Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (73), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Васильчиков А. В.
зав. кафедрой экономики строительства и недвижимости
Самарского государственного технического университета,
кандидат экономических наук, доцент


Развитие системы новых драйверов роста регионов
В статье определено место и роль системы новых драйверов экономического роста регионов, сформулированы российские целевые установки в области развития городских агломераций как одного из драйверов экономического роста российских регионов, сформулирована концепция формирования агломерационного эффекта, сопровождающегося повышением производительности труда и ускорения темпов экономического роста региона, проведен мониторинг системы региональных потенциалов развития для оценки возможности формирования драйвера роста, основанного на совокупном потенциале территории в единстве пространственных и временных характеристик
Ключевые слова: региональная экономика, потенциал развития региона, агломерационный эффект, синергия, инвестиционная привлекательность региона
УДК 338.2: 339.54; ББК 65.049   Стр: 99 - 102

Поскольку экономика РФ пока не совершила никаких прорывов, то говорить о стабильных темпах её роста в настоящее время не приходится. В связи с этим определим место и роль системы новых драйверов экономического роста регионов, сформулируем российские целевые установки в области развития городских агломераций как одного из драйверов экономического роста российских регионов и концепцию формирования агломерационного эффекта, проведем мониторинг системы региональных потенциалов развития для оценки возможности формирования драйвера роста, основанного на совокупном потенциале территории в единстве пространственных и временных характеристик.
В долгосрочной перспективе рост экономики может составить 1,5%, считают в МВФ. В октябре МВФ уже повысило прогноз роста ВВП в России до 1,8% и 1,6% на 2017 и 2018 годы соответственно. Улучшению прогноза способствовали укрепление финансовой стабильности, замедление инфляции, рост производства и рубля к другим валютам.
За последний 2019 год темпы роста ВВП в нашей стране снизились с 2% до 0,7%. В связи с падением внутреннего спроса производство упало. Из крупнейших отраслей сокращение в 2019 году показатели девять. На 4% упало производство электриче­ского оборудования, прочее машиностроение — на 1,8% и т.д.
Работающие драйверы относительно маломощные. Если посмотреть, что у нас выросло в январе-апреле, то максимальный темп показали: производство лекарств — на 21%, ремонт машин и оборудования на 10%, производство изделий из дерева — 9%, производство стройматериалов и бумаги — тоже по 9%. Но все это не самые крупные отрасли экономики.
Цены на нефть снижаются. Более того, исчезли факторы, которые вели к росту экономики в прошлые годы, такие как подготовка и проведение к Чемпионату мира по футболу, строительство Крымского моста. В этом году все уже построено, не ожидается ни притока туристов, ни рост интереса к России, который мог вызвать поток инвестиций, ни масштабного строительства.
Сельское хозяйство, в отличие от прошлого года, тоже вряд ли станет источником прорыва. В 2018-м благодаря очень большому урожаю зерна мы смогли выйти на новые рынки, например, Вьетнама. В этом году такого урожая уже не будет. Начались проблемы и с экспортом вооружений из-за усиления американских санкций против нашей оборонной отрасли и против наших потенциальных покупателей. Да, это несправедливая конкурентная борьба, но это нужно как-то преодолевать и нивелировать.
Ступор российской экономики вызывает все большее беспокойство среди специалистов. Среди причин замедления: антироссийские санкции (государство лишилось доступов к иностранным кредитам и инвестициям, компании серьезно сократили возможности своего иностранного фондирования), сокращение государственных вложений, низкий внутренний спрос и падение частных инвестиций. В ближайшее время к этому добавится и фактор замедления мировой экономики. При этом в существующих в современной российской экономике различных формах территориально-отраслевой организации производства (городских агломераций с включенными территориально-производственными комплексами, корпоративных интегрированных структур, предпринимательских сетей и региональных кластеров) происходит взаимодействие на мезо-уровне хозяйственных единиц и региональных потенциалов развития с формированием специфических системных эффектов [5]:
● агломерационного эффекта (в городских агломерациях);
● синергетического эффекта (корпоративные интегрированные структуры, предпринимательские сети и региональные кластеры);
● совокупного эклектического эффекта (взаимодействие потенциалов развития регионов)
Представим ниже сформированную модель формирования новых драйверов экономического роста регионов. Схематично эффективная модель поиска новых источников экономического роста региона посредством использования пространствен­ного дивиденда — возможности ускорить темпы экономического роста за счет повышения эффективности пространственной организации территории, представлена на рис. 1.
Рис.1. Модель формирования системы драйверов экономического роста региона на основе специфических эффектов, формируемых на мезо-уровне (разработана автором)
На фоне растущей роли регионов в экономике страны агломерация (узел пространственной организации хозяйства и расселения) как один из драйверов эконо­мического роста российских регионов имеет место, когда наблюдается высокая концентрация факторов производства (труда, капитала, технологий) и городские виды социально-экономической деятельности отмечаются вне городских административных границ и в прилегающих к ним соседних населенных пунктах. При этом концепция формирования агломерационного эффекта заключается в том, что процессы агломерирования создают ярко выраженные эффекты экономического роста региона (агломерационного эффекта), обусловленного эффектом масштаба от производства крупных объемов товаров и развертывания соответствующего транспортно-логистического комплекса при создании территориально-производственных комплексов (ТПК). Тип взаимосвязей между хозяйствующими единицами в ТПК — материальный: концентрация материальных ресурсов, транспортная связанность и отсутствие барьеров для бизнеса из других стран и регионов являются важнейшими драйверами экономического роста, что позволяет ускорить развитие торговли и увеличить приток инвестиций. Все это приводит к тому, что в ряде отраслей (особенно в высокотехнологичной промышленности, сфере услуг, финансовом секторе, туризме) увеличивается производительность труда и увеличиваются темпы экономического роста [2].
Результатом проявления агломерационного эффекта является появление конкурентоспособных корпоративных интегрированных структур (КИС), предпринимательских сетей, высокоэффективных региональных кластеров (РК) и специализированных регионов-лидеров.
В условиях, когда бизнес не понимает перспектив, начинается оптимизация текущей деятельности.
Сегодня в развитых странах отмечается высокая степень интеграции предприятий, задействованных в производстве, переработке, транспортировке и реализации продуктов.
Такие формы территориально-отраслевой организации производства, как корпоративные интегрированные структуры (КИС), предпринимательские сети (ПС) и региональные кластеры (РК) характерны для постиндустриального типа экономики. В КИС и ПС типы взаимосвязей между элементами, в отличие от ТПК, дополняются нематериальными взаимосвязями, в то время, как в региональных кластерах возникает третий тип взаимосвязей — конкурентные взаимосвязи [3].
Особенную роль в процессе выстраивания эффективных производственных цепочек за счет нематериальных взаимосвязей (диффузии инноваций между структурными элементами) играют кластеры (см. рис.2)
Рис. 2. Алгоритм процесса повышения конкурентоспособности оказываемых услуг в кластере за счет диффузии инноваций внутри кластера (разработано автором)
Главным отличием кластера от агломерации является получение синергетического эффекта как основного фактора экономического роста. Слагаемые синергетического эффекта в кластере представлены на рис.3.
Рис. 3. Структура синергетического эффекта в кластере (разработана автором)
Проведем мониторинг системы региональных потенциалов развития для оценки возможности формирования драйвера роста, основанного на совокупном потенциале территории в единстве пространственных и временных характеристик.
Рис. 4. Взаимосвязь инвестиционных потенциала региона и рисков, определяющих инвестиционную привлекательность региона (составлено автором)
Добиться уверенного регионального роста в настоящее время возможно в том случае, когда при постоянно усложняющихся формах взаимодействия трех уровней экономики (государства, микро-уровня и мезоуровня) поступательное и взаимосвязанное развитие всех региональных потенциалов формирует положительный совокупный эклектический эффект [4]. Ядром структуры совокупного эклектического эффекта является синергетический эффект, составляющий основу современной синергетической экономики. Высокий уровень получаемого совокупного эклектического эффекта в регионе определяет инвестиционную привлекательность региона и, как следствие, формирует уровень регионального инвестиционного потенциала. Взаимосвязь инвестиционного потенциала региона и инвестиционных рис­ков, определяющих инвестиционную привлекательность региона, представлена на рис.4.
Важным при этом является не только сочетание потенциалов, но также их согласованное взаимодействие и связи [1].
В настоящее время госинвестиции в России являются важным источником экономического роста. При этом по состоянию на I квартал 2019 года динамика расходов Правительства России по итогам января-мая 2019 года составила +5% (что находится на уровне инфляции). По планам Правительства существенная часть государственных инвестиций (порядка 8,5 млрд руб) пойдет на развитие связанности регионов: строительство и реконструкцию железных дорог, автомобильных трасс, региональных аэропортов. Все эти деньги будут тратиться не в центре, где и так концентрация финансовых и трудовых ресурсов достаточно велика. При условии, что деньги будут тратиться эффективно, отдача от них будет достаточно высока.
Во-первых, это увеличивает пространство для малого бизнеса, который может строить АЗС, кафе и т.д. вдоль дорог. Кроме того, повышение связанности увеличивает мобильность рабочей силы. Во-вторых, это приводит к эффекту перелива, когда экономический рост в наиболее экономически развитых территориях распространяется на близлежащие регионы.


Литература
1. Bezdudnaya A.G., Ksenofontova T.Y., Razumovsky V.M., Zinchik N., Iudin D.S. Evaluation of youth competence in the field of sustainable development: lifecycle approach / Espacios. — 2018. — Т.39. № 21. — С. 5.
2. Бездудная А.Г., Логинов А.Н. Роль коммуникационной инфраструктуры в инновационной деятельности региона // Бизнес. Образование. Право. — 2018. — № 1 (42). — С. 19–24.
3. Ksenofontova T.Y., Bezdudnaya A.G., Kadyrova O.V. Вasic problems of interregional differentiation in Russia and innovative and reproduction prerequisites to overcome them / International Journal of Applied Business and Economic Research. — 2017. — Т. 15. — № 8. — С. 1–10.
4. Ksenofontova T.Y., Kocheleva T.N., Bezdudnaya A.G. Тhe interconnection of demographic factors and indicators of the population density in the region territory at the meso-and micro-levels // International Journal of Applied Business and Economic Research. — 2016. — Т.14. № 10. — С. 7301–7313.
5. Ксенофонтова Т.Ю. Региональные особенности управления развитием человеческого и интеллектуального капитала в условиях изменений внешней среды: Автореф. дисс... доктора экономических наук / Санкт-Петербургский государственный экономический университет. — Санкт-Петербург. — 2014.
6. Чечина О.С. Методы эффективного использования человеческого капитала в интересах инновационного развития отраслевой экономической системы // Вестник Университета (Государственный университет управления). — 2014. — № 15. — С. 154–158.
7. Чечина О.С. Современные теории инновационного развития отраслевых экономических систем // Вестник Поволжского государственного университета сервиса. Сер. Экономика. — 2015. — № 1(39). — С. 99–104.
8. Chechina O.S., Sultanova A.V., Popkova E.G., (2016). Structural and Logical Model of Contemporary Global Economic System // European Research Studies Journal. 2016. №19 (2 SpecialIssue). -pp. 218–227 .
9. Чечина О.С. Управление человеческим капиталом для инновационного развития региона: Дис. ... д-ра эк. наук: 08.00.05. — СПб., 2017.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия