Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (13/14), 2005
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ
Лукша Н. В.
аспирант государственного университета
"Высшая школа экономики" (г. Москва)


БИМОНЕТАРНАЯ СИСТЕМА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ И ВАЛЮТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРИ ЕЕ РАЗВИТИИ

Переход от централизованной плановой к рыночной экономике оказался болезненным процессом для большинства государств на постсоветском пространстве. Нестабильность экономической ситуации: высокая и волатильная инфляция, гиперинфляция, устойчивые инфляционные ожидания, неэффективность налогообложения и, как следствие, расширение нелегального сектора экономики подрывали доверие и к официальному институту Центрального банка, и национальной денежной единице. Значительные потери в стоимости национальных валют, связанные с инфляционными процессами, обусловили необходимость в поиске стабильного субститута национальной денежной единице, которым стал, прежде всего, американский доллар. В странах с переходной экономикой постепенно складывалась неофициальная бимонетарная система.
Бимонетарная система может существовать в двух формах: замещения наличности иностранной валютой (иностранная денежная единица берет на себя функции средства счета и средства платежа) и замещения национальных депозитов иностранными счетами (иностранная денежная единица выступает средством сохранения стоимости).
В стране с бимонетарной системой, в которой неофициально циркулирует иностранная валюта, изменяется состав основных денежных агрегатов. Прежде всего, иначе выглядит предложение эффективных широких денег (effective broad money supply, EBM). В понятие квазиденег (QM) и широких денег (BM) помимо национальных составляющих также включается новый элемент в иностранной валюте (счета до востребования в иностранной валюте).
В зависимости от типа неофициальной бимонетарной системы в денежные агрегаты будут включаться соответствующие компоненты (FCC и/или FCD).
EBM=LCC+FCC+LCD+FCD+LTD=LCC+FCC+LCD+QM
QM = FCD+LCD
BM = LCC+LCD+QM,
где
LCC - национальная валюта в обращении,
FCC - иностранная валюта в обращении,
LCD - счета до востребования в национальной валюте,
FCD - счета до востребования в иностранной валюте,
LTD - срочные и сберегательные счета в национальной валюте,
QM - квазиденьги.

Включение FCC в состав денежных агрегатов создает преграду для проведения денежно-кредитной политики центральным банком, он теряет монетарные рычаги управления. Кроме того, сокращаются поступления в бюджет от инфляционного налога вследствие сокращения сеньоража, который теперь уходит в страну-донора.
Бегство от инфлирующей национальной валюты и замещение ее иностранной приводит к обесценению национальной валюты, а рост требований о повышении заработной платы приводит к последующему росту цен: таким образом, действует эффект самораскручивающейся спирали "инфляция - заработная плата". Инфляционные процессы приводят к искажению структуры цен и затрудняют экономические расчеты.
Таким образом, неофициальная бимонетарная система, образующаяся в связи с неустойчивостью национальной денежной единицы, приводит к еще большей нестабильности. В такой ситуации требуется жесткая дисциплина, которую может обеспечить институт валютного управления.
Валютное управление представляет собой систему, которая эмитирует банкноты и монеты, конвертируемые в иностранную "резервную" валюту или биржевые товары по твердому курсу и в соответствии со спросом. Денежная база (LCC+LCD) подкрепляется иностранной резервной валютой страны-донора: объем обеспечения должен составлять от 100 до 110% от размера эмиссии1. Можно выделить две характеристики валютного управления: подкрепление внутренней валюты иностранной валютой и свободный обмен национальной денежной единицы на валюту страны-донора по фиксированному курсу. Обменный курс в странах с валютным управлением устанавливается раз и навсегда, вследствие чего валютное управление часто называют денежной политикой с суперфиксированным курсом.
В экономической литературе иногда ошибочно принимают денежные системы некоторых стран за валютное управление (например, в Сингапуре, Латвии до ее вхождения в еврозону или в Западно-Африканском валютном союзе). В Сингапуре валютное управление имело место до 1973 г.; с тех пор в этой стране принят плавающий валютный курс. В связи с этим нельзя говорить о существовании в этой стране даже модифицированного варианта валютного управления. Несмотря на то что денежная система характеризуется одной из ключевых особенностей валютного управления - 100%-ным покрытием иностранными резервами денежной базы, вторая не менее важная характеристика валютного управления - конвертирование внутренней валюты на иностранную по фиксированному курсу - в этой стране отсутствует. Банк Латвии до 2004 г. имел иностранные резервы, близкие к ста процентам, и жесткую привязку к специальным правам заимствования (Special Drawing Right - SDR). Однако и в данном случае нельзя сказать, что у нее существовало валютное управление, так как никакого официального (на государственном уровне) объявления об этом не было, и правительство могло изменить проводимую монетарную политику в любой момент. Франк КФА - общая валюта 14 центральных африканских стран - имеет прикрепленный2 (pegged) обменный курс с французским франком. Центральный банк, который выпускает франк КФА, обязан иметь как минимум 20%-ное подкрепление иностранной валютой. Соответственно, и в данном случае первая ключевая характеристика валютного управления отсутствует.
О существовании валютного управления в стране с определенностью можно говорить только тогда, когда две основные характеристики валютного управления существуют одновременно. Есть по крайней мере два возможных способа введения валютного управления, в зависимости от чего устанавливается тот или иной фиксированный обменный курс: трансформация центрального банка в валютное управление, параллельная эмиссия денежной единицы валютного управления наравне с денежной единицей центрального банка. Фактически в условиях неофициальной бимонетарной системы необходим первый вариант, то есть ликвидация центрального банка.
При классическом валютном управлении полностью отсутствует элемент дискреционной политики, что превращает валютное управления из активного участника монетарной политики в механизм, автоматически приводящий систему в равновесие. Валютное управление, подобно жесткому каркасу, не дает экономике страны отступить от фиксированного валютного курса и использовать собственную власть для изменения денежной базы. Суперфиксированный курс и обязательство стопроцентного покрытия денежной базы иностранными резервами, которое берет на себя валютное управление, защищает денежную базу от дискреционного увеличения или снижения. Это также означает, что денежное предложение является практически эндогенным. Денежная база определяется количеством иностранной резервной валюты, которое, в свою очередь, зависит от баланса счета текущих операций. Отличительной чертой валютного управления является отсутствие одной из обязательных функций центрального банка - функции кредитора в последней инстанции3. (Основной задачей кредитора в последней инстанции является предотвращение банкротства коммерческих банков в случае их временной потери ликвидности.)
Главной задачей валютного управления, учрежденного в ответ на нестабильность экономической ситуации, является возвращение доверия населения к национальной денежной единице и монетарному институту, особенно в условиях нестабильности национальной денежной системы, когда возникает неофициальное обращение двух валют.
Ряд особенностей валютного управления позволяет добиться этого в кратчайшие сроки.
Прежде всего, это отсутствие возможности произвольных решений, поскольку функционирование денежной системы становится автоматическим. Дискреционная политика, проводимая в переходной экономике, зачастую имеет дестабилизирующий характер вследствие существования временного лага между изменениями в экономической среде и действиями центрального банка, а также ориентацией на "политику сюрпризов". Наличие временного лага между принятием решения центральным банком и его реальным осуществлением может привести к непредсказуемым результатам.
Кроме того, жесткая политика валютного управления, не допускающая отклонений от оптимального плана политических действий, может решить проблему временной несостоятельности (time-inconsistency problem). В связи с тем что ожидания экономических агентов рациональны, ожидаемая политика центрального банка влияет на номинальные, но не на реальные переменные. Поэтому наиболее эффективная политика центрального банка будет заключаться в неожиданных действиях, которые зачастую дестабилизируют переходную экономику.
Об этом можно судить по результатам следующих наблюдений.
Таблица 1
Наконец, валютное управление позволяет быстро справиться с продолжительной высокой инфляцией. Причины устойчивой инфляции могут быть разнообразными, одной из которых является зависимость центрального банка от правительства. Политическое давление правительства приводит к росту инфляционных ожиданий. Статистически доказано существование отрицательной корреляции между степенью независимости центрального банка и инфляцией5. Что касается валютного управления, то оно полностью защищено от политического давления, так как вся монетарная политика осуществляется автоматически без какого-либо вмешательства извне. Отсутствие возможности включать печатный станок при первой необходимости, а также закрепленная в конституции жесткость обменного курса позволяют вернуть доверие населения. Многочисленные эмпирические исследования подтверждают, что инфляция в странах с валютным управлением значительно ниже, чем в странах с иными денежными системами (и обменными курсами)6.
Простой способ учреждения валютного управления и отсутствие необходимости в большом штате специалистов позволяет перейти к этому монетарному институту в короткие сроки7. Если в центральном банке Китая работают 150 тыс. человек, в Банке России - около 90 тыс.8, то для типичного валютного управления требуется рабочий персонал в десять человек9. Часть инвестиционных и регистрационных функций передается внешним организациям, за счет чего сокращается работа штатных сотрудников. Руководство может осуществляться небольшим советом директоров - от 3 до 8 человек, со строго ограниченной властью.
Введение валютного управления благоприятно сказывается на стабилизационных процессах (сокращает инфляцию и возвращает доверие населения к национальной денежной единице и монетарному институту в короткий промежуток времени). Например, в результате введения валютного управления в Болгарии доля твердой валюты в денежном агрегате "широкие деньги" (BM) уменьшилась c 75 до 45% с февраля по декабрь 1997 г., кроме того, увеличились депозиты в болгарских левах.
Вместе с тем неверно представлять валютное управление как панацею от всех бед, как идеальную систему. В таблице 2, составленной нами, представлены как преимущества, так и основные недостатки этого института.
Таблица 2
Преимущества и недостатки валютного управления
При анализе его позитивных и негативных воздействий можно выделить три основных уровня:
1. Внутригосударственный, при котором это воздействие затрагивает отдельные элементы экономической системы: уровень правительства, уровень предприятий и банков, уровень домашних хозяйств, уровень самого монетарного института.
2. Общегосударственный, при котором негативное воздействие затрагивает все элементы системы.
3. Межгосударственный.
Несмотря на достаточно серьезные негативные последствия введения валютного управления, этот монетарный институт более предпочтителен, чем слабый центральный банк, допускающий существование бивалютной системы. При определенных условиях недостатки валютного управления могут рассматриваться не как отрицательные его следствия, а, напротив, лишь как его особенности, которые, подобно горькому лекарству, имеют лечебный для экономики эффект.
Потеря возможности валютного управления кредитовать коммерческие банки в случае потери ликвидности финансовой системы вынуждает банки действовать более эффективно ради избежания банкротства. Практика показывает, что банкротства коммерческих банков были очень редки при ортодоксальных валютных управлениях10.
Невозможность реагировать на экзогенные шоки при помощи соответствующей государственной денежно-кредитной политики компенсируются дисциплинирующим эффектом от системы валютного управления и резким снижением инфляции.
Что касается роста безработицы и ревальвации валюты, то, к сожалению, они являются неизменными спутниками валютного управления: экономика становится более чувствительной к негативным шокам занятости11, исчезает гарантия стабильности реального обменного курса с валютой страны-донора12. Однако и эти недостатки, имея существенное влияние на население, могут компенсироваться приобретаемыми преимуществами. Если от высоких темпов инфляции страдают все население без исключения, подрывается доверие к монетарной политике государства, то влияние безработицы имеет в большей степени опосредованный характер, она затрагивает только часть населения, тем самым не формируя широкого негативного общественного мнения. Приходится выбирать между гарантированным снижением любых темпов инфляции (вплоть до гиперинфляции) и растущей безработицей. Кроме того, последние сравнительные эмпирические исследования, проведенные по странам Восточной Европы, показали результаты, во многом противоречащие эффекту кривой Филипса (отрицательной зависимости инфляции и безработицы)13. Об этом же говорят эмпирические данные ранних валютных управлений (середины XIX - начала XX в.). В целом анализ ситуации в переходной экономике показывает, что рост безработицы при валютном управлении в период с 1991-2001 гг. (в период борьбы с гиперинфляцией) имел менее высокие темпы, чем в странах с центральными банками; так, в Эстонии уровень безработицы был значительно ниже аналогичного показателя в других восточноевропейских странах14.
Вместе с тем нельзя давать однозначных рекомендаций о введении валютного управления при появлении неофициальной бимонетарной системы. Существуют определенные ограничения, только соблюдение которых делает переход к такому управлению эффективным. К ним относятся небольшой размер страны и открытость экономики15. Большие размеры страны могут привести к определенным трудностям в реализации программы валютного управления из-за проблем координации деятельности центральных и региональных органов власти. С подобной ситуацией столкнулась, например, Аргентина в 2000 г., когда региональные власти, контролируемые оппозиционной перонистской партией, начали требовать разрешения использовать провинциальные банки для собственных фискальных нужд. Кроме того, крупная страна с большим нежеланием откажется от монетарного суверенитета, ассоциирующимся с центральным банком страны, и возможности проводить дискреционную политику. Так, одной из причин отказа от системы валютного управления в британских колониях в середине XX в. было желание получить большую независимость16. По этой же причине предложение некоторых экономистов (Hanke, Schuler, Selgin и т. д.) в середине 90-х гг. упразднить центральный банк в России и перейти к валютному управлению встретило жесткое противостояние со стороны правительства.
Открытость экономики определяется отношением экспорта и импорта к ВВП. Для открытой экономики, через которую проходит большие потоки иностранной валюты, потеря доверия иностранных инвесторов и ожидание девальвации может обернуться массовым оттоком капитала. При суперфиксированном курсе валютного управления и 100%-ном резервировании этого не произойдет.
Существуют и иные пути развития неофициальных бимонетарных систем: переход к официальному замещению национальной валюты иностранной (так называемая "долларизация", "евроизация" и пр.), легализация иностранной валюты (переход к официальной бимонетарной системе), реформирование и усиление позиций национального центрального банка.


1 [Hanke, 1998a].
2 В условиях прикрепленного обменного курса его изменение может происходить в определенных пределах. Кроме того, монетарный институт имеет право проводить дискреционную монетарную политику [Saxton, 2002].
3 Существуют разные точки зрения среди экономистов-теоретиков - рассматривать ли отсутствие данной функции у валютного управления как упущение [Humpage and McIntrine, 1994], [Ponsot, 2000, 9] или как преимущество над центральным банком [Schuler, 1992, 4], [Selgin, 1989, 439].
4 Параметр /(1+ ) исправляет погрешности в оценке средних темпов инфляции, искаженной несколькими значительными всплесками инфляции.
5 [Kydland, Wynne, 2002].
6 При оценке волатильности инфляции было оценено трехгодичное стандартное отклонение уровня инфляции.
7 В 1918 и 1919 гг. белое правительство Севера России в районе Архангельска и Мурманска ввело валютное управление всего через 11 недель после обсуждения плана его учреждения [Ханке, Йонунг, 1993].
8 [Hanke, 1998b].
9 [ред. Дорн и Нуреев, 1995].
10 [Schuler K., 1992].
11 [Batiz, 2000, 4], [Ponsot, 2000, 8].
12 [Roubini, 1998, 4].
13 [Batiz, 2000], [Prohaska, 1999].
14 [Лукша, 2003, 69].
15 [ред. Дорн и Нуреев, 1995].
16 [Schuler, 30].

Литература
1. Денежная реформа в посткоммунистических странах / Под ред. Дж.А. Дорна, Р.М. Нуреева. М.: Catallaxy, 1995.
2. Лукша Н. Валютное управление: возможности внедрения в странах с переходной экономикой: Магистерская диссертация (рукопись). М.: ГУ-ВШЭ, 2003.
3. Ханке С., Йонунг Л., Шулер К. Российская валюта и финансы к реформе - через валютный фонд. Рутледж, 1993.
4. Batiz R., Sy A. N. R. Currency Boards, Credibility, and Macroeconomic Behavior. IMF, WP/00/97, June 2000.
5. Ghosh A. R., Gulde A-M., Wolf H.C. Currency Boards: the Ultimate Fix? IMF, January 1998.
6. Hanke S. Argentine Endgame. Couple Dollarization with Free Banking. Foreign Policy Briefing. N. 49. CATO Institute, 1998a.
7. Hanke S. The Case for a Russian Currency Board System. Foreign Policy Briefing. N 49. CATO Institute, 1998b.
8. Humpage O. F., Jean M. An Introduction to Currency Boards. Federal Reserve Bank of Cleveland, 1994.
9. Kydland F. E., Wynne M. A. Alternative Monetary Constitutions and the Quest for Price Stability. Economic & Financial Policy Review. Vol. 1. N. 1. 2002.
10. Ponsot J.-F. Le Currency Board, le Carcan de la Convertibilite Integrale au nom de la Stabilite et de la Credibilite Monetaire. Techniques Financieres et Developpement. N 61. 2001.
11. Prohaska M. et al. Social Consequences of the Implementation of a Currency Board in Bulgaria. SOCO Project Paper. N.66. Vienna, 1999.
12. Roubini N. The Case Against Currency Boards: Debucking 10 Myths about the Benefits of Currency Boards. Stern School of Business, 1998.
13. Saxton J. Why Currency Crises Happen. Joint Economic Committee United States Congres, 2002.
14. Schuler K. Currency Boards. Ph. D. dissertation, George Mason University, 1992.
15. Selgin G. Legal Restrictions, Financial Weakining, and the Lender of Last Resort. The Cato Journal. Vol. 9. N. 2. 1989.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия