономической эффективности регионального инвестиционного проекта;
VAtс — эквиваленты заработной платы, арендной платы, процентов по долговым обязательствам и прибыли
ВРПΔt–1 — объем валового регионального продукта предыдущего года в текущих ценах в условиях отказа от реализации инвестиционного проекта (на основе данных прогноза Министерства экономического развития Российской Федерации)
В соответствии с Методическими рекомендациями по оценке эффективности инвестиционных проектов также выделяют показатели коммерческой эффективности и бюджетной эффективности инвестиционного проекта. При планировании проекта закладываются два основных этапа его реализации: инвестиционный этап и операционный этап реализации проекта.
На каждом из этих этапов применяется своя модель формирования адекватных рискам резервных фондов. На инвестиционном этапе, проектные риски воздействуют на проект через сверхплановое увеличение сметы капиталовложений.
Величина адекватного инвестиционным рискам резервного фонда рассчитывается с использованием следующей модели:
Рез Ф = З×Р×(1+i) (2)
где Рез Ф — резервный фонд;
З — затраты на реализацию проекта.
Р×(1+i) — вероятность конкретного фактора риска либо общего риска не реализации проекта.
Вероятность конкретного фактора риска определяется экспертно.
Ставка дисконтирования по проекту определяется исходя из рентабельности прошлых проектов фирмы — инициатора планируемого проекта. На операционном этапе реализации проекта проектные риски воздействуют посредствам уменьшения доходов от основной деятельности.
Величина адекватного инвестиционным рискам фонда рассчитывается с использованием следующей модели:
Рез Ф = Р×(СF + Отток × i) (3)
где Рез Ф — резервный фонд;
СF — доходы инвестора от основной деятельности;
Р×(СF + Отток × i) — проектные риски, рассчитанные путем уменьшения доходов от основной деятельности.
Среди высокотехнологичных инвестиционных проектов в целях развития АЗРФ запланировано создание мощного атомного ледокольного флота, обеспечивающего безусловный приоритет страны в арктическом морском регионе как в части круглогодичной транспортировки по Северному морскому пути углеводородов и высокотехнологичных грузов, так и в обеспечении обороноспособности страны в этом регионе и безопасности арктического судоходства. Более того, идет работа по формированию 3-х испытательных полигонов в Мурманске, поселке Тикси и на побережье Печорского моря для проведения испытаний и сертификации новых образцов нефтегазового и промышленного оборудования, предназначенного для геологического изучения и освоения полезных ископаемых [10].
Освоение углеводородного потенциала шельфа нашей страны — это принципиально новая страница развития ее топливно-энергетического комплекса, по крайней мере, до конца XXI в. Предполагается, что прибыль, полученная в результате успешного освоения шельфа, может существенно укрепить федеральный бюджет и оказать влияние на развитие не только нефтегазовой отрасли экономики. Регионы, на территории которых будут разрабатываться шельфовые запасы, имеют прямой интерес в осуществлении подобных проектов. Более того — освоение шельфа сегодня просматривается едва ли не единственной стратегией развития российского Севера и Дальнего Востока, испытывающих настоящий энергетический голод. Основой государственной политики на шельфе, вероятно, должно быть систематическое проведение лицензионных раундов с благоприятными условиями, как для государства, так и для инвесторов всех форм собственности, в том числе и иностранных.
Мы видим, что стратегически правильная, продуманная политика таких стран, как Норвегия, Китай и Индия, приводит к существенным результатам. Например, в Китае для работ на шельфе иностранными компаниями в 1997 г. было вложено около 5 млрд долл. США. Из них половина пошла на оплату китайских сервисных компаний Предполагается, что правильная организация освоения российского шельфа может ежегодно приносить в бюджет до 10 млрд долларов США и более [11]. В 1995 г. Правительством Российской Федерации была утверждена «Концепция изучения и освоения углеводородных ресурсов Баренцевоморской провинции». В течение трех следующих лет была разработана аналогичная концепция для шельфов морей Дальнего Востока и Северо-Востока России. Завершена разработка «Концепции изучения и освоения углеводородных ресурсов шельфа РФ на ближнюю, среднюю и дальнюю перспективу». В соответствии с «Энергетической стратегией России на период до 2035 г.» подготовка запасов и освоение нефтяных и газовых месторождений на шельфе арктических, дальневосточных и южных морей — одно из наиболее перспективных направлений развития сырьевой базы нефтяной и газовой промышленности России. На Международном арктическом форуме в 2019 году в Петербурге обсудили возможные варианты поддержки частных инвестиций в Арктике. В Арктической зоне России инициирована реализация более 100 инвестиционных проектов. Пока что на стадии активной реализации находятся меньше половины проектов.

Формирование системы добровольного экологического аудита как одно из направлений улучшения качества жизни в АЗРФ
Практикой установлено, что основными угрозами Арктики, требующими систематического добровольного и, в первую очередь — экологического аудита, являются: загрязнение окружающей среды; изменение биологического разнообразия и сокращение запасов биоресурсов; деградация земель и нарушение условий землепользования; ухудшение среды обитания коренного населения АЗРФ и условий их традиционного природопользования; негативные последствия и угрозы происходящих глобальных изменений климата.
С целью их минимизации обеспечение экологической безопасности территории Арктики осуществляется через строгие ограничения на хозяйственную, научную и туристическую деятельность, резервирование территорий под национальные парки, заповедники, использование высоких технологий в базовых, ресурсных отраслях и секторе услуг.
На уровне правительственных инстанций контроль за экологической безопасностью Арктики осуществляет Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики. Оно получает информацию из разных источников и разрабатывает критерии общей безопасности населения и территории. При этом оно контролирует деятельность следующих организаций:
● наблюдательной сети Росгидромета;
● системы государственного санитарно-эпидемиологического надзора;
● системы государственного мониторинга геологической среды;
● системы государственного мониторинга водных объектов.
В Арктике 35 особо охраняемых зон, в которых действуют более тысячи предприятий и организаций. Для организации более действенной системы контроля экологической безопасности мы предлагаем разделить нормативные требования по проведению экологического аудита на два уровня. На первом уровне аудит осуществляется на добровольной основе. Это характерно в основном для крупных компаний, активно осуществляющих деятельность в Арктике: «Роснефть», «Новатэк», «Лукойл» и другие. Второй уровень — для всех остальных организаций Арктической зоны России [12].
Добровольный или инициативный аудит, в отличие от обязательного, осуществляется на основании самостоятельно принятого решения компании и его результатом является отчет о выявленных ошибках и нарушениях, а также рекомендации по их устранению. Никаких штрафных санкций, обязательных предписаний и жестких требований по срокам проведения проверки и устранения нарушений в данном случае не предусмотрено. Все производится по желанию и на усмотрение руководства.
Мы полагаем, что добровольный аудит может проводиться:
— для оценки эффективности использования финансовых ресурсов компании на природоохранные мероприятия;
— при привлечении инвесторов, чтобы подтвердить финансовую устойчивость организации, отсутствие у нее таких рисков как штрафов и пени за нарушение экологической безопасности;
— для проверки качества ведения бухгалтерского учета на предприятии;
— для оценки эффективности ведения бизнеса и других.
Инициаторами добровольной аудиторской проверки, как правило, выступают руководители предприятия, учредители или акционеры, а также инвесторы. Проводят добровольный аудит специализированные аудиторские компании, имеющие соответствующие лицензии и сертификаты. Такой аудит проводится в самые сжатые сроки на условиях полной конфиденциальности. Стоимость, сроки и перечень услуг оговариваются в индивидуальном порядке [12]. В аудиторском заключении должны найти отражение следующие вопросы:
– определение соответствия субъекта хозяйственной деятельности природоохранным требованиям;
– оценка эффективности системы экологического менеджмента;
– оценка экологической безопасности используемого сырья, оборудования, технологий;
– оценка экономического ущерба от загрязнения;
– оценка опасности отходов;
– определение рациональности природопользования на конкретной территории;
– оценка энергопотребления и предложение путей по его снижению;
– определение объема выбросов парниковых газов и выработка мероприятий по их снижению;
– оценка экологического риска в результате техногенных аварий и стихийных природных процессов;
– выделение экологических проблем и разработка мероприятий по их решению;
– обоснование принимаемых нормативно-правовых актов на предмет экологической безопасности.
Подобного рода самостоятельный негосударственный вид мониторинга и анализа нацелен именно на то, чтобы экологические проблемы не приобрели необратимого характера, а оценка деятельности предприятия осуществлялась не только по показателю прибыли, но и по качественному критерию применительно к оценке любых проектов по использованию и преобразованию природной среды [13].
Аудиторы могут не разбираться в тех или иных технологических тонкостях, но аудиторская фирма имеет право пригласить специалистов в нужной узкой области и координировать работу экспертов разных профилей. Являясь беспристрастным аналитиком и проверяющим, аудитор видит комплексной характер проблемы. Промышленный прогресс неизбежно требует перманентного увеличения затрат на удовлетворение все возрастающих потребностей в элементах природной экологической системы, крайне необходимых для промышленного производства. Все в больших размерах происходят потери общественного труда, которые обусловлены нерациональным использованием сырья, различных материалов и топливно-смазочных веществ. Эти расходы являются важными компонентами природного экологического комплекса и, как следствие, в возникающей необходимости выделения значительных общественных ресурсов и рабочей силы для ликвидации последствий воздействия масштабного промышленного производства на целостность и баланс экосистемы [14]. В аудиторском подходе приоритет отдается критериям независимости и объективности при проведении исследований и формировании суждений, выводов и заключений.
Вопросы, связанные с экологической проблематикой, должны решаться при широком консенсусе бизнеса, власти и общества. Они должны обсуждаться на разных уровнях — начиная от лабораторий предприятий и учебных аудиторий — до политических партий и глобальных организаций. Сложность современных экологических проблем вызывает необходимость применения именно аудиторского подхода к их решению. Во-первых, при таких условиях обеспечивается высокий уровень проведения системных изысканий при оценке экологических проблем, что крайне важно, так как рассмотрению подлежит целый комплекс вопросов, среди которых финансово-хозяйственные и юридические аспекты занимают не меньшее место, чем химические, биологические и иные факторы. Сложность информационных проблем, сетевая структура производств в Арктике, необходимость учета вопросов устойчивого развития, энерго- и ресурсосбережения, экономики замкнутого цикла, использования распределенной и возобновляемой энергетики и вторичных энергоресурсов, рециклинга, утилизации и переработки мусора, различных механизмов экологической ответственности, включение экологических последствий в расчеты ТЭО и проектное управление и другие могут успешно решаться лишь при широком внедрении современных цифровых технологий [12].
Нам представляется, что проведение добровольного экологического аудита в арктической зоне РФ потребует новой цифровой финансовой инфраструктуры, которая может состоять из следующих основных элементов:
1. Платформа-маркетплейс, для целей экологического аудита она позволит повысить удобство, прозрачность и оперативность получения услуг клиентами в режиме «единого окна», а также устранить барьеры для широкого доступа к финансовым услугам и продуктам.
2. Платформа для регистрации финансовых перечислений и платежей, которая должна обеспечить их регистрацию на финансовом рынке в едином реестре, с предоставлением доступа для всех участников, и получение информации в режиме «единого окна».
3. Платформа быстрых платежей — для обеспечения возможности проведения онлайнпереводов в режиме реального времени с использованием смартфонов, мессенджеров, QRкода и так далее.
4. Платформа платежной системы Банка России для обеспечения возможности предприятиям эффективно управлять ликвидностью, проводить срочные и несрочные платежи с использованием специализированных расчетных сервисов на базе единой централизованной инфраструктуры.
5. Платформа обработки операций по банковским картам, обеспечивающая бесперебойное проведение внутренних трансакций по картам международных платежных систем на территории России и внедрение инновационных сервисов на базе карты «Мир».
6. Платформа для облачных сервисов, которая будет являться инфраструктурным решением, предоставляющим доступ предприятиям к облачным ресурсам внешних провайдеров (например, системы хранения, приложения и сервисы) и позволяющая на этой основе размещать собственные прикладные сервисы с обеспечением необходимых требований и условий в отношении информационной безопасности.
7. Платформа на основе технологии распределенных реестров — распределенная система хранения и обмена информацией по финансам, экологическому аудиту в качестве доверенной среды для ее участников в реализации финансовых сервисов с применением российской криптографии.
8. Платформа для передачи финансовых и других «заверенных» сообщений в качестве обеспечения гарантированности и бесперебойности при передаче информационных сообщений с использованием новых технологий.
Ключевым связующим элементом национальной финансовой инфраструктуры являются открытые интерфейсы (Open API), позволяющие обеспечить получение и передачу информации между информационными системами различных организаций c использованием стандартных протоколов обмена данными [15].
Создание и развитие цифровой финансовой инфраструктуры обеспечит эффективное предоставление аудиторских услуг на финансовом рынке, в том числе для малых и средних организаций, что будет способствовать повышению доступности финансовых услуг на всей территории Российской Федерации и в первую очередь в арктическом, труднодоступном регионе.
Возможность получения в электронной форме сведений о физических и юридических лицах, находящихся в распоряжении государственных органов и организаций, является одним из основных условий для перехода от бумажного документооборота к электронному, оперативности предоставления финансовых услуг и снижения издержек участников финансового рынка на получение и проверку необходимой информации о предприятиях и организациях.
Доступ к сведениям о клиентах в электронном виде должен быть предоставлен государственными органами в соответ­ствии с утвержденным Правительством РФ перечнем, который включает наиболее значимые сведения, содержащиеся в государственных информационных ресурсах. Взаимодействие между участниками арктического бизнеса и государственными органами должно осуществляться с использованием инфраструктуры единой системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций) (ЕПГУ) [16].
Одновременно будет расширено подключение арктических предприятий к сервисам СМЭВ федеральных органов исполнительной власти, что позволит повысить скорость и эффективность взаимодействия при обмене информацией между ними и государственными органами.
В результате выполнения такого рода мероприятий будет обеспечен доступ фирм и корпораций к сведениям, содержащимся в государственных информационных системах. Организация электронного документооборота позволит:
– направлять предписания, уведомления и запросы государственных органов и организаций, осуществляющих экологический аудит и получать ответы;
– направлять организационно-распорядительные документы, в том числе регламенты и порядки;
– получать отчетность в электронном виде от участников арктического бизнеса, а также нерегламентированную информацию (анкетирование, опросы) и статистические данные;
– осуществлять взаимодействие аудиторских и финансовых организаций в рамках проведения добровольного экологического аудита.
С целью обеспечения такого электронного взаимодействия будут правильно использованы нормативные (правовые) акты и созданы личные кабинеты для участников экологического аудита и финансовых организаций. Одновременно в целях обеспечения эффективного электронного документооборота местной администрации, предприятий и организаций с другими юридическими и физическими лицами будут расширены функции, связанные с направлением уведомлений в различные органы с предоставлением выписок из реестров (баз данных) с использованием ЕПГУ [12].
Одним из ключевых условий для перехода к электронному взаимодействию в рамках экологического аудита является создание условий для хранения и использования электронных документов с обеспечением их юридической силы, в том числе в режиме длительного хранения, а также цифровизация документов на бумажном носителе. Это предполагает формирование правовой и технологической основы, определяющей подходы к хранению и использованию юридически значимых электронных документов при взаимодействии аудиторских фирм и их клиентов.
Соответствующие предложения закреплены в Концепции хранения и использования электронных документов с учетом обеспечения их юридической силы для финансового рынка, которая была согласована с заинтересованными государственными органами и одобрена на подкомиссии по использованию информационных технологий при предоставлении государ­ственных и муниципальных услуг в марте 2017 года [16].

Заключение
Промышленная деятельность фирм и корпораций, использующих арктические природные ресурсы, порождает серьезные экологические проблемы, требующие специальных мер контроля в виде экологического аудита, который будет успешно развиваться с использованием цифровых финансовых услуг. Сервисные платформы экологического аудита позволят достичь следующих целей:
– содействие развитию инновационных аудиторских технологий и сервисов с учетом обеспечения стабильности экологической безопасности, укрепления финансовой системы и защиты прав клиентов;
– сокращение времени внедрения инновационных аудиторских технологий и сервисов в арктической зоне РФ при потенциально более низках издержках;
– повышение доступности аудиторских услуг и сервисов для потребителей, расширение их ассортимента;
– развитие конкуренции на рынкеа экологического аудита;
– обеспечение экологической безопасности на основе использования цифровых технологий и сервисов.
Для координации пилотирования инновационных технологий и сервисов по проведению экологического аудита, затрагивающих полномочия корпораций, местного самоуправления и центральных государственных органов необходимо сформировать межведомственный экспертный Совет, в состав которого должны войти, кроме названных представителей, эксперты аудиторских компаний, работающие в Арктике. В компетенции Совета должно быть включено:
– совершенствование комплекса отраслевых стандартов и правил, устанавливающих требования к обеспечению технологической устойчивости, бесперебойности и безопасности при применении финансовых технологий, и нормативное закрепление обязанности по их применению;
– разработка новых форм и методов взаимодействия и реагирования на информационные угрозы в рамках деятельности ФинЦЕРТ Банка России;
– проведение комплекса мероприятий по повышению технологической устойчивости, бесперебойности и безопасности при применении финансовых технологий, а также мониторингу состояния информационных систем финансовых организаций.
В результате повысится уровень экологической безопасности и устойчивости при проведении экологического аудита с использованием финансовых технологий, а также оперативного взаимодействия с участниками финансового рынка для своевременного реагирования и предотвращения техногенных катастроф в Арктике.


Литература
1. Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу. Указ Президента РФ 18.09.2008 № Пр-1969 // garant.ru›products/ipo/prime/doc/71570570/
2. Arctic Social Indicators. ASI-II: Implementations. Tema Nord 2014. http://dx.doi.org/10.6027/TN2014–568
3. Благих И.А., Ващук А.Э., Громов И.А., Титов В.О. Методологические проблемы развития государственных услуг в цифровой экономике // Проблемы современной экономики. — 2018. — № 3(67). — С. 232–237.
4. О сухопутных территориях Арктической зоны РФ. Указ Президента РФ от 2.05.2014 г. № 296 //garant.ru products/ipo/prime/doc.
5. Ващук А.Э., Титов В.О., Гузов Ю.Н., Абакумов Е.В. Качество жизни населения Арктики в период становления цифровой экономики // В сб.: Развитие финансовых отношений в период становления цифровой экономики: Материалы II Международной научно-практической конференции / Под ред. А.Ю. Румянцевой. — СПб, 2019. — С. 35–38.
6. Стратегия развития арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. // kremlin.ru products.ipo.23/
7. Экосистемные услуги наземных экосистем России: первые шаги / Игнатьева М.Н., Логинов В.Г., Литвинова А.А., Морозова Л.М., Эктова С.Н. // www.uralces.ru Status Quo Report. — Москва: Центр охраны дикой природы, 2017. — С.145.
8. Экономическая оценка вреда, причиняемого арктическим экосистемам при освоении нефтегазовых ресурсов // Экономика региона. — 2018. — № 1. — С.54.
9. Ващук А.Э., Титов В.О., Благих И.А. Роль информационных ресурсов в управлении бизнесом и обеспечение их надежной безопасности // Вестник ТИСБИ. — 2019. -№ 1. — С. 133–143.
10. Титов В.О. Проектное финансирование технологической модернизации на основе инноваций // Экономика и управление. — 2014. — № 5(103). — С. 77–88.
11. Villamagna A.M., Angermeier P.L., Bennett E.M. Capacity, demand, pressure, and flow: a conceptual framework for analyzing ecosystem service provision and delivery. Ecol Complex, 2017. Р.114–121
12. Благих И.А., Газизуллин Н.Ф., Яковлева Н.Г., Титов В.О. Индустриальное общество в XXI веке: переосмысление «мейнстрима» российскими экономистами // Проблемы современной экономики. — 2017. — № 2(62). — С. 286–287.
13. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020–2025 года». Постановление Правительства РФ от 21.04.2014 № 366 (ред. от 31.08.2017 г. № 1064) // garant.ru›products/ipo/prime/doc/71570570/
14. Бюллетень Института устойчивого развития Общественной палаты РФ. На пути к устойчивому развитию России / Под ред. В.М. Захарова. — 2018. — № 60. — С. 95.
15. Ecosystem Services and River Basin Ecohydrology / Luis Chicharo, Felix Mьller, Nicola Fohrer Robert Editors. Springer Science+Business Media Dordrecht 2017, p. 341.
16. Российская статистическая база данных. URL: http://cbsd.gks.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия