Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (75), 2020
ПРОБЛЕМЫ МАРКЕТИНГА. ЛОГИСТИКА
Багиев Г. Л.
профессор кафедры менеджмента и инноваций
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ

Маслобоева О. Д.
доцент кафедры философии
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат философских наук

Пинчук А. В.
Генеральный директор ООО «Ред-Ди-Зайн» (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Маркетинг — зеркало мировоззрения и эффективного сотворчества
Исходя из понимания, что естественный язык — «зеркало» мировоззрения, исследуется роль мировоззрения и, прежде всего, роль самосознания социального субъекта в эволюции концептуального маркетинга. Обосновывается, что концептуальный маркетинг — это детище индустриальной и постиндустриальной эпохи, которая характеризуется исторически назревшей и ярко выраженной потребностью в развитом национальном самосознании. Раскрываются основные пути совершенствования подготовки маркетологов в условиях внедрения наилучших доступных технологий smart-экономики под девизом Н.Ф. Федорова — основоположника русского космизма «жить со всеми и для всех»
Ключевые слова: мировоззрение, компетентность, компетенции потребности, интересы, самосознание, маркетинг взаимодействия, репликация, соборность, маркетинг сотворчества, смарт-экономика, учебный план
ББК У5–361.4   Стр: 110 - 115

В ходе становления маркетинга, как научно-практической парадигмы управления производственно-сбытовой деятельностью и как философии бизнеса, взгляды менеджеров на цели, задачи и методы организации процессов производства, распределения товаров и услуг эволюционировали. При изменении экономической ситуации неустойчивости спроса и предложения, например, создаются предпосылки для появления новых маркетинговых концепций. Концепция маркетинга — это политика и философия управления предпринимательством, ведения дел фирмы, организации или человека, осуществляющих деятельность в условиях рыночных отношений.
Концепция маркетинга отражает характер, специфику и назначение взаимодействия бизнес субъектов в условиях постоянных изменений рыночной среды, эволюционно развивается, реплицируется и определяет миссию маркетинга применительно к перспективному и оперативному процессу воспроизводства материальных благ. Процесс репликации концепций маркетинга, представляет собой последовательность их обновления и синтеза, создания реновированных единств, обладающих системными свойствами рыночной среды и хозяйственной структуры.
Концепция выступает базисом системного мировоззрения и компетентности специалиста. Несмотря на активное использование системного подхода, как научной методологии диалектического познания рыночных процессов в настоящее время «становится недостаточным исследование сложных систем на основе детализации, разложения их на отдельные части и отыскания свойств целого из свойств его частей»[23]. В этом контексте формирование мировоззрения, поиск обоснованных решений, касающихся развития и оперативного управления маркетингом как системой должны базироваться на учете системных свойств, а не на учете свойств изолированных подсистем. Русский историк Ключевский В.О. отмечал, что «детальное изучение отдельных органов отучает понимать жизнь всего организма». Следует учитывать, что развитие маркетинга как системного образования, определяется, как правило, уровнем развития рыночных отношений, причинами несогласованности спроса и предложения, совокупностью объективных тенденций в эволюции концепций маркетинга. В связи с этим усиливается значимость не только исследования вербальных характеристик маркетинговой деятельности, но количественного и качественного проявления тенденций жизненного цикла характеристик спроса и предложения в процессе создания и обмена результатами труда. В таких условиях управление маркетингом будет требовать измерения и учета факторов, характеризующих изменение условий взаимодействия субъектов рынка. Это учет неполноты информации и факторов риска при планировании и принятии маркетинговых решений [1, 26]. Несомненно, что главная суть маркетинга — глубинное понимание взаимодействия компании с потребителем, необходимость слышать и понимать его потребности, удовлетворенность, новые желания. И здесь ключевыми факторами выступают компетентность, гибкость, маневренность и адаптивность к поведению потребителя, к изменениям экономики и бизнес окружения. Однако для характеристики маркетинга как формы мыслительной деятельности этого не достаточно. Более полное обоснование такого толкования требует обращения к философии языка — «зеркала» мировоззрения.
Уже в XIX в. наш отечественный философ науки — Н.Н. Страхов прогностически поставил эту проблему, обвиняя свой век в том, что он «хочет познавать, но упорно отказывается мыслить» [8, c.XIX], имея в виду, прежде всего, экспансию позитивизма, отказывающегося от поиска каких бы то ни было смыслов. А стремление мыслить означает как раз поиск смысла. В этой связи Страхов подчеркивает, что «смысл слов глубок неизмеримо» [9, c.121], соответственно, «Язык представляет явление неисчерпаемо-глубокое; кто знает это, тот никогда не предположит, что всякий говорящий на известном языке, вполне понимал его содержание. Даже, напротив — никто, из говорящих и пишущих не имеет права сказать, что он вполне обладает языком, что он стоит наравне с ним и может сказать все то, что может выразить язык» [Там же]. Вместе с тем: « Мы же в наших речах и писаниях очень часто похожи на детей, бестолково барабанящих по клавишам драгоценного рояля» [Там же].
В случае со словоупотреблением понятия «философия маркетинга» важно высветить заложенное в нем естественной стихией языка обозначение фундаментального основания человеческой активности. Повышенная частотность этого словосочетания в сравнении с обозначением иных сфер экономической деятельности: «философия хозяйства», «философия менеджмента», — связана с тем, что сфера маркетинга призвана непосредственно профессионально работать с потребностями и интересами социального субъекта. Используя аргумент от авторитета, процитируем Ф. Котлера, который утверждает, что «маркетинг затрагивает интересы каждого из нас в любой день нашей жизни» [5, c.20], и дает следующее определение маркетингу: это «вид человеческой деятельности, направленной на удовлетворение нужд и потребностей посредством обмена» [5, c.21]. Потребности и интересы выступают ключевыми элементами в структуре мотивации человеческой активности, и поэтому они имманентны проблематике смысла человеческой жизни, потребность в котором побуждает человека философствовать. С ключевыми элементами мотивации человеческой деятельности связан фундаментальный закон человеческой истории — закон возвышения уровня потребностей, в соответствии с которым однажды удовлетворенная потребность при нормальных природно-социальных условиях воспроизводится на более высоком уровне, требуя более сложной технологии ее удовлетворения. Данный закон обусловливает эволюцию социальной практики, каждый исторически новый уровень которой порождает более трудные проблемы, требующие своего разрешения.
Поскольку продуктивность теоретического дискурса зависит в первую очередь от качества понятийно-категориального аппарата, определимся с исходными категориями, задействованными в разработке данной проблемы. Сущностное определение мировоззрения подчеркивает его атрибутивную индивидуальность: мировоззрение — это система взглядов отдельного социального субъекта (человека, нации) на мир и самого себя. Важно также использовать структурное определение мировоззрения, отражающее систему основных общечеловеческих потребностей: мировоззрение — это система обыденных представлений, научных, религиозных, художественно-эстетических, нравственно-этических и политико-правовых взглядов на мир, отрефлексированных на основе философии. Стержень мировоззрения образует самосознание, развитость которого обусловлена рефлексией его аксиологического ядра. Ценностью для социального субъекта может стать любой элемент в структуре бытия, который в силу стечения обстоятельств приобретает особую значимость для этого субъекта. Поэтому ценности бывают как материальными, так и духовными. Идеалами1 становятся общечеловеческие ценности, которые в этом статусе приобретают высший и безусловный характер. Каким образом ценности и идеалы трансформируют потребности человека в интересы? Следует отметить, что Ф. Котлер, подчеркнув тотальную связь маркетинга с интересами, не дает определение этому элементу мотивации человеческой активности. В то время как дефиниция потребности имеет дублера в дефиниции понятия «нужда»: «потребность –нужда, принявшая специфическую форму в соответствии с культурным уровнем и личностью индивида», а «нужда — чувство ощущаемой человеком нехватки чего-либо» [5, c. 22]. Однако чувство нужды в чем-либо не существует абстрактно, оно всегда имеет конкретную форму и содержание, соответствующую, как справедливо заметил Котлер, культурному уровню индивида, а также уровню развития социальной практики в целом. Важнее другое: определение потребности как ощущения нужды или недостатка чего-либо, что необходимо для поддержания жизнедеятельности, — это эмпирическое понимание потребности на уровне явления. Используя методологию диалектики сущности и явления, — то, что Кант назвал «коперниканским переворотом в философии», — требуется осознать, что сущность потребности — это, напротив, избыток природы человека, т.е. развитость его биологических, психических и социальных свойств. Например, если у человека не развиты эстетические свойства, у него не возникнет потребность (ощущение нужды) в том, чтобы сходить на концерт в филармонию или в театр на спектакль. Теоретическое постижение потребности на уровне сущности имеет принципиальное значение для концептуального маркетинга, раскрывая методологию управления динамикой потребностей.
Потребность мотивирует человека, будучи осознанной, поэтому интерес — это осознанная потребность. При этом одна и та же потребность может быть осознана по-разному в широком диапазоне: от наиболее адекватного до наиболее извращенного осознания. Например, потребность в жилье может быть осознана таким образом, что человек подбирает приемлемую ипотеку, ищет высоко оплачиваемую работу и т.п.; а может быть осознана в интересе, заключающемся в том, чтобы обмануть кого-то, использовать подлог документов, украсть, убить. Таким образом, ключевую роль в том, как именно потребность осознается в интересе, играет аксиологическое ядро мировоззрения, которое далеко не всегда рефлексируется субъектом, регулируя деятельность на уровне бессознательного. И тогда получается: хотели как лучше... Раскрывая роль мировоззрения с использованием знаменитой метафоры «невидимой руки», следует учесть принципиальную разницу в том, какая тайна скрывается в этой метафоре относительно регламентирующей роли рынка, с одной стороны, и мировоззрения, с другой. Рынок и мировоззрение в сущности своей противоположные сферы социума: рынок — материальная, а мировоззрение — духовная. Материальность экономической сферы обусловлена объективностью отношений, посредством которых функционирует эта сфера. Рыночные и в целом экономические отношения (производства, обмена, распределения и потребления) формируются, хотя и проходя через сознание и волю социального субъекта, но не определяясь ими. Духовность мировоззренческих отношений обусловлена их субъективностью, поскольку сущность мировоззрения заключается в его индивидуальности и структурные элементы мировоззрения, обусловленные системой общечеловеческих духовных потребностей, формируют соответствующие отношения (нравственно-этические, художественно-эстетические, религиозные и т.п.), определяясь сознанием и волей субъекта.
Созидательно продуктивное функционирование любой сферы бытия осуществляется в соответствии с законами этих сфер. Соответствие заключается в логике законов объективной реальности, раскрывать которые призвана наука. Поэтому всем известная «невидимая рука» рынка в экономической сфере гармонизирует посредством закона спроса и предложения и иных экономических законов индивидуальные устремленности, приводя к общеполезному результату, который не выступал осознанной целью отдельных субъектов этой сферы. В силу субъективной сущности духовной сферы «невидимая рука» мировоззрения посредством мотивационной энергии его аксиологического ядра может проявляться как негативными, если нарушается высший нравственный закон2, так и позитивными последствиями во всех сферах человеческой активности, включая материальную сферу.
Актуализация потребности в национальном самосознании напрямую связана с появлением «белых воротничков», что знаменовало качественную трансформацию спонтанного функционирования социальной практики в сознательно организуемые алгоритмы. В контексте этой исторической тенденции, как представляется, возникает концептуальный маркетинг. Имеющаяся в истории маркетинга ссылка на опыт торговой политики господина Мицуи в конце XVII в. — это пример основанного на предпринимательской интуиции спонтанного, концептуально не отрефлексированного применения маркетинговой стратегии. В основном все историки в этой области сходятся в том, что на Западе о маркетинге «заговорили», начиная с середины девятнадцатого века, синхронно с появлением «белых воротничков». Как следует из философии языка, возрастающая частотность использования слова свидетельствует о начавшейся рефлексии этого слова как понятия и соответствующей концептуализации3 его сущностного смысла. Первым шагом на этом пути вполне логично стала производственная концепция маркетинга, нацеленная на рост объема продаж посредством совершенствования производства и способствующая тем самым максимизации прибыли. Хронология этапа определяется с 60-х гг. XIX в. по 20-е гг. XX в. Начавшаяся концептуализация маркетинга, как и любого явления, фундаментально закрепляется в результате становления соответствующей академической науки, что было осуществлено, начиная с 1901 г., когда курсы маркетинга стали преподавать в Иллинойском и Мичиганском университетах. Академический статус во многом способствовал углубляющейся рефлексии маркетинга и эволюционной репликации концепций маркетинга на Западе, что позволяло высвечивать все новые когнитивные признаки функций маркетинга и дифференцировать его от других функций экономической деятельности. Производственная концепция трансформировалась в товарную, которая сконцентрировалась на совершенствовании потребительских свойств товара. Ее сменила сбытовая концепция, нацеленная уже непосредственно на рефлексию маркетинговых усилий по продвижению и продаже товаров. И, наконец, во второй половине XX в. профессиональное самосознание маркетологов сплачивается, будучи объединено разработкой проблемы удовлетворения потребностей целевых рынков. Такое концептуальное поле получило название традиционного маркетинга, что в отличие от предыдущих этапов вызревающего концептуального маркетинга (которые зачастую именуются как эра производства и эра продаж), называется как эра непосредственного маркетинга.
Дальнейшее развитие профессионального самосознания маркетологов заключается в углублении рефлексии системных связей в структурной динамике социальных потребностей, включая взаимную обусловленность материальных и духовных потребностей [26]. В этой связи дальнейшая репликация концепций приводит к становлению социально-этического маркетинга. Маркетинг-микс — теория, выработанная в контексте традиционного маркетинга, которая оборачивается методологией маркетинговой стратегии фирмы, претерпевает в контексте социально-этического маркетинга достаточно интенсивную диверсификацию. При этом расширение разнообразия и углубление концепций маркетинга происходит не линейно в силу стремления охватывать все большее количество факторов в процессе выстраивания концепций с тем, чтобы учитывать многостепенные социальные и экологические последствия производства и потребления товаров и услуг. В целом можно констатировать, что концептуальный маркетинг — это детище индустриальной и постиндустриальной эпохи, которая характеризуется исторически назревшей и ярко выраженной потребностью в развитом национальном самосознании. Индивидуальность мировоззрения присуща как каждому социальному субъекту, так и каждой эпохе.
Сегодня, как представляется, никому не надо доказывать, что алгоритм какой-либо успешно проведенной реформы в одной стране нельзя пересадить на иную культурную почву и ожидать тех же самых результатов. В связи с проективным характером современной социальной практики возрастает значимость «невидимой руки» национального мировоззрения и самосознания, ее влияние на все сферы культуры, включая экономику и ее весьма значимый сегодня элемент — маркетинг. В чем же особенность нашего отечественного мировоззрения и самосознания?
Специфика национальной ментальности, как это более принято сегодня обозначать, проистекает, прежде всего, из хронотопа, т.е. из пространственно-временной структуры жизнедеятельности этноса. Российский хронотоп характеризуется исторической молодостью по сравнению с Востоком и Западом и масштабностью евразийского пространства. Развитие самосознания в любой национальной культуре стартует в «осевое время», когда «впервые появились философы» [30] и человек начинает рефлексировать, т.е. размышлять о самом себе в этом мире. «Осевое время» Востока и Запада состоялось почти одновременно в VI в. до н.э., а в отечественной истории это произошло в IX в. Именно в XIX — нач. XX вв. русские мыслители отрефлексировали историческую молодость родной культуры и то, что этапы взросления нам приходилось проживать в ускоренном темпе [См. Маслобоева О.Д. Методологический потенциал возрастного принципа анализа истории // Вестник СПбГУ. Серия 17. 2015. Вып.1. с. 169–178]. В 70-е гг. Россия выходит на внешний рынок, поэтому потребность в развитии торговых отношений реабилитирует маркетинг, способствуя, в том числе, введению новой учебной дисциплины в некоторые вузовские программы по экономике. И только перестройка, формируя рыночные отношения, приводит к осознанию маркетинга как неотъемлемого элемента современной экономики. Столь прерывистым и по историческим меркам сжатым оказался путь становления маркетинга в нашей стране, что вполне соответствует духу российской ментальности. Как итог, в современной исторической ситуации специалисты в этой области подчеркивают: «Введение маркетингового потенциала в структуру экономического потенциала предприятия не является случайным, поскольку в современных рыночных условиях ему отводится особое место. Это связано с ускоренными темпами развития маркетинговой деятельности» [1, c. 48].
Пространственно-временная динамика развития русской культуры обусловила систему особенностей отечественной ментальности. Ключевой из них выступает общинность образа жизни и мышления. Община, сохраняясь в нашей культуре как комплекс не прожитого полноценно детства, приобрела в результате логики ускоренного взросления духовное содержание сформированности такой системы ценностей и идеалов, которые образуют индивидуальность этноса. Одно дело, «общинное владение» как способ производства, с которого стартовали все этносы. Другое дело, община как образ жизни и мышления, что отличает восточных славян от западных, которые стали вести хуторское хозяйство, обусловливающее индивидуалистический тип культуры, в целом типичный для Запада. К. Маркс обратил внимание на концепцию русских социал-демократов относительно «возможности некапиталистического пути развития России к капитализму путем сохранения и развития русской общины» [6, c. 152], затрагивая при этом тайну социального взросления: «Если бы русские поклонники капиталистической системы стали отрицать теоретическую возможность подобной эволюции, я спросил бы их: разве для того, чтобы ввести у себя машины, пароходы, железные дороги и т.п., Россия должна была подобно Западу пройти через долгий инкубационный период развития машинного производства? Пусть заодно они объяснят, как это им удалось сразу ввести у себя весь механизм обмена (банки, кредитные общества и т.п.), выработка которого потребовала на Западе целых веков?» [6, c. 401]. Получается, что ускоренное развитие маркетинга аналогично ускоренному развитию капиталистической экономики в нашей стране.
Последовательное развитие отечественного концептуального маркетинга началось в то время, когда эволюционно вызревший западный маркетинг достиг такой прогрессивной стадии, как концепция маркетинга взаимоотношений. Важную роль в этом сыграло образование кафедры маркетинга в СПб ГЭУ, в ту пору функционирующем как ФИНЭК. На этой кафедре в 1995 г. был выдвинут (проф. Багиев Г.Л) тезис о новой парадигме маркетинга — концепции маркетинга взаимодействия (маркетинг-ресурс в действии). Фундаментальный принцип данной парадигмы — двухсторонняя эмпатия сотрудничества, что соответствует такой особенности отечественного мировоззрения, как соборность. Общинность образа жизни и мышления как генетическая особенность нашей ментальности, углубляясь и развиваясь в контексте культуры во все более сложных условиях функционирования социальной практики, порождает этот дух соборности.
Отечественные мыслители XIX в. отрефлексировали эту особенность нашего мировосприятия. Одним из первых это выразил А.С. Хомяков, раскрывая соборность как «органическую целостность», имманентно полярную и содержащую «идею единодушия собрания, не обязательно соединенного в каком-либо месте, но существующего потенциально без внешнего соединения», будучи «единством во множестве» [22, c. 242]. Соборность стала зеркалом русской души: сквозь ее призму воспринимаются жизне-значимые сферы бытия человека. С.Л. Франк4 уже с высоты XX в., углубляя рефлексию этой особенности отечественного мировоззрения, обосновывает, что соборность имеет разные формы, к которым относятся «две первично-органические формы»: это «единство брачно-семейное» и «религиозная жизнь», — и к ним присоединяется третья «форма в лице общности судьбы и жизни всякого объединенного множества людей» [13, c. 58–59].
Поскольку соборность есть «органически неразрывное единство “я” и “ты”, вырастающее из первичного единства “мы”» [13, c. 60], атрибутом соборности выступает сотворчество. Как представляется, не случайно автором концепции маркетинга сотворчества стал индийский экономист — К. Прахалад — носитель евразийской ментальности [24]. Столь же закономерно эта новая концептуальная репликация маркетинга была поначалу достаточно прохладно принята на Западе. Однако, по мере технологической глобализации деятельности социального субъекта нарастает разрыв между его материально-технической силой и уровнем духовности, и созидательное разрешение этой апокалипсической альтернативы невозможно без осознания того, что: «Жить надо не для себя (эгоизм) и не для других (альтруизм), а со всеми и для всех» [10, c. 110]. Н.Ф. Федоров — автор этого кредо и проекта «Общего дела» прогностически подчеркивал потенциальные возможности отечественной культуры: «Крайнее развитие личности, разделение занятий, приведение людей к совершенной внутренней разобщенности, заставляет Запад обращаться с надеждою к тем странам, где сохранилась еще община, общинный быт... Кризисы всякого рода... приводят Запад к предчувствию, если не к сознанию, что выработанная им цивилизация не заключает в себе спасения... Крайности, к которым пришел Запад вследствие односторонности своего развития, могут ... произвести соединение Запада с нами» [10,c. 310]. Реализации этой плодотворной, если не сказать, спасительной исторической тенденции во многом призвана способствовать маркетинговая стратегия, осуществляемая на основе современных репликаций концептуального маркетинга: взаимодействия, сотворчества, здравого смысла. Таким образом, маркетинг может оправдать свой статус особой философичности в сфере материальной культуры, принимая участие в осознании «невидимой руки» мировоззрения, что столь необходимо современному социальному субъекту, чтобы не самоуничтожиться. Пространственно-системная экономика ориентирует процесс маркетинга взаимодействия на создание долгосрочных взаимоотношений, обмен ресурсами и информацией, что повышает значимость каждого субъекта сети, личных контактов, компетентности в системе маркетинговых коммуникаций (Багиев Г.Л., 1999). Однако пространственный аспект воззрения на хозяйственные связи детерминировал дальнейшую эволюцию концепции маркетинга взаимодействия. Рассмотрение пространства не только в рамках характеристик объема и протяженности, но и как совокупность отношений [20, Бияков О.Я.], выражающих координацию и взаимодействие бизнес субъектов в конкурентной среде рынка, раскрывает прочие линии эволюции концепции маркетинга взаимодействия в концепции маркетинга пространственного взаимодействия. То есть маркетинг пространственного взаимодействия — это изучение формирования, развития и оптимизации пространственной иерархии социально-экономических отношений между хозяйствующими субъектами по поводу поиска, производства, распределения и потребления уникальных ценностей с учетом факторов развития потребностей, рационального использования ресурсов природы и социального развития [16, 18].
Маркетинг пространственного взаимодействия предполагает системное мировоззрение на процессы взаимодействия и укрепления конкурентоспособности товарных ценностей на рынке. Следуя концепции системной экономики необходимо базироваться на представлении экономики в виде процессов создания, функционирования, взаимодействия и трансформации экономических систем [27]. То есть, именно экономическая система, а не отдельный индивид или отдельный институт является единицей анализа. При этом предполагается анализ внешнего и внутреннего состояния экономической системы.
Концепция системной экономики раскрывает необходимость и сущность совокупности взаимодействующих систем. Применительно к маркетингу пространственного взаимодействия системная экономика усиливает значимость стратегического маркетингового управления в тесной связи со стратегическим управлением.
В этой связи маркетинг необходимо рассматривать в качестве доминирующей функции принятия решений. Более того, маркетинговая функция с учетом ее диверсификации должна быть включена в формирование видения предприятия, его базовой стратегии и системы стратегических целей. При этом возрастает роль стратегического маркетинга, так как в круг его задач входят систематический постоянный анализ потребностей ключевых групп потребителей, а точнее разработка концепций производства уникальных товаров, что обеспечивает производителю устойчивое конкурентное преимущество на рынке. Это не отрицает и не умаляет значение операционного маркетинга — организацию сбыта, продаж, ценовой политики и комплекса коммуникаций со всеми субъектами рынка по поводу обеспечения удовлетворенности потребителей.
Системная экономика ориентирована на пространственное восприятие бизнес процессов и предполагает активное формирование новых интеллектуальных способностей и ключевых компетенций всех специалистов, в том числе и маркетологов, ускоряя тем самым инновационные институциональные прорывы [28]. Именно трансфер маркетингового мировоззрения и мышления в бизнес представляется перспективным фактором формирования и развития ключевых компетенций маркетолога. Это связано с изменениями концепций и функций маркетинга, а также ростом значимости цифровых технологий в формировании стратегического мышления маркетолога и необходимостью превентивного видения динамики рыночных факторов формирования и развития экономики.
С другой стороны, способности и возможности не являются чем-то постоянным, а непрерывно совершенствуются и адаптируются к изменяющимся условиям бизнеса [16, 26]. Ключевая компетенция участвует в создании наибольшей доли потребительской ценности, она характеризует специальные маркетинговые навыки и умения, позволяющие осуществлять маркетинг и видеть характер будущих воспринимаемых потребителем ценностей — товаров и услуг. Ключевая компетенция маркетолога должна представлять собой портфель потенциальных возможностей и способностей организации. Она характеризуется уровнем освоения специалистом определенных навыков, способностей, технологий, которые придают маркетинговой деятельности уникальность и делают ее конкурентным преимуществом фирмы.
Подготовка маркетологов, владеющих ключевыми компетенциями, потребует применения инновационных технологий обучения с ориентацией на практическую компетентность их будущей деятельности. Маркетолог будущего должен владеть не только искусством оперативного осуществления маркетинга, но и в первую очередь должен быть подготовлен для разработки стратегических маркетинговых решений. Формирование таких специалистов потребует изменения технологии их подготовки и разработки новых учебных планов и программ.
Прогнозирование и разработка инновационных учебных планов и программ возможны с использованием форсайт технологий, а на данном этапе развития экономики- наилучших доступных технологий, которые обеспечат формирование системного менталитета бизнес-специалистов и рост производительности труда. Изложенные концептуальные положения могут быть ориентиром для формирования структуры учебного плана, перечня дисциплин и методов обучения форсайт маркетологов. Применительно к специальности «Маркетинг», с нашей точки зрения, целесообразно ориентироваться на следующие основные дисциплины учебного плана (формирующие компетенции прогрессивного маркетолога):
основы маркетинга; конъюнктура и инфраструктура рынка; маркетинг пространственного взаимодействия; маркетинг-менеджмент; стратегический маркетинг; системно-рефлексивный маркетинг; бренд — менеджмент; прогнозирование товарных рынков; поведение потребителей; организация форсайт-мониторинга; тенденции социального и экономического развития мировой экономики; мировые товарные рынки; маркетинг-логистика; состояние и динамика рынков продовольственных и медицинских товаров; основы форсайт-технологий; интеллектуальные информационные системы; экономика знаний; цены и коммерческая деятельность предприятия; количественный и качественный анализ систем маркетинга; системный анализ в маркетинге; теория игр и экономическое поведение; тенденции демографической динамики; моделирование информационных потоков; информационный маркетинг менеджмент; экономика маркетинга; информационная цифровая лексика и синтаксический анализ; ресурсосбережение и экологическая безопасность; система обеспечения качества в маркетинге; маркетинг политической деятельности; основы философии и методологии спроса; технологии и стратегии маркетинговых коммуникаций; организация маркетинговых системных исследований; модели экономического поведения предприятия; основы системной экономики; экономика предпринимательства; маркетинг инноваций; маркетинг–менеджмент услуг; киберкорпоративные системы; маркетинг B 2 B и др.
Перечень дисциплин может быть расширен или сокращен в зависимости от выбранного профиля подготовки форсайт-маркетолога. Внедрение новых учебных планов потребует изменения форм и методов обучения. Наиболее эффективной может стать гибридная модель индивидуально-ориентированной дистанционно-офисной (аудиторной) технологии подготовки маркетологов, которая строится на модели ориентации обучения не на едином учебном плане для всех учащихся конкретной специальности, а на индивидуально-личностных учебных планах, формируемых с участием студентов в выборе дисциплин и программ учебного плана с высокой долей самостоятельной, удаленной деятельности [32].


Литература
1. Багиев Г.Л., Пинчук А.В. Стратегия экономики новой нормальности и концепция маркетинга здравого смысла // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 3(71). — С. 46–49.
2. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. — М., 1990. — 220 с.
3. Булгаков М.А. Собачье сердце: Роман. Повести. Рассказы. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.
4. Гегель и философия в России. 30-е годы XIX в. — 20-е годы XX в. М. 1974. 264 с.
5. Котлер Ф. Основы маркетинга. Краткий курс. Пер с англ. — М.: Издательский дом «Вильяме», 2007. — 656 с.
6. Маркс К. Наброски ответа на письмо В. Засулич // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 19. — С. 401.
6а. Маслобоева О.Д. Роль субъективного фактора в развитии отечественной экономики // Научно-технические ведомости СПбГПУ. — 2010. — № 2. — С. 145–149.
7. Маслобоева О.Д. Исследовательские программы в контексте современной научной картины мира. СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — 123 c.
8. Страхов Н.Н. Мир как целое. Черты из науки о природе. — СПб., 1892. XXVI, 582 с.
9. Страхов Н.Н. Органические категории // Вопросы философии. — 2009. — № 5. — С. 116–124.
10. Федоров Н.Ф. Собр. соч. В 4-х тт. Т.1. — М., 1995. — 518 с.
11. Фихте И.Г. Речи к немецкой нации. — СПб.: Наука, 2009. — 348 с.
12. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. — М.: Правда, 1990. — 490 с.
13. Франк С.Л. Духовная жизнь общества. — М.: Республика, 1992. — 511 с.
14. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. — М., 1993. — 445 с.
15. Эпштейн М.Частотный словарь как философская картина мира //Проективный философский словарь: Новые термины и понятия / Под ред. Г.Л. Тульчинского и М.Н. Эпштейна. — СПб.: Алетейя, 2003. — С. 465–466.
16. Багиев Г.Л. Маркетинг взаимодействия: Учебник для ВУЗов. — СПб.: Астерион, 2011. — 768 с.
17. Багиев Г.Л., Мефферт Х. Маркетинг взаимодействия. Концепция. Стратегии. Эффективность. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. — 672 с.
18. Багиев Г.Л., Пинчук А.В., Серова Е.Г., Шульга А.О. К вопросу формирования концепции маркетинга пространственного взаимодействия // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 4 (44). — С.219–225.
19. Багиев Г.Л., Шульга А.О. К вопросу формирования системных свойств маркетинга // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 4 (40). — С.224–227.
20. Биняков О.А. Теория экономического пространства: методологический и региональный аспекты. — Томск: Изд-во Томского Университета, 2004. — 152 с.
21. Гранберг А.Г. Пространственная экономика в системе наук. [Электронный ресурс] // Российский экономический конгресс: сб. докладов участников (2009. 7–12 декабря, Москва) / Новая экон. ассоциация. Ин-т экономики РАН. — М. http://www.econorus.org/consp/files/gran.doc. Дата обращения: (05.02.12).
22. Хомяков А.С. Письмо к редактору «L’Unionchretienne» о значении слов «кафолический» и «соборный», по поводу речи отца Гагарина, иезуита // Хомяков А.С. Соч. в 2-х тт Том II. М.,1994. С. 242.
23. Мелентьев Л.А. Оптимизация развития и укрепления больших систем энергетики. — М.: Высшая школа, 1982. — 319 с.
24. Прахалад К.К., Кришнан М.С. Пространство бизнес-инноваций: создание ценности совместно с потребителем. — М.: Альпина Паблишер, 2010. — 258 с.
25. Человек и хозяйство: философско-методологический аспект: учебное пособие /Под ред. И.А. Сафронова. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2012. — 203 с.
26. Багиев Г.Л., Длигач А.А., Соловьева Ю.Н. Форсайт технологии маркетинга: монография. — СПб.: Астерион, 2016. — 400 с.
27. Клейнер Г.Б. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории // Вопросы экономики. — 2013. — № 6. — С.4–28.
28. Газизуллин Ф.Г., Газизуллин Н.Ф. Инновационные институциональные прорывы — доминанты развития экономики России в условиях новой индустриализации //Проблемы современной экономики. — 2013. — № 2 (46). — С.28–30.
29. Корнаи Я. Системная парадигма // Вопросы экономики. — 2002. — № 4. — С.24. — С. 24.
30. Jaspers K. Smysl i naznachenie istorii [Meaning and purpose of history]. Moskau, 1994. — 527 p.
31. Третьяк О.А. Эволюция маркетинга: этапы, приоритеты, концептуальная база, доминирующая логика // Российский журнал менеджмента. — 2006. — Т.4. — № 2. — С.129–144.
32. Багиев Г.Л., Егорова И.И., Наумов В.Н. Индивидуально-ориентированная технология подготовки маркетологов // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 4 (44). — С.390–393.

Сноски 
1 Происходит от лат. idealis «идейный, идеальный», от сущ. idea «прообраз, идея», далее из др.-греч. ἰδέα «вид, понятие, образ».
2 Таковым выступает знаменитое «золотое библейское правило нравственности», теоретически обоснованное И. Кантом в форме категорического или безусловного императива в «Критике практического разума» в процессе исследования нравственно-этической деятельности индивидуального сознания.
3 Концепт (лат. conceptus «понятие» понятие, понимание, замысел) — инновационная идея, содержащая в себе созидательный смысл. Концептуализация — это разработка системы когнитивных признаков (в том числе — и категориальных) какого-либо явления, которые позволяют человеку хранить в сознании и пополнять новой информацией представление об этом явлении и отличать его от других феноменов.
4 С.Л. Франк (1877–1950) был выслан из Советской России в 1922 г. За границей глубоко рефлексировал русское мировоззрение, особенности и задачи русской философии, выступал на эту тему в Берлинском университете.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия