Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Миропольский Д. Ю.
заведующий кафедрой общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Гаврилова Р. А.
доцент кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Евразийская интеграция и развитие производительных сил
В статье рассмотрены стратегии инновационного и модернизационного развития производительных сил стран СНГ. Приведена характеристика особенностей экономического положения данных стран, проанализированы факторы их развития. Обоснована необходимость усиления роли плана в масштабах всего СНГ
Ключевые слова: евразийская интеграция, СНГ, планирование, производительные силы, инновации, интеграция
УДК 330.34; ББК 65.011.2   Стр: 6 - 14

Развитие незападного мира осуществляется в рамках азиатского способа производства. В современных условиях его корректнее называть евразиатским [10]. Одной из форм проявления евразиатского способа производства является евразийская интеграция, осуществляющаяся в самых разнообразных формах (проект «Большая Евразия», проект «Один пояс— один путь», СНГ, ЕАЭС, ОДКБ и т.д.). В данной статье мы концентрируем внимание на интеграционных перспективах СНГ. М.И. Кротов, отмечает, что «в научной литературе недооценивается роль СНГ на постсоветском пространстве. Однако, хотя СНГ не отличает особая глубина интеграции, оно существенно дополняет ЕАЭС и ОДКБ» [5]. Прежде всего, страны СНГ, ещё не вошедшие в ЕАЭС, являются наиболее вероятными кандидатами на включение в данный экономический союз.

Таблица 1
Взаимосвязь между инновационностью, развитием человеческого потенциала, глобальной конкурентоспособностью и конкурентоспособностью в цифровой среде
Страны20152019
ИндексРейтингИндексРейтинг
Глобальный индекс инноваций (The Global Innovation Index (GII))
Швейцария68,3167,21
США60,10561,73
Китай47,472954,814
Индекс развития человеческого потенциала (ИЧР)
Швейцария0,93920,9462
США0,915100,92015
Китай0,735900,75858
Индекс глобальной конкурентоспособности
(The Global Competitiveness Index)
Швейцария5,76*182,35
США5,61*383,72
Китай4,89*2873,928
* другая методика расчета в 2015 году

Рейтинг стран в международном индексе конкурентоспособности в цифровой среде (IMD World Digital Competitiveness Ranking)
СтраныФакторы20152019
ШвейцарияРейтинг в индексе IMD75
Знания52
Технологии1110
Будущая готовность1010
СШАРейтинг в индексе IMD21
Знания61
Технологии65
Будущая готовность31
КитайРейтинг в индексе IMD3322
Знания2218
Технологии3726
Будущая готовность3921
Источник: составлено автором на основе [1; 2; 11]

Развитие производительных сил всегда было основой общественного прогресса [8]. Однако в современных условиях характер развития производительных сил радикально изменился. На передний план выдвинулось не количественное накопление материальных и людских элементов производства, а их постоянное качественное совершенствование, т. е. инновационный процесс. Страна или группа стран может претендовать на достойный статус в международном разделении труда, только если будет постоянным источником инноваций (табл. 1).
Данные табл. 1 показывают, что страны, занимающие высокие позиции в глобальном индексе инноваций в 2019 году (Швейцария — 1-е место, США — 3-е место, Китай — 14-е место): а) имеют высокое качество человеческого потенциала (Швейцария и США — «очень высокое развитие»; Китай — «высокое развитие»; б) занимают лидирующие позиции в глобальной конкурентоспособности (США — 2-е место, Швейцария — 5-место, Китай — 58-е место, но за 5 лет он повысил почти вдвое свой рейтинг) и в международном индексе конкурентоспособности в цифровой среде (США — 1-е место, Швейцария — 5-е место, Китай — 22-место, причем за 5 лет он повысил свой рейтинг на 11 позиций.
В «Стратегии экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2030 года» (от 29 мая 2020 г.) записано: «С учетом беспрецедентных технологических сдвигов начала XXI века важным трендом, который будет определять развитие мировых процессов в перспективе до 2030 года, является резкое повышение роли в экономике государств-участников СНГ новых технологий, инновационных решений, которые могут коренным образом изменить ее отраслевую структуру, а также модели ведения бизнеса, факторы конкурентоспособности. Переход глобальной экономики на новый этап технологического развития характеризуется созданием и проникновением во все сферы жизни цифровых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), искусственного интеллекта, робототехники, биотехнологий; широким практическим использованием материалов с заданными свойствами, электроники нового поколения, новых источников энергии, способов ее хранения и передачи и др.» [13].
Союз Независимых Государств получит импульс к сплочению только при условии, если членство в СНГ гарантирует стране-участнику более высокий уровень инновационного развития производительных сил, чем вне СНГ. В настоящий период членство в СНГ такой гарантии не дает и это является причиной его политической и экономической диффузии, когда отдельные страны-члены начинают тяготеть к ЕЭС или Китаю.
Данные табл. 2 и рис. 1, 2, 3 наглядно свидетельствуют о траекториях инновационного развития таких стран как США, Германия и Китай. Здесь наблюдается устойчивый рост затрат на исследования и разработки.

Таблица 2
Доля расходов на исследования и разработки в ВВП, %
ГодСШАГерманияКитай
20182,843,12,2
20172,823,02,1
20162,762,92,1
20152,722,92,1
20142,722,92,0
20132,712,82,0
20122,682,91,9
20112,772,81,8
20102,742,71,7
20092,812,71,7
20082,772,61,4
20072,632,41,4
Источник: [9]
Рис. 1. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в США, (%)
Источник: [9]
Динамика расходов на НИОКР в странах СНГ (Россия, Казахстан, Беларусь) имеет иной характер (табл. 3, рис. 4, 5, 6). Во-первых, по сравнению с США, Германией и Китаем удельный вес затрат на НИОКР в этих странах существенно ниже. Кроме того, динамика рассматриваемых затрат имеет выраженную тенденцию к снижению. Если же перейти от затрат на НИОКР к результатам, то картина не менее выразительная (табл. 4).
Рис. 2. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в Германии, (%)
Источник: [9]
Рис. 3. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в Китае, (%)
Источник: [9]
Таблица 3
Доля расходов на исследования и разработки в ВВП, %
ГодРоссияКазахстанБеларусь
20180,990,10,6
20171,110,10,6
20161,100,10,5
20151,100,20,5
20141,070,20,5
20131,030,20,7
20121,030,20,6
20111,010,20,7
20101,130,20,7
20091,250,20,6
20081,040,20,7
20071,120,21,0
Источник: [9]
Рис. 4. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в России, (%)
Источник: [9]
Рис. 5. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в Казахстане, (%)
Источник: [9]
Рис. 6. Доля расходов на исследования и разработки в ВВП в Беларуси, (%)
Источник: [9]
Табл. 4 демонстрирует динамику числа заявок на патенты в абсолютном выражении. Абсолютные числа поданных заявок в США и Китае несопоставимы с рассматриваемыми странами СНГ. Некоторая сопоставимость имеется между Германией и Россией. Динамика поданных заявок в США и Китае постоянно и быстро растет. В Казахстане и Беларуси — падает. Стабилизация этого показателя наблюдается в Германии и России.

Таблица 4
Заявки на патенты резидентов, ед.
ГодСШАГерманияКитайРоссияКазахстанБеларусь
2018285 09546 6171 393 81524 926789453
2017293 90447 7851 245 70922 7771 055434
2016295 32748 4801 204 98126 795993455
2015288 33547 384968 25229 2691 271543
2014285 09648 154801 13524 0721 742652
2013287 83147 353704 93628 7651 8241 489
2012268 78246 620535 31328 7011 4151 681
2011247 75046 986415 82926 4951 6911 725
2010241 97747 047293 06628 7221 5131 759
2009224 91247 859229 09625 5981 4831 753
2008231 58849 240194 57927 7121 6331 510
2007241 34747 853153 06027 5051 4331 405
Источник: [9]

Приведенные данные подтверждают вывод о том, что членство в СНГ не дает достаточных преимуществ его членам в инновационном развитии производительных сил.
Для развития производительных сил всегда требуется определенный экономический механизм. Двумя основными его типами являются рынок и план. Все остальные варианты — это их разнообразные смеси. Принципиальная зависимость следующая: чем радикальнее преобразование производительных сил, тем активнее включается механизм планирования.
Обоснование данной зависимости для стран СНГ приведем в рамках двух главных сценариев: инновационного и модернизационного.

Инновационный сценарий
Фактор № 1. Пионерный сектор.

Рассмотрим двух конкретных экономических субъектов. В качестве экономических субъектов возьмем отдельные предприятия. Предприятие № 1 производит условную продукцию вида А. Предприятие № 2 производит продукцию В. Произведя за период времени t некоторое количество продукции А и В, предприятия осуществляют затраты и получают результат, выраженные в стоимости (рис. 7).
Рис. 7. Затраты и результаты двух условных предприятий
Если соотнести стоимостные затраты и результаты деятельности предприятия, то соотношение будет выглядеть следующим образом (рис. 8).
Рис. 8. Соотношение затрат и результата на условных предприятиях
Видно, что на предприятии № 1 стоимостной результат выше затрат, а на предприятии № 2 — ниже. Если допустить, что оба предприятия работают в нормальном режиме, то очевидно, что высокая эффективность предприятия № 1 и низкая предприятия № 2 связаны с продукцией, которую они производят.
Предприятие № 1 производит традиционную продукцию, являющуюся базовой для жизнедеятельности людей. Предприятие № 2 производит продукцию пионерного освоения, которая не входит в базовое жизнеобеспечение. Именно по этой причине при одинаковой сумме затрат результат у предприятия № 2 низкий.
Теперь предположим, что мы имеем дело с экономикой, состоящей из десяти предприятий (рис. 9).
У первых семи предприятий результат превышает затраты. Они производят базовую продукцию. У последних трех предприятий результат ниже затрат. Они производят пионерную продукцию. Затраты у всех предприятий приняты одинаковыми.
Мы получили два сектора экономики — базовый, где производится эффективная традиционная продукция и пионерный сектор, где выпускается новая продукция, продукция пионерного освоения.
Представим теперь, что мы имеем дело с экономикой, где не десять субъектов, а неопределенное множество субъектов (рис. 10). То есть, вместо отдельных столбиков появляются сплошные линии, отображающие затраты и результаты.
Рис. 9. Условная экономика, состоящая из десяти предприятий
Рис. 10. Условная экономика, состоящая из неопределенного множества предприятий и работающая на основе рынка
Теперь необходимо решить вопрос, каким образом в экономике может существовать пионерный сектор, все предприятия которого, расположенные на отрезке S1S2, с точки зрения стоимости убыточны?
На рис. 10 появился прямоугольник OEFS2, которого не было на рис. 9. Это выручка, которую получают все предприятия, реализовав продукцию. Мы видим, что уровень выручки (EF) выше уровня затрат и все предприятия получают нормальную прибыль (AEFG). Линия EF появилась на рис. 10 в результате отклонения цен от стоимости. Если бы продукция продавалась по стоимости, то выручка предприятия шла по линии BD. Однако выручка идет по линии EF. В результате предприятия базового сектора потеряли ресурсы в размере EBH, а предприятия пионерного сектора и часть предприятий базового сектора получили ресурсы в размере HFD.
Возможно ли такое отклонение цен от стоимости, какое изображено на рис. 10?
Источником реальной прибыли в экономике является избыток базовой продукции над затратами (ABC). Этот избыток большой и его хватает на то, чтобы а) обеспечить нормальную прибыль предприятиям базового сектора; б) покрыть недостающие затраты предприятий пионерного сектора (CGD); в) дать нормальную прибыль предприятиям пионерного сектора. Следовательно, экономика на рис. 10 имеет структуру, при которой отклонившиеся от стоимости цены обеспечивают всем субъектам экономики нормальную прибыль, а, следовательно, нормальное развитие. А из этого, в свою очередь, следует, что экономика на рис. 10 имеет структуру, позволяющую ей развиваться на рыночной основе.
Какую же структуру имеет экономика на рис. 10? Базовый сектор в этой экономике относительно пионерного сектора велик, а пионерный относительно базового мал.
Теперь рассмотрим ситуацию на рис. 11.
Рис. 11. Условная экономика, работающая на основе плана
На рис. 11, в отличие от рис. 10, выручка оказывается равной затратам (уровень затрат AG сливается с уровнем выручки EF). Это означает, что экономические субъекты не получают прибыль. Такая ситуация возникает потому, что пионерный сектор относительно базового оказывается слишком большим и весь избыток продукции базового сектора уходит на восполнение нехватки ресурсов в пионерном секторе в части только затрат (A, EBC = CG, FS2). На прибыль ресурсов не остается ни для предприятий базового, ни для предприятий пионерного сектора. Очевидно, что в ситуации отсутствия прибыли субъекты экономики не смогут договориться о ценах и экономика не сможет работать на рыночной основе. Такая экономика может работать только на основе плана.
Пионерный сектор является источником развития производительных сил экономической системы, в том числе инновационного развития. В пионерный сектор попадают а) традиционные предприятия, находящиеся в стадии строительства и выхода на запланированную мощность; б) инновационные производства, перспективы окупаемости которых неопределенны.
Сопоставим экономику на рис. 10 и рис. 11. Допустим, что экономика на рис. 10 ставит себе целью резко развить производительные силы. Это ведет к увеличению ее пионерного сектора, т.е. происходит переход от ситуации на рис. 10 к ситуации на рис. 11. Следовательно, одновременно происходит переход от рынка к плану. Между крайними вариантами, представленными на рис. 10 и рис. 11 располагается множество промежуточных, предполагающих различные сценарии развития той или иной хозяйственной системы.
В странах СНГ исторически уровень развития производительных сил соответствует четвертому технологическому укладу с отдельными элементами пятого. Наиболее развитые страны мира уже осваивают шестой технологический уклад [3]. Следовательно, если СНГ в целом поставит себе целью выйти на паритетные отношения с основными мировыми центрами развития, ему требуется рывок в развитии производительных сил. Рывок в развитии производительных сил возможен только за счет существенного усиления роли плана в экономике СНГ. Речь идет не о переходе к директивно-плановой экономике. Речь идет о формировании смешанной экономики с доминирующей ролью плана.
О том, что без плановой мобилизации ресурсов рывок к шестому технологическому укладу невозможен, красноречиво говорят данные табл.5.
Из табл.5 видно, что совокупные расходы всех стран СНГ на НИОКР оказываются меньше, чем расходы одной Великобритании. Расходы на НИОКР в России в 14 раз меньше, чем в США и в 11,4 раза меньше, чем в Китае. Очевидно, что только активная одновременная мобилизация максимальных ресурсов всех стран СНГ может привести к сокращению образовавшегося разрыва.

Таблица 5
Расходы на НИОКР по странам мира и СНГ, 2018 г. (расчеты по ППС в текущих ценах)
СтранаВВП
(тыс. международных долл.)
Расходы на НИОКР
(тыс. международных долл.)
Соединенные Штаты
Америки
20 580 159 776584 003 194
Китай21 746 511 396475 313 500
Германия4 531 047 927140 199 685
Южная Корея2 179 895 687104 855 162
Франция3 120 958 80768 661 094
Великобритания3 117 061 23753 741 253
Италия2 594 200 24336 295 456
Российская Федерация4 223 363 71541 807 077
Беларусь183 460 9451 115 809
Казахстан478 232 709587 748
Узбекистан228 057 682296 019
Азербайджан144 681 286267 371
Молдавия34 297 67187 459
Армения38 445 98272 701
Киргизия (по данным 2017 года)33 246 51935 607
Таджикистан30 155 80029 251
Источник: составлено автором на основе [9]

Переход на качественно новый уровень развития производительных сил, соответствующих шестому технологическому укладу, позволит в дальнейшем ослабить роль плана в экономике стран СНГ и снова усилить рыночные механизмы. Данный процесс показан на рис. 12.
На рис. 12а представлена экономика с доминированием рынка (такая же как на рис. 10). На рис. 12b произошел переход к экономике с доминированием плана (такой же как на рис. 11), так как увеличился пионерный сектор (S1ʹCʹGʹ, FʹS2ʹ).
Пионерный сектор увеличился за счет массового освоения технологий шестого технологического уклада. На рис. 12с идет возврат к экономике с преобладанием рынка. Возврат к рынку стал возможным, так как большинство производств шестого технологического уклада стали прибыльными и перечли в базовый сектор. За счет этого базовый сектор увеличился, а пионерный сократился. Это и создало условия для активизации рынка. Кроме того, затраты предприятий (S) выросли за счет внедрения дорогостоящего оборудования нового поколения и роста заработной платы (OAʹʹGʹʹS2ʹʹ > OAʹ, EʹGʹ, FʹS2ʹ). Однако рост затрат сопровождается еще большим ростом производительности (OBʹʹDʹʹS2ʹʹ > OBʹS2ʹ). Это дополнительно сократило пионерный сектор и увеличило базовый. Масштабы пионерного сектора по отношению к базовому — основной фактор, влияющий на то, какой механизм развития производительных сил (преимущественно рыночный или преимущественно плановый) подходит данной стране или группе стран.
Однако есть еще два фактора, дополнительно влияющих на траекторию развития производительных сил.
Рис. 12. Усиление рынка в экономике СНГ после освоения шестого технологического уклада
Фактор № 2. Производительность.
Влияние данного фактора на формирование рыночного или планового механизма показано на рис. 13.
Рис. 13. Влияние фактора производительности на механизм развития производительных сил
На рис. 13а изображена рыночная экономика, такая же как на рис. 10. На рис. 13b представлена экономика, в которой функционируют такие же экономические субъекты (предприятия), что и на рис. 13а (S2 = S2ʹ). Однако у каждого предприятия на рис. 13b более низкая производительность. В итоге линия BD смещается в положение BʹS2ʹ (рис. 13b). Это ведет к тому, что часть предприятий, которые на рис. 13а прибыльные, становятся убыточными. В результате размеры базового сектора сокращаются (OBCS1 > OBʹCʹS1ʹ), а пионерного — увеличиваются. Если государство не хочет ликвидировать данные предприятия вследствие их важности для экономики, то содержать такой громоздкий пионерный сектор можно только по плану.
Сравним производительность в странах СНГ с производительностью в странах с развитой рыночной экономикой (табл. 6).
Из таблицы видно, что выпуск продукции на одного жителя страны по странам СНГ в целом ниже, чем в европейских странах и США. Поэтому вариант СНГ — это вариант, представленный на рис. 13b, а не на рис. 13а. То есть фактор производительности в рамках СНГ работает скорее на план, чем на рынок. Данное утверждение дополнительно подтверждает табл. 7. В табл. 7 имеются сведения только по России. Однако Россия достаточно репрезентативна по отношению к СНГ в целом.

Таблица 7
ВВП на час рабочего времени, 2016 г., долл.
США72,0
Германия72,2
Россия26,5
ЮАР24,5
Мексика21,6
Источник: составлено автором на основе [9]

Фактор № 3. Уровень затрат.
Влияние уровня затрат на механизм развития производительных сил показан на рис. 14.
На рис. 14a изображена исходная рыночная экономика. В экономике, изображенной на рис. 14b, имеются аналогичные предприятия, что и в экономике на рис. 14а (S2 = S2ʹ). Но у всех предприятий на рис. 14b уровень затрат выше. В результате мы имеем тот же эффект, что и в предыдущем случае: пионерный сектор расширяется за счет убыточных предприятий, а базовый сжимается и экономика становится плановой.
В России климат объективно обуславливает сравнительное удорожание капитальных затрат при осуществлении индустриальных проектов на 20–60%, затраты на отопление повышают текущие издержки еще на 10–30%, а реальная стоимость рабочей силы в связи с необходимостью выживания населения в длительные холодные сезоны при прочих равных условиях возрастает примерно вдвое [7; 6; 14].
Рис. 14. Влияние фактора затрат на механизм развития производительных сил
Фактор климатических условий сложнее оценить для других стран-участниц СНГ. Для стран Средней Азии проблемой можно считать резко континентальный климат, ограниченность водных ресурсов и поливных земель. Для стран Северного Кавказа свойственны горный климат, расчлененность рельефа, высокий риск возникновения стихийных разрушительных процессов, что существенно повышает стоимость инфраструктуры.
Таким образом, климатический фактор, отрицательно влияя на затраты, действует в сторону усиления механизмов плана при решении задачи развития производительных сил.
Кроме климатического фактора на затраты в странах СНГ оказывают влияние расстояния. Расстояния в значительной мере определяют транспортные затраты. Табл. 8 показывает отрицательное влияние больших расстояний на экономику.
Из табл.8 видно, что фактор больших расстояний в наибольшей степени влияет на экономики Австралии и Новой Зеландии. Однако вслед за этими лидерами транспортных затрат сразу следуют Россия и Казахстан. По остальным странам СНГ оценки, к сожалению, отсутствуют. Однако и этих данных достаточно, чтобы сделать вывод, что фактор расстояний в СНГ в целом работает в сторону усиления плана.

Таблица 8
Вклад расстояний в ВВП на душу населения, %
СтранаОтклонение
в %
СтранаОтклонение
в %
Австралия-10,6Ирландия0,6
Новая Зеландия-10,1Италия1,3
Казахстан-7,4Австрия1,8
Россия-4,6Канада2,1
Греция-3,7Дания2,2
Португалия-2,7Япония3
Финляндия-2,4Швейцария3,3
Норвегия-1,5Франция3,4
Швеция-1,4Великобритания3,8
Испания-1,2Нидерланды5,6
США-0,3Бельгия6,7
Источник: [4]
Рис. 15. Удельный вес отдельных видов транспорта в общем грузообороте
Источник: [4, 50]
Помимо фактора расстояний важное значение для уровня национальных затрат имеет океаническое или морское расположение страны [12]. Это определяет удельный вес сухопутного и морского видов транспорта в структуре грузопотоков. Рис. 15 показывает, что страны СНГ относятся к числу сухопутных. Об этом говорит удельный вес железнодорожного и автомобильного транспорта по отношению к водному.
Сухопутные перевозки существенно дороже водных (рис. 16).
Видно, что самая высокая в мире стоимость экспортной отправки грузов наблюдается в Таджикистане — 9050 долл. за контейнер, что намного превышает среднемировой показатель (1560 долл. за контейнер). На рис. 16 имеются средние показатели по данной группе стран. Видно, что стоимость перевозки контейнера существенно выше (4140 долл.), чем в среднем по миру (1560).
Таким образом, высокий удельный вес сухопутных перевозок оказывается фактором, повышающим национальные затраты стран-участниц СНГ и, тем самым, стимулирующим развитие производительных сил СНГ за счет плана.
Важнейшим фактором, определяющим уровень национальных затрат, является энергоемкость ВВП (табл. 9).

Таблица 9
Уровень энергоемкости ВВП (MJ на 1 долл. США)
ГодГерманияСШАКитайРоссия
2005571010
20104699
20154578
Источник: составлено автором на основе [9]

Из всех стран СНГ данные по энергоемкости имеются только по России. Энергоемкость ВВП в России выше, чем в таких странах как Германия и США. Частично это связано с уже упоминавшимся холодным климатом. Однако в существенное мере высокая энергоемкость определяется устаревшей и сильно изношенной материальной базой энергетики. И это обстоятельство является общим для всех стран СНГ, в том числе тех, у которых климат теплый. Следовательно, повышенная энергоемкость также выступает фактором, увеличивающим уровень национальных затрат.
В целом можно сделать вполне определенный вывод: фактор затрат в СНГ действует в сторону усиления механизмов плана при решении проблемы развития производительных сил (рис. 14b).
Рис. 16. Расходы на экспорт, долл. США за контейнер.
Источник: [4, 51]
Сценарий модернизационного развития
Варианты развития производительных сил, располагающиеся между моделями на рис. 10 и рис. 11, относятся к странам, отставание которых от развитых стран не радикальное. Процесс усложняется, если задача развития производительных сил стоит перед страной с радикальным отставанием от уровня развитых стран (рис. 17).
Рис. 17. Экономики с сильным отставанием от уровня развитых стран
Экономика рис. 17а — это экономика условной развитой страны. Она имеет основной набор современных отраслей, как в базовом, так и в пионерном секторах. Экономика на рис. 17b, во-первых, диверсифицирована в гораздо меньшей степени. Предприятия, расположенные на отрезке OS1ʹ (рис. 17b), производят несколько видов сугубо базовой продукции. Пионерный сектор (S1ʹCʹGʹS2ʹ) есть, но он мал и включает в себя отрасли, которые в развитой стране давно базовые. Затраты на выпуск продукции существенно ниже, чем в экономике на рис. 17а (OAʹ < OA). Однако они низкие вследствие того, что там задействовано отсталое оборудование и больше количество неквалифицированных рабочих с низкой заработной платой. Производительность оборудования и рабочих низкая, поэтому на единицу затрат в экономике на рис. 17b приходится меньше стоимостных единиц результата, чем в экономике на рис. 17а.
Возникает вопрос, какой сценарий развития производительных сил в рамках СНГ можно предложить экономике на рис. 17b? Для экономики на рис. 17b больше подходит не инновационный, а модернизационный сценарий. В рамках данного сценария производительные силы, в первую очередь, обновляются у уже действующих предприятий. Во вторую очередь начинается диверсификация базового сектора экономики. Здесь роль пионерного сектора играют базовые по мировым меркам производства, но впервые осваиваемые данной страной.
После окончания модернизационного периода можно переходить к инновационному.
Описанный модернизационный сценарий также предлагает усиление плана в экономике СНГ. Это связано с тем, что фронтальная, форсированная модернизация требует гораздо больших инвестиций, чем имеющиеся прибыли в размере AʹEʹFʹGʹ (рис. 17b). Столь масштабные инвестиции невозможно получить на коммерческой основе. Их можно мобилизовать только по плану в масштабе СНГ с определенными условиями возврата. Однако именно это и позволит стране проводить модернизацию быстрее, чем вне СНГ.
Второй модернизационный вариант развития представлен на рис. 17с. В этом варианте затраты, образованные отсталой техникой и неквалифицированной рабочей силой (OAʹʹGʹʹS2ʹʹ) дают высокий результат в базовом секторе экономики (OBʹʹPʹʹS1ʹʹ). Результат высокий вследствие того, что он содержит природную ренту. В этом случае страна имеет гораздо больше прибылей (AʹʹEʹʹLʹʹMʹʹFʹʹGʹʹ > AʹEʹFʹGʹ), которые могут быть направлены на модернизацию и последующее инновационное развитие. Прибыль высокая даже если мировые цены способствуют потере данной страной существенной доли ресурсов (EʹʹBʹʹPʹʹLʹʹ). В данном случае модернизационный период будет пройден быстрее и возможно без привлечения внешних ресурсов. Членство в СНГ в данном случае может давать преимущество в поставках из других стран СНГ более дешевого оборудования на цели модернизации и в подготовке кадров за меньшую плату. Кроме того, продукция возникающих новых отраслей в данной стране СНГ должна иметь гарантированный рынок сбыта внутри СНГ.
Проведенный анализ позволяет сформулировать достаточно очевидные выводы:
– Единственный шанс СНГ сделать рывок в развитии производительных сил и осуществить переход к шестому технологическому укладу состоит в усилении роли плана в экономике;
– Усиление роли плана приведет к ощутимому результату, если планирование развития производительных сил будет осуществляться в масштабах всего СНГ, а не в рамках отдельных стран-участниц. Единое планирование позволит избежать распыления и без того скудных средств;
– План является сутью евразиатского способа производства, поэтому усиление роли плана на пространстве СНГ будет означать дальнейшее усиление и развитие данного способа производства.
Сформулированные выводы относятся не только к СНГ, но и к ЕАЭС, потому что все страны ЕАЭС входят в СНГ. Остается открытым вопрос, сможет ли СНГ воспользоваться имеющимся шансом для развития своих производительных сил? Думается, что для СНГ вероятность этого не велика. Однако для ЕАЭС она гораздо выше, и те страны СНГ, которые будут присоединяться к ЕАЭС, получат реальную возможность совершить рывок в развитии производительных сил за счет усиления механизмов плана в экономике.


Список использованных источников:
1. Human Development Data Center [Электронный ресурс] // URL: http://hdr.undp.org/en/data (дата обращения: 20.04.2021).
2. Imd World Competitiveness Center [Электронный ресурс] // The IMD World Digital Competitiveness Ranking. — URL: https://www.imd.org/wcc/world-competitiveness-center-rankings/world-digital-competitiveness-rankings-2020/ (дата обращения: 20.04.2021).
3. Глазьев С.Ю. Перспективы становления в мире нового VI технологического уклада //Мир (Модернизация. Инновации. Развитие). — 2010. — № 2. — С. 4–10.
4. Евразийская трансмиссия: от интеграции к росту // Макрообзор ЕАБР. Август 2017. — 67 с.
5. Кротов М.И., Слуцкий Л.Э., Батистова О.И. Евразийская экономическая перспектива: проблемы и решения // Проблемы современной экономики. — 2020. — №4 — с.10.
6. Крюков В.А. Тепло и рынок // ЭКО. — 2019. — № 3. — С. 4–7.
7. Лесных В.В. Природно-климатический аспект издержек производства и конкурентоспособность национальных экономик / В.В. Лесных, Е.В. Попов // Общественные науки и современность. — 2006. — №6. — С. 148–158.
8. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Сочинения Т.3. Изд. 2-е. — М: Госполитиздат, 1955 — с.72.
9. Мировой атлас данных [Электронный ресурс] // URL: https://knoema.ru/atlas (дата обращения: 20.04.2021).
10. Миропольский Д.Ю. Евразиатский способ производства: специфика движения продукта // Вопросы политической экономии. — 2019. — №1. — С. 94–101.
11. Рейтинг стран по глобальной конкурентоспособности [Электронный ресурс] // URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/global-competitiveness-index (дата обращения: 20.04.2021).
12. Савицкий П.Н. Континент Евразия. — М.: Аграф, 1997. — 461 с.
13. Стратегия экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2030 года. Утв. решением Совета глав правительств СНГ от 29 мая 2020 года. — С. 4.
14. Ходаков В.Е., Соколова Н.А., Чёрный С.Г. Влияние природно-климатических факторов на социально-экономические и производственные системы. — Херсон: Издатель Гринь Д.С., 2012. — 354 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия