Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Кунин В. А.
профессор кафедры международных финансов и бухгалтерского учета
Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики,
доктор экономических наук

Семенов А. В.
аспирант кафедры экономики и управления социально-экономическими системами
Санкт-Петербургского университета технологий, управления и экономики


К вопросу о путях повышения социальной направленности частно-государственного предпринимательства
В статье выявлены и исследованы исторические корни и тенденции развития частно-государственного предпринимательства и обоснована его ключевая роль для реализации инфраструктурных проектов социальной направленности. Показана необходимость широкого внедрения формализованных в статье мер государственной поддержки развития частно-государственного предпринимательства и практического внедрения современных облигационных инструментов финансирования инфраструктурных проектов. Выявлены и систематизированы барьеры, препятствующие развитию частно-государственного предпринимательства и предложены пути их преодоления. Обоснована необходимость приоритетного инвестирования в развитие социальной сферы и систематизированы современные организационные подходы и инструменты реализации социально ориентированных проектов
Ключевые слова: частно-государственное предпринимательство, инфраструктурные проекты, государственно-частное партнёрство, концессионное соглашение, риск, социальные проекты
ББК У5–13; У9(2)–13(2Р)   Стр: 93 - 98

Введение. Частно-государственное предпринимательство (ЧГП) возникает, когда две или более общественных организаций или частный сектор начинают новые отношения сотрудничества, основанные на взаимном доверии, и не характеризуется иерархической структурой [1]. В экономической литературе ЧГП, рассматривается как инструмент, «создающий синергию» [2], который развивается и укрепляет компетенции [3], что создает союзы между различными участниками [4, 5] и позволяет добровольно сотрудничать для финансирования и управления проектами во многих секторах [6–8]. Благодаря особенностям управленческих отношений, возникающих между участниками ЧГП, эта форма сотрудничества позволяет преодолевать социальные и технические сложности социально-ориентированных проектов. [5, 9–12].
Проблемы сотрудничества предпринимательских структур и государства рассмотрены в трудах М.Н. Афанасьева, Л. И. Абалкина, М.В. Вилисова, В.Г. Варнавского, C.B. Грицай, С.Ю. Глазьева, Г.А. Дробота, С.Д. Дансарановой, Л.И. Ефимовой, А.Ю. Зудина, М.Г. Завельского, В.В. Ивантера, С.Г. Карабашева, В.А. Кабашкина, H. Лебедевой, А. Некипелова, С.П. Перегудова, Я. Паппэ, С.С. Сулакшина, С.Н. Сильвестрова, Ю.И. Шишкова, Ф.И. Шамхалова, Е.Г. Ясина, В.И. Якунина, и др.
Необходимость создания условий для устойчивого и эффективного развития социально — ориентированного предпринимательства требует от государственных структур творческих нестандартных решений, нацеленных на обеспечение консенсуса интересов государства и предпринимателя при реализации социально значимых инфраструктурных инвестиционных проектов. В то же время, уровень освещения этой проблематики, прежде всего, в части исследования путей преодоления барьеров, препятствующих развитию ЧГП и совершенствования используемых для этого инструментов, в научной экономической литературе в недостаточной степени отвечает вызовам времени.

Тенденции развития и особенности освещения ЧГП в экономической литературе. Истоки частно-государственного предпринимательства изучались, в частности, такими авторами как Ковин и Слевин (1991), Гут и Гинзберг (1990), Миллер (1983). При этом консенсуса по поводу мнений предшественников о возникновении этой формы сотрудничества достигли такие авторы, как Захра, Дженнингс и Куратко (1999).
По мнению Петтигрю, Ферли и Макки (1992) и Рейни (2009) вопросы распределения риска между частным и государственным секторами кажутся неуместными. Вместе с тем, в рамках доктрины нового государственного управления, развитой в работах Pollitt and Bouckaert, (2004), частно–государственное предпринимательство востребовано как средство для повышения производительности (Osborne and Gaebler, 1992; Bellone и Goerl, 1992).
Поскольку ЧГП в первую очередь фокусируется на предоставлении услуг, оно ограничивает понятие предпринимателя (О’Флинн, 2007; Стокер, 2006). Критики проникновения предпринимательства в государственном секторе даже указывают на потенциальные угрозы для демократии и демократических правительств.
Первые шаги по консолидации ЧГП относятся ко временам, когда возникли итальянские города-государства, т.е. к 16 веку, и к золотому 18 веку Голландии, когда государственные учреждения и сочетание их политических интересов с интересами частного сектора были ключевыми аспектами создания экономического бума [13]. Позже, в Англии XIX века, коммерческие и экономические ассоциации объединяли частные и общественные интересы, вызывая беспрецедентный экономический рост и коммерческую экспансию, которая сделала Великобританию ведущей мировой экономикой [14].
В 20-м веке, на конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде, которая проходила в Стокгольме в 1972 г. [3], ЧГП рассматривалось как важный инструмент развития [3]. Учитывая провал количественной модели развития с нисходящим подходом, с начала 1990-х годов наиболее продвинутые ученые искали новые ценности и тенденции, которые бы способствовали эффективному сотрудничеству между агентами для реализации их целей по развитию предпринимательства [6, 15, 16]. Этот новый подход известен как «постмодернизм» [6, 15, 17], и ГЧП связано с постмодерном, который подразумевает неэффективность усилий правительства без взаимодействия с частным сектором и, следовательно, оправдывает участие частного сектора в дополнение к государственным усилиям в условиях свободной рыночной экономики [12].
Эта новая идейно-культурная философия [18] привела к пониманию того, что развитие регионов и стран [5, 19] основывается не только на индустриализации [20], но и на социальной ответственности бизнеса. В этом контексте Европейский Союз стремился решить проблему развития стран-участниц и регионов путем создания новых структур участия в местных органах власти, сосредоточенных на создании социальных проектов [15]. Во многих европейских регионах создание этих новых партнерских отношений считаются инновационными инструментами [15], которые укрепили восходящий подход и продвинули общественное участие [20]. Таким образом, возник подход снизу вверх, применяемый в развитии социальных основ общества. Из этой первой формы ГЧП появились такие структуры, как: Советы страновых предприятий (CEB), созданные для продвижения культуры предпринимательства, а также консультирования и помощи малому бизнесу и местному партнерству. Компании, которые фокусируются на обездоленных и социально-незащищенных группах, борются с социальной изоляцией, оказывают помощь безработным и конкретным группам создавать условия, способствующие непрерывному обучению и расширению прав и возможностей социально незащищенных слоев населения [6]. Предпринимательство рассматривается также и как ключевой фактор, который положительно влияет на экономику, создавая рабочие места и действуя как катализатор инноваций.
Шумпетер в 1934 г. [13] был первым, кто назвал инновации ключевым фактором экономического развития. При этом он ссылается на повышение способности «инновационных предпринимателей» выявлять те возможности, которых другие не видели [16]. Шейн и Венкатараман [14] также концептуализировали предпринимательство как процесс выявления, оценки и использования возможностей. Инновации и предпринимательский дух способствуют повышению конкурентоспособности в этой области, генерируя экономический рост и содействие развитию местного сообщества [17].
На международном уровне ГЧП начали консолидироваться как инструменты развития, когда в 1992 году, в Рио-де-Жанейро были согласованы три основополагающих элемента устойчивого развития: окружающая среда, экономика и социальная система [18]. На следующем Всемирном экономическом форуме, проходившем в 1998 году в Давосе, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил о важности ГЧП, подчеркивая необходимость совместной работы государственного, частного и социального секторов для достижения процветания [19]. В 1999 году на этом же форуме был отмечен Всемирный пакт, в котором произошло добровольное присоединение частного сектора в ассоциации развития. В 2002 году на саммите мира по устойчивому развитию (в Йоханнесбурге) на Международной конференции по финансированию была представлена разработка, которая проводилась в Монтеррее (Мексика), и сводилась к созданию ГЧП как инструмента для достижения экономического, социального и экологического развития [19].

Направления и меры поддержки частно-государственного предпринимательства. Как известно, развитие предпринимательства увеличивает благосостояние населения, создает дополнительные рабочие места, снижает социальную напряжённость в обществе и уровень преступности. Эти и другие экономические и социальные функции предпринимательства дают основание рассматривать вопрос его развития как одну из важнейших государственных задач и неотъемлемую часть обеспечения экономических реформ технологического прогресса и полноты потребительского спроса.
Рациональное использование и координация деятельности государственных институтов и предпринимательских структур способны внести существенный вклад в развитие бизнеса в стране, особенно инновационного и венчурного. Они созданы для стимулирования частного бизнеса, для повышения производительности в контексте внедрения инноваций, привлечения отечественных и зарубежных инвестиций [3]. Для развития ЧГП необходимо обеспечить:
– максимальную государственную поддержку предпринимательства;
– проведение адресной политики бюджетного финансирования;
– реализацию политики льготного кредитования;
– возрождение органа защиты прав предпринимателей;
– устранение трудностей при регистрации бизнеса;
– сокращение количества проверяющих органов;
– неукоснительное соблюдения законов;
– эффективную государственную поддержку социальной сферы и т.д.
Фундаментальное различие между ролью государственного и частного секторов состоит в том, что государственные структуры призваны обеспечивать национальные интересы, в то время как частные фирмы руководствуются, прежде всего, императивами максимизации прибыли. В системе смешанной экономики все традиционные границы между государственным и частным секторами нивелированы, и сложившиеся модели взаимодействия дают частному сектору возможность для оказания госуслуг в соответствии с государственными контрактами и правилами. Достоинство такого сотрудничества — взаимная выгода и более эффективное распределение ресурсов между государственными структурами и частными фирмами в целях оптимизации предоставления государственных услуг.
Важным элементом поддержки ЧГП является развитие государственно–частного партнёрства в различных формах. Государственно-частное партнерство — это, способ стимулировать экономический рост и расширить участие частного сектора в экономике при одновременной максимальной поддержке социальной сферы [2].
В современных условиях глобализации и санкций повышается уровень неопределенности и экономической нестабильности мировой экономики [20, с. 117], развитие которой периодически подвергается воздействию мощных экономических кризисов, порождающих высокий уровень внешних предпринимательских рисков. В этих условиях государственно-частное партнерство является наиболее эффективной формой взаимодействия между государством и бизнесом, поскольку в кризисные периоды высокая стабильность спроса (со стороны госсектора) является очень важным инструментом повышения надежности кредитных организаций и снижения инвестиционных рисков. [1, 5].
Успех проекта государственно-частного партнерства — это сочетание особых возможностей сторон. Установление государственно-частного партнерства таким образом позволит государству в полной мере использовать современные эффективные методы управления, так как функции управления будут переданы бизнес-структуре, но при этом будет обеспечен надзор и контроль со стороны государства и уполномоченных им структур.
Механизм государственно-частного партнерства имеет большой потенциал для привлечения частных инвестиций в экономику страны. Риски в сфере государственно-частного партнерства возрастают, когда государство и бизнес в соответствии с законом разделяют ресурсы и интересы. Государство, как носитель общественных интересов и целей и как участник бизнеса, стремится зарабатывать как можно больше. Следовательно, существуют риски возникновения противоречий между государством и частным партнером в контексте общественных и частных интересов и целей.
В соответствии с данными Единой информационной системы государственно-частного партнёрства в 2020 г., количество подобных проектов в социальной сфере увеличилось до 536. Вместе с тем, из 536 проектов ГЧП в социальной сфере всего 1 проект значится как проект федерального значения (табл. 1).

Таблица 1
Направления реализации проектов ГЧП в социальной сфере по РФ, 2020 г.
 Проекты в соц. сфере, всегоОбразованиеЗдравоохранениеСоциальное обслуживаниеКультура, досуг, туризм и реставрация ОКНСпорт
 201920202019202020192020201920202019202020192020
 4675361461889810168901101404517
Федеральный уровень111111111111
Региональный уровень1431981231219079553019381414
Муниципальный уровень3233372266721125990101302
Источник: www.pppi.ru

Взаимодействие участников государственно-частного партнёрства предусматривает сбалансированное и справедливое распределение между ними рисков и выгод, а также полную или частичную передачу ответственности за оказание услуг в сфере государственного сектора субъектам частного сектора с сохранением контроля со стороны государства. Государство, в свою очередь, реализует права собственника, разрешает использование общественных и иных льгот, гарантий, а также доступ к определенному количеству финансовых ресурсов. Компания при этом, снижает бизнес-риски и получает доступ к государственным ресурсам и гарантиям. Однако, такое партнерство создает ряд дополнительных рисков для участников. Кроме того, часть финансовых выгод поступает от частного финансирования государственной инфраструктуры, связанной с передачей риска от государственного сектора к частной компании. Важным аспектом государственно-частного партнёрства является заключение соглашений между правительствами и корпорациями в рамках национальных проектов и программ социально-экономического развития. По этим соглашениям частные компании могут получать кредиты на льготных условиях со сроком погашения до 25 лет, если они выполняют общественные работы. Эти ссуды могут покрыть до 65% инвестиций в основной капитал, поскольку они стимулируют процесс структурирования и модернизации экономической деятельности [20].
Как показывает международный опыт, государственно-частное партнерство приводит к положительным результатам для государства, бизнеса и общества, обеспечивая:
– эффективное государственное управление с целью реализации социальных проектов;
– развитие современной высокотехнологичной инфраструктуры;
– улучшение производственной, транспортной, энергетической и социально–культурной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения и образования;
– повышение качества товаров и услуг;
– сокращение бюджетных расходов и снижение бюджетных рисков;
– повышение уровня инновационности, конкурентоспособности и общественной направленности реализуемых проектов;
– снижение тарифов;
– привлечение дополнительных частных инвестиций для реализации социальных проектов;
– доступ частного бизнеса к традиционному государственному сектору;
– продвижение проектов с помощью налоговых и других льгот, прямой государственной поддержки;
– преодоление бюрократическую волокиты;
– повышение устойчивости предпринимательских структур, благодаря получению госзаказа;
– долгосрочное размещение инвестиций с государственными гарантиями по распределению затраты рисков;
– расширение инвестиционных возможностей за счет консолидации капитала [3, с. 377–384].
Вместе с тем, необходимо отметить, что хотя концепция партнерства становится все более распространенной, реальное государственно-частное партнерство нередко воспринимается скорее, как привлекательная модель сотрудничества, чем воплощение этой модели в реальности. Причины такого положения кроются в существующих барьерах, препятствующих практическому воплощению ГЧП в жизнь, к которым следует отнести:
– недостаточное распространение современных механизмов и инструментов финансирования инфраструктурных проектов с использованием средств населения;
– низкую финансовую грамотность населения и отсутствие достаточного освещения преимуществ финансовых вложений в проекты, реализуемые на основе государственно — частного партнёрства;
– инертность и недостаточную креативность государственного бюрократического аппарата;
– недостаточное закрепление в нормативных и законодательных документах успешного международного опыта предоставления льгот и гарантий участникам и инвесторам проектов, реализуемых на основе государственно — частного партнёрства.
Важнейшим направлением преодоления выделенных барьеров, препятствующих распространению ГЧП, является практическое внедрение современных инструментов финансирования инфраструктурных проектов и, в частности, социальных инфраструктурных проектов и международного опыта предоставления гарантий предпринимательским структурам и инвесторам, обеспечивающим реализацию проекта.

Рекомендации по развитию инструментов организации и финансирования инфраструктурных проектов на основе российского и международного опыта. По назначению государственно — частное партнёрство делится на кооперативную, модель финансирования и организационную модель [4, с. 3], основанную на реализации концессионного соглашения, заключаемого между концедентом (уполномоченной государственной структурой федерального, регионального или муниципального уровней) и концессионером, т.е. предпринимательской структурой, реализующей проект.
С учётом опережающего спроса на инфраструктуру, реальная потребность в инфраструктурных инвестициях в мире в период до 2030 года составит величину порядка 65–70 трлн долларов, что сопоставимо по масштабу с годовым ВВП нашей планеты. Это обстоятельство обусловливает необходимость развития концессионного механизма с использованием современных инструментов финансирования. К таким инструментам следует отнести инфраструктурные облигации, долгосрочные и, в частности, консорциумные финансовые кредиты, используемые для финансирования крупных инфраструктурных проектов, различные виды лизинга. Применительно к небольшим проектам финансирование может осуществляться посредством краудфандинга и краудинвестинга с использованием активно развивающихся в последнее десятилетие в России и за рубежом краудфандинговых и краудинвестинговых цифровых платформ [21, с.8].
Для сравнительно крупных проектов наиболее перспективным способом финансирования является использование инфраструктурных облигаций, обеспечивающее:
– низкую стоимость привлечения инвестиций по сравнению с кредитованием и лизингом;
– возможность использования международного опыта предоставления льгот и гарантий частным инвесторам и, как следствие, создание условий для привлечения необходимого объёма инвестиций.
Финансирование проектов в рамках концессионных соглашений позволяет также активнее привлекать частный бизнес к реализации социально значимых инфраструктурных проектов на основе предоставления ему опционных гарантии компенсации потерь при реализации рисков негативного отклонения результатов эксплуатации объекта концессии от плановых результатов.
В 2020 году в Российской Федерации было заключено концессионных соглашений с общим объемом инвестиций 445 млрд рублей. Данные о проектах, реализуемых на основе этих соглашений, представлены в табл. 2.

Таблица 2
Проекты, реализуемые на основе концессионных соглашений, заключённых в 2020 году
Название проектаРегион реализацииОбщий объем инвестиций, млрд рублей
Транспорт
Строительство автомобильной дороги Солнцево – Бутово – Видное – Лыткарино – Томилино – Красково – ЖелезнодорожныйМосковская обл.113
Строительство моста через р. Лену в районе г. ЯкутскаРеспублика Саха (Якутия)83
Строительство второго железнодорожного Северомуйского тоннеляРеспублика Бурятия68
Создание объектов инфраструктуры многофункционального грузового района в морском порту ПоронайскСахалинская обл.33
Реконструкция аэродрома Левашовог. Санкт-Петербург7
Создание системы весогабаритного контроля на автодорогах федерального значенияРоссийская Федерация5
Социальная сфера
Реконструкция ледовой арены в г. ОмскеОмская обл.12
Реконструкция санатория им. Г.К. Орджоникидзе в г. КисловодскеСтавропольский край6,5
Военная сфера
Создание производственно-логистического комплекса Минобороны России в г. ВладивостокеПриморский край26
Создание производственно-логистического комплекса Минобороны России в г. НовосибирскеНовосибирская обл.26
Создание производственно-логистического комплекса Минобороны России в г. ХабаровскеХабаровская обл.26
Создание производственно-логистического комплекса Минобороны России в г. ЕкатеринбургеСвердловская обл.22
Создание производственно-логистического комплекса Минобороны России в г. КалининградеКалининградская обл.18
Источник: Минэкономразвития России, данные из открытых источников. https://www.economy.gov.ru/ — дата обращения: 06.03.2021 года [22]

В социальной сфере на сегодня отсутствует долговременный опыт государственно-частного партнёрства. Возможности для новых форм финансирования и сотрудничества между общественным сектором и частным сектором в социальной сфере только открываются. По данным Национального центра ГЧП, на сегодняшний день на территории РФ реализуются более 450 проектов в социальной сфере на сумму 250 млрд рублей частных средств. Одна треть проектов — в здравоохранении, чуть меньше — в культуре, досуге и туризме, остальные — в спорте и социальном обслуживании. За 5 лет количество проектов увеличилось в 3 раза. В ближайшие годы социальная сфера станет одним из направлений, где проекты, реализуемые на основе государственно-частного партнёрства, будут развиваться быстрее, чем в других направлениях. Лидерами роста должны стать здравоохранение, образование, социальная помощь, туризм и общественные пространства.
Применительно к социальным инфраструктурным проектам в качестве наиболее эффективного инструмента финансирования следует рекомендовать облигации социального воздействия. Организация их реализации осуществляется на основании Постановления Правительства РФ № 13591 от 21.11.2019, в соответствии с которым оператором указанных проектов является ВЭБ РФ, в функции которого входит [22, с. 65]:
– определение параметров проекта и объёма финансирования;
– поиск инвесторов и исполнителей;
– обеспечение независимой экспертизы проекта;
– сопровождение и мониторинг проекта;
– подготовка нормативно-правовых актов Правительства РФ.
Расчёт государственных структур с исполнителем проекта производится только после подписания акта приёмки работ, что, с одной стороны, обеспечивает минимизацию бюджетных рисков, а, с другой стороны, способствует привлечению частного бизнеса для реализации социально значимых проектов посредством предоставления государственного финансирования.
Важнейшим инструментом развития ЧГП является наличие в стране законодательной базы, учитывающей международный опыт и способствующей преодолению барьеров, мешающих распространению ЧГП. В России одним из первых законов, принятых в этой сфере, стал Закон «О защите и поддержке частного предпринимательства», который определил сущность, содержание, основные направления и задачи государственной защиты и поддержки частного предпринимательства, которая означает создание правовых, экономических и организационных условий и новых институтов для осуществления этой деятельности.
Развитие социальной сферы на основе укрепления партнёрских отношений между государством и бизнесом проиллюстрировано на рис. 1.
Рис. 1. Государственно-частное партнёрство и развитие социальной сферы регионов Российской Федерации. 1 — Гарантийные обязательства; 2 — Передача акций по завершению возвратного финансирования; 3 — Обязательства по возвратному финансированию; 4 — Заемное финансирование; 5 — Уступка прав по договору; 6 — Залог объекта; 7 — Передача права собственности в период возвратного финансирования, либо после его завершения.
Источник: составлено авторами.
Одним из основных принципов государственного регулирования частного предпринимательства является приоритетность развития среднего и малого бизнеса. Важным элементом в реализации данного принципа на основе ЧГП должна стать «Дорожная карта ЧГП-2022», нацеленная на реализацию Стратегического плана развития России до 2030 года.
При отборе проектов потенциальных участников приоритет должен отдаваться деятельности предприятий по следующим направлениям:
– агропромышленный комплекс;
– технические услуги в горнодобывающей промышленности;
– легкая промышленность и мебельное производство;
– внедрение строительных материалов, лекарств и других неметаллических минеральных продуктов;
– металлургия, металлопрокат, машиностроение;
– другие отрасли промышленности (включая производство прочей готовой продукции; снабжение электроэнергией и газом, обращение с отходами; рекультивация в области утилизация отходов)
– транспортные и складские услуги;
– туризм;
– информация и коммуникация;
– профессиональная, научная и техническая деятельность;
– образование;
– медицинские и социальные услуги;
– искусство, развлечения и отдых;
– обеспечение прочей деятельности (ремонт компьютеров, предметов личного пользования и др.).
Важным аспектом укрепления партнёрских отношений между государством и бизнесом, нацеленных на развитие различных видов инфраструктуры, является понимание экономической эффективности реализуемых проектов. В этой связи практический интерес представляют оценки показателей экономического эффекта конкретных проектов развития транспортной инфраструктуры, приведённые в табл. 3.

Таблица 3
Показатели экономической и бюджетной эффективности по проектам развития транспортной инфраструктуры Ленинградской области
Показатель (млн руб.)Развитие аэропорта ПулковоТрамвайная сеть С.-Петербурга (Красногвардейский р-н)Автодороги на территории «Славянка»
Выручка (CF)264 млрд руб.11,6 млрд руб.2,55 млрд руб.
Себестоимость (A)50 млрд руб.9,3 млрд руб.1,63 млрд руб.
Прибыль до налогообложения214 млрд руб.2,3 млрд руб.0,92 млрд руб.
Налог на прибыль (20%)42,15 млрд руб.0,56 млрд руб.0,25 млрд руб.
Чистая прибыль167,85 млрд руб.1,74 млрд руб.0,68 млрд руб.
Рентабельность продаж по чистой прибыли63,57%15%26,67%
Источник: авторские оценки по данным, опубликованным на официальном сайте Центра Развития Государственно-Частного Партнерства в сети Интернет — Режим доступа: pppcenter.ru [23] — дата обращения: 02.03.2021 г.

Полученные оценки показывают эффективность рассмотренных проектов и привлекательность подобных проектов для инвесторов, государства и бизнеса.
Возникновение и развитие ЧГП — один из важных факторов, влияющих на стабильное устойчивое развитие конкурентоспособной экономики. Сегодня на первый план выступают вопросы масштабной государственной поддержки предпринимательства, расширения его сферы и обеспечения социальной значимости реализуемых проектов.
Заключение. Результаты проведённого исследования обосновывают ключевую роль частно-государственного предпринимательства (ЧГП) для реализации перспективных инфраструктурных проектов социальной направленности и необходимость широкого внедрения обоснованных в статье мер государственной поддержки развития ЧГП и практического внедрения современных облигационных инструментов финансирования, обеспечивающих эффективное привлечение инвестиций, снижение бюджетных рисков и развитие социальной инфраструктуры за счёт взаимовыгодного взаимодействия государственных структур и частного бизнеса. Обоснованные в статье приоритетные инструменты финансирования рассматриваемых проектов обеспечивают сравнительно низкую стоимость привлекаемых кредитных ресурсов и позволяют дать потенциальным инвесторам государственные гарантии возврата их инвестиционных вложений и получения инвестиционного дохода. Кроме того, проведённый в статье анализ позволил выявить барьеры, препятствующие развитию ЧГП и предложить пути их преодоления. По результатам сравнительного анализа индексов развития различных видов инфраструктуры, обоснована необходимость приоритетного инвестирования в развитие социальной сферы и систематизированы современные организационные подходы и инструменты реализации социально-ориентированных проектов.


Список использованных источников:
1. Аарстад Джордж, Хагланд С.А. и Грев А.М. Влияние вторичного эффекта на предпринимательские сети. Оценка теории соцкапитала // Теория и практика частного предпринимательства. — 2010. — № 34. — С.1003–1019.
2. Абесекерева И.А. Размещение нематериальных ресурсов на веб-сайтах // Управление малым бизнесом. — 2017. — № 22. — С. 10–11.
3. Альбалате Д., Бел Г. и Геддес Р.Р. Детерминанты выбора контракта для частного участия в инфраструктурных проектах // Государственные деньги и управление. — 2015. — № 35. — С.87–94.
4. Алсос Г.А., Картер С.И., Люгрен Э.М. Родство и бизнес: как предпринимательские домохозяйства способствуют росту бизнеса // Предпринимательство. — 2014. — № 26. — С.97–122.
5. Альвессон М.А. и Сандберг Джордж И. Идеи для творческих исследований // Журнал менеджмента. — 2013. — № 50. — С. 128–152.
6. Андерсон А.Р., Дракопулу Додд С. и Джек С.Л. Сетевые практики и рост предпринимательства // Скандинавский журнал менеджмента. — 2010. — № 26. — С.121–133.
7. Бусо М., Марти Ф., и Тран П.Т. Государственно-частное партнерство от бюджетных ограничений: ищите способ скрыть долги? // Международный журнал промышленной организации. — 2017. — №51. — С.56–84.
8. Виггер Б.У. Преимущества и недостатки государственно-частного партнерства // Форум по экономической и финансовой политике. — 2017. — № 42. — С.395–421.
9. Грюб Б., Тойвсен Л., Эмманн К.Х. и Шапер К. Государственно-частное партнерство в муниципалитетах — опыт и отношение муниципальных руководителей // Государственно-частное партнерство — возможности и проблемы. — 2016. — № 13. — С.40–59.
10. Доуд Б.Э., Грин В.Х. и Нортон Э.С. Вычисление стандартных ошибок // Исследования служб здравоохранения. — 2014. — № 49. — С.731–750.
11. Диксон Т., Поттингер Г., Джордан А. Уроки частной финансовой инициативы в Великобритании — преимущества, проблемы и критические факторы успеха // Journal of Property Investment and Finance. — 2015. — № 5. — С. 412–423.
12. Джамали Д. Успех и неудача механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) в развивающихся странах // Международный журнал управления гидравлическим сектором. — 2014. — № 5. — С.414–430.
13. Джеймсон C. ГЧП в Великобритании. Сохранить динамику, несмотря на некоторую плохую рекламу // Standard & Poor’s (Eds.): Infrastructure & Public Finance Ratings: Public Private Partnership, Global Credit Survey. — 2015. — № 17. — С.13–17.
14. Карренберг Х., Мюнстерманн Э. Отчет о финансах сообщества за 2006 год // Журнал коммунальной политики и практики. — 2016. — № 59. — С.5–78.
15. Дроманн Д. Помощь центров компетенции в подготовке и реализации проекта // Государственно-частное партнерство. — 2015. — № 28. — С.651–657.
16. Дрост Ф.М. Берлин привлекает крупных инвесторов: Федеральное министерство финансов рассматривает возможность финансирования инфраструктуры // Нэндлесблатт. — 2015. — №51. — С.25.
17. Дрост Ф. М. Помощь муниципалитетам — частный капитал должен финансировать общественные задачи // Handelsblatt. — 2017. — № 47. — С.22.
18. Кристен Дж. Состояние и перспективы с точки зрения Федеральной целевой группы по ГЧП // Государственно-частное партнерство. — 2016. — № 12. — С.13–15.
19. Коулсон А. Чума для всех ваших партнерств: теория и практика возрождения // International Journal of Public Sector Management. — 2015. — № 2. — С. 151–163.
20. Кунин:В.А. Кластеризация предпринимательских: решений в условиях неопределенности // Проблемы современной экономики. — 2016. — № 2. — С. :117–120.
21. Кунин В.А. Перспективные направления применения цифровых технологий при управлении финансовыми процессами // Раздел коллективной монографии: Международная и российская практика управления финансовыми процессами в период цифровизации экономики / под общ. ред. В.А. Кунина. — СПб.: Изд-во СПбУТУиЭ, 2020. — С. 8–18.
22. Кунин В.А. Совершенствование процессов финансирования и реализации проектов развития зелёной экономики // Материалы Национальной научно-практической конференции «Финансовые аспекты развития зелёной экономики». 17 ноября 2020 г. Электронное издание. — СПб.: Астерион. — С. 438.
23. https://www.pppcenter.ru.
24. https://www.pppcenter.ru/upload/iblock/304/3040bf2d5455b38fe5296b2afdc8eda0.pdf — дата обращения: 06.03.2021.
25. https://www.infraone-research.ru /index_id/2020/ — дата обращения: 09.03.2021.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия