Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Селищев А. С.
доктор экономических наук, профессор

Проблемы устойчивого развития Казахстана в ЕАЭС
В статье рассматриваются проблемы устойчивости развития экономики Казахстана. Дан анализ трансформации структуры экономики, рассмотрены институциональные реформы и существующая система планирования в стране. Проанализирована внешняя взаимная торговля со странами ЕАЭС и третьими странами, показано международное экономическое сотрудничество Казахстана, уделено внимание казахстанско-турецким отношениям. Выявлено, что Казахстан и другие страны-члены Союза находятся в «ловушке среднего дохода» и предложены меры по выходу их нее
Ключевые слова: Евразийский экономический союз, ЕАЭС, Казахстан, структура экономики, институциональные реформы в Казахстане, международное экономическое сотрудничество Казахстана, «тюркский романтизм», ловушка среднего дохода стран-членов ЕАЭС
УДК 339.9; ББК 65.9 (2Рос)8   Стр: 17 - 23

Введение. Как и другие страны-члены ЕАЭС, Казахстан получает дополнительные условия и возможности устойчивого экономического развития и роста в процессе евразийской интеграции. Вместе с тем, в функционировании ЕАЭС имеется немало проблем, решение которых требует от всех участников постоянной и адекватной корректировки реформирования.
Казахстан (Қазақстан, Qazaqstan), официальное название — Республика Казахстан, РК (Қазақстан Республикасы, КР; Qazaqstan Respyblıkasy, QR) — государство в центре Евразии. По площади территории (2 724 902 км²) страна занимает девятое место в мире, второе место — среди стран СНГ и первое — среди тюркоязычных государств. По объему ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, располагается на 41-м месте, и на 64-м — по численности населения.
Местоположение страны приобретает особую значимость в процессе перемещения центра мировой экономики в АТР и, в частности, в связи с продвижением в Центральной Азии китайской инициативы «Один пояс — один путь». Республика располагает общими границами с пятью государствами. На севере и западе Казахстан граничит с Россией: протяженность границы — 7548,1 км. На юге — с Узбекистаном (2351,4 км), с Кыргызстаном (1241,6 км) и с Туркменистаном (426 км). На юго-востоке пролегает казахстанско-китайская граница (1782,8 км). Общая протяженность сухопутной государственной границы — 13 392,6 км. От восточных границ Казахстана до западных границ Монголии расстояние около 40 км. Протяженность страны с востока на запад составляет 2963 км, а с севера на юг — 1652 км.
Казахстан является членом более 40 международных организаций, в том числе ООН, МВФ, СНГ, ШОС, ОДКБ. Кроме того, Казахстан — член пяти международных исламских организаций: Организации исламского сотрудничества (ОИС), Тюркского совета или Совета сотрудничества Тюркоязычных государств, ТюрКсой или Международной организации тюркской культуры, Исламского банка развития и Организации экономического сотрудничества (ОЭС).
Официальными стратегическими партнерами Казахстана являются Россия, Китай, США, ЕС и арабские страны. В 2009 году между Казахстаном и Турцией подписано соглашение о стратегическом партнерстве, а в мае 2012 года создан казахстанско-турецкий совет стратегического партнерства.
Руководство Казахстана неизменно занимает активную позицию относительно всесторонней интеграции стран СНГ. Именно Нурсултан Назарбаев стоял у истоков ЕАЭС. 28 марта 1994 года, находясь в МГУ, он впервые высказал идею о создании Евразийского экономического союза и предложил странам СНГ интегрироваться по аналогии со странами Европейского Союза: создать единое экономическое пространство с открытыми рынками и таможенными границами, реализовать национально-государственные интересы каждого, используя весь совокупный потенциал [1]. Во главе интеграционных процессов, приведших в итоге к созданию ЕАЭС, неизменно стояли руководители России, Белоруссии и Казахстана [2].
Численность населения страны, по официальным данным на 1 января 2021 года, составила 18 877 128 человек. Плотность населения — 6,93 человека на квадратный километр. Населенность Казахстана существенно возросла в ходе освоения целины (1954–1965 гг.). Возникла мощная инфраструктура, выросли крупные предприятия, поселки и города, многократно улучшились условия жизни. В 1991 году вспыхнул демографический кризис в результате демонтажа СССР и оттока неказахского населения, и не только русского: во время Великой Отечественной войны в Казахстан было перемещено 400 тыс. поволжских немцев, а также большое количество греков и крымских татар. С 1991 по 1998 гг. из страны уезжало по 200–400 тыс. человек в год (пик эмиграции пришелся на 1994 год — 480,8 тыс.). В 1999–2002 гг. ежегодная эмиграция составила 120–160 тыс. чел. [3]. Только в 2010 году Казахстан вышел на уровень 1990 года по показателю численности народонаселения (табл. 1).

Таблица 1
Реальная и прогнозная численность населения Казахстана (млн чел.)
На 1 января соответствующего
года (1951–2020 гг.)
Прогноз на 1 июля соответствующего
года (2030–2100 гг.)
ГодЧисленность
населения
ГодЧисленность
населения
19516,76203020,30
19557,76203520,95
19609,73204021,62
196511,68204522,31
197012,93205022,96
197513,96205523,51
198014,72206023,93
198515,56206524,28
199016,36207024,59
199515,93207524,90
200014,97208025,20
200515,52208525,46
201016,15209025,65
201517,44209525,74
202018,66210025,74
Источник: [4].

Согласно прогнозу Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН численность населения страны на протяжении XXI века будет возрастать: ожидается, что в 2025 году она составит 19,61 млн человек. Стабилизация ожидается к 2095 году на отметке около 25,74 млн человек.
Столица государства — Нур-Султан (население на начало 2020 года — 1,1 млн человек). Прежние названия города — Акмолинск (с 1862 года), Целиноград (1961–1992 гг.), Акмола (1992–1998), Астана (1998–2019). Крупнейшим городом страны с населением более 1,9 млн человек является Алма-Ата. Всего в стране — 87 городов, в пятерку крупнейших кроме двух упомянутых входят Шымкент, Караганда и Актюбинск. Город Байконур до 2050 года арендован Россией и на этот период в отношениях с ней наделен особым статусом города федерального значения Российской Федерации, являясь административно-территориальной единицей Республики Казахстан [5, 35]. В городах проживает 56% населения страны.
Казахстан обладает самым крупным экономическим потенциалом в Центральной Азии. Так, в 1990 году ВВП Центральной Азии равнялся $55,9 млрд, при этом доля Казахстана составляла 53,1% (второе место занимал Узбекистан с долей 31,6%).; в свою очередь, доля ВВП Центральной Азии в мировой экономике в то время равнялась 0,24%. В 2019 году ВВП Центральной Азии составил $304,7 млрд, при доле Казахстана в 59,6% (Узбекистана — 19%) и доле Центральной Азии в мировой экономике — 0,35% [6].
Казахстан располагает богатыми минеральными и топливными ресурсами: второе место в мире по запасам урана, хрома, свинца и цинка; третье — по марганцу; пятое место — по залежам меди; входит в десятку по запасам угля, железа и золота, экспортирует алмазы. По разведанным запасам нефти и газа страна занимает 11-е место в мире. Однако в стране функционируют лишь три нефтеперерабатывающих завода, поэтому немалая часть сырой нефти экспортируется в Россию и через Россию.
Среди членов ЕАЭС Казахстан занимает второе место по количеству жителей, а также второе место по общему объему ВВП и ВВП на душу населения, о чем свидетельствуют данные табл. 2.

Таблица 2
Численность населения и показатели ВВП стран ЕАЭС в 2020 году
СтранаЧисленность
населения
(млн чел.)
ВВП по номиналуВВП по ППС
Всего
млрд долл.
На душу,
долл.
Всего,
млрд долл.
На душу
Армения*2,9913,444 52732,8910 995
Беларусь9,40857,716 133185,8919 758
Казахстан18, 877179,339 686569,8130 178
Кыргызстан*6,598,4561 30935,3245 470
Россия146,751 464,09 9724 021,027 394
Источник: данные Всемирного банка.
*Данные по Армении и Кыргызстану — за 2019 год.

По показателям ВВП на душу населения как по паритету покупательной способности (ППС), так и по номинальному обменному валютному курсу Казахстан и Россия весьма близки: иногда Казахстан несколько уступает России, однако в отдельные годы и превосходит своего соседа. Это можно объяснить и тем, что обе страны богаты нефтью, добыча которой занимает важное место в структуре экономики. Однако в этом заключается не только сила, но и уязвимость экономик стран с гипертрофированной долей добывающего сектора. Близкие показатели уровня жизни во многом объясняют незначительную взаимную трудовую миграцию между соседями. Это особенно наглядно при сравнении с соседним Кыргызстаном, обладающим самыми низкими показателями ВВП на душу населения в ЕАЭС, и, как следствие этого — наличие большого количества киргизских трудовых мигрантов, как в России, так и в Казахстане. По данным последней переписи населения Казахстана (2009 г.), киргизы занимали в стране лишь 17-е место (23 тыс. человек или около 0,15%). Однако в последнее десятилетие киргизы демонстрируют самую высокую динамику по темпам прироста численности среди всех этносов Казахстана. Более благополучные условия на казахстанском рынке труда и присоединение Кыргызстана к ЕАЭС способствуют усилению киргизской иммиграции. При этом, для киргизов предусмотрена упрощенная процедура получения гражданства. Поэтому многие трудовые мигранты после нескольких месяцев работы в Казахстане получают вид на жительство, а затем и гражданство. Следует отметить, что казахский и киргизский языки, относящиеся к тюркской семье (более 180 млн говорящих), весьма схожи: киргизский и казахский языки относятся к разным подгруппам одной, кыпчакской группы тюркских языков.
Немаловажным фактором, способствующим успешной адаптации киргизов в Казахстане, является также русский язык: по официальным данным в 2018 году, доля казахстанского населения, владеющего русским языком, составила в республике 92,3%. Причем речь идет о хорошем владении, в подавляющей части — свободном [7]. В Кыргызстане примерно половина населения владеет русским языком, а на севере страны — около 85%.
В начале 1990-х годов Казахстан, как и Россия, осуществлял экономические реформы по рекомендациям Вашингтонского консенсуса, проводя радикальную приватизацию в условиях «шоковой терапии». Болезненность реформ усугубилась «дополнительным шоком» — в 1993 году в России неожиданно были введены в обращение деньги нового образца исключительно для «внутрироссийского обращения». 17 июля Россия в одностороннем порядке вышла из рублевой зоны СНГ, отсекая от нее бывшие союзные республики. Иными словами, российские власти пошли на сознательную ликвидацию прежде единого денежного пространства. Казахстану пришлось в срочном порядке пускать в обращение собственную национальную валюту — тенге, в секретном порядке изготовленную и закупленную в Лондоне. 15 ноября 1993 года новая национальная валюта была пущена в обращение.
Стремительная приватизация государственной собственности в 1990-е годы в Казахстане, как и в России, привела к резкому падению, а зачастую — и к деградации производства. С 1991 по 2000 гг. число промышленных предприятий в Казахстане сократилось с 20 тыс. до 14,5 тыс. За десятилетие снизилось производство всех основных видов продукции, кроме добычи нефти, а именно: железной руды на 83%, угля на 55%, электроэнергии на 59%, стали на 69%, минеральных удобрений на 11%, тракторов на 95%, цемента на 13%, тканей на 94% и т. д.
Доля сельского хозяйства в экономике упала с 34% в 1990 г. до 10% в 1999 г. Посевные площади сельскохозяйственных культур сократились почти в три раза. Численность крупного рогатого скота сократилась с 9,8 млн голов до 4,1 млн, овец — с 36,2 до 9,8 млн, свиней — с 3,2 до 1 млн, лошадей — с 1,6 до 0,9 млн, птицы — с 59,3 млн до 18,8 млн [8]. Табл. 3 иллюстрирует динамику структуры ВВП за последние годы.

Таблица 3
Динамика долей секторов в ВВП Казахстана, 2009–2019 гг. (%)
 20092010201120122013201420152016201720182019
Сельское хозяйство6,154,514,994,294,594,334,714,564,524,404,44
Промышленность38,4340,6037,2736,3033,7033,2130,8531,9832,3333,5033,05
Услуги54,0051,6848,8951,3953,1854,8459,3057,8657,3055,4555,47
Источник: [9]

Аграрный сектор. Доля сельского хозяйства в ВВП, как следует из табл. 3, составляет менее 5%. Но это отнюдь не умаляет важности данной сферы. Численность экономически активного населения Казахстана в 2019 году составила 9221,5 тыс. человек, в том числе, занятых 8780,8 тыс. (безработных — 440,7 тыс.). В сельском хозяйстве (а также рыбном и лесном хозяйстве) трудилось 1184,7 тыс. человек или 13,5% [10].
Важнейшей аграрной культурой является пшеница: страна входит в десятку крупнейших мировых производителей. По данным Министерства сельского хозяйства Казахстана, в 2020 году было получено 20,839 млн тонн при урожайности 12,9 центнера с гектара. Рекордный урожай пришелся на 2011 год: 26,9 млн тонн. В стране выращиваются также ячмень, хлопок, сахарная свекла, подсолнечник, лён, рис и некоторые другие культуры.
Аграрный сектор подвергается рыночному реформированию. 30 июня 2003 года был принят новый Земельный Кодекс Республики Казахстан (ЗКРК), которым введена частная собственность на сельскохозяйственные угодья. Вместе с тем, возник целый ряд проблем теоретического и практического плана эффективного использования земельных ресурсов страны [11]. Предполагается, что в обозримой перспективе фермерское предпринимательство в стране будет формироваться в окружении колхозов и совхозов — основных поставщиков сельскохозяйственной продукции, которые тоже реорганизуются в ассоциации с определением доли каждой семьи [12].
В 2012 году группа казахстанских ученых составила прогноз развития аграрного сектора страны к 2030 году, в котором предвиделось осуществление комплексной механизации и автоматизации на всех стадиях производства продовольствия. Предсказывалось, что лидирующие позиции по уровню механизации и автоматизации займут крупные межотраслевые комплексы. Среди всего прочего прогнозировалось, что урожайность пшеницы в стране выйдет на уровень 22–33 центнера с гектара в 2030 году [13]. Однако, с учетом показателей урожайности за последние годы, вряд ли можно ожидать достижения через 10 лет даже низшей планки прогноза.
Промышленность. Доля промышленности в ВВП страны имеет некоторую тенденцию к сокращению: ныне на нее (вместе со строительством) приходится 1/3 валовой продукции (табл. 3) при 19,7% занятого населения (в абсолютных показателях — 1730,5 тыс.) в 2019 году.
Горнодобывающая промышленность с долей 60% является основой индустриального сектора. Страна обладает богатейшими месторождениями каменного угля, занимает лидирующие позиции в мире по производству урана, поставляет также на мировой рынок медь, титан, ферросплавы, сталь, хром, марганец и алюминий. Динамично развивается и нефтедобыча: по выявленным запасам нефти страна входит в 15 ведущих стран мира.
Металлургическая промышленность играет немаловажную роль в экономике страны. Республика находится на 8-м месте в мире по запасам железной руды. Более 70% добываемой руды отправляется на экспорт. Доля черной металлургии в общем объеме промышленности превышает 12%. В области цветной металлургии лидирующие позиции занимает производство рафинированной меди, отправляемой главным образом в Европу. Немаловажную роль играет добыча золота.
Машиностроение страны после демонтажа СССР переживает дефицит квалифицированных кадров, низкую конкурентоспособность и недостаток инвестиций. Менее 10% машиностроительных предприятий производят готовую продукцию. Около 80% продукции машиностроения экспортируется в страны СНГ и более 15% — в ЕС. Страна располагает также железнодорожным машиностроением. Прогрессирует сборочное автомобилестроение при сотрудничестве с рядом фирм США, Германии, Японии, Южной Кореи и Франции. Уровень локализации на местных предприятиях составляет 30–50%.
Электротехническая промышленность. В стране функционируют около 30 крупных и средних предприятий, 8 из них заняты производством компьютеров и оптических приборов, остальные — электротехнического оборудования.
Основу химической промышленности составляет базовая химия (64% стоимости продукции), а также лакокрасочная продукция и агрохимическое производство (21%) и нефтегазохимия (10%).
Энергетика. Основу сектора формируют 37 ТЭЦ, работающих на отечественном угле. Гидроэлектростанции вырабатывают примерно 10% энергии. Действующих АЭС в стране нет. Благоприятны условия для развития ветровой энергии. Первая ветровая энергостанция запущена в 2010 году. К началу 2020 года в стране действовало 18 ветровых станций. Развитие солнечной энергетики пока очень незначительно, несмотря на очень благоприятные для этого природные условия. В целом же если доля внедрения возобновляемых источников энергии в Евросоюзе составляет примерно около 6%; в Соединенных Штатах Америки — 4%, России — 1%, то в Казахстане в 2020 году — 0,02% [14]. Основным потребителем электроэнергии является промышленность (почти 69% потребления). Домашние хозяйства потребляют около 10%, сектор услуг — около 8%, транспорт — несколько более 5%, сельское хозяйство — 1,2%.
Легкая промышленность после демонтажа СССР не восстановилась вполне (в советское время в Казахстане насчитывалось более тысячи крупных и средних предприятий). В настоящее время ее доля в обрабатывающей промышленности занимает чуть более 1%. Наибольшее значение имеют текстильная, швейная, кожевенная, в меньшей степени — обувная и меховая промышленность: всего в отрасли около 930 предприятий, 95% из которых являются малыми.
Пищевая промышленность тесно связана с аграрным сектором, дает примерно пятую часть ВВП. Здесь трудится каждый десятый, занятый в производственном секторе. Главные позиции удерживает мясная, хлебопекарная, молочная, сахарная, а также рыбная промышленность [15].
Сфера услуг страны формирует около 55% ВВП страны (табл.3) при доле занятости до 66,8% в 2019 году. В соответствии с программой развития до 2050 года и концепцией по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых государств мира, намечено, что доля сферы услуг в ВВП страны должна возрасти до 70%. Среди различных услуг наибольший вклад в ВВП вносят оптовая и розничная торговля и ремонт транспортных средств (около 15%), транспорт и складирование (более 8%), операции с недвижимостью (около 8%), профессиональная, научная и техническая деятельность (около 6%), а также финансовая и страховая деятельность (около 4%). В сфере услуг происходят не только количественные, но и качественные перемены: появились услуги связи, финансовые услуги, новые виды торговли. Казахстанские экономисты ожидают, что дальнейшее развитие сферы услуг окажет мультипликативный эффект на реальный сектор экономики, повышение конкурентоспособности и экспортной ориентированности экономики в целом [16].
Институциональные реформы в Казахстане. 14 декабря 2012 года Президент РК Нурсултан Назарбаев обратился с Посланием к народу Казахстана «Стратегия Казахстан-2050: новый политический курс состоявшегося государства». В Послании отмечалось, что главная цель республики заключается в создании к 2050 году общества благоденствия на основе сильного государства, развитой экономики и возможностей всеобщего труда. Для обеспечения условий ускоренного экономического роста необходимо сильное государство, т.е. такое государство, которое занимается не политикой выживания, а политикой планирования, долгосрочного развития и экономического роста. Стратегия «Казахстан-2050» осуществляется на основе пятилетних планов посредством осуществления кейнсианских программ активного государственного участия и регулирования экономического развития.

Таблица 4
Реализация Стратегии «Казахстан-2050» в рамках пятилетних планов развития
Наименование программыЦели и задачиСроки
Государственная программа по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан (ГПФИИР-1)Диверсификация и повышение конкурентоспособности экономики путем развития ее несырьевого сектора и улучшение благосостояния народа посредством господдержки отраслевых и территориальных программ развития.Первая пятилетка: 2010–2014 гг.
Государственная программа индустриально-инновационного развития Республики Казахстан (ГПИИР-2)Стимулирование диверсификации и повышения конкурентоспособности обрабатывающей промышленности.Вторая пятилетка: 2015–2019 гг.
Государственная программа индустриально-инновационного развития Республики Казахстан (ГПИИР-3)Создание условий для стимулирования конкурентоспособности обрабатывающей промышленности на внутреннем и внешнем рынках с учётом обязательств в рамках членства в международных экономических организациях.Третья пятилетка (шестилетка): 2020–2025 гг.

Программа первой пятилетки индустриализации (2010–2014 гг.) утверждена Указом Президента РК от 19 марта 2010 года. В программе обозначены три основных направления ГПФИИР: 1) максимальная отдача от природных ресурсов; 2) повышение эффективности человеческих ресурсов; 3) реализация геополитического потенциала (табл. 4).
Программа второй пятилетки индустриализации (2015–2019 гг.) утверждена Указом Президента РК от 1 августа 2014 года.
Ключевыми задачами второй пятилетки объявлялись: 1) опережающее развитие обрабатывающей промышленности; 2) повышение эффективности и увеличение добавленной стоимости в приоритетных отраслях; 3) расширение рынков для реализации несырьевых товаров; 4) увеличение продуктивной занятости; 5) придание нового уровня технологичности приоритетным секторам обрабатывающей промышленности и создание основы для развития; 6) формирование секторов будущего через формирование инновационных кластеров; 7) стимулирование предпринимательства и развитие малого и среднего бизнеса в обрабатывающей промышленности.
Программа третьей пятилетки индустриализации (2020–2025) утверждена Постановлением Правительства РК от 31 декабря 2019 года. В рамках третьей пятилетки индустриализации акцент в государственной промышленной политике сделан на создание экспортоориентированной экономики с высокой добавленной стоимостью. Ключевыми задачами третьей пятилетки являются: 1) углубление индустриализации; 2) расширение объемов производства и перечня обработанных товаров, пользующихся спросом на внешних рынках; 3) увеличение промышленных мощностей.
Политика инновационной индустриализации Казахстана с 2015 года дополнилась Государственной политикой инфраструктурного развития «Нұрлы жол» («Светлый путь»), призванной превратить Казахстан в ключевой евразийский транспортно-логистический узел путем модернизации автомобильных и железных дорог, портов и других проектов [17]. По мнению академика НАН РК Аманжола Кашанова (род. в 1934 г.), новая экономическая политика «Нұрлы жол» по внешним контурам и механизмам реализации в общетеоретическом плане укладывается в русло кейнсианских мер регулирования экономики на фазе депрессии экономического цикла и поисков выхода из нее. Принципиально новым и определяющим в программе «Нұрлы жол» является ее органическое слияние с базовой программой индустриализации страны. При этом «Нұрлы жол», как ядро новой экономической политики, открывает новые возможности комплексного развития экономики страны, ее «второго дыхания», обеспечивая оптимальное решение инфраструктурных и логистических задач конечной фазы воспроизводства, доведения ее результатов до стадии потребления.
Важный аспект инфраструктурного обеспечения экономики Казахстана — открытие совместного казахско-китайского терминала в порту Ляньюньган (连云港). Новый транспортно-логистический терминал вкупе с регулярным контейнерным поездом Ляньюньган — Алматы нацелен на повышение экспортно-импортного и транзитного потенциала не только с Китаем, но имеет прямой выход в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и Юго-Восточной Азии (ЮВА), способствуя развитию торговых отношений в регионе с выходом на транзит из этих стран в Центральную Азию (ЦА), государства Персидского залива, Россию, Кавказский регион и Европу через территорию Казахстана. Так, казахстанская политика «Нұрлы жол» де-факто способствует восстановлению экономического пояса Шелкового пути через магистраль Западная Европа — Западный Китай, что активно поддерживается и Китаем. Речь идет о реализации уникального транзитно-транспортного проекта международного уровня, имеющего для Казахстана стратегическое значение. Проект должен изменить положение Казахстана как важного транспортно-логистического хаба в центре Евразии, призванного обеспечить наиболее экономичную связь между Западной Европой, Китаем и ведущими странами ЮВА [18].
Внешняя торговля. В 2019 году объем внешней торговли Казахстана составил $96,1 млрд при экспорте в $57,7 млрд, импорте — $38,4 млрд и профиците торгового баланса — $19,3 млрд В 2018 году профицит составлял $27,4 млрд. Основными торговыми партнерами страны в 2019 году являлись: 1) Россия ($19,7 млрд); 2) Китай ($13,8 млрд); 3) Италия ($10,0 млрд); 4) Южная Корея ($6,5 млрд); 5) Нидерланды ($4,62 млрд); 6) Франция ($4,35 млрд); 7) Турция ($3,1 млрд); 8) Швейцария ($2,9 млрд); 9) Узбекистан ($2,7 млрд); 10) Испания ($2,3 млрд); 11) США ($2,2 млрд); 12) Индия ($1,9 млрд); 13) Румыния ($1,8); 14) Германия ($1,7) и 15) Греция ($1,4) (табл. 5).

Таблица 5
Основные торговые партнеры Казахстана в 2019 г., $ млрд
Покупатели
казахстанских товаров
Поставщики товаров
Казахстану
1Италия8,371Россия14,07
2Китай7,822Китай6,53
3Россия5,603Южная Корея3,39
4Нидерланды4,694Италия1,58
5Франция3,655Германия1,42
Источник: [19]

В 2019 году доля нефти в структуре экспорта Казахстана составила 58,1% (на сумму $33,56 млрд). Ключевым покупателем казахской нефти является Италия (на сумму $8,2 млрд). Нидерландам и Франции было поставлено нефти на сумму $3,6 и $3,4 млрд соответственно.
Кроме нефти, экспортными товарами, входящими в первую десятку, являются: газ (доля — 4,8%), медь (4,3%), продукты неорганической нефтехимии (3,8%), ферросплавы (3,3%), нефтепродукты (1,8%), пшеница (1,7%), плоский прокат (1,7%), мазут (1,6%), железная руда (1,2%), всего 24,2% объема экспорта. Перечисленные десять товаров первичного сектора обеспечили 82,3% экспортной выручки [20].
Импорт Казахстана более диверсифицирован: первые десять импортных товаров составляют по стоимости 20,2% всего ввоза. Это — трубы из черных металлов (2,7%), телефонные аппараты (2,4%), медикаменты (2,3%), краны, клапаны и вентили (2,1%), промышленное оборудование для обработки материалов (1,9%), легковые автомобили (1,9%), жидкостные насосы (1,9%), одежда (1,6%), газ (1,6%), воздушные насосы (1,6%) [21]. Диверсификация импорта свидетельствует о невысокой способности казахстанских производителей обеспечить внутренний спрос продукцией отечественной промышленности.
Торговля Казахстана со странами-членами ЕАЭС. Как уже отмечалась, Россия, входящая в ЕАЭС, является основным торговым партнером Казахстана. Две другие страны-члены ЕАЭС (Белоруссия и Киргизия) лишь замыкают вторую двадцатку торговых партеров страны. Незначительный удельный вес торгового оборота приходится на Армению.
Торговля с Белоруссией. По данным белорусской статистики, в 2019 году товарооборот Республики Беларусь с Республикой Казахстан составил $978,4 млн при белорусском экспорте $823,5 млн и импорте $154,9 млн Основными позициями белорусского экспорта в 2019 году стали тракторы и тягачи, молоко и сливки сгущенные, говядина, масло сливочное, машины для уборочных сельхозработ, мебель, сыры и творог, а также грузовые автомобили. В свою очередь, Белоруссия закупает в Казахстане нефтепродукты, каменный уголь, рельсы, хлопковое волокно, необработанный алюминий и цинк, семена льна, металлические трубы и профили. В Казахстане функционируют более 40 белорусских предприятий, созданных с участием белорусского капитала, а также более 170 субъектов дилерской сети. В свою очередь, в Белоруссии действуют 49 предприятий с участием казахстанского капитала [22].
Торговля с Кыргызстаном. Южный сосед является важным торговым партнером Казахстана, занимая второе-третье место среди стран ЕАЭС. Табл. 6 демонстрирует динамику взаимной торговли двух стран за пять лет.

Таблица 6
Динамика взаимной торговли Казахстана и Кыргызстана в 2015–2019 гг., $ млн
ГодыОбъем
торговли
Казахстанский
экспорт
Казахстанский
импорт
2015756,075518,553237,522
2016702,700437,224265,476
2017785,310516,726268,584
2018927,176656,887270,289
2019941,575604,043337,532
Источник: [23].

При этом импорт Казахстана из Кыргызстана в два раза меньше и менее диверсифицирован, чем экспорт. Кыргызстан поставляет на казахстанский рынок, в основном, молоко и молочные продукты, овощи и фрукты, продукты неорганической химии, а также изделия из гипса, стекла, пластмассы, цемент, табак, средства наземного транспорта и их запчасти, электрические машины, лампы накаливания, черные металлы и стеклянные изделия. Основными статьями казахских поставок в Кыргызстан являются пшеница, крупа, мука, продукты питания, ГСМ, уголь, табачные изделия, продукты неорганической химии, лаки, краски, изделия из черных металлов.
Казахстан занимает третью позицию во внешнеторговом обороте Кыргызстана после Китая и России. По словам президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева, росту экономического сотрудничества двух стран благоприятствуют такие факторы, как участие обеих стан в ЕАЭС, общая граница, обширная торгово-правовая база и интерес инвесторов с обеих стран. Казахстан — один из крупных инвесторов Кыргызстана с вложениями более миллиарда долларов. В стране участвуют около двух тысяч предприятий с участием казахского капитала. На территории Казахстана также функционируют предприятия с участием киргизской стороны [24].
К сожалению, во взаимной торговле не все гладко. В конце 2019 года на взаимной границе возник кризис, в результате чего Бишкек подал в ВТО жалобу на соседа. Две республики обвиняли друг друга в нечестной торговой политике. Кыргызстан подал жалобу на введение Казахстаном дополнительного контроля на кыргызско-казахстанской и российско-казахстанской границах, в результате чего к январю 2020 года на основных пунктах пропуска образовались пробки из грузовиков длиной до 10 км. Казахстанская сторона заявила, что выявлено тысячи случаев ввоза в страну в адрес фиктивных резидентов без уплаты НДС, а также тысячи случаев, когда в товарно-транспортных накладных оформлен транзит в Россию, но фактически товары остаются в Казахстане без уплаты НДС. Кроме того, после присоединения Кыргызстана к ЕАЭС в Казахстан и в Россию начался наплыв китайских товаров с этикетками «Сделано в Кыргызстане». В результате, по оценке казахстанской стороны, потери бюджета страны могут превысить $160 млн в год, не говоря о том, что дешевые китайские товары подрывают конкурентоспособность казахстанских производителей. Возникает также естественный вопрос: почему Бишкек выбрал для решения проблемы площадку ВТО, хотя Казахстан призывал решить спор именно на уровне евразийского объединения? [25].
Торговля со страной-членом ЕАЭС — Арменией. Именно представители армянской общины в Казахстане, прежде всего, проявляют интерес налаживания деловых контактов между двумя странами. Численность армянского населения в Казахстане существенно увеличилась в советский период в связи с активным строительством промышленных предприятий в республике. В настоящее время армяне проживают преимущественно в таких городах, как Караганда, Алма-Ата и Павлодар: всего около 20–25 тыс. человек. Однако достижения в области экономического сотрудничества двух стран незначительны. Основы экономических контактов Казахстана и Армении были заложены в 1993 году, но развивались неустойчиво: в 1994 году товарооборот между двумя странами составил $2,3 млн, в 1995 году — $3 млн, в 2001 году — $4,8 млн Заметный сдвиг произошел в 2006 году, когда объем взаимной торговли достиг $163 млн, а в 2007 году — $247 млн Однако в 2011 году вновь упал до $29,7 млн [26]. Присоединение Армении к ЕАЭС не генерировало прорыва во взаимном экономическом сотрудничестве. По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики Республики Казахстан, в 2019 году 92,3% в общем объеме внешнеторгового оборота Казахстана со странами ЕАЭС приходилось на Россию, 4% — на Кыргызстан, 3,6% на Беларусь и 0,1% на Армению [27].
Казахстанско-китайские экономические отношения, рассматриваемые нами в двух предыдущих статьях, имеют для Казахстана чрезвычайно важное значение [28, 36].
Казахстанско-турецкие отношения. Несмотря на то, что в настоящее время Турция занимает лишь седьмое место среди экономических партнеров Казахстана, значение взаимных контактов несравненно выше. Две страны сближает языковая, культурная и религиозная общность. Казахстан и Турция совместно участвуют в работах многих международных организаций, в том числе в трех, объединяющих тюркоязычные страны. Это: 1) Тюркский совет (образован 3 октября 2009 года), в который входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Турция. 2) Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), созданная 12 июля 1993 года, в которую входят все шесть независимых тюркоязычных государств: Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркмения, Турция и Узбекистан. 3) Парламентская Ассамблея тюркоязычных государств (ТюркПА), созданная 21 ноября 2008 года, членами которой являются Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Турция.
Взаимные контакты двух стран развиваются по всем важным направлениям. На территории Турции установлены памятники нескольким деятелям казахского народа. В свою очередь, в столице Казахстана возведен первый за пределами Турции памятник Ататюрку. Динамично прогрессирует сотрудничество в культурно-гуманитарной и образовательной области и особенно — в сфере образования: два совместных университета в Казахстане и целая сеть казахско-турецких лицеев. Существует также довольно оживленный взаимный обмен студентами. В Турции активно переводятся произведения казахских писателей и поэтов.
Турецкий язык как инструмент «мягкой силы»: к вопросу о «тюркском романтизме». Турецкие политики рассматривают язык в качестве важного инструмента «мягкой силы». Анкара проводит активную политику презентации турецкого языка в качестве объединяющего элемента, своеобразной «скрепы» тюркоязычных стран и республик. В связи с этим небезынтересно определить, насколько население тюркоязычных стран и республик способно воспринимать и понимать турецкий язык. Лингвисты для подобных целей используют известную модель американского лингвиста Морриса Сводеша (1909–1967), с помощью которой сравнивает языки по спискам из 100 (200 или 215) базисных слов.
Считается, что языки, при сравнении которых совпадают более 95% базисных слов являются диалектами. При совпадении до 75–85% и более языки являются родственными, принадлежащими к одной группе языковой семьи. В этом случае носители соответствующих языков, даже при отсутствии достаточного взаимопонимания, легко распознают взаимную лингвистическую близость: речь идет о заметном языковом родстве. При совпадении 15–30% слов считается, что языки принадлежат к единой семье: индоевропейской, северокавказской, уральской, сино-тибетской и т.п. Говорящие не понимают друг друга, подобно тому, как русские не понимают немцев или иранцев, и не осознают на бытовом уровне языковую близость. Наконец, при совпадении от 40 до 60% можно говорить о лингвистической близости, когда говорящие по большей мере осознают некую близость, плохо понимая, однако, основной смысл беседы [29].
Данные положения подтверждаются на основании исследования литовских лингвистов Алексаса Гирдениса (1937–2011) и Витаутаса Мажюлиса (1926–2009) о родственности славянских и балтийских языков. Так, наибольшая близость базовых списков слов у русского языка подмечена со славянскими языками: украинским и белорусским (86%), с польским языком — 77%, с чешским, словацким и болгарским языками — 74%, сербским языком — 71%. С языками наиболее близкой к славянской группе: балтийской группы (и те и другие принадлежат к единой индоевропейской семье) — отмечены 47% совпадений с литовским языком, а также 45% — с латышским языком.
В свою очередь, литовский и латышский языки, принадлежащие к единой балтийской группе, имеют 68% взаимных совпадений базовых списков слов [30], при этом на бытовом уровне латыши и литовцы друг друга понимают лишь фрагментарно и с большим трудом (хуже, чем русские и сербы).
Если с помощью данного метода сравнить турецкий язык с другими тюркскими, получится такая картина. С азербайджанским языком совпадения отмечены на уровне 79,7% (несколько выше, чем у русских и поляков); с туркменским языком — 66,8% (меньше, чем у русских и сербов); с уйгурским языком — 59,7%; с татарским и киргизским языками — 59,3%; узбекском и казахским языком: 58,7% и 58,6% (у всех меньше, чем у литовцев и латышей), чувашским — 47,4%, якутским — 44,4% (примерно как у русских, с одной стороны и литовцев и латышей — с другой). Вместе с тем, например, совпадение между татарским и башкирским языками отмечается на уровне 94% (почти диалекты), казахского и киргизского — 90% (выше, чем у русских и украинцев), а азербайджанского и туркменского — 72,4% (несколько ниже, чем у русских и болгар, но выше, чем у русских и сербов) [31].
В связи с вышеизложенным, можно, вероятно, согласиться с бытующим мнением о том, что турки понимают: азербайджанцев (и наоборот) условно на 80–90%; туркмен — на 40–50%; узбеков и уйгур — на 30–40%; казахов и киргизов — на 20–30%. В свою очередь, казахи понимают киргизов — на 70–80%; узбеков — на 50–60%; уйгур — на 40–50%; туркмен — на 30–40% [32].
Преодоление «ловушки среднего дохода» странами-членами ЕАЭС. Вернемся к табл. 2. Все страны Евразийского экономического союза имеют средний, по данным Всемирного Банка, ВВП на душу населения и находятся в «ловушке среднего дохода», т.е. в зоне слабого экономического роста или его торможения. Пять стран можно условно разбить на 2 группы, исходя из среднедушевых показателей ВВП. В первую группу (Россия, Казахстан, Белоруссия и Армения) входят страны, которые, согласно классификации Всемирного банка, относятся к государствам со средними доходами населения. По критериям банка на 2019 год нижней границей стран с высоким уровнем дохода (high-income economy) дохода являлся показатель ВВП на душу населения величиной в $12536 по текущему обменному курсу. Что касается второй группы: стран с низким уровнем дохода, то в нее, по данным ФАО на 2018 год, из стран-членов ЕАЭС входил только Кыргызстан (и кроме того, две бывшие союзные республики СССР: Таджикистан и Узбекистан, не являющиеся членами ЕАЭС) [33].
Как свидетельствует мировой опыт, страны, попавшие в «ловушку среднего дохода», характеризуются низким уровнем инвестиций, медленным ростом производства, слабой диверсификацией промышленности и неблагоприятными условиями на рынке труда. Для преодоления ловушки среднего дохода необходим переход к активной и управляемой инновационной стратегии социально-экономического развития, четко спланированных инвестиций в инфраструктуру и образование и науку. Однако этого невозможно достигнуть без скоординированного взаимодействия стран-членов ЕАЭС. Для создания и осуществления такого взаимодействия необходимо создать оперативный и стратегический штаб экономического управления на основе пятилетнего планирования. Подобный опыт имеется в управлении экономикой в Китайской Народной Республике. В этой стране на базе бывшего Госплана КНР (国家计划委员会), которой функционировал с 1952 года, в 2003 году сформирован Государственный комитет по делам развития и реформ КНР ( 中华人民共和国国家发展和改革委员会), институт, управляющий рыночной экономикой современного Китая [34]. Это позволило соединить усилия «невидимой руки рынка с видимой рукой государственного управления», избежать «провалов рынка» и создать высокоэффективную и динамичную экономику, а также вывести страну в мировые экономические лидеры.
В ЕАЭС сделаны уже первые шаги в сторону наднационального планирования. Так, Совет Евразийской экономической комиссии на заседании 5 апреля 2021 года принял план по реализации Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, которые были утверждены главами государств 11 декабря 2020 года. План содержит мероприятия по реализации намеченных мер и механизмы их достижения, а также сроки, результаты их исполнения и ответственных исполнителей.
Необходимо поднять на более высокий уровень, конкретизировать и законодательно закрепить механизм наднационального планирования в ЕАЭС. Для этого нужен постоянно действующий орган планирования, наделенный полномочиями и находящийся под началом Высшего Евразийского экономического совета, разрабатывающий среднесрочные (пятилетние) и долгосрочные (десятилетние) социально-экономические скоординированные планы развития ЕАЭС, рекомендуемые для исполнения странам-участницам. В данном случае весьма полезно изучать уже имеющийся современный опыт планирования Казахстана.
Заключение. Членство Казахстана в ЕАЭС является важным фактором устойчивого развития казахстанской экономики и Евразийского союза, а также серьезным вкладом в укрепление совместного развития экономик союзных стран. Опыт Казахстана в управлении национальной экономикой должен быть воспринят прочими странами- членами ЕАЭС.


Список использованных источников:
1. Джакупов К.К. Модельный проект Евразийского экономического союза, впервые выдвинутый Н.А. Назарбаевым 20 лет назад, состоялся // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 4 (52). — С. 9–10.
2. Мясникович М.В. От таможенного к экономическому союзу Беларуси, Казахстана и России: некоторые проблемы и конструктивное их решение // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 4 (48). — С. 10–14.
3. Комитет по статистике. Сколько человек уехало из Казахстана // URL: https://lsm.kz/skol-ko-chelovek-uehali-iz-kazahstana-za-gody-nezavisimosti-infografika (дата обращения:11.03.2021)
4. Население Казахстана. // URL: https://countrymeters.info/ru/Kazakhstan (Дата обращения: 11.03.2021)
5. Некрасов В.А. К проблеме унификации таможенного законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 1–2 (17–18). — С. 30–32;
6. Макроэкономические исследования // URL: https://be5.biz/makroekonomika/gdp/central_asia.html#analiz (Дата обращения: 20.01.2021)
7. Столетие. 22.01.2012. // URL: http://www.stoletie.ru/vzglyad/kazahizacija_kazahstana_modeli_i_prognozy_696.htm?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com (Дата обращения: 22.01.2021)
8. История Казахстана. // URL: http://www.elimai.kz/ekonomicheskie-reformy-ch3.html (Дата обращения: 18.01.2021)
9. Statista. Kazakhstan: Share of economic sectors in the gross domestic product (GDP) from 2009 to 2019 // URL: https://www.statista.com/statistics/436156/share-of-economic-sectors-in-the-gdp-in-kazakhstan/ (Дата обращения: 21.01.2021)
10. Евразийская экономическая комиссия. О рынке труда в Евразийском экономическом союзе. 2019 год. Аналитический обзор 30 ноября 2020 года, с. 3–5 // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/labourmarket_2019.pdf (Дата обращения: 21.01.2021)
11. Темирбекова А.Б. Проблемы формирования механизма частного землевладения в Казахстане // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 3–4 (19–20). — С. 423–426.
12. Шауенова С.Б. Проблемы развития малого предпринимательства в сельскохозяйственном производстве (на примере Республики Казахстан) // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 1 (69). — С.166–169.
13. Накипова Г. Н., Ахметова К. А., Каменова М. Ж. Долгосрочный прогноз развития продовольственной сферы Казахстана в условиях глобализации // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 4 (44). — С. 326–331.
14. KAZPORTAL.kz // URL: https://www.kazportal.kz/sostoyanie-proizvodstva-vetrovoy-elektroenergetiki-v-kazahstane/ (Дата обращения: 3.02.2021).
15. Промышленность Казахстана. 10.04.2019. // URL: https://karatu.ru/promyshlennost-kazaxstana/ (Дата обращения: 5.01.2021).
16. Каримова Маншук. Сфера услуг в Казахстане: тенденции и факторы развития (31.07.2018). //URL: https://strategy2050.kz/ru/news/51754/ (Дата обращения: 5.02.2021).
17. Джакупов К.К. Приоритеты новой экономической политики Казахстана «Нұрлы жол» в условиях Евразийского экономического союза // Проблемы современной экономики. — 2015. — № 3 (55). — С. 10–11.
18. Новая экономическая политика «Нұрлы жол» — стратегическая программа развития Казахстана // 1 Мая 2015 Казахстанская правда //URL: https://www.kazpravda.kz/articles/view/novaya-ekonomicheskaya-politika-nurli-zhol---strategicheskaya-programma-razvitiy/ (Дата обращения: 25.02.2020).
19. Казахстан. Как выглядит внешняя торговля государства с сырьевой экономикой. // URL: https://zen.yandex.ru/media/statistica/kazahstan-kak-vygliadit-vneshniaia-torgovlia-gosudarstva-s-syrevoi-ekonomikoi-5ed44a1d2a99cd7dcfc83fd7 (Дата обращения: 3.01.2021)
20. Национальный банк Казахстана. Платежный баланс и внешний долг Республики Казахстан за 2019 год // URL: https://old.nationalbank.kz/cont/BoP_2019_rus.pdf (Дата обращения: 4.01.2021)
21. Радио Азаттык. // URL: https://rus.azattyq-ruhy.kz/economics/5825–58–1-sostavila-dolia-nefti-v-strukture-eksporta-kazakhstana-v-2019-godu (Дата обращения: 21.01.2021)
22. Посольство Республики Беларусь в Республике Казахстан //URL: https://kazakhstan.mfa.gov.by/ru/bilateral_relations/trade_economic/ (Дата обращения: 6.02.2021)
23. Евразийская экономическая комиссия; Русланова О., Раисова З. Чем торгуют друг с другом Кыргызстан и Казахстан. // URL: https://cabar.asia/ru/chem-torguyut-drug-s-drugom-kyrgyzstan-i-kazahstan (Дата обращения: 10.02.2021)
24. Каримов Данияр. Довести до миллиарда. За три года товарооборот между Казахстаном и Киргизией вырос на треть // Российская газета. — 2019. — 5 декабря.
25. Леонов Борис. Казахстан и Кыргызстан: дойдет ли торговый спор между двумя странами до торговой войны? 11 марта 2020 года. // URL: https://news.ati.su/article/2020/03/11/kazahstan-i-kyrgyzstan-doidet-li-torgovyi-spor-mezhdu-dvumya-stranami-do-torgovoi-voiny-202727/ (Дата обращения: 6.02.2021).
26. Сафарян Арам, Карапетян Ашот, Атаев Артур. Торгово-экономические отношения Армении и Казахстана в 1992–2013 гг. // 21-й ВЕК. — № 3(40). — 2016. — С. 67–74.
27. ARMINFO. Взаимная торговля Казахстана со странами ЕАЭС. Выросла на 0,3%. 17.12.2019 (URL: https://arminfo.info/full_news2.php?id=48030&lang=2) (Дата обращения: 14.02.2021)
28. Селищева Т.А., Селищев А.С. Страны ЕАЭС в условиях сопряжения с инициативой КНР «Один пояс — один путь» // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 2(74). — С. 12–16;
29. Бурлак С. А., Старостин С. А. Сравнительно-историческое языкознание. Учебник для студентов высших учебных заведений. — М: Издательский центр «Академия», 2005. — 432 с.
30. Girdenis A. Mažiulis V. Baltų kalbų divergencinė chronologija // Baltistica. Т. XXVII (2). 1994. — P. 4–12.
31. The Lexicostatistics and Glottochronology of Turkic Languages // URL: http://chuvashlar.blogspot.com/2012/10/the-lexicostatistics-and_7.html (Дата обращения: 26.02.2021).
32. Turkilan //URL: http://turkilan.readymaker.ru/materials (дата обращения: 25.02.2021).
33. FAO, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных наций // URL: http://www.fao.org/countryprofiles/lifdc/ru/ (Дата обращения: 22.02.2021).
34. Селищев А.С., Селищев Н.А. Экономика Китая: учебное пособие. — М.: КНОРУС, 2021. — 406 с.
35. Некрасов В.А. Административно-правовое регулирование перемещения товаров через Российско-Казахстанскую границу для космодрома «Байконур» // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 3–4 (19–20). — С. 22–24.
36. Селищева Т.А. Селищев А.С. О некоторых аспектах сотрудничества стран-членов ЕАЭС и Китая // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 3 (75). — С. 14–19.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия