Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (73), 2020
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Акаев Б. Б.
и.о. доцента кафедры менеджмента и экономики Международного университета Кыргызстана (г. Бишкек),
кандидат экономических наук


Экономика Кыргызстана в контексте евразийской экономической интеграции
В статье рассматривается важность промышленного сектора как ключевого элемента, обеспечивающего устойчивое развитие экономик переходного типа. Показана важная роль региональных организаций, способствующих экономической интеграции развивающихся экономик. На конкретном примере Кыргызско-Российского Фонда развития показано действие механизма экономической интеграции и его растущая роль в модернизации промышленного сектора и производственной инфраструктуры современного Кыргызстана
Ключевые слова: экономика переходного периода, промышленное развитие, экономическая интеграция, Кыргызско-Российский фонд развития
УДК 330.575.2; ББК 65.050.2   Стр: 129 - 133

Введение. Глубокий экономический спад, который пережил Кыргызстан после приобретения независимости, стал отправной точкой для поиска новых путей восстановления экономики и создания устойчивой экономической системы. Сегодня, по прошествии почти 30 лет с начала реформ, можно констатировать, что эта задача решена лишь частично. За этот период страна пережила турбулентный период политической нестабильности (2005–2010 гг.), следствием которого стала значительная трудовая миграция за пределы страны, в основном в Россию и Казахстан. Темпы роста экономики оказались недостаточными для создания новых рабочих мест и обеспечения устойчивого экономического роста. Экономическое сотрудничество в рамках такого образования как СНГ не дало ожидаемых результатов, поэтому политическое руководство страны вынуждено было вести поиск новых форм экономической интеграции. Присоединение Кыргызстана в 2015 г. к Евразийскому Экономическому Союзу (ЕАЭС) стало закономерным результатом таких поисков, поскольку открывало новые возможности в межгосударственной кооперации, создании совместных производств по выпуску конкурентоспособной продукции и продвижению её на внутренний рынок страны и на рынки других стран. Важным элементом новой формы интеграции стали более тесные экономические связи с Россией и создание, в частности, Кыргызско-Российского Фонда развития (КРФР), который начинает играть все более важную роль не только в модернизации кыргызской экономики, но и в восстановлении промышленного сектора и развитии производственной инфраструктуры.
Глубина экономического падения и новая точка отсчета. В рамках существовавшей до распада СССР плановой системы управления, Кыргызстан поддерживался дотациями из союзного бюджета по трем направлениям: непосредственная поддержка республиканского бюджета в размере около 4% ВВП; прямая подпитка экономики страны в размере около 30% ВВП в виде финансовых, материальных и производственных ресурсов по поддержке таких секторов как: текстильная, пищеперерабатывающая, горнорудная промышленности, машиностроение, содержание и создание производственной инфраструктуры — дорог, ирригационных сооружений, объектов электроэнергетики, промышленное и гражданское строительство; поставка нефти и газа (нефтепродуктов и продуктов их переработки) по льготным ценам, значительно ниже рыночных [1]. Либерализация цен в Российской Федерации (январь 1992 г.) практически лишила Кыргызстан льготных цен на энергоносители. В условиях такого шокового удара по экономике население резко сократило уровень личного потребления, а государство — внешнеторговые операции. Как можно видеть из табл.1, все эти шоки привели к двукратному падению национального ВВП за пять лет, а уровень ВВП 1990 г. был достигнут только в 2010 г.
Другим негативным последствием стало резкое падение душевого ВВП: уровень 1990 г. в 3475 долл. не достигнут и сегодня. Вместе с тем за эти годы вырос внешний долг: если в 1995 г. он не превышал 25% ВВП, то в 2017 г. он составил почти 120% ВВП. За эти же годы существенно изменилась структура национальной экономики (табл.2).

Таблица 1
Основные индикаторы экономического развития Кыргызстана (1990–2017 гг.)
ГодыНаселение, тыс. чел.ВВП в пост. ценах 2010 г. млн долл.ВВП по ППС, межд. долл. 2011 г. млн долл.Душевой ВВП по ППС, межд. долл. 2011 г.Внешний долг, млн долл.
19904 3914 81215 2583 475
19954 5602 4407 7361 696609
20004 8983 20510 1622 0751 938
20055 1633 85912 2362 3702 257
20105 4484 79415 2012 7904 144
20155 9576 08319 2863 2387 511
20176 2026 63821 0453 3937 876
Расчеты автора по данным источника [2]

Таблица 2
Отраслевая структура добавленной стоимости ВВП (%)
ГодыСельское
хозяйство
Горнодо-
бывающая
Обраба-
тывающая
Строи-
тельство
Тор-
говля
Транспорт
и связь
Финансы,
недвижимость
Образо-
вание
Здравоохранение
и прочие услуги
199033,62,627,67,94,86,14,44,88,3
199543,12,812,56,512,05,16,05,36,7
200036,67,719,34,513,74,23,53,37,2
200531,35,114,13,021,07,65,44,18,4
201018,84,218,15,918,59,89,24,611,0
201515,42,915,49,222,68,99,05,810,8
Расчеты автора по данным источника [3]

Как видно из табл. 2, за четверть века более чем вдвое упала доля сельского хозяйства и почти во столько же раз — доля обрабатывающей промышленности. Одновременно выросла доля торговли (почти в пять раз), сектора финансов и операций с недвижимостью (более чем в два раза). Резкий рост доли торговли имеет свои причины. Как известно, Кыргызстан стал членом Всемирной Торговой Организации (ВТО) в 1998 г. и оставался единственной страной-участницей из Центральной Азии в течение следующих 15 лет. После того как в 2001 году Китай также получил статус члена ВТО, торговля китайскими товарами стала привлекательной возможностью получения дохода для многих начинающих кыргызских предпринимателей. В период с 2002 года и до своего пика в 2014 году импорт потребительских товаров из Китая увеличился с 77,7 млн долл. до 5,24 млрд долл. Из-за небольшого внутреннего потребительского рынка преобладающей бизнес-моделью стал реэкспорт китайских товаров на региональном уровне в Узбекистан, Казахстан и Россию. В период с 2007 по 2010 гг. средняя стоимость такого реэкспорта оценивалась в 3,5 миллиарда долларов в год или 77% ВВП Кыргызстана [4]. Другой отличительной чертой национальной экономики за эти годы стал рост «ненаблюдаемого» сектора. В аналитическом материале Национального статистического комитета под понятие «ненаблюдаемой экономики» включаются скрытая и неформальная деятельность [5]. Авторы отдельных исследований, основываясь на данных Национального статистического комитета за 2015 г., оценивают размеры такой экономики на уровне 102,3 млрд сомов, или 23,8 процента от объёма ВВП [6]. В связи с высоким естественным темпом прироста населения (за 27 лет население страны выросло в 1,4 раза), внутренний рынок труда оказался не в состоянии удовлетворить запросы растущей рабочей силы, вследствие чего произошла значительная миграция трудовых ресурсов за пределы страны, прежде всего в Россию и Казахстан. Согласно данным миграционной службы, за пределами страны в 2017 г. работало около 800 тыс. рабочих мигрантов, из которых 640 тыс. находились на территории России [7]. Также необходимо отметить, что переводы трудовых мигрантов сравнимы по своим объёмам с налоговыми поступлениями. Если в 2005 г. объёмы таких переводов составляли всего 202 млн долл., то в 2018 г. они составили 1 970 млн долл., что приблизительно равно четверти ВВП в текущих ценах, при этом 95% переводов поступает из России. [8]. В рассматриваемом периоде были примеры и успешных инвестиционных проектов: в секторе горнодобывающей промышленности реализация наиболее успешного проекта Кумтор по добыче золота обеспечивала в 2018 г. создание около 9% ВВП, однако потенциал этого производства в связи с усложнением условий добычи будет постепенно снижаться [9].
Одним из важных экономических результатов страны за прошедшие годы является то, что она перешла из группы стран с низким доходом в группу стран с доходами ниже среднего. Однако сегодня значительная часть взрослого населения зарабатывает на жизнь, занимаясь низкопродуктивной, часто неофициальной работой, или уезжает за границу в качестве трудовых мигрантов. Это свидетельствует о том, что за прошедшие годы реформ не удалось решить задачу создания крупной социальной прослойки среднего класса, обладающей надежным источником дохода и высоким уровнем жизни, достаточным для покрытия расходов на проживание, образование и иные расходы.
Рост промышленного сектора как основа устойчивого развития. Выше, в табл. 2 было показано, что за последние четверть века доля промышленности в ВВП сократилась почти вдвое. Если рассматривать трехсекторную структуру экономики (сельское хозяйство, производство, услуги), то структура современной кыргызской экономики будет выглядеть следующим образом: сельское хозяйство — 15,4%, производство — 27,2%, услуги — 57,4%. Произошедшие изменения в структуре экономики можно трактовать двояко. С одной стороны, явным является тренд роста сектора услуг, что соответствует современным тенденциям. С другой стороны, за прошедшие годы страна уже пережила одну фазу деиндустриализации экономики, что самым негативным образом отразилось как на производственном потенциале, так и на уровне квалификации работников, занятых в промышленном секторе и связанным с ним отраслях.
Одним из показателей уровня развития промышленности является динамика численности занятых. Как показывают результаты отдельных исследований, промышленность пока не в состоянии обеспечить создание стабильных и хорошо оплачиваемых рабочих мест [10]. Как указывает данный источник, в 2016 г. в промышленном секторе было занято около 226 тыс. человек, причем более половины из них были заняты в так называемом «ненаблюдаемом» секторе. Данные национальной отраслевой статистики, основанные на данных регистрационного учета, показывают значительно меньшее число занятых в промышленности: 91 тыс. чел. рабочих и 48 тыс. сотрудников. Такие противоречивые данные свидетельствуют о том, что отрасль подвержена значительным внешним воздействиям, а её развитие является неустойчивым. Об этом же свидетельствуют данные о структуре экспорта и уровне добавленной стоимости в промышленности на душу населения (табл. 3).

Таблица 3
Сравнительные данные о структуре экспорта и уровне добавленной стоимости в промышленности на душу населения за 2014 г.
Страны и
регионы
Структура экспорта, %Добавленная стоимость
промышленности
на душу населения, долл.
Предметы
потребления
УслугиПромышленные
изделия
Кыргызстан123751154
Узбекистан571726120
Армения345016405
Молдова333334228
Камбоджа53263156
Вьетнам17776307
Китай59861900
Регион Центральной Азии661420400
Источники: [10, c.38, 40], [11]

Как видно из данной таблицы, промышленные изделия составляют более половины экспорта страны. Однако надо заметить, что это имеет место только за счет одной позиции — экспорта золота. Нетрудно заметить, что Кыргызстан значительно уступает другим странам (кроме Узбекистана) по такому важному показателю как добавленная стоимость промышленности на душу населения. Очевидно, что все это свидетельствует о том, что есть проблемы системного характера, препятствующие росту экспорта. К таковым, прежде всего, необходимо отнести: неготовность национальной промышленности к реализации новых идей и проектов; ограниченность национального рынка для реализации крупных инвестиционных проектов; затрудненный доступ на зарубежные рынки отечественной продукции из-за её невысокой конкурентоспособности.
В недавно опубликованном исследовании группы японских ученых об экономическом развитии Лаоса особо подчеркивается важность развития промышленности, как стержня экономического развития. Такая роль промышленного сектора, по мнению авторов исследования, обусловлена следующими обстоятельствами. Внутренний рынок развивающихся стран ограничен из-за невысокого уровня доходов населения и темпы его роста не могут превышать темпы экономического роста самой страны. Сельскохозяйственная продукция может быть источником дохода, но производительность труда в этом секторе имеет свои пределы. Если страна богата природными ресурсами, то добыча полезных ископаемых может приносить высокий доход, но создает мало рабочих мест. Что касается сектора услуг, то большая часть рынка является внутренней, а удовлетворение потребностей стран с развитой экономикой зачастую невозможно. Все это приводит к неравномерному распределению доходов и, как следствие, несправедливому экономическому развитию. В таких условиях развитие, особенно ориентированных на экспорт обрабатывающих отраслей промышленности, может обеспечить быстрый экономический рост, поскольку спрос на международном рынке, особенно в странах с развитой экономикой и более высокой покупательной способностью, практически не ограничен [12].
Действительно, как показывает исследование специалистов ЮНИДО промышленного сектора Кыргызстана [10], в стране необходимо реализовать именно модель промышленного развития, поскольку деятельность в обрабатывающей промышленности не только создает занятость и спрос в этой конкретной отрасли, но и во многих смежных отраслях, включая такие, как транспортные, информационные и телекоммуникационные, а также профессиональные услуги. Кроме того, как отмечают авторы исследования, промышленное производство менее подвержено перерегулированию и созданию «пузырей», которые являются повторяющейся особенностью финансового и строительного сектора. Именно исходя из этого, они предлагают расширить и диверсифицировать производственную базу, что будет способствовать созданию рабочих мест в обрабатывающей промышленности, поскольку металлургический сектор (добыча и переработка золота) является весьма капиталоемким и создает сравнительно меньше возможностей для трудоустройства. Кроме того, в отличие от добычи золота, обрабатывающая промышленность имеет более сильные экономические связи с секторами, имеющими экспортный потенциал, например, такими как производство текстиля, одежды и пищевых продуктов. В этой связи в табл. 4. приведены данные о сравнительных экспортных возможностях отдельных стран.
Несмотря на широкую географию стран, представленных в табл. 4, все они имеют относительно небольшую численность населения: от 2,9 млн чел. (Армения) до 16,2 млн чел (Камбоджа). Три страны из этого списка являются членами ЕАЭС (Кыргызстан, Армения, Белоруссия), Молдова имеет статус наблюдателя. Лаос, Камбоджа, Гондурас, также как и Молдова и Кыргызстан, относятся к группе стран с уровнем душевого национального дохода ниже среднего. Две страны из списка — Армения и Белоруссия — относятся к группе стран с уровнем душевого национального дохода выше среднего. Кыргызстан в данной группе стран имеет самый низкий уровень ВВП. Что касается ключевых статей экспорта, то особое внимание необходимо обратить на такие страны как Гондурас и Камбоджа, где ведущие позиции занимает готовая одежда (2,16 и 6,8 млрд долл. соответственно), обеспечивая четверть и чуть менее половины экспортных поступлений этих двух стран. Именно диверсификацию промышленности надо рассматривать в качестве основного экономического рычага, обеспечившего для этих стран сравнительно быстрый рост душевого национального дохода (с 900 долл. в 1995 г. до 2350 долл. в 2018 г. для Гондураса, и соответственно, за этот же период для Камбоджи — с 320 долл. до 1390 долл.). Приведенная в табл. 4 структура ключевых статей экспорта подтверждает те тренды в международном разделении труда, которые сформировались к концу ХХ века. Отличительной особенностью такого разделения труда стала «процессная» специализация, а не отраслевая, когда производственные процессы с высокой долей живого труды стали размещаться в развивающихся странах с низкой стоимостью человеческого труда, в то время как капитал, интенсивные и высококвалифицированные виды деятельности (например, НИОКР и создание новых технологий) стали основой экономики высокоразвитых стран.

Таблица 4
Сравнительные характеристики экспортного потенциала отдельных стран
СтранаНаселение,
млн чел
ВВП, 2018г,
млрд долл.
Доля экспорта
в ВВП, %
Объём экспорта,
три ведущие статьи экспорта,
млн долл.
1Кыргызстан6,38,123,41,9 млрд долл. (золото — 712 млн долл., РЗМ — 144 млн долл., воздушные суда — 78,5 млн долл.)
2Молдова3,511,425,92,96 млрд долл. (изолиров. провод — 349 млн долл., семена подсолн. — 244 млн долл., пшеница — 147 млн долл.)
3Армения2,912,419,72,44 млрд долл. (медная руда -846 млн долл., табак листовой — 231 млн долл., крепкий ликер — 203 млн долл.)
4Белоруссия9,559,647,828,5 млрд долл. (перераб. нефтепродукты — 5,34 млрд долл., калийные удобрения — 2,27 млрд долл., самосвалы — 1,04 млрд долл.)
5Лаос7,017,933,22,04 млрд долл. (медная руда — 557 млн долл., резина — 193 млн долл., золото — 155 млн долл.)
6Камбоджа16,224,564,515,8 млрд долл. (готовая одежда, вязаная и не вязаная, трикотажные изделия — 6,8 млрд долл.)
7Гондурас9,623,937,69,0 млрд долл. (трикотажные изделия — 1,29 млрд долл., вязаные свитера — 0,87 млрд долл., кофе — 1,17 млрд долл., изолирован. провод — 0,6 млрд долл.)
Расчеты автора по данным источников [13–15].

Очевидно, что на сегодняшний день Кыргызстану не удалось реализовать эффективную промышленную политику. Действительно, как это следует из отчета специалистов ЮНИДО [10], страна еще не приступила к реализации политики роста, ориентированной на экспорт. В основе уязвимости кыргызской промышленности лежит её низкая конкурентоспособность. С одной стороны, у сектора есть важное сравнительное преимущество — низкая стоимость оплаты труда (более низкая, чем в Молдове, Армении, Украине и России), но, с другой стороны, производительность труда в два раза ниже, чем в Молдове и в четыре раза ниже, чем в Таджикистане [10, с.44]. Это обусловлено рядом факторов, среди которых необходимо выделить такие, как: недостаточные технологические и управленческие навыки, высокая материалоёмкость продукции и низкая капиталоотдача, низкий технологический уровень многих производств. Учитывая вышеизложенное, очевидно, что первым шагом в контексте стратегии промышленного развития является выбор приоритетных отраслей. В целях достижения конкурентоспособности по стоимости затрат оправдана стратегия с ограничениями, нацеленная на развитие трудоемких отраслей: производство продуктов питания, напитков и текстильных изделий должны стать отправными точками промышленного развития. Как показывает опыт стран Юго-Восточной Азии (Камбоджа, Таиланд, Вьетнам), расширение индустрии производства одежды для экспорта на внешние рынки, свидетельствует о конкурентоспособности индустрии производства одежды и является важным показателем успешной индустриализации. Нельзя игнорировать и тот успешный опыт, который есть у таких стран как Корея, Китай и Вьетнам: значительное сокращение бедности, повышение благосостояния граждан, модернизация экономики за относительно короткий период времени были проведены на основе стратегии развития экспортно-ориентированных отраслей легкой промышленности, широких инвестиций в инфраструктуру и человеческий капитал.
Кыргызско-Российский Фонд развития. Одним из важных факторов успешного экономического развития является наличие и доступность финансовых ресурсов для частного сектора экономики. В развитых экономиках эта проблема решается за счет коммерческого кредитования со стороны банковской системы или венчурных фондов. В развивающихся экономиках средства на развитие, как правило, ограничены. Опыт таких стран как Китай, Вьетнам и Таиланд показал, что прямые иностранные инвестиции (ПИИ) могут сыграть ключевую роль в модернизации экономики, выступая в качестве источника финансов и новых технологий.
Присоединение Кыргызстана к ЕАЭС в 2015 г. позволило частично решить проблему финансирования экономики и одним из таких инструментов поддержки стало создание Кыргызско-Российского Фонда развития (КРФР). Российско-Кыргызский Фонд развития учрежден и действует в соответ­ствии с Соглашением между Правительством Кыргызской Республики и Российской Федерации «О Российско-Кыргызском Фонде развития» от 24 ноября 2014 года и является важнейшим инструментом процесса интеграции Кыргызской Республики в Евразийский Экономический Союз. Целью Фонда является содействие экономическому сотрудничеству между Кыргызстаном и Россией, модернизации и развитию кыргызской экономики, эффективному использованию возможностей, обусловленных участием сторон в евразийской экономической интеграции.
Крайне важно отметить, что КРФР ставит своей задачей поддержку модернизации кыргызской экономики исходя из целей развития. Фонд предоставляет финансирование для проектов, которые, помимо коммерческой выгоды для собственников, несут положительный эффект для экономики в целом: создание дополнительных рабочих мест, увеличение налоговых отчислений, ориентированность на экспорт или замещение импорта, увеличение промышленного производства, а также несут положительный эффект для развития местных сообществ. Приоритетными направлениями финансирования Фонда являются: агропромышленный комплекс, швейная и текстильная промышленность, обрабатывающая промышленность, горнодобывающая и металлургическая промышленности, транспорт, жилищное строительство, объекты инфраструктуры. Ниже в табл. 5 приведены данные о деятельности Фонда за 2018 год.

Таблица 5
Отраслевая структура проектов, одобренных РКФР по состоянию на 31.12.2018 г.


Отрасли экономики
На поддержку малого и среднего бизнесаНа поддержку крупного бизнеса
Количество проектовОбъём финансирования тыс. долл.Количество проектовОбъём финансирования тыс. долл.
1Агропромышленный комплекс, производство и переработка сельскохозяйственной продукции88828 513843 656
2Сфера производства40055 1951232 209
3Транспорт и складское хозяйство12510 727527 050
4Связь и информационные технологии468924 300
5Финансовая деятельность12 863
6Развитие инфраструктуры869 643325 600
7Туризм8315 803520 100
8Прочие отрасли3127 583
 Всего1 617148 15336155 778
Источник: [16, с. 6, 14].

Как видно из табл. 5, за первые три года своей деятельности Фонд достиг существенного прогресса в поддержке как малого и среднего бизнеса, так и крупных предприятий. Это особенно важно подчеркнуть, учитывая, что в первый год своей деятельности Фонд поддержал только 86 проектов [17, с. 8]. Необходимо отметить, что финансовый сектор Кыргызстана представлен в основном банками, чьи активы оцениваются на уровне 39,8% ВВП, а объёмы предоставленных ими кредитов составили в 2017 г. 22% ВВП, что является достаточно низким показателем в сравнении с международными стандартами [9]. Ограниченность ресурсов банковской системы и высокие требования с их стороны по залоговым обязательствам являются серьезным препятствием для доступа бизнес сообщества к ресурсам развития и тем самым значительно сужают направления кредитования. Об этом, в частности, свидетельствуют и данные табл. 6.

Таблица 6
Сравнительная структура кредитного портфеля банковской системы Кыргызстана и Российско-Кыргызского Фонда Развития (РКФР) за 2018 г.
Банковская система
Кыргызстана
РКФР
Направления
кредитования
Удельный вес
в кредитном портфеле, %
Направления
кредитования
Удельный вес
в кредитном портфеле, %
Торговля27,3Агропромышленный
комплекс
19,2
Ипотека9,6Транспорт и логистика7,2
Потребительские
кредиты
10,7Объекты инфраструктуры6,5
Туризм10,7
Сельское
хозяйство
18,5Связь и ИКТ0,5
Сфера производства37,3
Прочие отрасли18,6
Источник: [16, с. 14, 16]

Как важный институт поддержки национальной экономики, КРФР играет исключительно важную роль в финансировании крупных проектов в области промышленности и производственной инфраструктуры, о чем свидетельствуют данные табл. 7.
Деятельность КРФР, как это видно из приведенных выше данных, полностью вписывается в идеологию экономической интеграции и является примером конкретного сотрудничества двух стран в развитии двусторонних экономических связей. Остается только надеяться, что дальнейшие шаги Фонда по поддержке проектов промышленной модернизации в Кыргызстане позволят сделать качественный рывок в развитии экспортно-ориентированных отраслей экономики страны.

Таблица 7
Перечень крупных проектов, одобренных РКФР по состоянию на 31.12.2018 г.
Проекты и отрасль экономикиОбъём финансирования, млн долл.Краткое описание проекта
1Сахарные заводы «Кошой» и «Каинды Кант»
15,5
Объём продаж 65 млн долл. в год, объём экспорта 30%, суточная производительность 2800 тонн свеклы, рост занятости в сельском хозяйстве 20 тыс. чел, 100% импортозамещение.
2Текстильная фабрика «Текстиль Транс»7,54Создание новых рабочих мест — 123, импортозамещение, расширение рынков сбыта в Кыргызстане и России, рост экспорта, повышение конкурентоспособности отечественных производителей.
3Производство металлургического кремния «Кварц Компани»2,15Создание новых рабочих мест — 80, 100% экспорта в Германию, развитие полупроводниковой промышленности
4Завод консервированных фруктов и овощей «Продимпекс»
3,9
Создание рабочих мест — 65, поддержка фермеров в трех регионах страны, увеличение экспорта, развитие регионов.
5Производство пряжи и трикотажных изделий ОсОО «Вива Текс»2,0Производство 600 тонн пряжи и 200 тысяч трикотажных изделий в год. Кластерное развитие цепочек добавленной стоимости и развитие отрасли животноводства по направлению разведения овец породы «меринос». Продукция компании реализуется на рынках стран ЕАЭС
6Изготовление тротуарной плитки и бордюров ОсОО «Бессер ЦА».2,3Производственная мощность новой линии 1 500 кв.м тротуарной плитки и 8 400 единиц бордюра в смену. Расширение ассортимента и улучшение качества продукции
7Завод по выпуску металлических труб ОсОО «Металл Торг Сервис»2,4Производственная мощность 50 тыс. тонн трубопрокатной продукции в год, импортозамещение, экспорт в страны ЕАЭС
8Расширение завода по производству цементного клинкера ОсОО «ЮКСМ»38,2Производство 1 млн тонн цемента в год, высокоэкологичное производство
Источник: [16, 17]

Заключение. Экономика Кыргызстана за тридцать лет рыночных реформ достигла определенных успехов, однако промышленный сектор страны пока не является локомотивом экономического развития. В этой связи, стране предстоит решить важную задачу создания экспортно-ориентированных отраслей экономики, которые могли бы способствовать новому качеству роста. В силу ограниченности внутреннего рынка и низкой конкурентоспособности промышленной продукции, путь экономической интеграции и экономической кооперации является одним из возможных и, может быть, наиболее практичным сценарием экономического развития. Присоединение к ЕАЭС в 2015 г. и последующее создание Кыргызско-Российского Фонда развития представляются шагами в правильном направлении. Следующим логическим шагом видится создание экономического механизма, который, с одной стороны, стимулировал бы рост кыргызского экспорта, и, с другой стороны, создавал стимулы для бизнеса по диверсификации промышленного сектора. Успешная деятельность Кыргызско-Российского Фонда развития дает определенные надежды на то, что такой экономический механизм будет создан.


Литература
1. В. Соколов, А. Сарыгулов. Современный Кыргызстан: многовекторность или безвекторность развития. // Вопросы экономики, 2010. №2. С. 139–149.
2. http://databank.worldbank.org/data/source/world-development-indicators Дата обращения 28.12.2019
3. https://unstats.un.org/unsd/snaama/dnlList.asp Дата обращения 28.12.2019
4. B. Kaminski, and S. Mitra. Borderless Bazaars and Regional Integration in Central Asia. Emerging Patterns of Trade and Cross-Border Cooperation. Washington, D.C.: The World Bank. 2012.
5. http://www.stat.kg/ru/ekonomicheskie-zapiski/ Дата обращения 25.12.2019
6. T. Sahovic. What’s holding back the Kyrgyz Republic private sector? 2019. — https://www.brookings.edu/blog/future-development/2019/07/25/whats-holding-back-the-kyrgyz-republic-private-sector/
7. https://24.kg/ekonomika/70068_skolko_deneg_pereveli_kyirgyizskie_migrantyi_narodinu_v2017_godu/ Дата обращения 12.12.2019
8. https://ru.sputnik.kg/economy/20181124/1042129128/kyrgyzstan-perevody-migranty-rekord.html Дата обращения 05.01.2020
9. H. Holzhacker and Skakova D. Kyrgyz Republic Diagnostic. EBRD. 2019 — https://www.ebrd.com/publications/country-diagnostics
10. Кыргызская Республика: Формирование конкурентоспособной производственной базы в целях обеспечения стабильного всестороннего роста. ЮНИДО. 2018. — https://www.unido.org/sites/default/files/files/2018–12/Diagnostic_Report_PCP_Kyrgyzstan_RU.pdf
11. https://tcdata360.worldbank.org/indicators/mva.per.cap?country=BRA&indicator=3798&viz=line_chart&years=1990,2014 Дата обращения 25.12.2019
12. H. Nishimura (Eds.). Lao PDR at the Crossroads: Industrial Development Strategies 2016–2030. Economic Research Institute for ASEAN and East Asia, 2016. — http://www.eria.org/RPR-FY2015–2.pdf
13. https://data.worldbank.org/indicator/SP.POP.TOTL Дата обращения 25.12.2019
14. https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD Дата обращения 25.12.2019
15. https://oec.world/en/profile/country Дата обращения 25.12.2019
16. Российско-Кыргызский Фонд Развития. Годовой отчет 2018. — http://www.rkdf.org/ru/o_nas/otchety/godovoy_otchet
17. Российско-Кыргызский Фонд Развития. Годовой отчет 2016. — http://www.rkdf.org/ru/o_nas/otchety/godovoy_otchet

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия