Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (76), 2020
АГРОЭКОНОМИКА
Хасанова А. Ш.
профессор кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова (г. Москва),
доктор экономических наук

Амирова Н. Р.
доцент кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова (г. Москва),
кандидат экономических наук,

Саргина Л. В.
доцент кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова (г. Москва),
кандидат экономических наук,

Кондратьева Я. Э.
бакалавр факультета экономики и права Российского экономического университета им Г.В. Плеханова (г.Москва)

Вызовы и противоречия цифровизации агропромышленного комплекса России
В статье анализируется современное состояние агропромышленного комплекса России в связи с новыми реалиями, связанными с цифровизацией. Авторы отмечают, что низкий уровень внедрения цифровых технологий в России в сфере сельскохозяйственного производства обусловлен как внешними, так и внутренними факторами. Существующие в современных условиях значительные ограничения по возможности внедрения и использования инноваций технологического, финансового и психологического характера требуют новых организационно-экономических решений и подходов в воспроизводственном процессе, которые возможны на основе функционирования зарождающихся экосистем участников рынка, создания новых видов бизнеса и партнерств
Ключевые слова: АПК, цифровые технологии сельского хозяйства, цифровизация, инновации в аграрной сфере, экосистема сельского хозяйства, воспроизводственный агропроцесс
ББК У32(2)–434(2Р)   Стр: 178 - 183

Необходимость реализации процесса цифровизации российской экономики в настоящее время обусловлена обострением проблем, связанных с будущим ростом и развитием экономики РФ, которые возникают на фоне возникновения периода низких цен на рынках сырья в мире, пролонгирования секторальных санкций и продолжения пандемических процессов. Основой структурных преобразований, которые позволят сформировать импортонезависимое производство с целью повышения конкурентоспособности, инновационной активности и устойчивости экономики страны должен являться переход экономики на новый качественный уровень развития в основном за счет технологий обработки данных и автоматизации всех процессов. Концепция электронной экономики, согласно изложению Николаса Негропонте еще в 1995 году, строится на переходе от обработки составляющих материю физических веществ — атомов к обработке составляющих материю программных кодов — битов [28]. При этом ключевым фактором цифровой трансформации должно быть решение комплексной проблемы нахождения такой модели экономических, социальных и культурных отношений между людьми, опосредованных техническими достижениями, глобальной сетью и информационными системами, которая позволит эффективно использовать цифровые информационно-коммуникативные технологии XXI века.
Исследования по вопросам цифровизации агропромышленного комплекса (АПК) в России, проводимые и обсуждаемые в научно-профессиональной среде, показывают, что в качестве полноценного цифрового кластера, встроенного в среду экономики страны, сельское хозяйство можно будет рассматривать только через 2–3 десятилетия. Так, место России в 5-й десятке в мире по уровню освоения информационных технологий в сельском хозяйстве свидетельствует о пессимистичном взгляде на процессы оптимизации производственного cектора в данной отрасли [12, c. 64]. Вместе с тем, несмотря на то, что активное внедрение современных цифровых технологий в сфере АПК будет способствовать росту прибыли более чем на 500 млрд руб. в ближайшие пять лет, по оценке Россельхозбанка, только 5% агрокомпаний страны активно трансформируются по направлению цифровой технологической траектории.
Достаточно низкий уровень внедрения цифровых технологий в России в сфере сельскохозяйственного производства обусловлен как внешними, так и внутренними факторами. Отрицательное давление на процесс ускорения трансформации агросектора по направлению цифровой траектории на современном этапе оказывает ряд таких факторов, как характерное перепроизводство на рынках продовольствия в развитых странах наряду с дефицитом продовольствия в странах развивающихся; одновременное развитие экологически чистых производств продукции сельского хозяйства и производств выращивания продукции с массовым применением ГМО-технологий; ускоренный рост спроса на экологическую продукцию из-за увеличения числа людей — приверженцев ЗОЖ; непрозрачность состава и происхождения реализуемых крупными торговыми сетями продуктов питания, обусловленных ориентированием последних на максимальную выгоду; нарушение правил конкуренции на глобальных рынках на фоне дискриминации мелких товаропроизводителей в связи с неравномерностью развития процессов модернизации, информатизации, инновационной направленности в сфере АПК в разных странах; недостаточность научно-практических исследований в данной сфере; высокая стоимость необходимого оборудования и слабая информированность российских сельскохозяйственных товаропроизводителей о возможностях цифровизации сельского хозяйства.
Заметим, что исторически в нашей стране сферу сельского хозяйства нельзя отнести к самым инновационным отраслям экономики. Но уже к 2026 году рынок цифровых технологий в АПК страны должен превзойти сегодняшнюю оценку данного показателя — 360 млрд руб. в 5 раз, что говорит об активизации векторного развития данной сферы в области цифровизации. «Осуществление инновационных процессов на предприятии необходимо для его эффективного функционирования и успешного развития в будущем, а также наиболее полного удовлетворения запросов потребителей, что характеризует ключевые цели любого предприятия» [13, c. 46].
Как известно, проследить эволюцию технологий и бизнес-идей в сфере сельского хозяйства можно с помощью условного выделения трех этапов-подходов: 1) традиционный, 2) цифровизация сельского хозяйства и 3) экосистемы участников рынка. Традиционное сельское хозяйство можно охарактеризовать высокой зависимостью от человеческого фактора. При этом только удачная ценовая конъюнктура позволяет добиться успеха при относительно низкой урожайности наряду с относительно высокой себестоимостью продукции. Производство в условиях цифрового сельского хозяйства демонстрирует относительно высокую урожайность наряду с относительно низкой себестоимостью. Четкий фокус на эффективность каждой операции достигается благодаря использованию цифровизированной сельхозтехники, сенсоров, летающих аппаратов-беспилотников, других digital-элементов. Важную роль при этом играет автоматизированное управление производственными процессами. Функционированием экосистем участников рынка, созданием новых видов бизнеса и партнерств можно охарактеризовать третий подход, который в России только зарождается. Наряду с просто использованием digital-решений на данном этапе возникает кооперация целых цифровых платформ многих участников рынка на основе реализации не только продукции, но и транспортных, логистических услуг, услуг по продажам и т. д. При этом, в конкурентной борьбе будут задействованы не только классические агрохолдинги, но и IT-гиганты.
Передовые технологии могут решить многие проблемы, существующие в сельскохозяйственной сфере. Они способствуют более эффективному управлению сельскохозяйственными угодьями, повышению производительности деятельности хозяйств и более рациональному использованию ресурсов [11, c. 2]. Роботизированные технологии способствуют более надежному мониторингу и управлению природными ресурсами. Таким образом, сельскохозяйственные производители получают больший контроль над растениеводством и животноводством, переработкой, распределением и хранением ресурсов, что потенциально может привести к оптимизации затрат человеческих ресурсов, более низким ценам и безопасным продуктам питания. Передовые устройства и высокоточные сельскохозяйственные и робототехнические комплексы позволят хозяйствам стать более прибыльными, эффективными, безопасными и экологически чистыми [1, c.75]. Так, например, согласно исследованию National Geographic, после того, как фермеры в США внедрили точные методы ведения сельского хозяйства, их валовая годовая прибыль выросла. Небольшие фермы заработали на 11 тыс. долл. больше, средние фермы — 26, а крупные фермы — 39. Использование передовых технологий играет важную роль в постоянно меняющихся условиях хозяйствования.
С 2019 года в нашей стране запущен проект «Цифровое сельское хозяйство», который курирует Министерство сельского хозяйства РФ. Проект предусматривает рост производительности труда и снижение затрат производства за счет внедрения современных способов производства продукции сельского хозяйства и продовольствия с использованием искусственного интеллекта, интернета вещей (IoT), больших данных (big data), робототехники, электронной коммерции [3, c. 274]. Согласно данным Аналитического центра Министерства сельского хозяйства России, внедрение передовых технологий позволит снизить затраты на 23%, например, затраты на оплату труда снизятся на 5,4% за счет работы персонала с более высокой квалификацией, на удобрение — на 4,2% за счет более точного применения удобрений, на нефтепродукты — 5,4%, что снизит выбросы выхлопных газов в окружающую среду [16, c. 5]. Кроме того, ожидается прирост сельскохозяйственной продукции на 361,4 млрд руб. [16, c. 6].
Данный проект предусматривает подход по внедрению национальной платформы цифрового государственного управления сельским хозяйством, что будет способствовать интенсификации АПК, а именно позволит осуществить технологический прорыв в области агропромышленной деятельности и обеспечит рост производительности на «цифровых» сельхозпредприятиях в 2 раза к 2024 году. Запланированный бюджет на реализацию проекта составляет 304 млрд руб. При этом 50% указанной суммы ожидается получить в качестве инвестиций от агро- и ИТ бизнеса [20, c. 11].
Так, основой решения задачи Проекта — сбор и верификация отраслевых данных — является создание единой отраслевой базы АПК-»Единое окно», «Эффективный гектар» и др., которая будет способствовать повышению оперативности и эффективности управленческих решений. Сегодня, данная база работает в тестовом режиме, а в промышленную эксплуатацию «Единое окно» должно быть введено до конца 2020 года. Динамика процесса аккумуляции аналитики в системе по отраслевым показателям АПК должна составить: к 2021 году — по 20 тыс., 2024 году — по 50 тыс., 2030 году — по 100 тыс. показателей [22]. Наряду с этим, в рамках направления «Эффективный гектар» должна быть создана полноценная информационная система с единой базой данных сельскохозяйственных земель, включая характеристику о текущем состоянии участка и характере его эксплуатации. Данная система работает уже с 2018 года, но содержит информацию лишь о 50% земель с указанием площади и плодородия участка, вида угодий, выращиваемых культур, землепользователя. По планам Министерства, единая база к 2024 году будет включать уже 80% земель, а к 2030 году охват достигнет 100% [22].
Другое направление проекта — «Смарт-контракты» — предусматривает создание сети личных кабинетов на электронных ресурсах, например, госуслугах, где субъекты агрохозяйств смогут оформлять заявки на все меры господдержки аграриев — субсидии, гранты, льготные кредиты, льготный лизинг. Министерство сельского хозяйства прогнозирует, что к 2024 году 75% операций по предоставлению господдержки аграриям будет осуществляться в цифровом виде [22]. Подача заявки, информация о ее статусе, получение финансирования и возможность отчета о его использовании в электронном виде должны привлечь более 100 тыс. сельскохозяйственных товаропроизводителей, а также работников региональных органов управления АПК и органов местного самоуправления. Решение задачи данного направления Проекта позволит усовершенствовать механизм и прозрачность предоставления государственной поддержки аграриям, сократить издержки субъектов хозяйствования, исключить так называемый «человеческий фактор» при распределении субсидий.
Также направления реализации Проекта содержат алгоритм действий по устранению «узких мест» движения потоков экспорта путем увязки прогнозных урожаев с подвижным составом РЖД — Агроэкспорт «От поля до порта»; внедрению субплатформы в рамках модуля «Агрорешения для агробизнеса» для повышения эффективности деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей за счет увеличения масштаба решений «Умная ферма», «Умное поле», «Умное стадо», «Умная теплица», «Умная переработка», «Умный склад», «Умный агроофис»; созданию отраслевой электронной образовательной среды «Земля знаний» для 3-х летнего дистанционного обучения 55 тыс. специалистов агропредприятий [14, c. 80].
Однако, несмотря на достаточную обоснованность и инновационность направлений Проекта, новые модели экономического поведения субъектов хозяйствования в условиях цифровой трансформации не просматриваются. В силу чего, реализация направлений Проекта может быть сведена к простой автоматизации уже имеющихся процессов в существующих моделях экономического поведения. Например, автоматизация субсидирования («Смарт-контракты») без существенного изменения самих процедур и критериев субсидирования может оказаться малоэффективной для реализации поставленной цели Проекта.
Кроме того, цифровизация АПК должна быть направлена на решение одной из основных проблем предприятий агрокомплекса в настоящее время — организации движения и сбыта продукции. Так, если объем перерабатывающей промышленности по добавленной стоимости составляет около 3 трлн руб., а объем сельскохозяйственного производства — около 4 трлн руб., то объем торговли сырьем сельскохозяйственных предприятий и продуктами питания по добавленной стоимости превышает данные показатели в 4 и 3 раза соответственно и составляет более 13 трлн руб. [14, c. 79]. Как показывают исследования, в результате существования длинной цепочки посредников, до 90% разницы от продажи продукции сельского хозяйства присваивается предприятиями оптовой и розничной торговли сельскохозяйственным сырьем, продовольствием и банками. Соответственно, низкий уровень рентабельности сельскохозяйственных производств, снижает возможность применения в производственных циклах современных технологий, что формирует высокую величину средних издержек при низком качестве продукции и затрудняет эффективность процесса цифровизации АПК в целом.
Указанная проблема обуславливает необходимость создания в рамках направлений реализации Проекта Цифровой платформы дистрибуции товаров сельского хозяйства и конечной переработки до потребителя [14, c.80]. Создание новой модели экономического поведения в результате внедрения такой платформы за счет возможности получения достоверной, оперативной информации о реализации товаров по всей цепочке от производителя к потребителю, снижения банковских процентов по кредитам в результате дополнительной гарантии его возврата, в силу получения банками информации о залоговых товарах, позволит увеличить уровень доходности предприятий сельского хозяйства как результирующего показателя более эффективного распределения государственных субсидий и перехода на практике к новой цифровой экономической модели АПК.
Значимую часть в сельскохозяйственной сфере Российской Федерации занимают крестьянские (фермерские) хозяйства и хозяйства населения. Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, в 2019 году 13,6% валового производства сельскохозяйственной продукции приходится на крестьянские (фермерские) хозяйства и 28,2% на хозяйства населения [27]. Возможности по закупке современной техники российскими сельхозпроизводителями в рамках таких категорий хозяйств как крестьянские (фермерские) хозяйства и хозяйства населения крайне ограничены или практически недоступны, а их общая доля в валовом производстве сельскохозяйственной продукции составляет более 40% [27].
Таким образом, говоря о препятствиях, стоящих на пути цифровизации сельскохозяйственного сектора, необходимо отметить высокую стоимость новых технологий и их внедрения. Покупка специального оборудования, обучение персонала для работы с ним, внедрение различных методов точного земледелия обходятся дорого [19, c. 120]. В основном крупные сельскохозяйственные организации могут позволить себе приобретение и использование передовых технологий. Остальные категории хозяйств, как правило, не имеют средств для проведения исследований или покупки не только сквозных технологий, но и в некоторых случаях стандартной техники. Более того,некоторые хозяйства все еще эксплуатируют морально устаревшую сельскохозяйственную технику и оборудование, степень износа которых может превышать 50% (табл. 1) [26]. Согласно итогам Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года, 23% сельскохозяйственных организаций и 35,1% крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей не имели тракторов.

Таблица 1
Количество сельскохозяйственных машин на 1000 га пашни (шт., значение показателя за год)
Вид техники1990200020052010201420152016201720182019
Тракторы11764333333
Комбайны зерноуборочные7543222222
Комбайны картофелеуборочные25463216171515171515
Комбайны кукурузоуборочные12851000000
Комбайны льноуборочные22322224161413111110
Свеклоуборочные машины (без ботвоуборочных)1716114332222
Рассчитано авторами

Кроме того, большинство передовых технологий требуют не только значительных первоначальных затрат, но и затрат для покупки сопутствующих устройств и существенных финансовых ресурсов для их поддержания. В Россию импортируются не только передовые технологии, но и стандартное оборудование сельскохозяйственными организациями. При этом, таможенные платежи при оформлении различных видов тракторов могут достигать 15% от таможенной стоимости трактора и 20% НДС. Таким образом, необходимо не только оплатить само оборудование, наладить его функционирование, обучить персонал работе с ним, но и заплатить значительные таможенные пошлины.
С проблемой высоких цен непосредственно связана проблема высоких процентных ставок на кредит, необходимый, например, для покупки сельскохозяйственной техники. Согласно данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, сельскохозяйственные товаропроизводители, организации и индивидуальные предприниматели, деятельность которых связана с аграрным производством, имеют право на получение в определенном банке краткосрочного или инвестиционного кредита, ставка которого не будет превышать 5% [25]. Согласно данным Банка России, в 2020 году количество головных офисов в Российской Федерации составляет 420, а представительств — 279 [23], количество банков, участвующих в реализации механизма льготного кредитования в сфере сельского хозяйства — 44.Таким образом, могут возникнуть проблемы с получением льгот. Кроме того, не предоставлена информация, связанная с процентной ставкой по долгосрочному кредиту.
Значительный отрицательный эффект на сельскохозяйственную отрасль оказывает длинная цепочка посредников оптовых и розничных компаний. Существующая цепочка товародвижения препятствует контактам потребителя с производителем, что ограничивает возможность предприятий реализовывать продукцию по приемлемым ценам. Малые производители не имеют доступа на полки магазинов и вынуждены продавать готовую сельскохозяйственную продукцию оптовым и розничным компаниям, в некоторых случаях даже ниже себестоимости ее производства, что значительно препятствует дальнейшему существованию и развитию малых предприятий. Очевидно, что в такой ситуации у организаций нет возможности внедрять передовые технологии, которые помогли бы снизить себестоимость производства продукции.
В качестве значимой проблемы, способствующей снижению рентабельности производства сельскохозяйственной продукции, можно отметить незащищенность внутреннего рынка от демпинговых поставок из-за границы. Можно отметить, что в связи с географическим положением, северные страны Западной Европы имеют более благоприятные природно-климатические условия: более длительный период произрастания растений, менее суровая зима. Кроме того, иностранные производители во многом опережают отечественных в плане маркетинга и технологий продаж. Высокая конкуренция со стороны иностранных производителей способствует сложностям сбыта продукции для отечественного производителя. Таким образом, проблемы поиска рынка сбыта и агрессивная политика посредников негативно сказываются на доле производителей сельскохозяйственной продукции в розничной цене готового продукта.
Инновации в аграрной сфере — это сложный процесс выбора наиболее подходящей технологии, обучения персонала работе с ней. Так, инновация сельскохозяйственного участка — это не только покупка новейших дронов, передовой сельскохозяйственной техники или установка умной фермы, инновации также включают в себя различные социальные, организационные и институциональные преобразования. Сегодня в сфере сельского хозяйства существует большое количество различных инновационных решений, однако результат их применения не всегда одинаков. Необходимо отметить, что каждая ферма уникальна из-за различных ландшафтов, типов почв, потенциально возможных урожаев, потому одни и те же технологии могут оказывать различные эффекты на разных участках. Осмысленное интегрирование цифровых технологий в процессы производства сельскохозяйственной продукции даёт возможность отличаться от конкурентов, выводить продукты на новые рынки, конкурировать с крупными компаниями, оптимизировать процессы, сокращать расходы.
Справедливо отметить, что цифровизация значительно влияет на рынок труда. Она способна изменить как количество, так и качество труда. Например, часть работы может выполняться автоматически, с ограниченным вмешательством или без вмешательства человека. Можно ожидать, что функции некоторых сотрудников, работающих на сельскохозяйственных участках, смогут выполнять цифровые технологии на основе искусственного интеллекта. Например, спутники и дроны могут предоставлять изображения отдельных растений в режиме реального времени, датчики IoT способны предоставлять текущую информацию о состоянии здоровья растений [7, c. 25]. Они также могут собирать данные о моделях поведения вредителей на участках, позволяя пользователям оценить эффективность профилактических методов [10, c. 194]. Если конкретные погодные условия создают благоприятную среду для вредителей, то датчики IoT могут предложить прогностический анализ. В силу этого, отпадает необходимость в ручном мониторинге состояния посевов или, как минимум, необходимости физического присутствия на сельскохозяйственном участке, так как данные передаются в режиме онлайн. Кроме того, датчики на полях способны измерять влажность и температуру почвы и воздуха, также возможности IoT позволяют автоматизировать оросительную систему [2, c. 60]. При этом необходимость в низкоквалифицированном и даже в некоторых случаях среднеквалифицированном персонале отпадает (в зависимости от возможности используемых технологий) [4, c. 92]. Для работы с передовыми технологиями необходим квалифицированный персонал. Таким образом, одним из препятствий к успешной цифровизации агропромышленного комплекса можно отметить отсутствие необходимого образования и квалификации [8, c. 95].
Согласно данным ЕМИСС [24], среднемесячная заработная плата работников сельского хозяйства в Российской Федерации в 2020 году составляет 31 428,5 рублей. Для сравнения, среднемесячная заработная плата работающих в области информации и связи составляет 76 215 рублей, а в области финансирования и страхования — 87 471 рублей, в области добычи полезных ископаемых — 84 859,5 рублей. Можно отметить, что работу на сельскохозяйственном участке нельзя считать особо привлекательной, поэтому у молодых людей низкая мотивация выбирать данную сферу деятельности.
При получении молодым специалистом знаний в сфере сельского хозяйства, освоения им новейших методик, способствующих более эффективному функционированию фермы, более вероятно, что он будет работать в крупной компании, например, агрохолдинге, чем вернется в деревню или село для развития среднего или малого бизнеса в сфере сельского хозяйства [15, c. 1014]. Таким образом, слабая социальная развитость сел и деревень — еще одна важная проблема сельского хозяйства. Уровень жизни в деревнях и селах значительно уступает городскому, что оказывает негативное влияние на экономику агропромышленного комплекса. Молодое население сел и деревень в большинстве случаев покидает деревни и переселяется в города. Из-за отсутствия возможности привлечения и обучения молодых специалистов происходит миграция жителей в города и опустошение поселков и сел.
Следует обратить внимание на существование в современном агропроизводстве у части занятых опасений перед новыми технологиями и их возможным влиянием на будущее предприятия. Практически невозможно предсказать преимущества таких технологий, как точное земледелие в долгосрочной перспективе. Кроме того, эти преимущества не становятся очевидными с момента их внедрения. Поэтому многие землевладельцы рассматривают использование передовых технологий в сельском хозяйстве как рискованное и воздерживаются от их использования по этой причине. Также в большинстве случаев оно связано со страхом потери рабочего места при сложной ситуации на рынке труда в деревнях и селах. Необходимо учитывать и психологический фактор: страх перед новыми технологиями и отсутствие опыта в работе с ними. Многие хозяйственные участки в течении многих лет находятся в одном и том же состоянии. В силу различных причин, фермеры на протяжении длительного периода не вносили никаких существенных изменений: не приобретали специальное оборудование, не использовали новую технику и методы ведения хозяйства. Иными словами, существует отлаженный и механизм обработки и производства продукции. Многие владельцы сельскохозяйственных участков не хотят отказываться от проверенных методов ради вероятности того, что новые будут более эффективными, так как в случае неудачи собственник может статьи банкротом.
Существуют проблемы, связанные с достоверностью и своевременностью предоставляемой информации. Новые технологии дают возможность анализировать рынок в режиме онлайн, а также предугадывать возможные изменения спроса и предложения. Однако, любой организации для того, чтобы проводить анализ рынка, прежде всего, необходимо получать данные из внешней среды. Чем более оперативно экономические агенты будут передавать информацию, тем более эффективной будет работа новых технологий. Так, для работы передовых технологий целесообразно создать экосистему предприятий, осуществляющих деятельность на рынке: поставщиков, покупателей, государственных органов и др.
Кроме того, внедрение технологий Big Data, IoT, искусственного интеллекта способно создать более справедливую агропродовольственную цепочку создания ценности [5, c. 10]. Данные технологии способны снизить как операционные, так и транзакционные издержки, а также уменьшить информационную асимметрию. Обеспечивая хранение и управление данными с момента их создания на ферме до передачи информации всем участникам цепочки поставок, передовые технологии позволят достичь необходимую прозрачность агропроцессов. Также формирование агроэкосистемы может способствовать повышению эффективности торговли, а также расширению доступа на рынки сельскохозяйственных производителей.
Однако, в современных условиях существуют значительные ограничения (технологические, финансовые, психологические) по возможности внедрения и использования новых технологий: на данный момент скорость сбора и обработки данных нельзя назвать высокой. Так, анализ результатов эксплуатации ЕФИС ЗСН в 2017–2018 годах показал существование ряда проблем в информационном взаимодействии ЕФИС ЗСН с регионами [21]. Прежде всего, следует отметить отсутствие актуальной информации о неиспользуемых участках в структуре земель сельскохозяйственного назначения, их местоположении и границах, качественном состоянии, собственниках земельных участков. Также существует нерегулярное предоставление данных и значительная задержка сведений по контурам и возделываемым культурам. Данные могут приходить спустя месяцы после окончания посевной кампании.
Серьезным препятствием, которое может навредить корректной работе технологий, связанных с анализом данных, можно назвать значительное количество ошибок в предоставляемых данных.
В этой связи, прежде всего, необходимо отметить отсутствие законодательства в сфере регламентации сбора и передачи данных о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения, а также установления порядка данного процесса. В развитых странах предпринимательское сообщество обладает существенными возможностями для реализации корпоративных инициатив в области устойчивого развития, что определяется наличием соответствующих формальных институтов в виде нормативных правовых актов, программных документов, а также состоянием рыночных механизмов, высоких стандартов экономической, экологической и общей культуры [17, c. 183]. Отсутствие регулярных работ по мониторингу использования и состояния земель в субъектах Российской Федерации увеличивает вероятность возникновения ошибок, так как данные предоставляются в хаотичном порядке. Следующая проблема — низкая ответственность муниципальных органов управления при сборе информации и недостаточном контроле управляющих органов. С этим неразрывно связан вопрос некомпетентности и малочисленности кадров на местах сбора и обработки данных, в связи с чем снижается вероятность получения актуальных и достоверных данных о состоянии и использовании земель. Следовательно, скорость получения данных и их качество нельзя назвать удовлетворительными для эффективной работы передовых технологий.
Вредоносные программы и кражи данных являются риском практически во всех типах подключенных систем и передовые технологии, используемые в сельском хозяйстве, не являются исключением [9, c. 184]. По мере увеличения количества промежуточных программных технологий, конечных точек и устройств IoT, используемых в сельском хозяйстве, растет и число точек входа для вредоносных сторонних программ. Поскольку атаки злоумышленников на сложную систему IoT часто децентрализованы, обнаружение и устранение их становится большой проблемой.
Существуют на сегодняшний день проблемы телекоммуникационной инфраструктуры, играющей важную роль как при использовании передовых технологий, так и при обмене актуальными данными между экономическими агентами. Наличие интернет-соединения является важным фактором при внедрении передовых технологий и методик, например, Индустрии 4.0 [6, c. 168]. Многие владельцы сельскохозяйственных угодий, особенно тех, что значительно удалены от больших городов сталкиваются с такой проблемой, как отсутствие доступа к высокоскоростному интернету. Рассмотрев карты зон покрытия различных телекоммуникационных компаний: Билайн, МТС, Мегафон, Теле2, можно сделать вывод, что высокоскоростной Интернет слабо распространен в Дальневосточном, Сибирском и Уральском федеральных округах: значительная часть территории Российской Федерации не охвачена Интернет соединением, необходимым для корректной работы большинства передовых технологий. В связи с этим многие производители сельскохозяйственной продукции не имеют возможности внедрить передовые технологии. Так без высокоскоростного Интернет-соединения не будут работать технологии Big Data, искусственный интеллект, соответственно не сможет нормально функционировать IoT, точное земледелие [18, c. 163].
Можно обоснованно констатировать, что, несмотря на неоспоримые преимущества и имеющиеся проблемы на пути внедрения цифровой экономики в российскую аграрную практику, цифровизация предполагает модификацию организационно-экономических связей и процессов в каждом ее звене, хозяйствующем субъекте на всех стадиях воспроизводственного процесса. При этом, безусловно, необходимо понимать, что все эти изменения в конечном счете должны быть направлены на повышение качества и уровня жизни всех его участников, и, прежде всего, сельскохозяйственных производителей.
К цифровизации аграрной сферы следует, на наш взгляд, подходить с позиций дифференцирования в зависимости от существующих региональных особенностей, что позволит сократить дисбаланс в их социально-экономическом развитии, и создаст условия для внедрения инновационных составляющих на всех стадиях воспроизводственного процесса отечественного агропромышленного комплекса.


Литература
1. Айтпаева А.А. Перспективы развития сельского хозяйства региона в условиях цифровизации // Региональная специфика и российский опыт развития бизнеса и экономики [Электронный ресурс] — 2019. — С. 75–79. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41039525
2. Алейникова Г.Ю., Руссо Д.Э. Цифровизация сельского хозяйства и элементы цифровых технологий для проектирования виноградных агроценозов // Научные труды северо-кавказского федерального научного центра садоводства, виноградарства, виноделия [Электронный ресурс] — 2019. — №  24 — С. 59–66. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39546961
3. Амирова Н.Р., Саргина Л.В., Кондратьева Я.Э. Цифровые технологии в сфере сельского хозяйства // ЦИТИСЭ [Электронный ресурс] — 2020. — № 2 — С. 266–280. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=43167321
4. Воронин Б.А., Митин А.Н., Пичугин О.А. Управление процессами цифровизации сельского хозяйства России // Аграрный вестник Урала [Электронный ресурс] — 2019. — №  4 (183). — С. 86–95. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39237758
5. Годин В.В., Белоусова М.Н., Белоусов В.А., Терехова А.Е. Сельское хозяйство в цифровую эпоху: вызовы и решения // E-Management [Электронный ресурс] — 2020. — №  3(1). — С. 4–15. — URL: https://doi.org/10.26425/2658–3445–2020–1–4–15
6. Гурьянов А.В., Заколдаев Д.А., Жаринов И.О. Маршруты сквозного автоматизированного проектирования документации изделий приборостроения на предприятиях «Индустрии 3.0» и «Индустрии 4.0» // Вопросы оборонной техники [Электронный ресурс] — 2018. — №  1–2 (115–116). — С. 167–174 — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32430383
7. Жадан М. В. Цифровизация сельского хозяйства как перспективное направление роста эффективности производства // Наука и общество [Электронный ресурс] — 2019. — №  2 (34). — С. 24–28. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39243327
8. Жукова М.А., Улезько А.В. Об условиях инициации процессов цифровизации сельского хозяйства //Политэкономические проблемы развития современных агроэкономических систем [Электронный ресурс] — 2019 — С. 93–96 — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41108479
9. Зубарев А.Е. Цифровая экономика как форма проявления закономерностей развития новой экономики // Вестник тихоокеанского государственного университета [Электронный ресурс] — 2017 — №  4 (47). — С. 177–184. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32463364
10. Игольникова И.В. Направления цифровизации и проблемы внедрения в сельском хозяйстве РФ // Ученые записки российской академии предпринимательства [Электронный ресурс] — 2019. — №  18 (3). — С. 191–199. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41311991
11. Лысенко А. Н. К вопросу цифровизации сельского хозяйства // Аграрное образование и наука [Электронный ресурс] — 2019. — №  2. — С. 10. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41104853
12. Максимова Т.П., Жданова О.А. Реализация стратегии цифровизации агропромышленного комплекса России: возможности и ограничения // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс] — 2018. — №  9 (127). — С. 63–67. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35629640&
13. Мудрова С.В. Инновационная деятельность — стратегия развития предприятий. // Вестник академии [Электронный ресурс] — 2011. — №  4. — С. 45–48. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17093966
14. Огнивцев С.Б. Цифровизация экономики и экономика цифровизации АПК // Международный сельскохозяйственный журнал [Электронный ресурс] — 2019. — №  2 (368). — С. 77–80. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37329028
15. Скворцов Е.А., Скворцова Е.Г., Санду И.С., Иовлев Г.А. Переход сельского хозяйства к цифровым, интеллектуальным и роботизированным технологиям // Экономика региона [Электронный ресурс] — 2018. — Т. 14. — №  3. — С. 1014–1028 — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35582793
16. Труфляк Е.В., Курченко Н.Ю., Креймер А.С. Точное земледелие: состояние и перспективы // Краснодар: КубГАУ [Электронный ресурс], 2018. — 27 с. — URL: https://foresight.kubsau.ru/upload/iblock/19d/19d98ddab07b42dd6941ee60065d7782.pdf
17. Хасанова А.Ш., Амирова Н.Р., Саргина Л.В. Эволюция представлений о содержании устойчивого регионального развития // Проблемы современной экономики [Электронный ресурс] — 2020. — №  2 (74). — С. 181–185. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=43879508
18. Чуба А.Ю., Чуба А.Ю. Современные решения в области цифровизации и автоматизации сельского хозяйства // Известия Оренбургского государственного аграрного университета [Электронный ресурс] — 2019. — №  5 (79). — С. 163–165. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41288907
19. Шелковников С.А., Кузнецова И.Г., Петухова М.С., Алексеев А.А. Цифровизация как тренд развития сельского хозяйства в условиях нового технологического уклада // Вестник забайкальского государственного университета [Электронный ресурс] — 2019. — №  25 (8). — С. 119–126. — URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41284010
20. Гордеев А.В., Патрушев Д.Н., Лебедев И.В. и др. Ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство»: официальное издание. — М.: ФГБНУ «Росинформагротех» [Электронный ресурс], 2019 — 48 с. — URL: https://mcx.gov.ru/upload/iblock/900/900863fae06c026826a9ee43e124d058.pdf
21. Доклад о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения Российской Федерации в 2018 году. — М.: ФГБНУ «Росинформагротех» [Электронный ресурс], 2020. — 340 с. — URL: https://www.mcxac.ru/monitoring-zemel/state_land/
22. Аналитический центр Минсельхоза России Ферме поправят цифру [Электронный ресурс] URL: https://www.mcxac.ru/o-tsentre/novosti/2198/
23. Банк России Информация о банковской системе Российской Федерации [Электронный ресурс] URL: https://cbr.ru/statistics/bank_sector/lic/
24. Единая Межведомственная Информационно Статистическая Система (ЕМИСС) Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата [Электронный ресурс] URL: https://www.fedstat.ru/indicator/57824
25. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Льготное кредитование [Электронный ресурс] URL: https://mcx.gov.ru/activity/state-support/measures/preferential-credit/
26. Федеральная служба государственной статистики Обеспеченность сельскохозяйственных организаций тракторами и комбайнами по Российской Федерации [Электронный ресурс] URL: https://rosstat.gov.ru/enterprise_economy?print=1
27. Федеральная служба государственной статистики Структура продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств [Электронный ресурс] URL: https://rosstat.gov.ru/enterprise_economy?print=1
28. Negroponte Nicholas Being Digital // NewYork: Alfred A. Knopf. — 1995. — p. 245.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия