Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (75), 2020
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Пилипенко И. В.
директор Института конкурентоспособности и интеграции (г. Москва),
кандидат географических наук, магистр государственного администрирования (MPA)


Инвестиционное сотрудничество между странами евразийского экономического союза и европейским союзом через многосторонние банки развития (часть 1)
В статье рассматривается изменение баланса интеграционных объединений в Европе в 1980–2010 гг. — Европейских Сообществ и Европейского союза (ЕС), с одной стороны, и Совета экономической взаимопомощи и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), с другой стороны. С помощью базы данных Европейского инвестиционного банка(ЕИБ) из 24067 проектов за период 1959–2019 гг. и составленных автором баз данных о 77 проектах Международного банка экономического сотрудничества (МБЭС) за 2017–2019 гг. и 64 операциях Международного инвестиционного банка(МИБ), подписанных в 2012–2019 гг., анализируются основные показатели деятельности ЕИБ, МБЭС и МИБ, подробно рассматривается проектная работа ЕИБ в государствах-членах ЕАЭС и основные направления операционной деятельности МИБ и МБЭС. На основе проведенного анализа сформулированы предложения по повышению роли МИБ и МБЭС в своем регионе операций
Ключевые слова: Евразийский экономический союз, Европейский Союз, Европейский инвестиционный банк, Международный банк экономического сотрудничества, Международный инвестиционный банк, многосторонний банк развития, инвестиции, кредиты, гарантии
УДК 339.923:339.732; ББК 65.5   Стр: 6 - 14

Изменение баланса интеграционных объединений в Европе в 1980–2010 гг.
Европейский союз (до 1993 г. — Европейские сообщества (ЕС)) в значительной степени выиграл от распада Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Советского союза. Если к 1989 г. в семи странах СЭВ, находящихся в Европе, проживало в общей сложности почти 404 млн чел., а совокупный валовый национальный продукт (ВНП) этих государств достигал 3,3 трлн долл. (см. табл. 1)1, то численность населения ЕС в 12 странах-членах составляла 327 млн чел. при общем ВВП в размере 4,4 млрд долл. При этом из-за различной системы цен в странах с рыночной и плановой экономикой и наличия общественных фондов потребления в последних ряд бесплатных услуг населению в странах СЭВ мог быть не полностью отражен в показателе ВНП. Тем не менее, согласно данным Всемирной книги фактов ЦРУ (CIA World Factbook) 1990 г., по уровню ВНП надушу населения СССР опережал входящих в ЕС Ирландию, Португалию и Грецию и почти находился на уровне Испании [64].
Тридцать лет спустя баланс интеграционных объединений в Европе кардинальным образом изменился. Европейский союз к 2013 г. расширился до 28 государств, включив в свой состав шесть бывших стран СЭВ и три прибалтийские республики, и после выхода из состава ЕС Великобритании — второй экономики в этом интеграционном объединении — тем не менее, имел население в 447 млн чел. (третий в мире показатель после Китая и Индии) при ВВП по обменным курсам в 15,9 млрд долл. (второе место в мире после США). Более того, в сферу экономического влияния Евросоюза входят четыре государства Европейской экономической зоны; пять стран–кандидатов в ЕС и два потенциальных кандидата в ЕС; страны Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (страны АКТ), подписавшие с ЕС Яундские конвенции 1963 и 1969 гг. об ассоциации, Ломейские конвенции (1975, 1979, 1984 и 1989 гг.) об особых торгово-экономических отношениях и Соглашение Котону 2000 г. с целью снижения бедности, достижения устойчивого развития и интеграции стран АКТ в мировую экономику (в общей сложности 78 государств2); 12 стран, заключивших соглашения об ассоциации с Евросоюзом, в т.ч. Грузия, Молдавия и Украина (табл. 2). Таким образом, компании ЕС имеют свободный доступ на рынок 128 государств, где проживает 27% населения мира и создается 28% мирового ВВП.
В то же время после распада СССР неоднократные попытки реинтеграции на постсоветском пространстве увенчались успехом только с созданием Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России в 2010 г. и Евразийского экономического союза в составе пяти государств в 2015 г. (к указанным трем странам также присоединились Армения и Киргизия). Однако экономический потенциал этого интеграционного объединения составлял к 2018 г. только 2,2% от мирового ВВП по обменным курсам и 3,8% по паритету покупательной способности, тогда как ВНП СССР достигал около 14% от мирового ВВП, а сумма ВНП европейских стран СЭВ — более 17% от ВВП мира. При этом показатель ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в среднем по ЕАЭС (взвешенный на численность населения стран) на 2018 г. составлял 27,1 тыс. долл./чел., а в среднем по странам-членам ЕАЭС — 18,4 тыс. долл./чел., что свидетельствовало о значительных диспаритетах в уровне жизни в пяти государствах3. В Евросоюзе же оба показателя на 2018 г. по своим значениям были близки друг к другу (соответственно, 45,1 тыс. долл./чел. и 44,3 тыс. долл./чел.), что указывало на более равномерное распределение ВВП на душу населения по странам.
Кроме того, после упразднения блока СЭВ и распада СССРв 1991 г. у постсоциалистических государств полностью трансформировалась географическая структура внешней торговли. В 1986 г. импорт и экспорт шести европейских стран СЭВ (кроме Румынии) в государства-партнеры по блоку достигал 65% от общего экспорта и импорта, а в капиталистические страны направлялось 20% экспорта и импортировалось из них 24% товаров4. К 2019 г. ситуация поменялась на противоположную: доля стран ЕС-28 в совокупном экспорте Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии и Чехии достигла 80,7%, а в совокупном импорте — 66%5. В сходном направлении поменялась и внешняя торговля постсоветских республик, ныне входящих в ЕАЭС [30]. К 1989 г. на межреспубликанский обмен между республиками СССР приходилось 55% от общего товарообмена, а на внешнеторговый оборот — 45%, причем доля экспорта варьировала от 2% у Армянской и Киргизской ССР до 10% у Белорусской и Казахской ССР и 32% у РСФСР, а импорта — от 17% у Казахской ССР до 22–23% у Армянской, Белорусской и Киргизской ССР и 51% у РСФСР. К 2019 г. на долю ЕС-28 приходилось уже 43% экспорта пяти государств-членов ЕАЭС и 32% их импорта6, в то время как на стран-партнеры по ЕАЭС — только 11% экспорта и 18% импорта7.
Одним из ключевых инструментов успешной интеграции бывших стран СЭВ в Евросоюз стал Европейский инвестиционный банк, который, являясь институтом ЕС, предоставил с 1991 г. Польше кредиты на сумму (накопленным итогом) 74 млрд евро, Венгрии и Чехии — по 22 млрд евро, Румынии — 15 млрд евро, Словакии — 9,3 млрд евро, Болгарии — 5,4 млрд евро [55]. В свою очередь, для осуществления экономической интеграции в рамках СЭВ были созданы Международный банк экономического сотрудничества и Международный инвестиционный банк, которые продолжили свою деятельность и в постсоветский период. В данной статье мы рассмотрим основные показатели деятельности ЕИБ, МИБ и МБЭС как многосторонних банков развития (МБР), проанализируем проектную работу ЕИБ в государствах-участниках ЕАЭС и основные направления деятельности МИБ и МБЭС. Для данной работы нами использовалась база данных ЕИБ из 24067 проектов, подписанных банком в 1959–2019 гг., из которых были отобраны 66 операций, реализованных банком в странах ЕАЭС. Ввиду отсутствия в открытом доступе списка проектов МБЭС и МИБ такие базы данных были созданы автором на основе пресс-релизов МБЭС за 2017–2019 гг. [26] и пресс-релизов МИБ за 2012–2019 гг. [27], в которую вошли 77 проектов МБЭС и 64 проекта МИБ.

Таблица 1
Сравнение основных показателей стран-членов Совета экономической взаимопомощи в Европе и Европейских сообществ
  Население,
млн чел., 1990
ВНП,
млрд долл., 1989
ВНП/душу населения,
долл. чел., 1989
Страны-члены СЭВ в Европе
1Венгрия10,664,66108
2ГДР16,3159,59679
3Болгария8,951,25710
4Польша37,8172,44565
5Румыния23,379,83445
6СССР290,92659,59211
7Чехословакия15,7123,27878
 Сумма:403,53310,2
 Ср. значение:6657
 В среднем по 7 странам СЭВ8204
Страны-члены ЕС
1Бельгия9,9136,013700
2Великобритания57,4818,014300
3Греция10,056,35605
4Дания5,173,714300
5Ирландия3,531,48900
6Испания39,3398,7*10100*
7Италия57,7803,314000
8Люксембург0,386,317200
9Нидерланды14,9205,913900
10Португалия10,372,16900
11ФРГ62,2945,715300
12Франция56,4819,614600
 Сумма:327,14367,0
 Ср. значение:12400
 В среднем по ЕС-1213351
* для Испании, как и для стран СЭВ, используются показатели ВНП и ВНП на душу населения.
Источник: составлено автором по данным: [64].

Таблица 2
Сфера экономического влияния Европейского союза на 2020 г. (статистические данные на 2018 г.)
Группы странНаселение,
млн чел.
ВВП, млрд долл.ВВП по ППС*, млрд долл.ВВП по ППС* на душу населения, долл./чел. средн. по странам / средн. по группе стран
Страны ЕС-27447159131981445071 / 44348
Плюс 4 страны Европейской экономической зоны (Великобритания, Исландия, Лихтенштейн и Норвегия)723315349557522 / 48427
Плюс 5 стран-кандидатов в ЕС (Албания, Северная Македония, Сербия, Турция и Черногория) и 2 потенциальных кандидата в ЕС (Босния и Герцеговина и Косово**)100883259717621 / 25956
Плюс 78 стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана, подписавших Яундские конвенции 1963 и 1969 гг., Ломейские конвенции (действовали с 1975 г. по 2000 г.) и Соглашение Котону 2000 г.1117190844517925 / 3984
Плюс 12 стран, подписавших Соглашения об ассоциации с ЕС (Алжир, Грузия, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Марокко, Молдова, Тунис, Украина, Чили и ЮАР***)3411878445315326 / 13039
Итого:20772389734810
* ППС — паритет покупательной способности.
** Косово не признается государствами-членами ЕАЭС как независимое государство.
*** Соглашение о торговле, развитии и сотрудничестве 1999 г.
Источник: составлено автором по данным: [67].

Краткий обзор литературы и методика исследования. В русскоязычной научной литературе ЕАЭС и Евросоюз рассматривались, с одной стороны, с точки зрения конкурентной борьбы между двумя интеграционными объединениями [16, 20, 24] и конфликта двух интеграций, обострившегося после учреждения ЕС в 2009 г. программы «Восточного партнерства» по развитию интеграционных связей ЕС с шестью постсоветскими республиками — Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией, Украиной [37]. С другой стороны, выходили работы, где выделялись подходы к изучению возможностей объединения двух интеграций [5], определялись потенциальные сроки создания зоны свободной торговли между ЕС и ЕАЭС [44] и перспективы их экономического сотрудничества [12].Изучались вопросы участия ЕС в реализации концепции «Большого евразийского партнерства» [18], возможное сопряжение ЕАЭС с общей евразийской континентальной интеграцией [4], отношение Евросоюза к евразийской интеграции [23] и взаимодействие между интеграционными объединениями с точки зрения евразийской политической экономии [13].
Российскими исследователями также проводилось сравнение интеграционных процессов в рамках Таможенного союза, Единого экономического пространства (ЕЭП) и ЕАЭС и, с другой стороны, в Европейских сообществах и Европейском союзе [6]. Исследовались возможности использования опыта Евросоюза [21, 59] и региональных интеграционных объединений в целом [3] для ЕАЭС, опыт интеграция законодательства в Евросоюзе и направления его применения в рамках ЕАЭС [33]; рассматривались двусторонние отношения России и ЕС в контексте евразийской интеграции [22].
Также в работах исследователей из России [31, 47], Белоруссии [43] и Казахстана [15] особое внимание уделялось устройству и организации работы основных институтов управления в ЕЭП/ЕАЭС и Евросоюзе, а также решению ряда отраслевых вопросов в рамках интеграционных объединений, например, реализации программ научно-технического сотрудничества в ЕС и ЕврАзЭС [2], транспортной политики [28], антимонопольной политики [29], трудового законодательства [11], системы контроля безопасности пищевой продукции [39].
Несравненно меньшее внимание в российской научной литературе уделялось деятельности Европейского инвестиционного банка [34, 45], причем его проектная работа в странах ЕАЭС еще не рассматривалась. Также и деятельность МБЭС и МИБ в постсоветское время находилась в фокусе внимания небольшого количества работ отечественных ученых [17, 25, 36, 40, 46].
В зарубежных публикациях проблематика взаимоотношений ЕС и ЕАЭС рассматривалась в основном через призму учрежденной Евросоюзом программы «Восточного партнерства» [48, 53]. По тематике ЕИБ в сравнении, например, со Всемирным банком в англоязычной литературе вышло не так много публикаций, что дало право некоторым авторам говорить о некотором игнорировании научным сообществом важной функции ЕИБ в развитии интеграционных процессов в Евросоюзе [62]. Основная часть публикаций по ЕИБ посвящена результатам воплощения в жизнь экономической политики ЕС [49, 57, 60]. Также анализировалось его влияние на развитие малого бизнеса [61], отдельных отраслей экономики стран-членов ЕС [50] и накопленный опыт ЕИБ, который может быть применен в развивающихся странах [56].

Основные показатели деятельности Европейского инвестиционного банка.
ЕИБ был основан в 1958 г. в соответствии с Римским договором 1957 г., учредившим Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) в составе Бельгии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Франции и ФРГ. Новый МБР был призван содействовать сбалансированному и устойчивому развитию общего рынка в интересах ЕЭС путем предоставления кредитов и гарантий (Ст. 129 Римского договора), а позднее в устав организации было внесено дополнение о возможности также осуществлять и вложения в капитал. ЕИБ должен был сосредоточится на финансировании следующих трех типов проектов: операций для содействия менее развитым регионам стран операций; проектов для модернизации и трансформации предприятий или создания новых отраслей в процессе создания общего рынка; операций, реализуемых в интересах нескольких стран-членов ЕЭС. В случае двух последних типов проектов ЕИБ мог предоставлять кредитование только при отсутствии возможностей у стран-членов ЕЭС полностью самим профинансировать такие операции (Ст. 130 Римского договора) [66]. Акционерами ЕИБ являются государства-участники ЕЭС и позднее Евросоюза в пропорциях, примерно соответствующих их доле в общем ВВП на момент вступления в ЕЭС/ЕС8. Подписной капитал ЕИБ на 1 марта 2020 г. составлял 248,8 млрд евро, из которых было оплачено 8,9% (22,2 млрд евро), а 226,6 млрд евро являлись капиталом по требованию (uncalled capital) [63].
Деятельность ЕИБ в 1960–1970-х гг. характеризовалась постоянным наращиванием кредитования, объемы которого в номинальном выражении увеличились в 140 раз — с 25 млн расчетных единиц9 до 348 млн по итогам 1970 г. и до 3,48 млрд ЭКЮ в 1980 г. (см. рис.1). За 1980-е гг. годовой объем подписанных проектов вырос в 3,9 раза (до 13,54 млрд ЭКЮ в 1990 г.), в 1990-е гг. — в 2,6 раза (до 35,53 млрд евро в 2000 г.), в 2000-е гг. — в два раза (до 71,94 млрд евро в 2010 г.), и в 2010-е гг. было зафиксировано некоторое падение объема операций (63,23 млрд евро по итогам 2019 г.). В 1990–2000-е гг. банк подписывал примерно по 500–550 проектов в год при стабильном увеличении среднего размера операции. Так, если в 1970–1980 гг. средний размер проектов составлял около 15–17 млн евро, то в течение 1990–2000-е гг. — вырос до 73 млн евро в 2000 г. и 114 млн евро в 2009 г. В то же время со снижением объема операций во второй половине 2010-х гг. и увеличением количества реализуемых проектов до 850–950 ед. в год средний размер проекта в это десятилетие уменьшился до уровня 86 млн евро.
В первые годы работы ЕИБ основным получателем средств стала Италия как наименее развитая страна из шести государств-основателей ЕЭС, куда было направлено 77% средств банка в 1959–1966 гг. (главным образом в Южную Италию — Меццоджорно) [49]. С 1963 г. ЕИБ начал расширять свою сферу деятельности на страны, которые вступили в ЕЭС в 1973–1986 гг. (рис. 2). С 1965 г. банк постепенно разворачивал финансирование проектов компаний из Турции и в странах АКТ, с 1973–1974 гг. — в государствах, которые вступили в ЕС в 1995 г. (в первую очередь — в Австрии) и вошли в Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ — в Исландии, Норвегии и Швейцарии). Таким образом, в 1960–1970-е гг. ЕИБ фактически заменил в европейских странах финансирование Международного банка реконструкции и развития (Всемирного банка), который переориентировался на поддержку развивающихся государств. ЕИБ также принял схожую со Всемирным банком политику ценообразования на свои кредитные продукты, ориентируясь на стоимость своего фондирования [50]. Кредитный рейтинг «ААА» позволяет ЕИБ занимать на фондовом рынке по самой выгодной цене и обеспечивает устойчивую конкурентоспособность ЕИБ по сравнению с коммерческими банками.
В 1977 г. был подписан первый проект для реализации в Югославии (в Словении и Хорватии), а в 1978–1979 гг. — развернута деятельность на Ближнем Востоке (в Ливане, Иордании и Тунисе). В 1993–1994 гг. ЕИБ расширил свою деятельность на регион Азии и Латинской Америки (Индия, Пакистан, Таиланд, Аргентина, Коста-Рика), а в 2003 г. начал реализовывать первый проект в Российской Федерации. В общей сложности за свою 60-летнюю историю ЕИБ профинансировал операции в 166 странах, не считая зависимые территории, и с 1993 г. вышел на первое место среди МБР, обогнав Всемирный банк по ежегодному объему операций и кредитному портфелю [50].
При этом необходимо отметить, что несмотря на расширение географии деятельности ЕИБ, на шесть государств-основателей ЕЭС в 2010-х гг. приходилось в среднем 38,6% от ежегодного объема операций банка (по 26 млрд евро при 242 проектах), а минимум в 33,4% был зафиксирован в 2010 г. В странах, присоединившихся к ЕС в 1973–1986 гг. (Греция, Дания, Ирландия, Испания и Португалия), банк реализовывал в среднем по 149 проектов в год на сумму 14,2 млрд евро (21%); в Великобритании до референдума о брексите в 2016 г. — по 44 проекта в 2010–2016 гг. на сумму 5,9 млрд евро в год (8,4%); в трех странах, ставших членами ЕС в 1995 г. (Австрия, Финляндия и Швеция) — по 56 проектов общим объемом в 4,6 млрд евро (6,8%); в 11 «новых» членах ЕС, вступивших в союз в течение 2004–2013 гг. — в среднем по 147 проектов размером 10,1 млрд евро (15,1%). В 2015–2019 гг. Банк также реализовывал региональные проекты в нескольких странах ЕС, в основном с управляющими компаниями фондов прямых инвестиций (около 1,3% от общего объема операций банка). Таким образом, в 2010 гг. на страны-члены ЕС приходилось в среднем до 89,1% ежегодного финансирования ЕИБ.
Оставшиеся 11% (около 7,7 млрд евро) распределялись между другими странами следующим образом: в страны, подписавшие соглашения об ассоциации с ЕС, в 2010–2019 гг. направлялось 4,0% ресурсов ЕИБ — в среднем по 2,6 млрд евро в год в 37 проектах; в государства-кандидаты в Евросоюз — 3,4% или 2,2 млрд евро при 33 проектах; в страны Азии и Латинской Америки — 1,9% или 1,3 млрд евро в 17 операциях; в страны АКТ — 996 млн евро (1,5%) при 43 проектах; в государства, входящие в Европейскую ассоциацию свободной торговли — по 0,3% (186 млн евро) в 6 операциях. В государствах-членах ЕАЭС банк также реализовывал в среднем по 6 проектов в год на сумму 299 млн евро. Общий объем финансирования ЕИБ в странах ЕАЭС в 2003–2019 гг. составил 3,1 млрд евро (3,9 млрд долл.), что примерно в два раза меньше, чем размер инвестиционного портфеля Евразийского банка развития — ЕАБР (7,4 млрд долл. на конец 2018 г. и 9,2 млрд долл. на 1 июня 2020 г. [32, 42]), призванному содействовать экономическому росту и развитию торгово-экономических связей между странами ЕАЭС и Таджикистаном.
В начале 1960-х гг. ЕИБ направлял большую часть своих ресурсов на финансирование проектов в промышленности, энергетике и в секторе транспорта (см. рис. 3). После энергетического кризиса 1973 г. фокус деятельности банка в этом секторе сместился на проекты, способствующие снижению энергопотребления и диверсификации источников поставок энергоносителей, а в ответ на мировой экономический кризис начала 1980-х гг. ЕИБ стал активно расширять предоставление кредитов банковскому сектору с целью последующего кредитования микро-, малых и средних предприятий(ММСП) по более выгодным чем на рынке ставкам и на более долгий срок [49]. Помимо этого, в целом удлинение сроков кредитования со стороны ЕИБ в инфраструктурном секторе (ЕИБ выделял кредиты на срок до 20 лет) положительно повлияло на качество и доступность базовой инфраструктуры в странах операций при том, что возможности центральных органов власти профинансировать эти проекты самостоятельно были серьезно ограничены [62]. В дальнейшем в течение 2000-х гг. рост объема операций ЕИБ с 35,5 млрд евро до 78,9 млрд евро в год содействовал реализации Лиссабонской стратегии Евросоюза по повышению его глобальной конкурентоспособности и удовлетворению потребности хозяйствующих субъектов в качественной инфраструктуре при параллельной задаче добиться сбалансированности государственных бюджетов стран ЕС [60]. Кроме того, в 2010-х гг. ЕИБ стал одним из крупнейших в мире кредиторов проектов в области смягчения последствий от изменения климата (с 2012 г. предоставлено около 170 млрд евро) [51].
В целом в 2010–2019 гг. ресурсы ЕИБ были распределены по группам отраслей в следующих пропорциях: на кредиты банкам для финансирования проектов ММСП приходилось по 30,2% (в среднем по 218 проектов на сумму 20,5 млрд евро в год), в сектор транспорта направлялось 19,3% средств (по 103 проекта объемом 12,9 млрд евро), в сектор энергетики — 14,8% (по 110 операций размером 10,0 млрд евро), в различные отрасли промышленности — 9,6% (по 108 проектов на сумму 6,4 млрд евро). В инфраструктурных секторах экономики ЕИБ осуществлял операции на общую сумму в 13,9% от ежегодного объема финансирования, причем в секторе жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) банк подписывал по 53 проекта в год объемом 3,5 млрд евро, а в секторе связи и информационного-коммуникационных технологий (ИКТ) — по 23 операции размером 2,3 млрд евро. По 3,2 млрд евро ЕИБ предоставлял в секторе услуг (4,8%), 3,0 млрд евро инвестировалось в образовательные проекты (4,3%) и по 1,6 млрд евро — в отрасль здравоохранения (2,4%). Наконец, оставшиеся 590 млн евро в год ЕИБ выделял компаниям из первичного сектора экономики, где банк не является ведущей организацией, так как Евросоюз в основном действует через механизм Единой сельскохозяйственной политики, в рамках которой, например, в 2018 г. было выделено 58,9 млрд евро [65].

Основные показатели деятельности Международного банка экономического сотрудничества
МБЭС был учрежден в 1963 г. со штаб-квартирой в г. Москва с целью обеспечения взаимной торговли между странами СЭВ через осуществление многосторонних расчетов в переводных рублях– первой в мире коллективной наднациональной валюте с золотым содержанием в 0,987412 г чистого золота. Одновременно с этим банк мог кредитовать взаимные внешнеторговые поставки путем предоставления срочных (до трех лет) и расчетных кредитов в пределах 2% годовой суммы расчетов по товарообороту [41]. В 1966 г. было принято решение об образовании и использовании части уставного капитала в свободно-конвертируемой валюте и золоте. Странами-основателями являлись Болгария, Венгрия, ГДР, Монголия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия, к которым в 1974 г. присоединилась Куба и в 1977 г. — Вьетнам. В течение 1964–1990 гг. объем операций МБЭС по обслуживанию товарооборота между государствами-членами СЭВ достиг 4,5 трлн переводных рублей [25], а прибыль банка за тот же период составила около 1 млрд ЭКЮ. При этом 44% прибыли было распределено между странами-акционерами, что не характерно как для ЕИБ, так и в целом для МБР, созданных по инициативе ведущих развитых стран.
После распада СЭВ и СССР свое членство в МБЭС в 1990 г. прекратила ГДР; в 1992 г. из состава акционеров вышла Венгрия, а в 2013 г. после урегулирования вопросов с задолженностью — Куба. После распада Чехословакии обе независимые республики сохранили свое членство в банке. С начала 1991 г. были прекращены многосторонние расчеты в переводных рублях и осуществлен переход на расчеты в конвертируемых валютах. В 1990–2000-х гг. происходило урегулирование взаимных финансовых отношений как с западными кредиторами (к 2004 г.), так и с Российской Федерацией (к 2007 г.) как правопреемницей СССР [14]. В связи с фактической утратой МБЭС своего основного мандата Россия, как ведущий акционер банка10, предлагала в середине 2000-х гг. провести его реорганизацию в форме присоединения к МИБ. Однако после длительных переговоров между странами-членами Совет банка принял решение в 2011 г. о том, что МБЭС должен развиваться как самостоятельный международный институт [7].
Кредитную деятельность банк возобновил в 2008 г. (см. рис. 4) и к концу 2000-х гг. кредитный портфель банка включал вьетнамо-российский (2%), монголо-российский (26%), словацко-российский (2%), чешско-российский (31%) проекты, а также совместный проект Венгрии, Польши и Италии (2%), проекты Болгарии (32%), Монголии (1%) и России (4%). В отраслевой структуре кредитного портфеля превалировала нефтяная промышленность (57%) и инфраструктурный сектор (31%); на обрабатывающую промышленность приходилось 4% портфеля, на тяжелую промышленность — 3%, на медицинскую промышленность — 2%, на внешнюю торговлю — 1%. Вместе с тем, неопределенность с основным мандатом банка привела к тому, что в 2010-х гг. объем кредитного портфеля МБЭС начал стагнировать и «деятельность банка в большей степени была направлена на определение дальнейших направлений развития..., чем на развитие операционной деятельности» [8, с. 10].
Ситуация разрешилась в декабре 2015 г., когда была принята Стратегия возобновления и развития деятельности МБЭС на период с 2016 по 2020 гг. Данный документ был актуализирован в 2018 г., и в настоящее время основной миссией банка определена финансовая поддержка внешней торговли компаний стран-членов и предприятий сектора ММСП, а также содействие интеграции экономик стран-акционеров в глобальные цепочки добавленной стоимости, повышение их конкурентоспособности, технологичности, энерго- и ресурсоэффективности. Банк позиционирует себя как центр обслуживания внешней торговли стран-членов МБЭС и специализируется на четырех основных направлениях деятельности: торговом финансировании, целевом финансировании для развития торговли, в т.ч. с третьими странами, расчетных операциях и клиентских операциях на финансовых рынках. При этом банк рассчитывает возвратить в состав акционеров Венгрию и привлечь другие страны, имеющие тесные торгово-экономические связи с государствами-членами МБЭС [1].
Основным партнером определен МИБ, с которым МБЭС намерен скоординировать клиентскую, продуктовую и тарифную политики, политику по рискам, а такжев будущем создать банковскую группу из двух фактически взаимодополняющих друг друга МБР [19]. Четкое целеполагание немедленно отразилось на проектной активности МБЭС, кредитный портфель которого за 2017–2019 гг. вырос в 12,8 раз (рис. 4). По итогам 2018 г. 42% кредитного портфеля приходится на Россию, 16% — на Монголию, по 12% — на Болгарию, Румынию, и прочие страны, 6% — на Вьетнам [10].

Продолжение статьи в номере №4 (76) 2020 г.
Рис. 1. Динамика объема операций и количества проектов Европейского инвестиционного банка, 1959–2019 гг.
Источник: рассчитано и составлено автором по данным: [55].
Рис. 2. Изменение структуры финансирования Европейского инвестиционного банка
по странам/группам стран операций, 1959–2019 гг.
* ЕС-6 — Бельгия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция и ФРГ;
** ЕС-5 — Греция, Дания, Ирландия, Испания, Португалия, вступившие в ЕЭС в 1973–1986 гг.;
*** ЕС-3 –Австрия, Финляндия и Швеция, вступившие в ЕС в 1995 г.;
**** «Новые члены ЕС» — Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония, вступившие в ЕС в 2004–2013 гг.
Источник: рассчитано и составлено автором по данным: [55].
Рис. 3. Изменение структуры финансирования Европейского инвестиционного банка по группам отраслей, 1959–2019 гг.
Источник: рассчитано и составлено автором по данным: [55].
Рис. 4. Динамика кредитного портфеля Международного банка экономического сотрудничества, 2007–2019 гг.
Источник: рассчитано и составлено автором по данным Ежегодных отчетов МБЭС за 2006–2018 гг. и Финансовой отчетности по МСФО за 2015–2019 гг. [35].


Литература
1. Актуализированная Стратегия Международного банка экономического сотрудничества на период до 2020 года (Утв. Постановлением 132 заседания Совета МБЭС 6 декабря 2018 г.). 16 с. — URL: http://old.ibec.int/about_the_bank/strategy/Актуализированная_Стратегия_МБЭС_на_период_до_2020_года_после_Совета.pdf (дата обращения — 05.06.2020).
2. Бударина Н.А. Международные программы научно-технического сотрудничества в рамках Европейского союза и Евразийского экономического сообщества // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. D: Экономические и юридические науки. — 2012. — № 6. — С. 112–122.
3. Винокуров Е.Ю. Опыт региональных интеграционных объединений: уроки для ЕАЭС // Евразийская экономическая интеграция. — 2015. — № 2 (27). — С. 94–97.
4. Винокуров Е.Ю., Либман А.М. Две евразийские интеграции // Вопросы экономики. — 2013. — № 2. С. 47–72.
5. Винокуров Е.Ю., Пелипась И.В., Точицкая И.Э. Количественный анализ экономической интеграции Европейского союза и Евразийского экономического союза: методологические подходы / руководитель проекта М.В. Демиденко. — СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2014. — 62 с.
6. Глазьев С.Ю., Чушкин В.И., Ткачук С.П. Европейский союз и Евразийское экономическое сообщество: сходство и различие процессов интеграционного строительства. — М.: ООО «ВИКОР МЕДИА», 2013. — 240 с.
7. Годовой отчет 2011. Международный банк экономического сотрудничества. — М.: МБЭС, 2012. — 155 с. — URL: http://old.ibec.int/files/ar2011.pdf (дата обращения — 01.06.2020).
8. Годовой отчет 2015. Международный банк экономического сотрудничества. — М.: МБЭС, 2016. — 93 с. — URL: http://old.ibec.int/files/ar2015ru.pdf (дата обращения — 01.06.2020).
9. Годовой отчет 2016. Международный банк экономического сотрудничества. — М.: МБЭС, 2017. — 97 с. — URL: http://old.ibec.int/files/ar2016ru.pdf (дата обращения — 01.06.2020).
10. Годовой отчет 2018. Международный банк экономического сотрудничества. — М.: МБЭС, 2018. — 34 с. — URL: http://old.ibec.int/files/ar2018ru.pdf (дата обращения — 01.06.2020).
11. Головина С.Ю., Лютов Н.Л. Полезен ли опыт Европейского союза для гармонизации трудового законодательства государств Евразийского экономического союза? // Журнал российского права. — 2017. — №4(244). — С. 70–83.
12. Дедков С.М., Щербин В.К. Перспективы экономического сотрудничества Евразийского и Европейского союзов // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2014. — № 2 (32). — С. 79–95.
13. Евразийская политическая экономия: Учебник /Под ред. И.А. Максимцева, Д.Ю. Миропольского, Л.С. Тарасевича. — СПб: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — 684 с.
14. История банка //Международный банк экономического сотрудничества, 2020. — URL: http://old.ibec.int/about_the_bank/stories_bank/ (дата обращения — 01.06.2020).
15. Кембаев Ж.М. Сравнительно-правовой анализ комиссий Евразийского союза и Европейского союза // Современное право. — 2012. — № 12. — С. 129–132.
16. Кизима С.А. Вызовы евразийской интеграции для Евросоюза // Политика Европейского союза в отношении Союзного государства Беларуси и России: сб. мат-лов кр. стола (Минск, 11 мая 2012 г.) / под ред. А.В. Базанова, Л.П. Решетникова. — Минск: Бизнесофсет, 2012. — С. 90–94.
17. Кирсанов Р.Г. Деятельность Международного инвестиционного банка в 1970–1985 гг. // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Серия: Теория и практика управления. — 2015. — № 14 (19). — С. 18–21.
18. Кондратьева Н.Б. Условия участия Европейского союза в Большом евразийском партнерстве // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. — 2018. — №5(5). — С. 15–20.
19. Курс на сближение: акционеры МИБ И МБЭС обсудили будущее банков // Международный банк экономического сотрудничества, 19 сентября 2018 г. — URL: http://old.ibec.int/pressroom/news/news/Novosti/Kurs-na-sblizenie_aktsionery-obsudili_1900/ (дата обращения — 05.06.2020).
20. Куртов А.А. Евразийский экономический союз и Европейский союз: общее и особенное // Политика Европейского союза в отношении Союзного государства Беларуси и России: сб. мат-лов кр. стола (Минск, 11 мая 2012 г.) / под ред. А.В. Базанова, Л.П. Решетникова. — Минск: Бизнесофсет, 2012. — С. 100–111.
21. Левшин В.В. Анализ европейского опыта интеграции и выработка предложений для Евразийского союза // Евразийский юридический журнал. — 2014. — №6(73). — С. 54–56.
22. Михайленко А.Н. Отношения России и Европейского союза в контексте евразийской интеграции // Евразийский Союз: вопросы международных отношений. — 2014. — № 1–2 (6–7). — С. 85–93.
23. Мишальченко Ю.В., Изотов А.В. Основные факторы формирования отношения Европейского союза к процессам евразийской интеграции //Евразийская интеграция: экономика, право, политика. — 2014. — №16. — С. 26–31.
24. Никитенко А.И. Европейским союз и Евразийский экономический союз на пространстве СНГ: содержание конкурентной борьбы // Среднерусский вестник общественных наук. — 2018. — Т.13. — №6. — С. 128–139.
25. Никитина М.Г., Мираньков Д.Б. Банковские институты СЭВ в условиях современности // Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Серия «Экономика и управление». — 2013. — Т. 26(65). — №1. — С. 101–108.
26. Новости // Международный банк экономического сотрудничества, 2020. — URL: http://old.ibec.int/pressroom/news/?page_14=9 (дата обращения — 10.06.2020).
27. Новости // Международный инвестиционный банк, 2020. — URL: https://iib.int/ru/press/news?page=6 (дата обращения — 15.06.2020).
28. Пак Е.В., Полянова Т.Н. Единая транспортная политика Европейского союза: как пример для евразийского экономического союза // Вестник МГИМО Университета. — 2015. — №3(42). — С. 199–209.
29. Петров Э.Ю., Гринберг Е.С. Антимонопольная политика Европейского союза и Евразийского экономического союза: взгляд изнутри // Вестник Московского университета МВД России. — 2015. — №6. — С. 244–251.
30. Пилипенко И.В. Динамика экономического развития и эволюция основных направлений внешней торговли постсоветских республик // Экономика и управление: проблемы, решения. — 2018. — №12. Т.9(84). — C. 12–38.
31. Пилипенко И.В. Направления улучшения институциональной структуры Евразийского экономического союза // Экономические стратегии. — 2020. — №2. — C. 102–111.
32. Пилипенко И.В. Особенности деятельности многосторонних банков развития, созданных в 2000–2010 гг., в странах Евразийского экономического союза (часть I) //Проблемы современной экономики. — 2020. — №1(73). — C. 12–17.
33. Пименова О.И. Наднациональная правовая интеграция на евразийском пространстве: анализ реалий и оценка возможностей использования опыта Европейского союза // Сравнительное конституционное обозрение. — 2014. — №5(102). — С. 21–28.
34. Путилина В.Ю. Предпосылки экономического сотрудничества России и Европейского инвестиционного банка // Проблемы современной экономики. — 2008. — №2(26). — С. 188–191.
35. Раскрытие информации // Международный банк экономического сотрудничества, 2020. — URL: http://old.ibec.int/about_the_bank/financial_information/ (дата обращения — 20.06.2020).
36. Руднев В.Д. Экономическая интеграция: российская и европейская версии // Социальная политика и социология. — 2016. — Т. 15. — № 4 (117). — С. 35–42.
37. Спартак А.Н., Винокуров Е.Ю., Кулик С.А., Чернышев С.В., Юргенс И.Ю. Конфликт двух интеграций. — М.: Изд-во «Экон-Информ», 2015. — 241 с.
38. Статистический ежегодник стран-членов Совета Экономической Взаимопомощи / Секретариат СЭВ. — М.: Финансы и статистика, 1987. — 462 с.
39. Сэдик Д., Ульбрихт К., Джаманкулов Н. Система контроля безопасности пищевой продукции в Европейском союзе и Евразийском экономическом союзе //Торговая политика. — 2016. — № 2 (6). — С. 41–83.
40. Уразова С.А. Кредитная поддержка предприятий банками развития: российский и зарубежный опыт // Финансовые исследования. — 2017. — №4(57). — С. 81–96.
41. Финансово-кредитный энциклопедический словарь /Колл. авторов; Под общ. ред. А.Г. Грязновой. — М.: Финансы и статистика, 2002. — 1168 с.
42. Цифры и факты / Евразийский банк развития, 2020. — URL: https://eabr.org/about/facts-and-figures/ (дата обращения — 08.06.2020).
43. Ширинский О.Ю. Реформа Совета Европейского союза: использование европейского опыта при создании наднациональных органов Евразийского союза // Проблемы управления (Минск). — 2012. — № 4 (45). — С. 119–123.
44. Широв А.А., Янтовский А.А. Оценка возможных сроков создания ЗСТ между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом // Евразийская экономическая интеграция. — 2014. — № 2. — С. 6–19.
45. Школяр Н.А. Россия и Европейский инвестиционный банк: стратегические ориентиры сотрудничества // Мировая экономика и международные отношения. — 2004. — №8. — С. 36–39.
46. Ярыгина И.З. Межгосударственные кредитные институты в условиях современной России // Вестник Финансового университета. — 2014. — № 6 (84). — С. 67–73.
47. Ярышев С.Н., Байльдинов Е.Т. Сравнительно-правовой анализ интеграционных механизмов в рамках Европейского союза и Евразийского экономического сообщества // Московский журнал международного права. — 2012. — №4(88). — С. 59–74.
48. Åslund A. Ukraine: What Went Wrong and How to Fix It? Washington, DC: Peterson Institute for International Economics, 2015. 274 p.
49. Clifton J., Díaz-Fuentes D., Gómez A.L. The European Investment Bank: Development, Integration, Investment? // Journal of Common Market Studies, 2018, Vol. 56., No. 4, pp. 733–750.
50. Clifton J., Díaz-Fuentes D., Revuelta J. Financing utilities: How the role of the European Investment Bank shifted from regional development to making markets // Utilities Policy, 2014, Vol. 29, pp. 63–71.
51. Climate Action // European Investment Bank, 2020. — URL: https://www.eib.org/en/about/priorities/climate-and-environment/climate-action/index.htm (дата обращения — 05.05.2020).
52. Cotonou Agreement / Partnership agreement 2000/483/EC — between ACP countries and the EU, EUR-Lex, 2020. — URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/TXT/?uri=LEGISSUM:r12101 (дата обращения — 02.06.2020).
53. Emerson M. After the Vilnius fiasco: Who is to blame? What is to be done? CEPS Essays No. 8, 21 January 2014. 19 p.
54. European Investment Bank. Annual Report 1960, EIB: 1960. 37 p. — URL: https://www.eib.org/en/projects/index.htm (дата обращения — 06.05.2020).
55. Financed projects // European Investment Bank, 2020. — URL: https://www.eib.org/en/projects/index.htm (дата обращения — 06.05.2020).
56. Griffith-Jones S., Tyson J. The European Investment Bank: Lessons for developing countries. WIDER Working Paper, No. 2013/019, The United Nations University World Institute for Development Economics Research (UNU-WIDER), Helsinki, 2013. 23 p.
57. Honohan P. The Public Policy Role of the European Investment Bank within the EU // Journal of Common Market Studies, 1995, Vol. 33, No. 3, pp. 315–330.
58. International Trade Center, 2020. — URL: https://www.trademap.org/tradestat/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c642%7c%7c%7c14719%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c1%7c2%7c1%7c1%7c1%7c1%7c1 (дата обращения — 03.06.2020).
59. Libman A.M. Learning from the European Union? Eurasian Regionalism and the “Global Script” // Контуры глобальныхтрансформаций. — 2019. — Т. 12. — №2. — С. 247–268.
60. Mertens A., Thiemann M. Building a hidden investment state? The European Investment Bank, national development banks and European economic governance // Journal of European Public Policy, 2017, Vol. 26. Issue 1, pp. 23–43.
61. Pinder D.A. Small Firms, Regional Development and the European Investment Bank // Journal of Common Market Studies, 1986, Vol. 24, No. 3, pp. 171–186.
62. Robinson N. The European Investment Bank: The EU’s Neglected Institution? // Journal of Common Market Studies, 2009, Vol. 47, No. 3, pp. 651–673.
63. Shareholders // European Investment Bank, 2020. — URL: https://www.eib.org/en/about/governance-and-structure/shareholders/index.htm (датаобращения — 28.05.2020).
64. The CIA World Factbook 1990. Project Gutenberg e-text. — URL: http://www.umsl.edu/services/govdocs/wofact90/world12.txt (дата обращения — 26.04.2020).
65. The common agricultural policy at a glance // European Commission, 2020. — URL: https://ec.europa.eu/info/food-farming-fisheries/key-policies/common-agricultural-policy/market-measures/agri-food-supply-chain/agricultural-markets-task-force_en (дата обращения — 02.05.2020).
66. The Treaty of Rome (25 March 1957). European Commission, 2020. — URL: https://ec.europa.eu/romania/sites/romania/files/tratatul_de_la_roma.pdf (дата обращения — 05.06.2020).
67. World Development Indicators, World Bank, 2020. — URL: https://databank.worldbank.org/source/world-development-indicators# (дата обращения — 02.06.2020).

Сноски 
1 С учетом входивших в СЭВ Вьетнама (66,1 млн жителей, ВНП — 14,2 млрд долл., ВНП на душу населения — 215 долл./чел.), Кубы (10, млн чел., 20,9 млрд долл., 2000 долл./чел.) и Монголии (2,1 млн чел., 1,7 млрд долл., 880 долл./чел. в 1985 г.) численность населения блока СЭВ достигала 482,3 млн чел., ВНП — 3347 млрд долл. [64].
2 Страны-члены Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) — Бенин, Буркина-Фасо, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Биссау, Кот-Д’Ивуар, Кабо-Верде, Либерия, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне и Того, а также Мавритания (по классификации ЕС — группа Западной Африки); государства Экономического и монетарного сообщества стран Центральной Африки (Габон, Камерун, Республика Конго, Центральноафриканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея) плюс Демократическая Республика Конго и Сан-Томе и Принсипи; Восточноафриканское сообщество (Бурунди, Кения, Руанда, Танзания, Уганда, Южный Судан); «Группа Восточная и Южная Африка» — Джибути, Замбия, Зимбабве, Коморы, Маврикий, Мадагаскар, Малави, Сейшельские Острова, Сомали, Судан, Эритрея, Эфиопия (соответствует Общему рынку Восточной и Южной Африки); Сообщество развития Юга Африки — Ангола, Ботсвана, Эсватини, Лесото, Мозамбик, Намибия; страны Карибского сообщества — Антигуа и Барбуда, Багамские острова, Барбадос, Белиз, Доминика, Гренада, Гайана, Гаити, Ямайка, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Суринам, Тринидад и Тобаго, а также Доминиканская Республика; страны Форума тихоокеанских островов — Вануату, Кирибати, Маршалловы Острова, Микронезия, Науру, Ниуэ, Палау, Острова Кука, Папуа–Новая Гвинея, Самоа, Соломоновы Острова, Тонга, Тувалу, Фиджи, а также Восточный Тимор [52].
3 На 2018 г. показатель ВВП на душу населения по странам ЕАЭС равнялся 28556 долл./чел. в России, 26172 долл./чел. в Казахстане, 19345 долл./чел. в Белоруссии, 13025 долл./чел. в Армении и 5245 долл./чел. в Киргизии [67].
4 Доля стран-членов СЭВ в экспорте Болгарии в 1986 г. составляла 81,7%, Венгрии — 55,1%, ГДР — 64,5%, Польши — 69,4%, СССР — 61,7%, ЧССР — 73,5%; доля в импорте Болгарии — 75,8%, Венгрии — 51,5%, ГДР — 65,5%, Польши — 74,1%, СССР — 60,4%, ЧССР — 75,5%. Доля капстран в экспорте Болгарии равнялась 6,9%, Венгрии — 31,2%, ГДР — 28,5%, Польши — 19,3%, СССР — 19,2%, ЧССР — 15,7%; доля в импорте Болгарии — 15,4%, Венгрии — 37,5%, ГДР — 28,0%, Польши — 17,8%, СССР — 25,3%, ЧССР — 16,5% [38].
5 Доля стран ЕС-28 в экспорте Болгарии к 2019 г. достигла 65,8%, Венгрии — 81,5%, Польши — 76,7%, Румынии — 76,7%, Словакии — 84,5%, Чехии — 83,6%; в импорте Болгарии — 63,1%, Венгрии — 72,8%, Польши — 56,9%, Румынии — 74,4%, Словакии — 80,7%, Чехии — 62,4% [58].
6 Доля стран ЕС-28 в экспорте Армении и Белоруссии составляла в 2019 г. соответственно 22,3% и 21,9%, в то время как у Казахстана, Киргизии и России достигала 42,8%, 45,0% и 44,8%. В импорте Армении доля стран ЕС-28 равнялась 20,0%, Белоруссии — 24,1%, Казахстана — 17,0%, Киргизии — 6,1%, России — 36,4% [58].
7 Страны-партнеры по ЕАЭС занимали 28,2% в экспорте и 30,3% в импорте Армении, 62,5% и 65,3%, соответственно, в экспорте и импорте Белоруссии, 10,9% и 39,1% — у Казахстана, 31,6% и 41,1% — у Киргизии, 8,9% и 8,0% — у России [58].
8 На май 2020 г. по 18,8% акций ЕИБ принадлежало Германии, Италии и Франции, 11,3% — Испании, по 5,2% — Бельгии и Нидерландам, 4,6% — Польше, 3,5% — Швеции, Дании — 2,64%, Австрии — 2,58%, Финляндии — 1,5%, Греции — 1,4%, Португалии — 0,91%, Чехии — 0,89%, Венгрии — 0,8%, Ирландии и Румынии — по 0,7%, Хорватии — 0,4%, Словакии — 0,3%, Словении — 0,28%, Болгарии — 0,21%, Литве — 0,18%, Люксембургу и Кипру — по 0,13%, Латвии — 0,11%, Эстонии — 0,08%, Мальте — 0,05% [63].
9 Расчетная единица была привязана к золоту (0,88867088 грамма золота) и на 1960 г. соответствовала 1 долл. США, 3,8 голландским гульденам, 4,2 немецким маркам, 4,94 новым французским франкам, 50 бельгийским и люксембургским франкам и 625 итальянским лирам [54].
10 Текущий состав акционеров МБЭС: Российская Федерация — 51,6%, Чехия — 13,3%, Польша — 12,0%, Болгария — 7,6%, Румыния — 7,1%, Словакия — 6,7%, Монголия — 1,3%, Вьетнам — 0,4%. Согласно уставу МБЭС, в Совете банка (высшем органе управления организации) каждая страна-член МБЭС имеет один голос независимо от размера взноса в капитал. Общий размер уставного капитала составляет 400 млн евро, из которых половина оплачена [9].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия