Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (76), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Румянцева Е. Е.
президент Центра экономической политики и бизнеса (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор

Разумовский В. М.
зав. кафедрой региональной экономики и природопользования,
профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
профессор Института наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор географических наук

Трейман М. Г.
доцент кафедры менеджмента и инноваций
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доцент кафедры экономики и организации производства
Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна,
кандидат экономических наук


Проблемы управления эпидемилогической обстановкой в условиях пандемии Сovid-19
Статья посвящена формированию комплексного подхода к исследованию эпидемий и пандемий, не только являющихся предметом медицинских исследований и практики, но и представляющих реальные угрозы национальной и международной безопасности, здоровью и жизни населения, что позволяет восполнить множественные пробелы в знаниях о них, сформировать методологию их исследований, выявить закономерности возникновения этих угроз и избежать ошибок принятия недостаточно компетентных и зрелых управленческих решений в будущем. В статье подчеркивается, что любая страна в мире, включая и Россию, должна своевременно выявлять угрозы возникновения новых опасных для жизни инфекций, быстро проверять появляющиеся в оперативном режиме данные и принимать эффективные меры для минимизации их воздействия на здоровье людей и экономику. Недостаток готовности к эпидемиям и пандемиям, недооценка значимости и эффективности мер реагирования на них связаны не только с состоянием систем здравоохранения той или иной страны мира, но и с состоянием научных исследований, систематизирующих всю историю распространения инфекций, которой не было уделено должного внимания, в том числе и в российской науке
Ключевые слова: пандемия, эпидемия, вирус COVID-19, вирусные инфекции, лечение вирусных инфекций, ущербы
УДК 616–036.21; ББК 65.050   Стр: 71 - 76

Введение. Распространение Сovid-19 стало в 2020 году высокоприоритетным риском, проблемой № 1 для правительств и населения многих стран мира. При этом, принятие различных режимов регулирования общественной жизни трактовалось в разных источниках по-разному — от контекста разового состояния, которое случается один раз в несколько лет (например, пандемии гриппа были в 1918–1919, 1957–1958, 1968 и 2009 гг.) и представляет собой одномоментную случайную угрозу, до неотделимой от истории проблемы, сведения по которой представлены в отрывочном виде в разрозненных и немногочисленных источниках. Общественно значимое широкое обсуждение данной проблемы демонстрирует невысокую степень готовности правительств ряда стран мира, заимствовавших в оперативном порядке друг у друга меры регулирования, к принятию высокоэффективных мер реагирования на условия пандемии. А также критериев оценки потенциала снижения числа смертельных случаев и даже предупреждения расширения географии распространения вируса за счет применения более эффективных мер, выявленных благодаря открытости информационного пространства в международном масштабе, возможностей проведения сравнений поведения разных стран мира и систематизации мнений большого количества экспертов, представляющих разные научные направления и выражающих свои субъективные оценочные суждения с позиции различающихся ценностных ориентиров.

Применение количественных методов исследования эпидемий и пандемий в качестве приоритетных. Генеральный директор ВОЗ, доктор Маргарет Чен, на Совещании министров по вопросам дипломатии и глобального здравоохранения 27 сентября 2007 г. подчеркнула значимость исследования эпидемий и пандемий, которые в настоящее время стали уже представлять прямые угрозы национальной и международной безопасности. В качестве примера она назвала тогда «СПИД, пандемический грипп, новая болезнь, подобная ТОРС, или биотерроризм с использованием вируса, такого как вирус натуральной оспы» [1]. К этому перечню в 2020 г. следует добавить и Сovid-19.
Высокие риски и непредсказуемость заражения населения стран мира различными вирусами повышает значимость проведения исследований, благодаря которым показатели защиты населения будут достигать максимально возможных значений. В области здравоохранения Всемирная организация здравоохранения собирает по странам мира и анализирует степень готовности, предупреждения, выявления и реагирования правительств стран мира к ситуациям эпидемий и пандемий [2, С. 4]. То есть количественная оценка эффективности и результативности действий как одна из предпосылок обеспечения максимально возможной защиты от угроз распространения вирусов и сокращения до минимума количества летальных исходов в ходе эпидемий и пандемий является одной из важнейших характеристик методологии исследования истории эпидемий и пандемий, определенной ВОЗ.
Всемирный банк представил количественные оценки ущерба, наносимого эпидемиями и пандемиями, как результат научных исследований, также основываемых на методах количественного, а не преимущественно качественного анализа. Так, в 2006 г. совокупный ущерб от птичьего гриппа был оценен Всемирным банком в размере 800 млрд долл., в 2007 г. — в случае развития событий по худшему варианту — в 2 трлн руб. В 2008 г. был сделан прогноз угрозы гибели более 71 миллиона человек и ущерба мировой экономики в размере 3 трлн долл. США в случае объявления крупной мировой пандемии гриппа. В связи с этим, Всемирный банк в ускоренном режиме одобрил выделение 500 млн долл. США на мероприятия по профилактике и борьбе со вспышками гриппа A (H1N1) как дополнение к Глобальной программе борьбы с птичьим гриппом и обеспечения готовности к возникновению его пандемии среди людей и реагированию на нее (GPAI), в ходе которой 57 стран получили кредитную поддержку для предотвращения угрозы распространения высоко патогенного вируса птичьего гриппа H5N1. Всего же на всемирную борьбу с птичьим гриппом было потрачено 2,7 млрд долл. США. Эти деньги были направлены, в основном, на систему здравоохранения и компенсацию ущерба фермеров, которых обязывали уничтожать поголовье домашней птицы, сократившееся за 5 лет борьбы с птичьим гриппом на 600 миллионов [3, С. 81–82].
Минздравом России в качестве аргумента необходимости проведения общенациональных профилактических мероприятий в 2004 г. также были представлены следующие данные: «когда в 1972 году заболевший оспой албанец прибыл в Германию, где только на седьмой день заболевания ему был поставлен подтверждающий диагноз. Немецким медикам пришлось поместить в карантин 678 человек и прививать 78 тысяч человек. Мероприятия продолжались 4 недели и обошлись казне в 1,5 млн марок» [4].
Колумбийские ученые также обращают внимание на необходимость оценки и обсуждения расходов государства, семей и общества на лечение тяжелой острой респираторной инфекции. Стоимость госпитализации 44-х колумбийских детей колебалась от 662,5 до 7801,50 долл. США [5].
Все эти примеры применения количественного анализа исследования эпидемий и пандемий ставят конкретные задачи перед обоснованием наиболее рациональных методов управления современной системой здравоохранения, предъявляя более высокие требования к результатам научных исследований и их представлению в СМИ [6].

Формирование понятийного аппарата и методологии исследования эпидемий и пандемий как новейшего научного направления. Исследователи разных стран принимают участие в формировании понятийного аппарата и методологии истории эпидемий и пандемий как новейшего научного направления. Среди субъектов анализа социально-психических факторов эпидемий и пандемий выделяются:
а) субъекты первого сигнала о появлении того или иного вируса (нового или действии уже изученных видов) или проблем, связанных с его лечением с такими характеристиками их деятельности как скорость реакции передачи в СМИ данной оперативной информации и рядом других.
Например, М. Штуркенбум описывает ситуацию, когда в августе 2010 г. в Финляндии и Швеции была проведена вакцинация школьников против пандемии гриппа, в ходе которой впервые был выявлен побочный эффект новой вакцины под названием Pandemrix, имеющей риски появления такого редкого недоисследованного заболевания как нарколепсия у детей и подростков [7].
б) общественность и уровень ее интеллектуальности, активности, подчинения решениям властей (как добровольное и принудительное соблюдение требований и рекомендаций), осведомленности, проявление паники (иногда несведущие люди принимают за панику осведомленность и щепетильность представителей из профессиональной среды), проблемы искажения информации и распространения недостоверных данных;
в) заболевшие (на всех стадиях заболевания с описанием симптоматики, лечения и требований к поведению пациентов) и здоровые люди, которых надо ограждать от заражения вирусом;
г) врачи (организация их работы на период эпидемии и пандемии, проблемы заражения вирусом в результате постоянных контактов с пациентами, системы защиты от заражения);
д) власти — деятельность в условиях эпидемий и пандемий, принятие мер регулирования;
е) международный и междугородный транспорт как источник пространственного распространения вируса;
ж) предприятия разных отраслей, кроме транспортных (магазины, аптеки, почты, ЖКХ, гостиничный сектор и пр.) — требования к их работе в условиях эпидемий и пандемий;
з) нарушители ограничительных мер и их наказание.
Комплексное представление истории эпидемий и пандемий, особенно пандемий должно, на наш взгляд, включать анализ регламентирования и реальной практики деятельности всех систематизированных нами субъектов данной особой исторической ситуации.
Проблемы международной классификации заболеваемости и смертности населения от ОРВИ. В соответствии с определением, данным Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), деятельность которой следует, на наш взгляд, оценивать в первую очередь именно в контексте действенности решения постоянно возникающих практических задач, а уже во вторую очередь с точки зрения идеальности тех или иных формулировок, которые к тому же могут с течением времени существенно меняться, пандемия — это распространение нового заболевания в мировом масштабе [8]. К этому определению важно, на наш взгляд, добавить, что распространение нового заболевания в мировом масштабе обязательно сопровождается значительным количеством смертельных случаев. При этом целесообразно напомнить о принятом в истории медицины делении всего мира в обычных условиях на две части — стран, в которых преобладают, в основном, неинфекционные болезни (экономически развитых стран), и стран, в которых большая часть населения продолжает гибнуть от инфекционных болезней именно по социально-экономическим причинам (в основном, развивающихся стран). И между ними некое промежуточное положение занимают страны со средним уровнем дохода (в пересчете ВВП на душу населения). Основной же причиной смертности во всем мире, как подчеркивают специалисты ВОЗ, являются неинфекционные заболевания (на первых позициях по причинам смерти они выделяют сердечно-сосудистые, респираторные, онкологические заболевания и диабет), травмы и психические расстройства, от которых умирает сегодня 7 из 10 человек, включая 15 миллионов случаев в год «преждевременной» смерти людей, находящихся в возрасте от 30 до 69 лет, в основном, в развивающихся странах.
В соответствии с позицией ВОЗ, многие случаи преждевременной смерти от неинфекционных заболеваний можно предупредить и отсрочить через отказ от употребления табака и от вредного употребления алкоголя, повышение физической активности и качества питания [9, С. 39]. Некоторые болезни — например, психические расстройства, вызванные условиями насилия (семейного, административного, иными формами негласного и незаконного преследования гражданами, в т.ч. уголовно наказуемыми), — в нашей стране по-прежнему остаются недостаточно изученными, а их изучение существенно изменило бы современную общероссийскую практику расследования суицидов, в результате которых уходит из жизни значительное число российских граждан.
Недостаток исследований в этой сфере как отсутствие понимания причинно-следственных связей в массовом сознании во многом является продолжения роста числа суицидов на душу населения в России, в результате которого этот показатель выше среднемирового в 2,5 раза [10]. Инфекционные болезни, которые ежегодно уносят более 4-х миллионов человек, называются, например, в одном из докладов ВОЗ, «болезнями нищеты», связанными преимущественно с недостатком доступности необходимых услуг здравоохранения для половины населения мира [9, С. 48]. В то же время подчеркивается, что в мире, наряду с достижениями работы здравоохранения, продолжает расти и число источников повышенной инфекционной опасности [9, С. 18], к числу которых относится и Сovid-19. ВОЗ обращает, в частности, внимание на борьбу с такими инфекциями, как малярия, чума, корь, чикунгунья, полиомиелит, туберкулез, гепатиты А, В и Е, грипп, происходящий от вирусов A, B, C и D, птичий и свиной грипп, желтая лихорадка и многие другие [11]. В бюллетене, посвященном гриппу, дается следующее определение: «Сезонный грипп — это острая респираторная инфекция, вызываемая вирусами гриппа, которые циркулируют во всем мире» [12]. То есть в материалах ВОЗ острые респираторные заболевания одновременно отнесены и к неинфекционным, и инфекционным. И этот методологический подход, используемый в современной практике учета больных в поликлиниках и больницах, искажает картину восприятия ситуации и требует в дальнейшем уточнения недостаточно четкой классификации, какие именно инфекции относятся к «болезням нищеты», а какие представляют опасность распространения для всех стран мира, вне зависимости от уровня их социально-экономического развития, для населения с любым доходом.
Проблемы массового просвещения населения о коронавирусной инфекции в России и в мире. Коронавирусы определены ВОЗ как патогены, передающиеся от животных к людям [13]. По данным РИА-новости, на долю коронавирусной инфекции, впервые выявленной в 1965 г., приходится от 4-х до 20% случаев всех острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ). Согласно данному источнику, семейство коронавирусов включает более 30 видов, и оно постоянно пополняется. При этом у людей острую респираторную инфекцию вызывают четыре вида коронавирусов: 229E, OC43, NL63, HKUI [14].
На сайте американской компании «Мерк энд Ко. Инкорпорейтед» (MSD) указано, что первый коронавирус был выявлен в 1930-х годах у домашних птиц. Из множества коронавирусов, число которых не сообщается, семь (229E, OC43, NL63, HUK1, БВРС КоВ, SARS-CoV и COVID-19) могут от животных передаваться людям [15].
По данным китайских ученых, COVID-19, называемый ими SARS-CoV-2, является новым членом семейства коронавирусов, но в то же время идентичен SARS-CoV примерно на 79% и MERS-CoV примерно на 50% [16].
Сведения о коронавирусе как об известном во всем мире типе вирусов, количество которых по разным источникам пока не совпадает, что свидетельствует о неточности представляемых сведений, присутствуют в школьных учебниках по биологии [17, С. 157]. Однако в повседневной лечебной практике какая-либо их идентификация на уровне обследования по направлению, выданному в ходе посещения врачей-терапевтов, отсутствует. То есть для многих российских граждан термин «коронавирус», не использующийся до этого в существующей медицинской практике, был открыт впервые в 2020 г. в связи с введением ограничительных мер, связанных с распространением данного вируса по всей стране и информации о большом количестве смертельных случаев от него. Каких-либо научно-популярных источников о семействе коронавирусов в России к 2020 г. не было, и публичное обсуждение данной проблемы для большинства населения велось в очень ограниченном формате.
В системе массового просвещения населения России в силу разных причин представлены довольно ограниченные сведения о Сovid-19 (вполне достаточные для поддержания ограничительных мер, введенных Правительством РФ, но все же недостаточно информативные с точки зрения полноты отражения достижений российской и зарубежной науки в этой области). Например, на сайте «Стопкоронавирус.рф» сообщается, что «сегодня известно семь видов коронавирусов, являющихся возбудителями острых респираторных заболеваний человека» [18], что отличается от сведений, опубликованных в РИА-новости и упомянутых выше. Из этой информации следует, что Сovid-19 является одной из множества инфекций-возбудителей ОРВИ наряду с вирусами гриппа. Причем вирусы гриппа, согласно применяемой классификации болезней, могут тоже иметь зоопроисхождение.
Еще одно официальное предупреждение населения России касается применения антибиотиков — что Сovid-19, как и все другие вирусы, антибиотиками не лечится. Антибиотики позволяют лечить только бактериальные инфекции [18]. Данное официальное разъяснение (как и все другие официальные разъяснения по Сovid-19, представленные на сайте «Стопкоронавирус.рф») соответствует сведениям о назначении антибиотиков, представленным на официальном сайте ВОЗ. Подчеркнута, в частности, большая значимость антибиотиков и вакцин [19]. В другой публикации указывается, что на долю бактериальных инфекций приходится всего 5% простудных заболеваний. Остальные — на долю вирусов [20].
В то же время, как по данным, представленным французскими учеными, новый коронавирус SARS-CoV-2 можно успешно лечить комбинацией двух существующих лекарственных препаратов — гидроксихлорохином и азитромицином [21]. Второй препарат является антибиотиком. Эта новость сразу же была представлена через РИА-новости [22] многими российскими СМИ. Исходя из этой информации у пациентов с симптомами ОРВИ должен при каждом новом случае их заболевания возникать законный вопрос — инфицирован ли он бактериальной или вирусной инфекцией или же он безинфекционно был простужен [23, С. 262–263]. Однако в современной медицинской науке присутствует и такое мнение, что простуда может быть объяснена только или с позиции заражения организма вирусами, число которых в научных публикациях уже доходит до 200, или бактериальными инфекциями.
По данным, полученным ВОЗ, за 2012–2018 гг. этим видом ОРВИ во всем мире заболело 2279 человек, включая 806 случаев со смертельным исходом [24]. В этой связи упоминается также коронавирус SARS-CoV, или тяжелый острый респираторный синдром, который также как и Сovid-19, впервые появился в Китае (в ноябре 2002 г.) и затем распространился на 29 стран.
В целом, обобщение официальных сведений правительства РФ и ВОЗ свидетельствует о недостатке представления данных об уже проведенных научных исследованиях и выявленной потребности в проведении данных исследований по актуальным направлениям с выходом на предупреждение заболеваемости ОРВИ и снижение угроз эпидемий и пандемий в будущем.

Идентификация мест распространения Сovid-19 и других инфекций. Впервые Всемирной организации здравоохранения было сообщено властями Китая, что один человек умер от респираторной болезни неизвестного происхождения, которая привела к воспалению легких. Сообщалось, что этот человек посещал рынок морепродуктов в городе Ухань провинции Хубэй, который был сразу же после этого случая закрыт 1 января 2020 г. 7 января 2020 г. ВОЗ объявила о коронавирусе нового типа. 23 января 2020, т.е. спустя более чем 3 недели после первого смертельного случая от коронавируса, власти Ухани объявили карантин и перекрыли въезд в город. Затем власти Китая установили ограничения на передвижение людей и др., которые были сняты 24 марта 2020.
Через туристов Ухани коронавирус проник в Гонконг, Тайвань, Сингапур, Южную Корею, Австралию, Малайзию, Вьетнам и Непал, где люди были госпитализированы как инфицированные данной инфекцией. Ученые из Института информатики общества Макса Планка в Саарбрюккене еще в 2014 г. обратили внимание на факт распространения вирусов через авиаперелеты и в аэропортах как местах повышенного скопления людей. По их данным, самый высокий риск заражения вирусом Эболы (около 100%) был в 2014 г. в аэропорту Франкфурта-на-Майне в Германии. На втором месте — риск заражения (97%) в аэропорту Пекина, затем следовали лондонский аэропорт Heathrow — 92% и международный аэропорт имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке — 91% [25]. В 2020 г. риск заражения населения через авиаперелеты был уже количественно оценен через показатель интенсивности авиасообщений стран с Китаем [26].
В Докладе ВОЗ отмечается, что 10% госпитализированных пациентов в странах с низким и средним уровнем дохода подхватывают инфекции во время пребывания в больнице [9, С. 7]. Приводятся и такие данные — в Германии ежегодно регистрируют более 500 тысяч внутрибольничных инфекций, которые проявляются у пациентов клиник примерно на 3-й день заражения ими. Всего же, по оценкам экспертов, в больницах Германии и всех других стран Европы можно подхватить более 2,6 млн больничных инфекций, среди которых самыми распространенными являются пневмония, инфекции послеоперационных мочевыводящих путей и ран, заражение крови [27]. По оценкам экспертов, число инфицированных внутрибольничными инфекциями в официальных данных, в том числе представляемых в ВОЗ, существенно (в 40 — почти 100 раз) занижается. Поэтому реальная картина во всех странах существенно хуже и требует проведения дополнительного анализа, повышения достоверности системы учета случаев заражения, которые, например, во многих субъектах РФ иногда даже не регистрируются, и принятия мер по снижению заражений пациентов внутрибольничными инфекциями [28], в т.ч. переводе больницы в другое, чистое от инфекций место, что крайне редко сегодня практикуется. И чем меньше финансирование лечебных учреждений, хуже контроль за их деятельностью, выше процент недостаточно компетентных и добросовестных сотрудников, тем выше риск заражения их пациентов инфекциями, который не является какой-то постоянной величиной, а может как понижаться, так и повышаться [29].
Таким образом, к основным местам распространения инфекций относятся международные аэропорты и авиаперелеты граждан, иные виды международного и внутринационального транспорта, учреждения образования, здравоохранения, спорта и культуры, места торговли (магазины и рынки), иные предприятия, в чьей деятельности предполагается скапливание людей в одном месте и заражения инфекцией в результате нахождения рядом друг с другом.

Дискуссии о происхождении новых вирусов и Сovid-19. До сих пор надежной научной базы прогнозирования и предупреждения пандемий нет. Хотя в зарубежной научной литературе предпринимались попытки выявить закономерности появления пандемий в мире. Например, было высказано предположение (для принятия мер оперативного реагирования), что пандемии гриппа имеют тенденцию повторяться через каждые 11 лет. Эта идея не подтвердилась на практике [30]. Поэтому уже на протяжении более 100 лет возникновение новых вирусов и крупных пандемий рассматривается как одномоментная, непредсказуемая ситуация, к которой в то же время правительства стран должны быть всегда потенциально готовы для адекватного реагирования на нее.
В истории обсуждения Сovid-19, как и вообще причин возникновения всех других вирусов, проявляется несколько точек зрения на их происхождение. Большинство зарубежных ученых полагает, что наиболее вероятной причиной возникновения многих вирусов является разрушение техногенными нагрузками экологического равновесия дикой природы, в результате чего происходит перемещение популяций животных и связанная с этим мутация вирусов [31]. По нашему мнению, эту вескую причину следовало бы переформулировать как вмешательство человека в природу, приводящее не только к природным и техногенным катастрофам, но и к повышению заболеваемости и смертности населения стран мира от инфекционных заражений. Признание этой причины, как главенствующей, существенно поднимает значимость практикоориентированных исследований, направленных на принятие конкретных мер государственной политики, направленных на минимизацию рисков от урбанизации (например, в жестком и научно обоснованном ограничении числа жителей крупных городов, плотности населения и этажности), применение более жестких ограничений в сфере управлении лесным, водным, сельским хозяйствами, а также мероприятий, направленных на восстановление экологического равновесия. То есть, фактически речь идет о преодолении практики реализации коммерческих интересов узких групп — получателей выгод в условиях давления на общество, коррупции и более зрелому внедрению в экономическую практику концепций максимизации ценности и согласования интересов. Вторая причина появления и распространения вирусов заключается в биотерроризме, который на уровне международного законодательства формально запрещен, но реально используется, поскольку, как подчеркивают исследователи данной проблемы, число которых в масштабе мирового сообщества постоянно увеличивается, террористические группы и мошеннические правительства не чувствуют себя связанными никакими международными соглашениями и действуют ради выгоды и иных, известных им целей. В качестве примеров приводится случай, произошедший в 1984 году, когда религиозная секта в США с целью срыва местных выборов специально осквернила салат-бары ресторана Salmonella typhimurium. В результате данного преступления было зарегистрировано несколько сотен случаев сальмонеллеза, но ни одного смертного случая. В 1993 г. в Японии группа преступников предприняла попытки распространения спор сибирской язвы, но была быстро задержана. Высказано также предположение, что угроза биотерроризма могла возникнуть в результате распада СССР и получения доступа преступными группами к результатам научных исследований и биологическому оружию [32]. В Пакистане сообщалось о следующих случаях биотерроризма: в 2004 г. о заражении людей в Пенджабе сибирской язвой, в 2011 г. — 198 человек полиомиелитом, с 2011 г. по настоящее время — лихорадкой денге в Пенджабе и четырьмя видами инфекций в разных районах страны в 2015 г. [33]. Как было представлено в СМИ, разработку вакцины от вируса Эболы «финансировали министерство обороны США и Национальный институт здравоохранения США, опасаясь, что вирус Эбола может быть использован в качестве биологического оружия» [34]. Батрак Н.И. отметил, что «дешевизна и относительная простота использования биологических агентов для массового поражения населения делает их предпочтительными при совершении террористических акций» [35]. По мнению И. Никулина — микробиолога, советника экс-генсека ООН Кофи Аннана по бактериологическому и химическому оружию, члена многих профильных международных комитетов и комиссий — COVID-19 не природный вирус, а вирус, выведенный искусственно с заранее намеченными целями и уникальный тем, что там находятся четыре вставки из вируса иммунодефицита человека [36]. Х. Салами сделал публичное предположение, опубликованное ведущими российскими СМИ, что новый коронавирус может быть биологическим оружием США, распространенным на Китай, затем на Иран и другие страны [37].
Еще одной причиной, не подтвержденной лабораторными исследованиями, называется потенциальная возможность занесения вирусов из космоса [38].
И последней точкой зрения, высказываемой рядом исследователей из стран, не занимающихся системно и открыто исследованиями в области недопущения биотерроризма, является невозможность прогнозирования появления и распространения вирусов и как следствие — невозможность противостояния им. В мировом масштабе данная точка зрения затрудняет управление этими процессами и ставит страны, в которых эти, необходимые для обеспечения национальной безопасности, безопасности жизни и здоровья населения исследования не ведутся. Эти страны находятся в зависимом положении от помощи и поведения тех стран, в которых идет накопление первичной информации, знаний, научных подходов, т.е. необходимые государственные решения скрупулезно вырабатываются многолетними трудами многих людей, и в нужный момент принимаются в наиболее точном виде. Если же прикладные исследования в этой сфере не проводить, то страна будет опытным путем быстро принимать различные решения, в том числе несвоевременные и ошибочные, наносящие еще больший ущерб в период эпидемий и пандемий.

Значимость комплексной оценки мер противодействия распространению вирусов. Урегулирование проблем эффективного противодействия распространению вирусов на протяжении многих лет сдерживалось активным воздействием производителей вакцин, заинтересованных в достижении максимально возможной прибыли от их продаж и ориентировавших все мировое сообщество на их ожидание с последующей закупкой как главный механизм ожидаемой очередной победы над инфекционными болезнями. В соответствии с принятой в российской эпидемиологии теорией механизма передачи возбудителей Л.В. Громашевского, классический эпидемиологический процесс включает три звена: источник возбудителя инфекции, механизм его передачи, восприимчивость [39], [40].
Таким образом, история эпидемий и пандемий не является больше только историей, описывающей возникновение вируса, заражение им людей и получение вакцины от него. В соответствии с рассмотренным выше субъектным подходом, она призвана детально и комплексно рассмотреть поведение в ситуации эпидемии или пандемии каждого из субъектов, которое во многом зависит от тех требований и ограничений, которые вводятся властями каждой из стран мира.
Ряд исследователей выделили такие меры как: ограничения мобильности, физическое дистанцирование, гигиенические меры, социально-экономические ограничения [41]. К этим мерам следует также добавить и меры финансовой поддержки, которую правительства разных стран в ситуации с пандемией принимали в отношении населения и бизнеса, а также меры государственной защиты медработников от распространения вируса. Так, по данным ВОЗ, в 2002–2003 гг. 21% всех подтвержденных случаев заражения в мире во время вспышки SARS пришелся именно на медперсонал. По приводимым в печати оценкам ситуации с инфицированием Сovid-19, в Италии и Испании медработники составляют 12% зараженных [42]. Врачи во Франции подали в суд на правительство за то, что оно, по их мнению, не обеспечило наращивания производства медицинских масок и тем самым повысило риск заражения медиков во время оказания медицинской помощи заболевшим [43]. Более 54 тыс. человек в соцсети Facebook присоединились к движению Noi Denunceremo («Мы будем докладывать»), обвиняющему власти европейских стран в недостаточной подготовленности к пандемии и предупреждению высокой смертности от Сovid-19 [44].
Комплексный анализ данных мер позволяет выработать необходимые инструменты государственного регулирования не только в ситуации эпидемий и пандемий, но и по предупреждению таких кризисных для общества ситуаций, поскольку предупреждение возникновения новых инфекционных болезней и их распространения решает важнейшие социальные задачи, связанные с поддержанием здоровья и предупреждением гибели людей.

Выводы. Любая инфекция, приводящая к массовому заражению людей и высокой смертности, является угрозой национальной безопасности стран мира. Поэтому исследование эпидемий и пандемий в настоящее время переросло границы медицинских наук и стало предметом открытого и массового общественного обсуждения с выявлением социальных, политических, юридических, экономических вопросов формирования, прежде всего, государственной защиты от распространения инфекций, действующих по типу биологического оружия естественного или искусственного происхождения, которое невидимым и в период своего распространения во многом непредсказуемым образом приводит к болезни и гибели людей, наносит своими действиями существенный ущерб, который разделяют между собой все члены общества. В частности, проблемы пандемий становятся предметом обсуждения в профессиональной среде строителей и архитекторов [45]. При этом следует различать причины, с которыми надо работать при формировании ряда направлений политики в будущем, приводящие к пандемиям (подобно ситуации с Сovid-19), и причины, вообще вызывающие возникновение новых инфекций в естественных или искусственных условиях. Как отмечается в документах ВОЗ, главных причин, из-за которых сохраняется высокая вероятность непредсказуемого повтора пандемии, т.е. массового заражения людей инфекционной болезнью с вероятностью летального исхода, две — увеличение транспортных потоков и урбанизация [46]. Урбанизация приводит не только к быстрому заражению инфекциями людей из-за высокой плотности населения, но и повышению смертности в результате плохого воздуха. По данным ВОЗ, из-за загрязнения воздуха в городах всех стран ежегодно умирает около 1,2 миллиона человек, в основном в результате сердечно-сосудистых и респираторных болезней [47]. Причины, вызывающие появление новых вирусов в естественных, а не лабораторных условиях, — это все, что нарушает экологическое равновесие в окружающей природе, проблемы, связанные с интенсификацией сельского хозяйства, причины, вызвавшие изменение климата, и т.п. К ним добавляются также причины, вызывающие появление смертоносных инфекций в лабораторных условиях, в результате проведения научных исследований определенными группами лиц.
Учитывая важность поднятых в данной статье вопросов, представляется актуальным продолжение проведения исследований преимущественно междисциплинарного характера для предупреждения эпидемий и пандемий в будущем, а также возникновения новых инфекций, представляющих опасность для жизни многих людей. Следует, по нашему мнению, акцентировать внимание на целесообразности осуществления таких изменений, как:
– более действенной, чем это существует в современной России, системы защиты окружающей среды, снижающей риски передачи инфекций от животных к людям;
– максимальное использование возможностей удаленного режима обучения школьников и студентов, организации удаленного труда ряда работников, который до пандемии Сovid-19 использовался в России, в основном фрилансерами, что позволило бы не только снизить риски заражения инфекциями, но и существенно бы ослабило нагрузку на транспорт;
– из-за опасности заражения внутрибольничными инфекциями введение в практику также возможных удаленных форм медицинского обслуживания населения, например, дистанционного консультирования населения специалистами, заказа необходимых справок, получения рецептов на лекарства и пр.;
– установление существенно более жестких ограничений на увеличение плотности населения крупных городов как высокого риска быстрого и массового заражения инфекциями по сравнению с небольшими населенными пунктами, использование в будущей градостроительной политике понятия «социальная изоляция».


Литература
1. Чен М. Здравоохранение и внешняя политика. — Выступления в 2007 г. генерального директора ВОЗ. Официальный сайт ВОЗ. Публикация от 27 сентября 2007 г. Available at: http://www.who.int/dg/speeches/2007/20070927_newyork/ru/ (accessed: 23.05.2020)
2. Тринадцатая общая программа работы на 2019–2023 гг. Доклад Всемирной организации здравоохранения. — Женева: Всемирная организация здравоохранения, 2018. — 8 с.
3. Румянцева Е.Е. Рационализация методологии исследования пандемий как инструмент защиты стран мира от биотерроризма // Актуальные вопросы инновационной экономики. — 2014. — № 8–1. — С. 79–91.
4. Минздрав официально предупредил об угрозе биотеррористических атак в России. Новость NEWSru.com от 15.10.2004 г. Available at: http://www.newsru.com/russia/15oct2004/chuma.html (accessed: 23.05.2020)
5. BEc F.S.-M. and al. Economic Cost of Severe Acute Respiratory Infection Associated to Influenza in Colombian Children: A Single Setting Analysis // Value in Health Regional Issues. V. 20, December 2019, P. 159–163.
6. Румянцева Е.Е. Мониторинг национальных систем здравоохранения // Мировая экономика и международные отношения. — 2018. — Том 62. — № 2. — С. 92–99.
7. Sturkenboom M. The narcolepsy-pandemic influenza story: Can the truth ever be unraveled? // Vaccine. Volume 33, Supplement 2, 8 June 2015, Pages B6-B13. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2015.03.026
8. Глобальное предупреждение и ответные действия (GAR). Что такое пандемия? Официальный сайт Всемирной организации здравоохранения. Часто задаваемые вопросы. Ответ от 24 февраля 2010 г. [Global Alert and Response (GAR). What is a pandemic? (In Russ.)] Available at: http://www.un.org/ru/events/disabilitiesday/background.shtml (accessed: 23.05.2020)
9. Здоровье. Охват услугами. Защита. Цели трех миллиардов. Доклад о результатах работы ВОЗ. — Женева: Всемирная организация здравоохранения, 2016. — 85 с.
10. ВОЗ: Россия оказалась в тройке лидеров по числу самоубийств. Рамблер-новости. 9 сентября 2019 г. Available at: https://news.rambler.ru/other/42800535/?utm_content=news_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (accessed: 23.05.2020).
11. Информационные бюллетени об инфекционных болезнях. Официальный сайт ВОЗ. [Infectious Disease Newsletters (In Russ.)] Available at: https://www.who.int/topics/infectious_diseases/factsheets/ru/ (accessed: 23.05.2020)
12. Грипп. Информационный бюллетень ВОЗ от 31 марта 2018 г. Available at: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/influenza-(seasonal) (accessed: 23.05.2020)
13. Коронавирус. Официальные разъяснения ВОЗ. Available at: https://www.who.int/ru/health-topics/coronavirus/coronavirus (accessed: 23.05.2020)
14. Коронавирус человека: история открытия, виды, эпидемиология // РИА-новости. 21.01.2020. Available at: https://ria.ru/20200121/1563668949.html (accessed: 23.05.2020)
15. Brenda L. Tesini Коронавирусы и острые респираторные синдромы (MERS и SARS). Официальный сайт компании «Мерк энд Ко. Инкорпорейтед». Available at: https://www.msdmanuals.com/ru (accessed: 23.05.2020)
16. Zhai P., Ding Y., Wu X., Long J., Zhong Y., Li Y. // International Journal of Antimicrobial Agents. Available online 28 March 2020. Available at: https://reader.elsevier.com/reader/sd/pii/S0924857920301059?token=D5600D142BAEB4C8702A91470C8836257FFB96C5E5DB07395797824E3E78B02384FCAD73A11D1C6C701812FAB5D9E20F (accessed: 23.05.2020)
17. Маглыш С.С., Каревский А.Е. Биология. 11 класс. Учебник. — Минск: Народная асвета, 2010. — 232 с.
18. Мифы и ложные представления. Сайт «Стопкоронавирус.рф». Available at: https://xn--80aesfpebagmfblc0a.xn--p1ai/about-covid/#myths (accessed: 23.05.2020).
19. Самоназначение антибиотиков способствует распространению эпидемии «супермикробов» в Европейском регионе. Официальный сайт ВОЗ. Публикация от 16 ноября 2012 г. Available at: http://www.euro.who.int/ru/media-centre/sections/press-releases/2012/11/self-prescription-of-antibiotics-boosts-superbugs-epidemic-in-the-european-region (accessed: 23.05.2020).
20. Bramley T., Lerner D., Sames M. Productivity losses related to the common cold. // Journal of Occupational and Environmental Medicine, 2002; № 44 (9). DOI: 10.1097/01.jom.0000026644.83602.29
21. Gautret P. et al. Hydroxychloroquine and azithromycin as a treatment of COVID-19: results of an open-label non-randomized clinical trial // International Journal of Antimicrobial Agents. Available online 20 March 2020. Available at: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0924857920300996 (accessed: 23.05.2020) https://doi.org/10.1016/j.ijantimicag.2020.105949
22. Лекарство от коронавируса успешно испытано во Франции // РИА-новости. 23.03.2020 г. Available at: https://ria.ru/20200323/1569003699.html (accessed: 23.05.2020)
23. Клегг, Брайан. Кому верить?: Что мы на самом деле знаем о мире вокруг нас. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017. — С. 262–263. — 346 с.
24. Коронавирус Ближневосточного респираторного синдрома (БВРС КоВ) — Саудовская Аравия. Официальный сайт ВОЗ. Новости о вспышках болезней. 16 января 2019 г. Available at: https://www.who.int/csr/don/16-january-2019-mers-saudi-arabia/ru/ (accessed: 23.05.2020)
25. Ученые составили карту возможного распространения Эболы в мире. РИА-Новости 10 октября 2014 г. Available at: http://ria.ru/health/20141010/1027782725.html (accessed: 23.05.2020)
26. Риск заражения коронавирусом посчитали в процентах //Коммерсантъ от 30.01.2020. Available at: https://www.kommersant.ru/doc/4235696 (accessed: 23.05.2020)
27. Кривицкая Е. От больничных инфекций в Германии умирают тысячи людей // Переселенческий вестник. 21.10.2016 г. Available at: https://aussiedlerbote.de/2016/10/ot-bolnichnyh-infekcii-v-germanii-umirayut-tysyachi-lyudei/ (accessed: 23.05.2020)
28. Лопатин А.Ф., Хапий Х.Х., Хапий И.Х., Петровская Э.Л., Русанова Е.В. Нозокомиальная инфекция в отделениях интенсивной терапии // Эффективная фармакотерапия в анестезиологии и реаниматологии. — 2010. — № 1. — С. 42–51.
29. Румянцева Е.Е. Пробелы российского антикоррупционного законодательства и негласные правила борьбы с коррупцией. Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. — 2017. — № 3. — С.116–127.
30. Файнберг Х.В. Свиной грипп 1976 года: уроки прошлого //Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. — 2009. — Вып.87. — № 6 (июнь) Available at: https://www.who.int/bulletin/volumes/87/6/09–040609/ru/(accessed: 23.05.2020)
31. Radosavijevic V. Environmental Health and Bioterrorism //Encyclopedia of Environmental Health (Second Edition). — Elsevier. — 2019. — P. 450–457.
32. Green M,S., Le Duc J., Cohen D., Franz D.R. Confronting the threat of bioterrorism: realities, challenges, and defensive strategies // The Lancet Infectious Diseases,Volume 19, Issue 1, January 2019, P. e2-e13 https://doi.org/10.1016/S1473–3099(18)30298–6
33. Naeem Z., Sohail N., Iftikhar S. Bioterrorism, an Emerging Threat // Trends of Environmental Forensics in Pakistan. Chapter 7. — Elsevier, 2019. — P. 111–124 https://doi.org/10.1016/B978–0–12–819436–2.00007–8
34. Маркина Н. Мир лихорадит от Эболы // Газета от 06.08.2014 г. http://www.gazeta.ru/science/2014/08/06_a_6162961.shtml
35. Батрак Н.И. Организационные основы противоэпидемического обеспечения населения при локальных вооруженных конфликтах и биологических террористических актах. Диссер на соиск. уч. ст. доктора медицинских наук. — Москва: «Всероссийский центр медицины катастроф «Защита», 2003.
36. Новикова И. COVID-19 — не природный вирус, а выведенный с заранее намеченными целями // Pravda.ru. 07.04.2020 Available at: https://www.pravda.ru/world/1485777-COVID19/ (accessed: 23.05.2020)
37. Командующий КСИР считает, что коронавирус может быть биологическим оружием США //ТАСС. 05.03.2020 г. Available at: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/7906981 (accessed: 23.05.2020)
38. Коронавирус может быть занесен из космоса, полагает ученый //РИА-новости. 23.03.2020 г. Available at: https://ria.ru/20200323/1568991031.html (accessed: 23.05.2020)
39. Программа вступительного экзамена в аспирантуру ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Available at: http://www.crie.ru/sveden/files/Prog_Programma_vstupitelynyh_ispytaniy_aspirantura_epidemiologiya(1).pdf (accessed: 23.05.2020)
40. Супоницкий М. Эпидемии и пандемии через 100 лет // Официальный сайт Российского совета по международным делам (РСМД). 13 августа 2012 г. Available at: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/epidemii-i-pandemii-cherez-100-let/(accessed: 23.05.2020)
41. Bruinen de Bruin Y., Lequarre A.-S., Mc Court J., Clevestig P., Pigazzani F., Jeddi M., Colosio C., Goulart M. Initial impacts of global risk mitigation measures taken during the combatting of the COVID-19 pandemic // Safety Science. Available online 15 April 2020. https://doi.org/10.1016/j.ssci.2020.104773
42. Коронавирус: как заражаются медики и почему они болеют в особо тяжелой форме // Русская служба BBC. 01.04.2020 г. Available at: https://www.bbc.com/russian/features-52112233 (accessed: 23.05.2020)
43. Несколько сотен французских медиков подали в суд на премьера страны и экс-министра здравоохранения // Новая газета. 21.03.2020 г. Available at: https://novayagazeta.ru/news/2020/03/21/159999-neskolko-soten-frantsuzskih-medikov-podali-v-sud-na-premiera-strany-i-eks-ministra-zdravoohraneniya (accessed: 23.05.2020)
44. Noi Denunceremo. Facebook. Available at: https://www.facebook.com/groups/2952930391412608/ (accessed: 23.05.2020)
45. Урбанизация в условиях карантина: уроки и перспективы гражданского строительства. Официальный сайт Главгосэкспертизы России. 10 апреля 2020 г. Available at: https://gge.ru/press-center/news/urbanizatsiya-v-usloviyakh-karantina-uroki-i-perspektivy-grazhdanskogo-stroitelstva/ (accessed: 23.05.2020)
46. Контрольный вопросник ВОЗ для планирования готовности к пандемии гриппа. — Женева: ВОЗ, 2005. — 30 с.
47. Урбанизация и здоровье // Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. — 2010. — Вып.88. — № 4 (Апрель). Available at: https://www.who.int/bulletin/volumes/88/4/10–010410/ru/ (accessed: 23.05.2020).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия