Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (76), 2020
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Пашкус В. Ю.
профессор кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Пашкус Н. А.
профессор кафедры отраслевой экономики и финансов
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Швец П. В.
аспирант Санкт-Петербургского государственного университета

Конкурентоспособность медицинских организаций Санкт-Петербурга в условиях пандемии коронавируса
Данная статья посвящена проблеме функционирования медицинских организаций и региональных систем здравоохранения в условиях пандемии. В большинстве стран нагрузка на систему здравоохранения критически возросла, что привело к неспособности систем к выполнению своих функций. В то же время отдельные организации и региональные медицинские кластеры в разных странах продемонстрировали способность противостоять вызовам пандемии. В данной статье предполагается выявить ключевые факторы обеспечения конкурентоспособности региональных медицинских кластеров и разработать методику оценки уровня конкурентоспособности учреждения в условиях пандемии. Методика оценки построена на основе модифицированных матриц конкурентоспособности, опирающихся на матричные стратегические механизмы. На первый план выходят механизмы оценки медицинских учреждений и кластеров, которые бы смогли обеспечить контроль системы здравоохранения в обычной ситуации и отслеживать ее готовность к возникновению пиковых нагрузок. Это позволит переносить успешные стратегические практики лидеров медицинского рынка на других его игроков и поддерживать работоспособность системы здравоохранения даже в периоды возникновения мировых пандемий
Ключевые слова: Санкт-Петербург, медицинские учреждения, медицинские услуги, информационная асимметрия, кластеры, стратегия прорывного позиционирования, коронавирус, COVID-19
УДК 339.138; 06.71.47; ББК 65.495   Стр: 155 - 158

Пандемия коронавируса оказала мощное давление на системы здравоохранения разных стран, в результате чего многие из них показали свою полную неспособность выдержать этот удар. При этом, по всем показателям (в том числе, конкурентоспособности и качества медицинских услуг) в периоды перед пандемией коронавируса эти страны фигурировали в первых рядах практически всех известных рейтингов [1]. Как показал опыт ряда стран, чья система здравоохранения считалась эффективной, в условиях пандемии возникали множественные нарушения, перегрузки систем и в ряде случаев их полный коллапс, как, например, произошло в отдельных регионах Италии, в ряде городов Испании или в ряде штатов Америки. Негативный опыт заставил задуматься о том, какие характеристики системы и каждой конкретной медицинской организации являются определяющими, и какие именно параметры способствовали нарастанию проблем в системе, а какие обеспечивали способность медицинского кластера или организаций успешно функционировать в сложных условиях пандемии. Такая ситуация вызвана резкой сменой «правил игры», что привело к кризису системы здравоохранения, направленной на «внешний эффект» (соблюдение формальных требований и фокусе на маркетинговую стратегию (в ущерб основной деятельности)). В этих условиях учреждениям здравоохранения пришлось столкнуться с новыми для них вызовами, работать на пиковых нагрузках и постоянно находиться в состоянии поиска новых решений. В данной ситуации медицинские организации осуществляли конкуренцию не за бюджетные или внебюджетные финансовые ресурсы, и не за внимание потребителей, а за достижение перспективных результатов в спасении своих пациентов, первенство в разработке новых практик лечения и профилактики этого тяжелого заболевания. В сложившихся условиях лидерство смогли обеспечивать, прежде всего, инновационные медицинские центры, и ранее привыкшие к постоянному поиску и внедрению нового.
Текущая ситуация пандемии привела к возникновению импульса к кооперации медицинских организаций. Ранее выступая больше конкурентами, в текущей ситуации организации вынуждены объединять свои усилия и кооперироваться как в лечебных, так и в исследовательских процессах.
Следовательно, в условиях пандемии, меняются и конкурентные требования, предъявляемые к медицинским учреждениям. Более того, многие из возникших в период пандемии, требований, сохранятся и распространятся на будущий период.
Как только пик пандемии заканчивается, люди начинают обращаться в медицинские учреждения с ранее отложенными проблемами здоровья. В то же время, период пандемии сформировал у населения стран, подвергнувшихся сложной эпидемиологической ситуации, двоякое отношение к медицинским организациям и их работникам. Во-первых, возрастает социальная значимость медиков и медицинских организаций, которая наиболее высока в тех регионах, в которых ситуация была наиболее трудной, и где усилия медиков спасли наибольшее количество жизней пациентов. Люди благодарны врачам и системе здравоохранения за спасение своей жизни и жизней родных и близких. Во-вторых, растет и недовольство активным вмешательством в привычную жизнь, действием запретов и ограничительных мер. И, несмотря на то, что недовольство вызывает, прежде всего, правительство, медицинские учреждения также связываются в сознании населения с этими неприятными мерами. Кроме того, некоторые медицинские учреждения продемонстрировали явную неготовность к работе в критических условиях. Возникало множество проблем с работой постоянных и временных госпиталей, стихийно создаваемых на пике пандемии. И то, что население готово было простить во время пика эпидемиологической ситуации, уже не является смягчающим обстоятельством после его окончания. Кроме того, люди, измученные жесткими ограничительными мерами, вырванные из привычного образа жизни, а, зачастую получившие серьезные финансовые проблемы, все критичнее начинают относиться к пробелам в работе медицинских организаций. Ну и, наконец, после снятия ряда ограничительных мер, возникает иллюзия того, что все уже закончилось. Пациенты не хотят соблюдать требования, мотивируя это тем, что ни они, ни их знакомые и близкие не болели, значит уже и не заболеют. Да и сами врачи, уставшие от изнурительной, превышающей все допустимые пределы работы, постоянно контактировавшие с больными, зачастую склонны терять бдительность, да и сами иногда нарушают установленные требования. И это снова негативно отражается на конкурентных характеристиках организации, которые имеют свойство пролонгированного влияния: пандемия завершится, а негативный настрой может сохраниться в будущем.
Результатом пандемии и карантинных мер может стать возникновение необходимости для медицинских учреждений заново отстаивать свой конкурентный статус. Учреждениям придется тщательно работать как с пациентами, так и с персоналом в направлении соблюдения всеми необходимых требований безопасности, а также осуществлять психологическое сопровождение и применять меры по снижению уровня конфликтов в системе здравоохранения. Проблемы обеспечения конкурентоспособности и обоснования статуса медицинского учреждения на рынке медицинских услуг могут быть связаны и с тем, как они себя повели в период пика пандемии. Испытание, которое пандемия создала для медицинских учреждений, далеко не все выдержали с честью. Люди наблюдали множественные факты неадекватного поведения медицинских организаций и их отдельных сотрудников, которые приводили к серьезным проблемам, несвоевременному или некачественному оказанию медицинских услуг, а иногда и смерти пациентов. Все это также негативно отражается на конкурентном статусе медицинских организаций, которым в последствии придется обосновывать свои ошибки или действия, которые воспринимаются пациентами, как таковые. Все это заставляет вырабатывать новые требования к конкурентоспособности и конкурентному статусу учреждений здравоохранения.
Оценка конкурентоспособности учреждений здравоохранения после пандемии. После пандемии необходимо будет внести коррективы в методики оценки конкурентного статуса медицинских учреждений, так как возникнет необходимость дополнить их новыми параметрами, ранее не рассматриваемыми. Одним из ключевых факторов среди них становится способность обеспечивать режим работы в условиях карантина и чрезвычайных нагрузок, приходящихся на систему здравоохранения в период пандемии. И в этих условиях многократно возрастает роль инновационного фактора и способности медицинских учреждений разрабатывать и реализовывать инновационные разработки, разрабатывать и применять новые медицинские технологии и повышать эффективность лечебных действий за счет инновационного подхода. Отметим, что в информационной экономике инновации становятся неотъемлемой частью профессиональной деятельности [2, 3]. Конечно, в значительной степени это касается, прежде всего, исследований в области вирусологии, токсикологии, генной инженерии и совершенствования медицинского оборудования. В то же время, способность к осуществлению инновационной деятельности, как в сфере медицинских разработок, так и в сфере совершенствования технологий лечения, по всем иным лечебным направлениям также высоко востребована, повышает конкурентный статус медицинского учреждения и, в идеале, делает данное учреждение драйвером регионального экономического роста и основой формирования соответствующего кластера [4, 5, 6]. Следовательно, те медицинские организации, которые смогут активизировать инновационный потенциал в кризисный период, легче справятся с возможными проблемами в будущем. Ну и последний фактор, который проявляет себя в период пандемии и требует включения в систему оценки конкурентоспособности медицинской организации — это фактор стрессоустойчивости. Не все медицинские организации смогли продемонстрировать выдержку, спокойствие, низкий уровень конфликтов и четкую слаженную работу в кризисных условиях. Следовательно, этот показатель должен включаться в систему оценки конкурентного статуса медицинского учреждения, так как его низкие показатели приводят к неспособности организации справиться с ростом нагрузки и ужесточающимися условиями работы.
Для обоснования выбора перспективного в конкурентном отношении медицинского учреждения разработаем модель, опирающуюся на скорректированную систему показателей оценки и использующую матричные инструменты анализа, хорошо зарекомендовавшие себя для построения качественных оценок. В данном случае за основу следует взять модифицированную методику оценки конкурентоспособности организации общественного сектора экономики, введенную авторами в научный оборот [7, 8]. Модель конкурентоспособности авторы разработали и апробировали для организаций сферы образования и сферы культуры [9]. Данная методика может быть дополнена новыми критериальными показателями, важность которых в условиях пандемии стала очевидной. С помощью авторской модели конкурентоспособности может быть произведен сравнительный анализ медицинских организаций, претендующих на высокий статус конкурентоспособности и считающихся состоятельными. В результате аналитических процедур могут быть даны рекомендации по эффективному поведению в период пандемии и выбору конкурентной стратегии медицинских организаций на период дальнейшего развития.
Модель предполагает оценку многокритериальных характеристик, определяющих вклад медицинского учреждения в его конкурентный статус, по которым необходимо построить маргинальные коэффициенты замещения каждого качественного критерия оценки медицинской организации. Вторая система критериев применяется для оценки специфики рынка медицинских услуг исследуемого региона, на котором осуществляется апробация модели. По этой системе показателей также должны быть произведены оценки маргинальных коэффициентов замещения, которые позволят взвесить вектора, характеризующие привлекательность выбранного типа рынка медицинских услуг анализируемого региона. Интеграция оценок производится на базе матрицы конкурентоспособности, сформированной авторами с применением концептуальных подходов позиционирования бизнес-процессов по матрице GE/McKinsey. Положение параметров медицинской организации на матрице конкурентоспособности покажет ту область, к которой может быть отнесена организация и те стратегические ориентиры, которые она предполагает. Следовательно, можно будет осуществить сравнительный анализ конкурентных позиций организаций системы здравоохранения выделенного региона. Далее возможно определить направления их дальнейшего функционирования после пандемии на рынке медицинских услуг.
Оценка основных параметров модели будет осуществляться с применением матричных алгоритмов. Пусть каждая группа показателей, а именно оценка конкурентного статуса и оценка привлекательности рынка, задается системой векторов, каждый из которых представляет собой качественные оценки организации по выделенной системе критериев. Тогда для матрицы (1) расчет маргинальных коэффициентов замещения каждого критерия может производиться по средствам ввода собственных чисел и векторов матрицы (см. формула 2).
Матрица конкурентоспособности в общем виде задается следующим образом:

(1)

здесь aij — коэффициент влияния i критерия конкурентного статуса или привлекательности рынка медицинских услуг на его j критерий, аналогично задается оценка влияния выделенного критерия на анализируемое медицинское учреждение.
Оценки значений собственного вектора производятся как корни степени равной размерности матрицы конкурентоспособности:

(2)

Тогда собственный вектор, свидетельствующий о приоритете каждого критерия или каждого медицинского учреждения по выделенному критерию, будет оцениваться как вектор:

(3)

Полученные с помощью формулы (3) оценки могут быть включены в интегральную оценку конкурентного статуса или привлекательности рынка по каждой медицинской организации, включенной в оценку. Далее, полученные интегральные характеристики могут быть нанесены на матрицу конкурентоспособности (см. рис. 1).
Рис.1. Матрица конкурентоспособности медицинских организаций
Представленные на рис. 1 области конкурентоспособности медицинских учреждений подразделяются на три основные группы. Первая группа: это область победителей, среди которых победитель №1 — это лидирующая позиция, победитель №2 имеет более низкий потенциал рынка, победитель №3 не до конца состоялся в своем конкурентном статусе. Вторая группа: это промежуточные, где сосредоточены организации, которые находятся в стадии самоопределения стратегического развития. Все организации, занимающие промежуточные позиции, находятся в неустойчивой ситуации, что делает их в текущий момент высоко уязвимыми. С учетом же того, что пандемия и ее последствия вносят существенные коррективы в жизнь всех организаций, а рыночная среда в условиях пандемии характеризуется высоким уровнем нестабильности и рисков, организации, получившие статус промежуточных, находятся в очень невыгодной для себя конкурентной роли. Среди промежуточных наивысший потенциал роста имеет промежуточный №1, но эта организация еще не состоялась в конкурентном плане, что требует от нее значительных усилий по формированию конкурентного статуса, а позиция промежуточного №3 отличается крайней неустойчивостью, приводящей к возможности резкого закрытия рынка, на котором специализируется ее деятельность. Несмотря на буйный рост желающих получить профессию в области медицины и интерес всего мира к сфере деятельности медиков, не все направления медицинских услуг сейчас одинаково востребованы. Так, например, ранее высоко перспективная в конкурентном отношении и обеспечивающая высокие доходы от коммерческой деятельности, пластическая хирургия и иные дорогостоящие аппаратные методы косметологии, в настоящее время переживают не лучшее время. Это связано и с падением уровня доходов типичной целевой аудитории данного типа медицинских услуг, и тем фактом, что появилась реальная угроза жизни и здоровью, а ограничительные меры, прежде всего, коснулись этой сферы медицинских услуг, не являющейся критически важной для жизнеобеспечения граждан. Третья группа организаций, показатели которых попали в область проигравших, демонстрирует низкий конкурентный уровень и уступает в конкурентной борьбе. Между собой позиции отличаются только степенью близости к критическому состоянию существования. Для всех них необходимо предпринимать какие-то разумные меры по выходу из кризиса и выделять стратегическое направление, в котором они смогли бы добиться преуспевания в долгосрочной перспективе.
Сформулируем систему критериев, с помощью которой в дальнейшем будем осуществлять оценку конкурентных свойств нескольких медицинских учреждений Санкт-Петербурга, специализирующихся на инновационной деятельности. С этой целью зададим критерии оценки конкурентного статуса медицинских учреждений, к которым следует отнести:
1. Относительная доля рынка медицинского учреждения по выбранному основному профилю деятельности;
2. Способность к обеспечению высокого реального и воспринимаемого качества медицинских услуг;
3. Способность привлекать и в максимальной степени раскрывать человеческий потенциал ведущих медицинских кадров лечебного, а также исследовательского профиля;
4. Уникальность ресурсного потенциала медицинского учреждения и реализуемого им профиля деятельности, уровень инновационного потенциала и способности к осуществлению инновационной деятельности;
5. Уровень технологического и материально-технического оснащения процессов в медицинской организации;
6. Доля бюджетных и льготных медицинских программ для обслуживая населения и повышения уровня доступности медицинских услуг;
7. Территориальная доступность медицинского учреждения;
8. Объемы и величина привлекаемых в медицинское учреждение субсидий, грантов и иных дополнительных финансовых средств;
9. Стрессоустойчивость и способность контролировать эффективность работы в условиях повышенных нагрузок и дополнительных требований, предъявляемых к системе.
Разработанная система показателей позволит оценить характеристику медицинского учреждения по горизонтальной оси матрицы конкурентоспособности. Система показателей для оценки значения по вертикальной оси матрицы определяет потенциал и привлекательность выбранного рынка медицинских услуг конкретного региона. В эту систему необходимо включить следующие характеристики рынка:
1. Потенциальная емкость рынка медицинских услуг данного профиля в регионе;
2. Особенности конкуренции в выбранном сегменте медицинских услуг;
3. Потенциал динамики объемов оказания медицинских услуг на возмездной основе и объемы страхового фонда по программам обязательного и добровольного медицинского страхования;
4. Ограничения и требования к реализуемым медицинским технологиям и осуществляемым в их развитие государственным и частным инвестициям;
5. Уровень рисков ведения медицинской деятельности и потенциальных угроз стабильности существования медицинских учреждений;
6. Уровень неопределенности и вариабельности внешней среды, в которой приходится работать медицинским учреждениям.
Системы показателей по разным осям измерения конкурентоспособности могут иметь разное количество исходных векторных характеристик, так как в результате применения описанной выше процедуры, происходит свертывание векторов до интегральной характеристики конкурентного статуса и привлекательности рынка каждого медицинского учреждения. Следовательно, эти характеристики определяют координаты матрицы по выделенной медицинской организации и позволяют судить об ее положении на матрице конкурентоспособности.
Обсуждение модели. Предложенная в статье уточненная модель позволяет оценить конкурентоспособность медицинских организаций. Однако, ее эффективное использование связано с рядом проблем:
Во-первых, фокус восприятия конкурентоспособности сместился в сторону активного применения инноваций. Это связано с тем фактом, что в период пандемии люди наглядно наблюдали успехи тех медицинских организаций, которые активно вели инновационную деятельность. Кроме того, этот период показал, что могут происходить различные непредсказуемые явления, оказывающие на человека крайне негативное влияние, и никто не гарантирует, что коронавирус ослабит свою хватку, но может появиться и какой-то другой, возможно еще более жесткий вирус, а может быть проявится иная проблема, формирующая серьезный вызов медицинской системе и конкретным медицинским организациям. Проблема усугубляется большим количеством фэйковых новостей [10]. Все это привело к смещению фокуса с оказания качественной медицинской помощи на применение инноваций в лечении.
Во-вторых, пандемия наглядно показала, что один из главных факторов конкурентоспособной системы здравоохранения — это ее доступность. Ориентация на дорогую медицину, дорогие медицинские услуги, дорогую страховку позволяет выстроить по всем показателям отличную систему здравоохранения [11, 12, 13]. Исследования показывают для таких систем здравоохранения низкую конкурентность на рынке людей, чье здоровье отличается от идеала [14]. Однако, избыточно высокие цены формируют высокий входной барьер и низкую доступность, что приводит к быстрому распространению эпидемии.
В-третьих, политизация ввода карантинных мер. Человека раздражают излишние, с его точки зрения, меры, применяемые медицинскими организациями после преодоления пика пандемии, ему кажется, что его проблемы остались в стороне, и он, опять-таки, недоволен правительством и медицинскими учреждениями. Депутаты, в свою очередь, из популистских соображений поддерживают данную деятельность [15, 16, 17], что приводит к изменению конкурентных факторов.
В-четвертых, данная модель не отражает одного из фокусов экономической политики России — импортозамещения [18, 19]. Импортозамещение (особенно — экспортоориентированное) изменяет критерии эффективности и усиливает некоторые из них.
Заключение. Результаты моделирования подтверждают тот факт, что в условиях пандемии и возрастающих требований к учреждениям здравоохранения, критически важными становятся факторы инновационной деятельности, стрессоустойчивости и контроля за всеми процессами. Те медицинские учреждения Санкт-Петербурга, которые не смогли продемонстрировать высокую эффективность по указанным показателям, опустились на непривлекательные в конкурентном отношении позиции. В то же время учреждения, способные обеспечить уникальность своих разработок, слаженность работы, выполнение всех требований и ограничений вышли на лидирующие конкурентные позиции.


Литература
1. Кислицина О.А., Чубарова Т.В. Использование композитных индексов для измерения деятельности системы здравоохранения: международный опыт // Проблемы современной экономики. — 2020. — №2. — С. 100–104.
2. Porter M.E. Clusters and the New Economics of Competition // Harvard Business Review. — 1998. — Vol. 76, Iss. 6. — Pp. 77–90.
3. Коростышевская Е.М., Шумова А.И. Кластерная политика России в условиях развития региональных инновационных систем // Инновации. — 2019. — №4. — С. 71–81.
4. Красникова Т.С. Аналитический обзор подходов к определению понятия «кластер» и оценке роли кластеров в развитии территории // Маркетинг МВА. Маркетинговое управление предприятием. — 2016. — Т. 7, Вып. 1. — С. 144–157.
5. Герцик Ю.Г. Формирование кластерных систем в сфере здравоохранения и медицинской промышленности // Экономика и управление: проблемы, решения. — 2017. — Т.4. — №5–2. — С. 23–27.
6. Региональный медицинский кластер: организация и перспективы развития / А.В. Губин, Е.Н. Овчинников, М.В. Стогов, Н.В. Городнова // Пространственная экономика. — 2017. — №3. — С. 167–179.
7. Pashkus V., Pashkus N., Chemlyakova A. Model for Assessment of Healthcare Institutions’Competitiveness // CBU International Conference Proceedings 2017. — Prague, 2017. — Pp. 361–365.
8. Pashkus N.A. et al. Cultural City Brands and Global Competitiveness // Revista San Gregorio. — 2019. — Vol. 36. — Pp. 197–209.
9. Социально-культурная сфера в Новой экономике: от развития образования к арт-рынку / Под ред. Н.M. Старобинской. — СПб.: КультИнформПресс, 2019. — 164 с.
10. The Perceived Accuracy of Fake News: Mechanisms Facilitating the Spread of Alternative Truths, the Crisis of Informational Objectivity, and the Decline of Trust in Journalistic Narratives / G.Massey, J.Kliestikova, M.Kovacova, V.V.Dengov // Geopolitics, History and International Relations. — 2018. — Vol. 10, Iss. 2. — Pp. 37–43.
11. The Price Ain’t Right? Hospital Prices and Health Spending on the Privately Insured / Z.Cooper, S.V. Craig, M.Gaynor, J. Van Reenen // The Quarterly Journal of Economics. — 2019. — Vol. 134, Iss. 1. — Pp. 51–107.
12. Einav L., Finkelstein A., Mahoney N. Provider Incentives and Healthcare Costs: Evidence From Long-Term Care Hospitals // Econometrica. — 2018. — Vol. 86, Iss. 6. — Pp. 2161–2219.
13. Kitagawa T., Tetenov A. Who Should Be Treated? Empirical Welfare Maximization Methods for Treatment Choice // Econometrica. — 2018. — Vol. 86, Iss. 2. — Pp. 591–616.
14. Harris M.C., Kohn J.L. Reference Health and the Demand for Medical Care. The Economic Journal. — 2018. — Vol. 128 (615). — Pp. 2812–2842.
15. Rodrik D. Populism and the economics of globalization // Journal of International Business Policy. — 2018. — Iss. 1. — Pp. 12–33.
16. Harstad B. Technology and Time Inconsistency // Journal of Political Economy. — 2020. — Vol. 128, Iss. 7. — Pp. 2653–2689.
17. Elliott M., Golub B. A Network Approach to Public Goods // Journal of Political Economy. — 2019. — Vol. 127, Iss. 2. — Pp. 730–776.
18. Алиаскарова Ж.А. Импортозамещение в условиях санкций и антисанкций: успехи, проблемы и перспективы // Маркетинг МВА. Маркетинговое управление предприятием. — 2018. — Т. 9, Вып. 4. — С. 5–17.
19. Волкова А.В. Управляемость государства в условиях глобализации: проблема формирования публичных ценностей // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. — 2013. — Т. 9, № 4. — С. 70–82.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия