Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (73), 2020
К 75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Газизуллин Ф. Г.
профессор, доктор экономических наук (г. Казань),
участник исторического Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве

Газизуллин Н. Ф.
главный редактор журнала «Проблемы современной экономики»,
профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки Республики Татарстан


Всемирно-историческое значение Победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)
Статья посвящена 75 годовщине исторической Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. На широком источниковедческом и фактологическом материале показаны объективные факторы, обусловившие победу Советской армии над германским фашизмом. Доказана ничтожность попыток современных западных идеологов принизить роль и значение вклада Советского Союза в достижения итогов Второй Мировой войны.
Ключевые слова: Великая Отечественная Война 1941–1945 гг., факторы победы СССР в Великой Отечественной войне, военная экономика, мобилизационная экономика, героизм советского народа
ББК Т3(2)722 + Ц35(2)722г   Стр: 6 - 11

2020 год — год 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне, год Памяти и Славы. Победа народов СССР над фашистской Германией и ее союзниками имела всемирно-историческое значение. Она оказала огромное влияние на все послевоенное развитие человечества. Были защищены честь и достоинство, национальная государственность и независимость первого в мире социалистического государства, а человечество было избавлено от угрозы фашистского порабощения. Победа Советского Союза заключалась не только в разгроме самых реакционных империалистических сил в лице герман­ского фашизма и японского милитаризма, но и способ­ствовала падению реакционных режимов в Европе, Азии и Латинской Америке. Красная Армия освободила от поработителей 23 страны Европы и Азии с населением более полутора миллиарда человек [1]. Эта Победа создала благоприятную обстановку для национально-освободительного движения от колониальной зависимости народов Китая, Кореи, Индии, Вьетнама, Бирмы и многих других стран. Начался необратимый процесс распада колониальной системы Запада. Укрепились позиции прогрессивных, демократических сил. С приходом народа-освободителя в порабощенные страны Европы и Азии для рабочих и трудящихся всего мира был подан пример отстаивания своих социальных прав и свобод перед угнетателями и капиталистами.
Народы Советского Союза внесли решающий вклад в победу стран антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. Советско-германский фронт на протяжении 4 лет войны являлся главным театром военных действий сил Германии и ее сателлитов. На стороне фашистской Германии воевали армии Италии, Австрии, Финляндии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Словакии, Хорватии, Литвы, Латвии, Эстонии, Испании и некоторых других канувших в лету государств-лимитрофов [2]. Помимо кадровых войск, на стороне фашистов воевало более 50000 европейских добровольцев в войсках СС (таблица 1):

Таблица 1
Добровольцы войск СС (без немцев) по состоянию на начало 1944 г. (человек)
Норвежцы3878Валлоны1803
Датчане5006Французы2480
Голландцы18473Швейцарцы584
Фламандцы5812Шведы101
ВСЕГО:37367
Источник: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933–1945. М.: ЭКСМО, 2003. С. 420.

Европейцы представили в распоряжение фашистов не только свои армии, но и экономику. На протяжении 1942–1944 гг. функционировало единое европейское военное хозяйство[3]. Посредством включения экономического потенциала Европы и новой организации производства военная экономика фашистского блока увеличила производство вооружений и боевой техники к 1944 г. в 5 раз, по отношению к тому, сколько военного снаряжения производила Германия к началу нападения на Советский Союз.
При этом следует иметь ввиду, что к 1941 году Вермахт и Министерство вооружений Германии присоединили в качестве военных трофеев вооружение и стратегические резервы и запасы французской, чехословацкой, голландской, бельгийской, польской, датской и других разоруженных европейских армий. В дальнейшем фашистские полчища «подпитывались» за счет выполнения военных заказов в других странах Европы. Только в неполном 1942 календарном году Германия разместила военных заказов в европейских странах на сумму в 3 млрд 791 млн рейхсмарок (таблица 2):

Таблица 2
Размещение Германией военных заказов в европейских странах
(на 1 октября 1942 года, в рейхсмарках)
Франция1900 млнДания134 млн
Нидерланды634 млнНорвегия86 млн
Генерал-губернаторство (Польша)525 млнСербия14 млн
Бельгия484 млнГреция8 млн
ИТОГО:3791 млн
Источник: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германия. 1933–1945. М.: ЭКСМО,2003.С.240

Произведенная этими странами для Германии военная продукция выглядела следующим образом (табл.3):

Таблица 3
Поставка вооружений и военной техники европейскими государствами Германии за период с 1 января 1942 г. по 30 сентября 1942 г. (в рейхсмарках)
Оружие89 млн
Боеприпасы120 млн
Автомашины298 млн
Боевые и транспортные судна399 млн
Боевые и транспортные самолеты859 млн
Средства радиосвязи и телефоны146 млн
Оптические приборы управления огнем31 млн
Обмундирование и военная амуниция376 млн
Боевые машины пехоты196 млн
Другое военное имущество и техника133 млн
Саперное имущество и инструменты414 млн
Прочее имущество и инструменты190 млн
ИТОГО:3250 млн
Источник: Мюллер-Гилленбранд Б. Сухопутная армия Германии. 1939 — 1945 г.г. /Пер. с нем. М.: ЭКСМО, 2003. С. 367.

За исключением Украины Германии не удалось включить в единую систему своего хозяйства оккупированные территории СССР. На Украину было поставлено 70 тыс. тракторов, 250 тыс. плугов, 200 тыс. электрогенераторов, несколько тысяч лошадей для пахотных работ («битюгов») и 14 тыс. немецких управляющих — «специалистов по сельскому хозяйству». Было создано Имперское Центральное торговое общество «Восток» и учреждено Украинское общество обработки земли, учредителями которого выступили Министерство занятых восточных территорий, частные немецкие фирмы — производители сельхозпродукции и украинские эмигранты, сотрудничающие с нацистами. Оккупированная Украина — «житница СССР», поставила за годы войны 1,2 млн тонн вновь выращенного зерна [3]. Много это или мало? Для сравнения: Польское генерал-губернаторство, образованное из западной части Польши, поставляло в Германию ежегодно в четыре раза больше зерна, чем оккупированная советская «житница».
В Европе Германии удалось вовлечь в военно-экономическое сотрудничество не только союзников и оккупированные страны. Швеция и Швейцария, имеющие обязательство не поставлять английские изделия и материалы в Германию, не выполняли данное обязательство. Швейцария, оказавшись нейтральным анклавом в центре Европы, стала закупать во время войны в основном только те товары, которые можно было выгодно перепродать в Германию. «Нейтральная» Швеция заключила с Германией клиринговое соглашение и стала поставлять в Германию не только высококачественную руду (около 70% содержания железа) — более 6 млн тонн в год, но и крайне необходимые для авиационных и танковых моторов шарикоподшипники. Только благодаря шведским шарикоподшипникам, выдерживающим высокие температуры, немцы наладили производство двигателей для ФАУ-1 и ФАУ-2 и реактивной авиации. За 1938–1941 гг. объем шведского экспорта в Германию удвоился [2].
Португалия и Испания, также формально входящие в состав нейтральных государств, поставляли в Германию вольфрам, марганец и медь, использующиеся для производства брони, снарядов, электрооборудования и другого вооружения. Благодаря поставкам стратегического сырья в Германию, Испания, впервые со времен гражданской войны 1936 г., стабилизировала финансы и ликвидировала отрицательное сальдо торгового баланса. Португалия и Турция также значительно поправили свое финансово-экономическое положение на поставках нужных Германии ресурсов [3].
В этот же период советская экономика, которая к началу войны отставала от немецкой по многим техническим показателям (это было наследие дореволюционной России, которую С.Ю. Витте называл «полуколонией Германии» [4].); экономика, потерявшая в результате тщательно разработанного немецким Генштабом «блицкрига», три военно-промышленных района из четырех, не только выстояла, но и сумела опередить и Германию, и всю объединенную в единое военное хозяйство Европу по производству вооружения и военной техники. Это было поистине реальное, а не пропагандистское экономическое чудо. Два года напряженных боев она использовала:
а) для восстановления военно-экономического потенциала, утраченного в результате захвата противником неприкосновенных военных запасов, сконцентрированных в западных приграничных округах на случай войны;
б) для восстановления хозяйственных связей, нарушенных войной, перебазированием промышленности в новые, неосвоенные районы, для возмещения ущерба, нанесенного военно-промышленному потенциалу Советского Союза оккупацией важнейших экономических районов страны;
в) для наращивания военно-экономического потенциала производством, организованным в ходе непосредственного ведения боевых действий [5].
Ни одна экономика, известная из теории и практики, не смогла бы устоять под ударом самой совершенной на тот момент военной машины (доказательство тому пример Франции, которая выдержала под ударами немецких войск всего лишь две недели. При этом на ее стороне воевали английские и бельгийские войска, ей оказывалась и военная, и экономическая поддержка). СССР встретил войну в одиночестве, без союзников, при внезапном нападении фашистских войск, которые танковыми «клиньями» и массированными авиаударами по стратегическим резервам и военным запасам первой и второй линиям обороны, по железнодорожным узлам, по коммуникациям, по узлам связи и инфраструктурным объектам, рассчитывали успешно завершить войну до наступления зимы. За шесть месяцев неимоверно кровопролитных боев враг прорвался к самому сердцу страны — к ее столице. Однако, именно под Москвой он потерпел первое стратегиче­ское поражение. Фашисты потерпели поражение не только на фронте, но и в тылу. К первому полугодию 1942 г. труженики тыла удвоили производство военной продукции по отношению к 1940 г. Данное удвоение произошло на качественно новой основе[6]. Тактико-технические характеристики вооружения и боевой техники были совершенно новыми, хотя, конечно, в 1942 г. производились еще и старые образцы.
Важно подчеркнуть, что Красная Армия нанесла немцам сокрушительное поражение под Москвой на основе собст­венного вооружения и военной техники. Немцы же с зимы 1941 года стали использовать вначале трофейное вооружение: бельгийские и французские танки, чешские пушки и автоматы, автомобильную технику. А с 1942 года услужливые союзники уже стали производить для немцев свои танки, автомобили, самолеты, пушки, пулеметы, автоматы и винтовки, не говоря уж о боеприпасах. Стремясь обелить себя от коллаборационизма, европейцы раскручивают тему ленд-лиза, т.е. военной помощи, которую с 1943 года стал получать СССР от Великобритании и США. Однако, поставки через океан, под бомбардировками самолетов и атаками немецких подводных лодок, не могут идти ни в какое сравнение с той помощью, которую фашисты получали от европейцев [7]. Достаточно сказать, что Франция (не оккупированная ее часть, а суверенная, вишистская) поставляла в Германию до 80% произведенной ею продукции [8].
Перелом к более совершенной организации советского военного хозяйства наступил в то время, когда перебазированная на Восток советская промышленность стала удовлетворять потребности войны лучше, больше и быстрее, чем военная экономика Германии в условиях единого военного европейского хозяйства (таблица 4).

Таблица 4
Соотношение основных видов вооружения Красной Армии и Вермахта на советско-германском фронте (декабрь 1941 — июль 1943 гг.)
 Действующая армия СССРДействующая армия Германии и ее союзников
Танки
и САУ
Орудия
и минометы
СамолетыТанки
и САУ
Орудия
и минометы
Самолеты
Декабрь 1941 г.19542200022381940268002860
Ноябрь 1942 г.73507785145445080517003500
Июль 1943 г.10200105000102005850543002980
ИТОГО1950420485116982128701328009310
Источник: Чадаев Я.Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. М.: Мысль, 1985. С. 219.

С конца 1943 г. Советские Вооруженные Силы не испытывали недостатка в боевой технике, вооружении и боеприпасах. Военное хозяйство полностью удовлетворяло потребности фронта. С июля 1941 г. по сентябрь 1945 г. промышленность СССР выпустила 489,9 тыс. орудий, 104,4 тыс. танков и САУ, 136,8 тыс. боевых самолетов, 333,3 млн снарядов, миллионы единиц стрелкового оружия и боеприпасов к нему. По вышеперечисленным показателям Советский Союз произвел больше вооружений, чем Германия, США или Великобритания [9].
На советско-германском фронте было разгромлено 607 дивизий фашистского блока. Общие потери немецко-фашистских войск на советско-германском фронте составили 10 млн человек (всего Германия потеряла 13, 6 млн человек) и около 75% военной техники и орудий [10]. Война доказала превосходство социалистического строя над капиталистиче­ским во всех областях. Морально-политическое единство совет­ских людей, патриотизм, дружба народов СССР, справедливые цели войны породили массовый героизм на фронте, трудовой подвиг народа в тылу. Победу в Великой Отечественной войне обеспечили мощь советских вооруженных сил, превосходство советской военной науки и военного искусства над военной наукой и военным искусством Германии. Значительный вклад в Победу внесли партизаны и подпольщики, мужественно сражавшиеся с врагом.
Организатором и вдохновителем победы советского народа явилась Коммунистическая партия, рядовые коммунисты — политические бойцы боевого фронта и трудового тыла. Беспримерный подвиг советских воинов нашел отражение в том, что свыше 5 млн солдат и офицеров было награждено орденами, более 7,5 млн– медалями, 11 418 получили звание Героя Советского Союза, 104 из них получили это звание дважды, а трое — Г.К. Жуков, И.Н. Кожедуб и А.И. Покрышкин — трижды [1112]. Великая Отечественная война с необычайной силой показала, что именно народные массы являются решающей силой истории. Проявляя массовый героизм в боях и труде, отстаивали и защищали свою Родину советские люди разных национальностей. Их сплачивал и воодушевлял великий русский народ, мужество которого, выдержка и несгибаемый характер являли собой вдохновляющий пример несокрушимой воли к Победе.
За 1941–1945 гг. фашистами было полностью или частично уничтожено и разграблено почти 32 тыс. промышленных предприятий, 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 4100 железнодорожных станций, 36 тыс. предприятий связи, 6 тыс. больниц, 33 тыс. поликлиник, диспансеров и амбулаторий, 82 тыс. начальных и средних школ, 1520 средних специальных учебных заведений, 334 высших учебных заведения, 43 тыс. библиотек, 427 музеев, 167 театров. В сельском хозяйстве было разграблено или уничтожено 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, десятки миллионов свиней, овец и коз, домашней птицы. Ущерб, нанесенный транспорту, таков: разрушено 65 тыс. километров железнодорожных путей, 13 тыс. железнодорожных мостов, уничтожено, повреждено и угнано 15800 паровозов и мотовозов, 428 тыс. вагонов, 1400 судов морского транспорта[12].
Грабежом занимались практически все немецкие фирмы, но особенно широко известные — «Фридрих Крупп и Ко», «Герман Геринг», «Сименс Шукерт», «И.Г. Фарбениндустри». Фашистскими войсками полностью или частично было разрушено и сожжено 1710 городов и поселков городского типа, свыше 70 тыс. сел и деревень. Только прямой урон, нанесенный Советскому государству и населению страны (в ценах 1941 г., без изменения масштаба цен), составил 679 млрд рублей[13].
Приведенные цифры не исчерпывают всего ущерба. Они охватывают только потери от прямого уничтожения имущества граждан, колхозов, общественных организаций, государственных предприятий и учреждений. В указанную сумму не включены такие потери, как снижение национального дохода от прекращения или сокращения работы государственных предприятий, колхозов и граждан, стоимость конфискованных германскими оккупационными войсками предметов производства и снабжения. Военные расходы СССР и потери от замедления темпов общего хозяйственного развития страны в результате действий врага в течение 1941–1945 гг. составили не менее 1890 млрд рублей. По самым скромным подсчетам материальный ущерб, причиненный немецко-фашистскими захватчиками Советскому Союзу, составил около 30% его национального богатства, а в районах, подвергшихся оккупации, — более 70% [14].
Однако самую невосполнимую утрату страна понесла от людских потерь. Эхо войны все еще сказывается на демографической ситуации нашей страны. Великая Отечественная война была тяжелейшей из всех войн, которые пришлись на Россию. Война унесла более 20 млн жизней советских людей, часть из них гражданское население, погибшее в гитлеровских лагерях смерти, от фашистских бомбардировок, от репрессий по отношению к мирному населению, от болезней, голода. Эти потери составили около 40% от всех людских потерь, которые понесли воюющие страны во Второй мировой войне. Основные потери, как и вся тяжесть войны, легли на русский народ[15].
24 мая 1945 года, на приёме в честь Победы в Кремле И.В. Сталин сказал следующее: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа. Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны. Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение. У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941–1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества — над фашизмом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа!» [16]. Современные идеологи стыдливо замалчивают историческую правду о том, что послужило источниками победы советского народа в Великой Отечественной войне. При этом с возмущением говорят об искажении исторических фактов европейцами и бывшими «братушками» — неверными союзниками по соцлагерю. Однако именно с несуразной деятельности Н.С. Хрущева — неудачливого реформатора совнархозов и сельского хозяйства начался ревизионистский период пересмотра итогов Великой Победы и вклада в нее тех или иных исторических деятелей. Из учебников истории были изъяты упоминания о «десяти сталинских ударах». При этом получалось, что после Курской дуги враг как бы самостоятельно отступал, а Красная Армия шла за ним, вошла, куда ее не звали, и «поработила» бедных поляков, румын, венгров, болгар и т.д. А могла бы и не ходить в Европу, раз немцы сами отступали, — утверждают теперь «братушки».
Так головотяпство, трусость, зависть и жажда дешевой славы, которыми страдал Хрущев, стала истоком неприкрытого ревизионизма для отечественных историков [17]. За эпитетом «сталинские удары» стояли блестящие наступательные операции января — декабря 1944 года, которые были разработаны Генеральным штабом и утверждены Верховным главнокомандующим. Это операции по освобождению Правобережной Украины; Крыма; Ленинграда и Карелии; Белоруссии (знаменитая операция «Багратион»); Львовско-Сандомирская и Ясско-Кишиневская операции; наступление в Прибалтике и Заполярье. В ходе нанесенных ударов немцы несли гораздо большие потери в живой силе и технике, чем наступающая Красная Армия. Она не только стала лучше воевать, чем немцы, но и не использовала варварские методы, которые использовали при своем наступлении немцы, американцы и англичане. От действий советских войск не страдало мирное население, культурные ценности, городская инфраструктура [18].
Несомненным источником Победы была общественная собственность на средства производства. Именно она позволила эвакуировать заводы и фабрики в глубокий тыл и наладить там производство. Когда Россия в Первую мировую войну попыталась сделать нечто подобное, выяснилось, что капиталисты не желают добровольно ехать в Сибирь со своей собственностью. При попытке отправить их туда принудительно Запад обвинил главкома — великого князя Николая Николаевича Романова в грабеже, антисемитизме, нарушении прав человека и т.д. и т.п. [19].
В качестве второго источника Победы, после социалистического обобществления производства, советской экономической литературой выделялась планомерная организация народного хозяйства и военной экономики. «Планирование производства на основе общехозяйственного плана, как метод прямого управления своим собственным, общенародным хозяйством, есть более высокая ступень управления, чем государственное, косвенное воздействие на чужие хозяйства, регулирование государством частно-хозяйственного сектора страны», — отмечал академик С.Г. Струмилин[20].
Третьим источником Победы СССР в Великой Отечественной войне советские историки-экономисты называли проведенную в 1930-е годы индустриализацию промышленности и коллективизацию сельского хозяйства. Индустриализация имела качественно новое содержание, как целый комплекс мероприятий по формированию экономики принципиально нового типа. В СССР процессы инвестирования были освобождены от капиталистического содержания. Страна получила подлинную национальную независимость от международного ростовщического капитала.
Именно поэтому проблема индустриализации является до настоящего времени наиболее важной темой для антисовет­ской экономической литературы.
«Отсутствие частной собственности в промышленности и сельском хозяйстве позволило обеспечить высокий индустриальный рост и новое размещение заводов без трудностей, обусловленных конкуренцией в капиталистической экономике» [20].
Четвертым источником Победы советские ученые называли партийное руководство страной и экономикой. Программа перехода экономики СССР на военные рельсы была определена в партийных решениях, — считал Н.А. Вознесенский, — а в связи с созданием ГКО партийная, законодательная и исполнительная власть сосредоточилась в одном органе, что обеспечило планомерность и единство действий в деле мобилизации всех ресурсов народного хозяйства на нужды Великой Отечественной войны [21].
Я.Е. Чадаев считал, что партия оставалась в годы войны негосударственным органом, что это она привела в действие силы и средства общества для развития и укрепления экономического и военного потенциала страны, определяла политические и стратегические цели войны, осуществляла руководство всеми сферами общественной и государственной жизни СССР [22]. Под ее руководством готовились и проводились важнейшие операции Великой Отечественной войны, решались актуальные вопросы строительства Вооруженных Сил, организации советских войск, их технического оснащения и боевого использования. Она непосредственно в годы войны руководила распределением трудовых, материально-технических и финансовых ресурсов Советского государства, организовала в кратчайший срок слаженное военное хозяйство.
27 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об отборе коммунистов для усиления партийно-политического влияния в полках», а в июле 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР был введен институт военных комиссаров [23]. Данные решения опирались на опыт гражданской войны, когда на командных должностях находились «военспецы», а мобилизации в Красную Армию проводились среди населения, не понимавшего, как русский может воевать с русским за «отечество». В гражданскую войну воинские приказы подписывались командиром и комиссаром, но печать была у комиссара. В конечном итоге, за ним оставалось окончательное решение, хотя в вопросах стратегии и тактики, несомненно, аргументы оставались на стороне «военспеца». Нуждались ли в партийном контроле советские командиры и военноначальники? Это достаточно сложный вопрос, поскольку многое зависело от фронтовой обстановки.
Военно-экономическая структура организации общества имеет свою идеологию построения. Она подчинена конечной цели, которой является победа в войне. Советологи упрекали ВКП(б) в том, что она стала на националистические позиции в годы Великой Отечественной войны, пересмотрела свое отношение к истории русской армии и русского народа, распустила Коминтерн, ослабила богоборческие позиции в отношении Русской Православной Церкви, объявила войну 1941–1945 гг. народной и освободительной, а не социалистической и мировой революционной войной [24]. Традиционная коммунистическая идеология революционной поры неизбежно должна была отойти на второй план, поскольку оборонительная война за национальную независимость и территориальную целостность страны не может являться средством построения будущего коммунистического общества. Лозунги времен гражданской войны служили в свое время средством раскола национального единства России и они, механически воспроизведенные в 1941–1945 гг., работали бы не на победу над немецкими захватчиками, а на поражение в войне.
Государственный аппарат управления, идеологически «подкованный» в послереволюционные 1920–1930-е годы, нуждался в корректировке. На место революционной «штурмовщины» и партийного «фанатизма» война выдвинула свои требования — четкость и исполнительность. В этой связи, в июле 1941 г. орган ЦК ВКП(б) газета «Правда» писала, что «обкомы, крайкомы, горкомы, райкомы должны работать, как аппараты военного штаба. Партийные работники должны своей четкостью, оперативностью, находчивостью, исполнительностью показать пример работникам советского и хозяйственного аппарата» [25]. Три четверти членов ЦК ВКП(б) и половина кандидатов в члены ЦК были направлены на организацию военной экономики [26].
Кроме своих основных обязанностей по государственному и хозяйственному управлению, у них были дополнительные обязанности, своего рода «партийные поручения». Так, Н.А. Вознесенский отвечал по партийной линии за производство боеприпасов и вооружения, Г.М. Маленков — за производство самолетов и авиационных моторов, В.М. Молотов — за производство танков, А.И. Микоян — за продовольствие, горючее и вещевое имущество, А.А. Андреев — за железнодорожные перевозки. В то же время лица, проявившие себя на военно-хозяйственной работе, пополняли ряды членов и кандидатов в члены ЦК. Ими стали в годы войны А.И. Шахурин, Д.Ф. Устинов, В.А. Малышев, П.И. Паршин, П.Н. Горемыкин, Б.Л. Ванников, И.Ф. Тевосян, П.Ф. Ломако, С.З. Гинзбург, А.И. Ефремов, В.В. Вахрушев, И.К. Седин, В.П. Зотов, М.Ф. Денисов, М.Г. Первухин, возглавлявшие, соответственно, наркоматы авиапромышленности, вооружения, танковой промышленности, минометной промышленности, боеприпасов, черной металлургии, цветной металлургии, строительства, станкостроения, угольной промышленности, нефтяной промышленности, землевладения, пищевой промышленности, химической промышленности [27]. Можно ли об этих людях сказать, что они «не руководили, а командовали, причем плохо?».
Благодаря тому, что в войска и на военно-хозяйственную работу были направлены практически все из 139 членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), жесткая централизация управления, необходимая в военное время, сочеталась с децентрализацией, необходимой для принятия решений, не терпящих отлагательства. Решения по вводу в бой резервов, использования хозяйственных запасов «по требованию», а не по плану, принимались руководителями, облеченными партийными полномочиями, под свою личную ответственность, чего обычный чиновник, будь он чиновником супердемократического государства, обычно старается избегать. В отличие от мирного времени, сделать себе карьеру во время войны на партийном поприще, было практически невозможно. Именно поэтому в годы войны были сняты «социальные», «классовые» и «лимитные» ограничения на вступление в партию [28]. Одновременно, как известно, резко спало желание стать партийцем у тех, кто опасался попасть под партийные «мобилизации» на фронт или же на трудовые и опасные участки работы.
Суждения советологов о том, что в годы войны были ослаблены командные методы руководства, имеют, конечно, парадоксальный характер. Военно-экономическая организация общества строится на основе единоначалия и системе приказов, которые следует выполнять беспрекословно, не обсуждая и не дискутируя на тему «о правах человека».
«Холодная война» наложила определенный отпечаток на анализ послевоенного развития советской экономики [29]. С одной стороны, невозможно было не признать успехов СССР в послевоенном развитии. Разве кто-либо на Западе мог в 1930–1940-е годы предполагать, что Советский Союз станет сверхдержавой и конкурентом не Англии, не Германии, не Франции, а США? Что мир будет поделен на две равные части между социализмом и капитализмом? Что послевоенная динамика развития мировой экономики будет складываться не в пользу капитализма? Что Запад признает жизнеспособность экономической модели социализма и предложит вариант «конвергенции» — суммирования преимуществ индивидуалистической свободы производителей и планового распределения продукта в интересах всех членов общества?
По окончании войны СССР и США оказались не в равных условиях. Штатам не нужно было восстанавливать разрушенное войной хозяйство и осваивать территории внутри страны. Они занялись восстановлением Европы и освоением Азиатско-Тихоокеанского региона. Накопленный производственный потенциал, после незначительной конверсии, был использован для развития внешней торговли. Бретонн-Вудская денежная система, заменившая золотой металл бумажным долларом, сняла ограничения по его эмиссии, накладываемые производительностью золотоносных рудников. Мир наполнялся долговыми обязательствами США, поскольку их надежность подтверждалась военным присутствием, оккупационным режимом, наведением порядка и стабильности, распределением продовольственных поставок и установлением правил мировой торговли с пометкой «Made in USA».
Чтобы отвлечь умы экономистов-теоретиков от анализа реальной действительности, им были навязаны дискуссии о сталинизме [30]. Данная схема была вначале отработана в западноевропейских странах, потом — в восточноевропейских. В настоящее время она неплохо работает в современных российских условиях, поскольку феноменальные темпы развития советской экономики в послевоенные годы заслонены от научного исследования их «неактуальностью» и популизмом либеральной демагогии, застрявшей на темах сталинизма, ленд-лиза, репарациях, пленных и т.д. В ряду массированных публикаций подобного рода совершенно незамеченными оказываются экономические работы аналитического плана, где исследуются советская денежная система и ценообразование, собственные источники инвестиций и огромных капиталовложений в народное хозяйство, обновление основных производственных фондов, развитие аграрно-промышленных комплексов, системы социальных гарантий, демографическая ситуация, рост продолжительности жизни, сокращение детской смертности и многое, многое другое, что было «ноу-хау» советской экономики и что может служить источником серьезных размышлений, теоретических и практических рецептов для восстановления современной российской экономики [31].
Господствующие идеологи стремятся по-своему обосновать причины возникновения и характер войны, унизить роль СССР и преувеличить роль западных держав в разгроме фашизма. Поражение Германии они объясняют ошибками и просчетами Гитлера, огромной величиной территории и многочисленностью населения Советского Союза, суровым климатом, плохими дорогами и другими причинами[32]. Однако нельзя уйти от истины. А она очевидна: Победа в вооруженной борьбе достигается уничтожением живой силы противника и его военной техники. Главным источником Великой Победы, главной силой в вооруженной борьбе с фашизмом были не морозы и не дороги, а Красная Армия и снабжающая ее всем необходимым советская экономика.
Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне была закономерной. Ее истоки заложены в огромных социальных завоеваниях, достигнутых за годы Советской власти. Социалистическая система хозяйства обеспечила могущество и невиданную мобильность советской экономики. Во время войны советская промышленность превзошла промышленность Германии как по масштабам военного производства, так и по качеству военной техники. Колхозно-совхозное сельское хозяйство, несмотря на все трудности военного времени, дало стране 4,3 млрд пудов зерна [33]. Колоссальную нагрузку вынесла в войне транспортная система, в первую очередь железнодорожный транспорт. Организация его поражает: после получения приказа об эвакуации завода «Красный Профинтерн» из Брянской области, за три дня был произведен демонтаж и погрузка в 34 вагона оборудования и 334 человека были отправлены на новое место. Военно-санитарный поезд № 312 за годы войны перевез более 25 тыс. раненых, преодолел 200 тыс. км, т.е. можно сказать, что он обогнул земной шар 5 раз [34].
Ярким проявлением советского патриотизма явилась добровольная финансовая помощь трудящихся государству, позволившая дополнительно направить на фронт военную технику. Широкое распространение получило движение по сбору вещей и подарков для воинов. Эти факты подчеркивают — война 1941–1945 гг. приняла в СССР общенародный характер и по праву называется Отечественной войной. Царское правитель­ство пыталось придать участию России в Первой мировой войне общенародный характер, именовало войну «Отечественной», но народ этого не принял. Он не хотел воевать за интересы капиталистов и защищать капиталистический строй. Современной российской «элите» неплохо было бы вспомнить и этот исторический урок [35].
Главным итогом Великой Отечественной войны является полный разгром агрессоров, как в Европе, так и на Дальнем Востоке. Решающая роль в разгроме фашистской Германии и милитаристской Японии принадлежит Советскому Союзу и его Красной Армии. Победа советского народа в Великой Отечест­венной войне имеет поистине историческое значение.
Каковы же основные уроки Великой Отечественной войны?
Во-первых, была беспредельная вера в свой народ, в свое Отечество, опора на собственные силы, умелое использование собственных возможностей. Без преувеличения можно сказать, что это главнейший из уроков войны, ибо именно такой подход предопределил нашу Победу [36].
Во-вторых, опыт войны учит, что успехи на фронте и в тылу были возможны благодаря сплоченности общества, единству народа и армии. Сама война была подлинно народной, отечественной. Достаточно сказать, что через Вооруженные Силы прошли за годы войны более 34 миллионов человек.
В-третьих, один из поучительных уроков войны состоит в том, что вопросы укрепления обороны страны, повышения боеготовности Вооруженных Сил должны быть в центре внимания народа и руководства государства. Обращение к временам Великой Отечественной войны — хорошая возможность напомнить о том, что для отражения любой возможной агрессии и надежного обеспечения безопасности страны нужны достаточно мощные и боеспособные армия и флот.
В-четвертых, важнейший урок Великой Отечественной войны — необходимость высокой бдительности к проявлениям фашизма и его разновидностей. Опыт Великой Отечественной войны требует внимательно и глубоко анализировать обстановку в мире, происходящие в ней изменения, правильно их оценивать и делать из этого необходимые практические выводы.


Литература

1. Советский Союз и борьба народов Центральной и Юго-Восточной Европы за свободу и независимость 1941–1945 гг. — М., 1978.
2. Залесский К.А. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники Германии. М.: АСТ, 2003.
3. Вольфрам Фишер. Европа: экономика, общество и государство. 1914 — 1980 / пер. с нем. М.: ЭКСМО, 1999.
4. Благих И.А. Экономические взгляды С.Ю. Витте / В сб.: Сергей Юльевич Витте — государственный деятель, реформатор, экономист. К стопятидесятилетию со дня рождения. Российская академия наук. Москва, 1999. С. 192–208.
5. Белоусов Р.А. Исторический опыт планового управления экономикой СССР. — М., 1983.
6. Великая Отечественная война 1941–1945: Энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1985.
7. Благих И.А. Ленд–лиз — оружие победы? // Проблемы современной экономики. — 2010. — №2(34). — С. 30–32.
8. Благих И.А. Обзор международной научно-практической конференции «Уроки Второй мировой войны и современность» (2–3 сентября 2010 г. г. Южно-Сахалинск) // Проблемы современной экономики. — 2010. — №3(35). — С. 456–457.
9. Бирман И. Советская экономика и советология // Вопросы экономики. — 1990. — №7. — С.65–71.
10. Благих И.А. Экономика Германии во Второй мировой войне // Уроки истории. Великая Отечественная и Вторая мировая войны, история России и мира 20–21 веков: Сборник трудов третьей международной научно-практической конференции / Под ред. А.П. Кудинова. — СПб., 2009. — С. 11–34.
11. Благих И.А. Война и мир в судьбах ученых — экономистов. Очерки. — Волгоград, 2014. Вып.10. — С.12–14.
12. Вторая мировая война. Итоги и уроки. — М., 1985. — С.252–256.
13. Сборник сообщений Чрезвычайной Государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. — М., 1946;
14. Богомазов Г.Г., Благих И.А. История экономики и экономической мысли России. Сер. Учебники экономического факультета СПбГУ. — М.: Экономика, 2010. — С.582–584.
15. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование / Под общ. ред. Г.Ф. Кривошеева. — М.: Инфра-М, 2003.
16. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. — М., 1953.
17. Благих И.А. Хозяйственные реформы Н.С. Хрущева: волюнтаризм или необходимость? // Из истории экономической мысли и народного хозяйства России / Институт экономики Российской академии наук, Волгоградский государственный университет. — Москва, 1993. — С. 190–214.
18. Архив МО РФ: Ф. 1 (верховного главнокомандования). Оп.1762. Д.66. Л.192–199; Ф.7 (военного тыла) Оп.21536. Д.75. Л.54–55; Ф.6598 (вооружения) Оп.725109. Д.529. Л.16.
19. РГАЭ (Российский государственный архив экономики): Ф. 4372 (фонд Госплана): Оп.14. Д.134. Л. 84–94; Оп.14. Д.128. Л.119–124об.; Оп.14. Д.134. Л.69–81об.; Оп.1. Д.126. Л.178.
20. Струмилин С.Г. О лейбористском планировании // Очерки социалистической экономики СССР. 1929–1959. — М., 1959. — С. 277.
21. Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны. — М.: Госполитиздат, 1947.
22. Чадаев Я.Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) — М.: Воениздат, 1985.
23. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам: Сборник документов. — М., 1957. Т. 2.
24. Дроздов В.В. Современная зарубежная историография советской экономики в 1940-е гг. — М.: Диалог — МГУ, 1998.
25. Правда. 1941. 20 июля.
26. Коммунистическая партия в период Великой Отечественной войны (июнь 1941 — 1945 гг.): Документы и материалы. — М., 1961.
27. Ежов В.А. Управление народным хозяйством в годы Великой Отечественной войны // 40 лет Великой Победы / Под ред. П.Н. Федосеева. — М., 1987.
28. История Коммунистической партии Советского Союза. В 10 т., т. 5., кн. 2. — М., 1980.
29. Кессельман Е. Спекуляции буржуазных экономистов по поводу источников победы Советского народа в Великой Отечественной войне // Экономические науки. — 1985. — № 3. — С. 77–82.
30. Марпад Д.Р. Сталинизм в 1940-е годы: взгляд с Запада // Россия в ХХ веке: Судьбы исторической науки. — М., 1996.
31. Благих И.А. Экономические реформы 1929–1933 годов и возможности их использования их опыта в современности // Экономический базис развития науки и технологий в России: Сб. трудов Международной научной конференции. — СПб., 2018. — С. 103–104.
32. Источники победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. / Отв. ред. Г.А. Куманев. — М., 1985.
33. Ковалев С.Н. Особенности советской аграрной политики в условиях Великой Отечественной войны // Великая Победа в контексте истории ХХ века. /Отв. ред. В.К. Черкасская. — Тула, 1995;
34. История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941–1945 гг.) В 6 т. — М., 1962–1965.
35. История социалистической экономики СССР. В 7 тт. Т. 5. — М., 1978.
36. Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат, 1952.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия