Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Амирова Н. Р.
доцент кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова (г. Москва),
кандидат экономических наук,

Саргина Л. В.
доцент кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова (г. Москва),
кандидат экономических наук,

Хасанова А. Ш.
профессор кафедры политической экономии и истории экономической науки
Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова (г. Москва),
доктор экономических наук


Особенности современного этапа устойчивого развития регионов: экономико-экологический аспект
В статье проанализированы экономико-экологические факторы, влияющие на формирование и развитие экономики замкнутого цикла, как одной из новых форм хозяйствования, способствующих, в конечном счете, устойчивому развитию регионов. Главной целью развития экономики является улучшение качества и уровня жизни населения. На сегодня этот интегральный показатель определяется не только одними экономическими параметрами, но и рядом других составляющих, среди которых важная роль отводится экологическим. В этой связи на первый план выходят теоретические и практические исследования систем воспроизводства, позволяющие гарантировать экономический рост с сохранением природно-экологического потенциала в условиях обострения глобальных проблем человечества. Проблема выбора новой модели развития экономики актуализирована для России в частности еще и политикой санкций и сокращением доходов от экспорта. Циркулярная экономика в полной мере отвечает всем этим насущным вопросам современности, обеспечивая сокращение зависимости экономического роста от ресурсоемкости производства и потребления, способствуя экономическо-экологическому развитию российских регионов, снижая при этом уровень загрязнения окружающей среды. Это особенно актуально для регионов, чья экономика базируется на добыче полезных ископаемых
Ключевые слова: циркулярная экономика, природно-экологический потенциал, экологические факторы, минимизация отходов, устойчивое развитие, рециркуляция, рациональное природопользование
ББК У21(0)9я431   Стр: 138 - 141

Векторное развитие современной модели экономики в мире, включая и Россию, в сторону абсолютизации экономического роста в ущерб решению проблем социального и экологического характера, а также кризисные явления последнего времени свидетельствуют о необходимости поиска нового пути экономического развития. Осознание приближения всеобщей природной катастрофы с ее накопленной энергией, зародившейся в начале развития цивилизации и стремительно развивающейся в последующий период до середины прошлого века, стремительно растет со второй половины XX века и ощущается не только человеком и производством, но и самой природой. Ответом на эти вызовы современности становится формирование и развитие новых форм хозяйствования, связанных, например, с минимизацией образования отходов и стимулированием длительного и повторного использования материалов и ресурсов в экономике. Данная идея является основой циркулярной экономики, которая, по сути, представляет собой новую модель производства и потребления товаров и услуг.
Выявление закономерностей и взаимосвязи экономики с воспроизводством природных систем, а также поиск путей согласования экономических отношений с законами сохранения живой природы в условиях концепции устойчивого развития в современных условиях можно определить, как важнейшую проблему всего мира, решение которой позволит сохранить естественные процессы эволюции природы и устранить явное несоответствие между желаемым экономическим развитием человеческой цивилизации и состоянием окружающей среды. В частности, два новых направления в концепции развития экономики, такие как устойчивое развитие (sustainable development) и развитие человеческого потенциала (human development), основой которых является человек, имели характер общепринятых еще в последние два десятилетия XX века в рамках структур ООН. Однако, на практике сохранение традиционного типа экономического развития, отличающегося слабой чувствительностью к проблемам социального и экологического характера, обуславливает незначительный прогресс реализации данных концепций в современном мире. В силу этого основой программы развития в странах мира, в том числе и России, остается экономический «мейнстрим», характеризующийся антагонистическим взаимодействием общества и природы. Реализация подхода концепции развития общества, который бы не противоречил универсальным законам эволюции природы, а также учитывал их и был с ними согласован, способствовала бы, наряду с возможностью решения проблемы экологического кризиса, созданию более благоприятных условий для удовлетворения потребностей каждого индивида и общества в целом в долгосрочной перспективе.
Заметим, что до конца XIX века пределы емкости биосферы со стороны масштабного воздействия человека на окружающую среду нарушены не были, что обуславливало отсутствие глобальных катастроф, не исключая, конечно, возможность возникновения локальных и региональных экологических кризисов. К предпосылкам придания экологической проблеме характера глобальной катастрофы можно отнести два важнейших фактора. Прежде всего, это демографический переход — значительный темп роста населения в Европе в XVIII–XIX вв. и в XX веке в Азии, Африке и Латинской Америке. Так, только в Латинской Америке проживало 5% населения Земли, что составляло 95 млн человек, а показатель 13,5% характеризовал долю африканского населения в мировом населении в 2000 году. И, конечно, процессы индустриализации и урбанизации в XIX веке, сопровождающиеся ростом объемов добычи и использования минерального сырья, угля, нефти и газа и других как невозобновимых, так и возобновимых ресурсов.
В настоящее время очевидным становится то, что основу концепции развития в XXI веке составляют приоритеты устойчивого развития и зеленой экономики. Сущность наиболее распространенной и общепринятой трактовки понятия устойчивого роста, которое подразумевает развитие, способное наряду с обеспечением потребностей современного поколения устранить угрозу жизненных нужд поколения в будущем, обуславливает наличие трех измерений устойчивого роста — экономического, социального и экологического. Заметим, что целостность достижения устойчивого развития подразумевает соблюдение требований в отношении каждого из указанных измерений (таблица 1) [4].

Таблица 1
Компоненты устойчивого развития
Экономическое развитие– инновации, совершенствование менеджмента в сфере рисков;
– занятость населения, повышение квалификации, бизнес-этика
Социальный прогресс– соблюдение прав человека, инвестиции в некоммерческие организации;
– здравоохранение, контроль над изменением климата, сохранение биоразнообразия
Ответственность за окружающую среду– эффективное использование ресурсов, производство на основе принципов устойчивого развития, управление жизненным циклом продуктов;
– сохранность чистого воздуха и воды, «нулевые» отходы, экологическое правосудие

О достигнутом мировом консенсусе на развитие, основанное на принципах устойчивого развития, в XXI веке свидетельствуют принятые стратегические документы ООН, сочетающие как приоритеты устойчивого развития и зеленой экономики в мире и России, так и конкретные цели, связанные с достижением конкретных количественных индикаторов, а также перечень планируемых мероприятий правительства, позволяющий достичь выработанные решения в данной области:
– документ о перспективах человечества в XXI веке — «Будущее, которого мы хотим», принятый в 2012 году и определяющий зеленую экономику как базу концепции устойчивого развития;
– документ о Цели устойчивого развития ООН на период 2015–2030 гг. — «Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», принятый в 2015 году. 8 целей для преобразования мира из 17, продекларированных в документе, включают экологическую компоненту устойчивого развития;
– документ о приоритетах борьбы с угрозой климату во всем мире до 2030–2050 гг. — Парижское климатическое соглашение, принятый в 2015 году. Данный документ сменил протокол Киотского соглашения, срок действия которого закончился в 2020 году, и содержит, в том числе по рекомендации России, основные направления по закреплению адекватного учета лесного фактора, а также повышению значения глобальной адаптации всех стран к изменениям климата.
Увеличение общественных потребностей в процессе эволюции, связанное с обеспечением и поддержанием постоянных темпов роста производства, с одной стороны, подразумевает развитие экономики, а с другой стороны, создает отрицательные для окружающей среды последствия. Человечество все больше осознает критическое обострение диспропорции между экономическим развитием и экологической деградацией, что обуславливает необходимость перехода к устойчивому развитию.
Обращение к реалиям сегодняшнего дня позволяет составить полную картину масштабности экологических проблем. На фоне деградации экосистем и истощения природного капитала в глобальном масштабе за последние три десятилетия можно наблюдать рост мирового ВВП более чем в четыре раза, что способствовало росту качества и уровня жизни населения в количестве нескольких сотен миллионов человек [11]. Начало XXI века ознаменовалось стремительным нарастанием проблем в сфере экологии: дефицит пресной воды удовлетворительного качества (не только в относительном, но и в абсолютном измерении) и продовольствия; изменение климата как результат парникового эффекта и промышленных выбросов двуокиси углерода; угроза биологическому разнообразию; опустынивание, что подразумевает под собой потерю местности сплошной растительности с дальнейшей невозможностью ее восстановления без участия человека; перенаселение Земли и многие другие [2].
Истощение плодородия почв в мировом масштабе, от состояния которого во многом зависит жизнь человека, а также эрозия и истощение земляных угодий приводят к деградации более 40% земли. Сохраняющаяся тенденция уменьшения продуктивности земли может привести к потере половины объема потенциального урожая [8]. Наряду с этим, нарушение устойчивого плодородия почв в результате деградации приведет к снижению способности выполнения таких важнейших глобальных функций почвенного покрова: атмосферных, гидросферных, литосферных, общебиосферных и биогеоценотических функций почвенного покрова: среда обитания, жизненное пространство почвенных организмов и растений, сорбция минеральных, органических веществ и ферментов, сохранение и поддержание биоразнообразия и санитарных норм жизни на Земле. В связи с чем, сама система природосохранения становится малоэффективной в целом.
Проблему опустошения водных запасов планеты признают практически все экологи мира. От общего объема воды на планете — около 1,4 млрд куб. км., запасы пресной воды составляют всего 2,5%. 780 млн человек (из них 40% населяют Африку, южнее Сахары), а это каждый десятый житель Земли, испытывает нехватку питьевой воды, что обуславливает отсутствие доступа к адекватным санитарным услугам почти 1,5 млн детей в возрасте до 5 лет. Наряду с этим, уже к 2025 году водопотребление в глобальном масштабе затронет 90% мировых ресурсов пресной воды на фоне тенденции роста потребления продуктов питания на 70% и воды на 20%. Почти 80% объема виртуальной воды (воды, «вложенной в товары») приходится на продукцию сельского хозяйства [9]. Однако почти пятая часть производителей зерна в мире использует воду неустойчиво, обуславливая замедление роста сферы сельского хозяйства и способствуя нарастанию водного дефицита. Уже к 2030 году запасы воды будут удовлетворять только 60% потребностей в мировом масштабе.
Общемировая площадь лесов, занимающих около 4,06 млрд га или одну треть суши, сократилась на 178 млн га в период с 1990 по 2020 годы. При этом в результате процесса обезлесения ежегодная потеря лесов в мире составила 13 млн га, что обостряет проблему обеспечения населения Земли продовольствием, снижает эффективность методов борьбы с бедностью и изменением климата, усиливает опустынивание земель в засушливых районах на территории 3,6 млрд га.
Сохранение таких негативных трендов в условиях обострения глобальных экологических проблем в течение ближайших двух десятков лет будет способствовать развитию крайне опасных последствий для всего человечества и отдельных стран. В момент достижения пороговых показателей состояния окружающей среды, обуславливающих необходимость возникновения новых ограничений на экономический рост экстенсивного типа, спрос на ресурсы будет расти в геометрической прогрессии на фоне увеличения населения планеты на 28% до 9 млрд человек и количества потребителей среднего класса на 3 млрд человек. Впоследствии следует ожидать возрастания спроса на продовольствие на 50%, энергию — на 45% и ресурсы воды — на 30%, что приведет к увеличению мировых цен на продукты питания и снижению качества и уровня жизни сотен миллионов людей. Кризис демографии и проблема дефицита ресурсов, способных обеспечить жизнедеятельность возрастающего количества людей на планете, способствуют обострению проблемы негативного воздействия отходов производства и потребления на систему равновесия окружающей среды. Наряду с тем, что сегодня в мире голодают почти 800 млн человек, ежегодно более 1 млрд тонн или третья часть всего продовольствия оказывается на полигонах хранения мусора и мусоросжигательных заводах. Отрицательные показатели статистики по голодающим продолжат расти, прежде всего, за счет развивающихся стран, а основными загрязнителями Земли окажутся страны с высоким уровнем доходов. Так, более 15% населения, имеющего наиболее высокие доходы, генерирует около 33% всех отходов в глобальном масштабе. К 2025 году показатель ежегодного объема образующегося мусора увеличится на 70% [2].
Рациональное природопользование при разведке месторождений, добыче и переработке полезных ископаемых является основой устойчивого развития горнодобывающих регионов. В настоящее время можно наблюдать процессы значительной интенсификации добычи полезных ископаемых, что способствует повышению влияния деятельности предприятий горного профиля на окружающую среду и изменение ландшафта местности. Увеличение издержек в данном виде экономической деятельности даже в условиях развития горнодобывающих технологий сегодня обусловлено тем, что исторически добыча полезных ископаемых осуществлялась сначала с легкодоступных месторождений с высоким содержанием полезного компонента, а затем затронула и отработку труднодоступных месторождений с более низким содержанием полезного компонента. Более того, поставки на мировой рынок большой части объема минерального сырья странами со слаборазвитой институциональной базой в области требований к качеству и контролю безопасности отработки и удаленное территориальное расположение горного производства при отсутствии надлежащей инфраструктуры также способствуют росту затрат производств горного профиля. Поэтому многосторонний учет, как экономических, так и экологических аспектов в условиях рационального подхода к созданию проектов горных процессов и существующего технического потенциала позволит обеспечить вклад в устойчивое развитие горнодобывающих регионов путем достижения равновесия окружающей среды.
Высокие показатели рентабельности и эффективности в краткосрочном периоде предприятий горного профиля в России обеспечиваются спросом на энергоносители на внешних рынках наряду с относительно высокими мировыми ценами. Но как показывают исследования, например, в современных условиях развития угольной отрасли страны, находящейся в точке «невозврата», долгосрочное наращивание фондов производства и инвестиций в них становится неэффективным. Так, сохранение конкурентоспособности на мировом рынке в третьем десятилетии XXI века возможно только при условии разработки и реализации проектов на основе анализа связей производительности труда, инвестиций в основной капитал и объемов основных фондов угольной отрасли, которые предполагают увеличение производительности труда в среднем в 4 раза [6]. Переориентация с экстенсивного экономического роста, сущность которого составляет процесс вовлечения новых природных ресурсов в хозяйственную деятельность, должна осуществляться на основе реализации принципов стратегии устойчивого развития предприятий горнодобывающего профиля. Разработка и реализация проектов горнодобывающих производств должна предполагать учет последствий решений, которые будут приниматься в экономической, социальной и экологической сферах, наряду с возможностью оценки затрат, выгод и рисков. Реализация принципов оправданности деятельности предприятия при большем интегральном эффекте от производственной деятельности по сравнению с возникшими негативными последствиями и ущерба; повышение качества трудовой деятельности при росте продолжительности трудового стажа работника на одном предприятии; устойчивости экосистем при условии ограничения воздействия на окружающую среду с точки зрения интересов будущего поколения позволят обеспечить долгосрочную эффективность горнодобывающих предприятий [1].
Россия обладает около 33% мировых запасов угля: бурого, каменного и антрацита, а угольная отрасль является одной из крупнейших в топливно-энергетическом комплексе России. Еще с начала развития угольной промышленности во времена царствования Иоана III Васильевича Великого-князя Московского во второй половине XV века и затем на протяжении всего периода развития отрасли показатели добычи угля выступали индикаторами развития промышленности страны. Сегодня основой функционирования градообразующих предприятий регионов, главным видом деятельности которых вступает добыча полезных ископаемых, является уровень развития технологий и экологическая безопасность, обуславливающие развитие практически всех сфер жизни людей, включая уровень жизни населения данных регионов. Согласно Программе развития угольной отрасли на период до 2030 года в России наряду с достижением показателя по степени износа основного капитала до 20%, введением новых и модернизированных мощностей производства в размере более 500 млн т предполагается увеличение добычи угля в 5 раз по сравнению с 2010 годом. Сокращение затрат предприятий за счет снижения транспортных издержек, применения отечественных технологий и оборудования, совершенствование решений в области научно-технических и инновационных разработок, сохранения равновесия экосистем в регионах присутствия предприятий угледобычи в результате реализации программы позволит сохранить конкурентоспособность угольной промышленности страны в сложившихся геополитических условиях [10].
Кемеровская область, Красноярский край, Иркутская область, Республика Хакасия, Забайкальский край, а также Республика Якутия, являясь лидерами-регионами по угледобыче, вносят наибольший вклад в объем добычи угля, показатель которого сегодня составляет 440 млн т. Развитие предприятий угольного профиля характеризуется функционированием 58 шахт и 133 разрезами, 50% которых были введены в эксплуатацию после 2020 года, увеличением объема инвестиций в основные фонды производств более чем в 2 раза, введением около трех сотен миллионов тонн новых мощностей по добыче угля. При этом увеличение доли России в международной торговле углем на 5% с 9% до 14% за последние десять лет позволило нашей стране занять третью строчку на мировом рынке после Австралии и Индонезии.
В контексте исследуемой проблематики необходимо заметить, что существенную роль в процессе достижения устойчивого развития регионов, играют экологические инновации, наибольший удельный вес затрат на которые приходится именно на отрасль по добыче угля, показатель которых составляет более 70%.
Однако, общеизвестно, что отрасль по добыче угля считается одной из самых «экологически грязных» в области оценки негативного антропогенного влияния деятельности предприятий по добыче полезных ископаемых на экосистему и условия жизни населения, территориально располагающихся в непосредственной близости от таких производств. Так, доля добывающей отрасли в нарушении системы экологического равновесия составляет более 60%. При этом спрос на уголь в мировом топливно-энергетическом балансе может упасть на 2% с сегодняшних 27% до 25% в связи с обострением борьбы с глобальным потеплением и возрастанием межтопливной конкуренции [3].
На протяжении всего производственного цикла по угледобыче возникают проблемы на пути реализации концепции устойчивого развития, которые связаны с минимизацией истощения невозобновляемых ресурсов, загрязнением окружающей среды и оценкой экологических последствий, эффективностью использования ресурсов.
Общеизвестно, что одним из основных факторов глобального потепления является сжигание угля как топлива на угольных станциях, что объясняется достаточно большой эмиссией парниковых газов на один выработанный кВт*ч электроэнергии и высокой концентрацией выбросов ряда опасных соединений (например, NOx, СO2) при данных процессах. Так, в рамках «Новой зеленой повестки» 2019 года, основанной на комплексе законов и постановлений ЕС, вводится поэтапное трансграничное углеродное регулирование с 2021 года. На фоне принятого решения о сокращении выбросов парниковых газов на 55% к 2030 году и полном запрете на выбросы к 2025 году вводится пошлина на товары, импортируемые в Евросоюз, в производственном цикле которых осуществляется значительная эмиссия СО2. Величина пошлины за каждую тонну выбросов углекислого газа составит 30 долларов. Учитывая тот факт, что Россия занимает четвертую строку в мире по эмиссии СО2 после Китая, США и Индии, можно говорить о финансовых потерях российских экспортёров нефтегазового сектора, горнодобывающей промышленности, металлургической и химической отраслей. Дополнительная финансовая нагрузка в период 2025–2030 гг. в указанных сферах производства составит 33,3 млрд евро [5].
В современных условиях говорить об альтернативах использования угля в энергетике, особенно в развивающихся странах, не приходится. Сохранение спроса на уголь на рынке альтернативных энергоносителей возможно только при определенном соотношении двух конкурентных ключевых параметров энергоносителя — стоимости и экологичности.
Реализация направлений концепции устойчивого развития в рамках экономических, социальных и экологических целей на основе развития циркулярной экономики может стать ответом на существующие вызовы при решении проблемы природной катастрофы. Согласно прогнозам, при развитии экономики, основанной на цепочке «take, make, reuse», обозначится тенденция к сокращению выбросов углекислого газа почти на 50% к 2030 году и более, чем на 80% к 2050 году. Реализация свойств циркулярной экономики — восстановление и замкнутый характер производства позволит осуществить переход к рациональной модели потребления и производства, обеспечив сокращение зависимости ВВП от ресурсопотребления. Так, функционирование новых бизнес-моделей в условиях циркулярной экономики позволит уменьшить потребление ресурсов, учитывая специфику отрасли и применяемый уровень технологий, на 50–90%, приведет к снижению отходов на 87%, сократит массированные выбросы канцерогенов и вредных веществ более чем на 90% [3].
В связи с острой актуальностью рассматриваемой тематики в поддержку современного тренда — развитие экономики замкнутого цикла президент России В.В. Путин обозначил, что вопрос, так называемой расширенной экологической ответственности производителей, становится и важнейшей стратегической задачей достижения эффективности и конкурентоспособности российской продукции в долгосрочной перспективе. К мерам, предпринятым в последние годы, которые направлены на достижение баланса в экономическом, социальном и экологическом аспектах, прежде всего, необходимо отнести реализацию национального проекта «Экология» на период с 2019 по 2024 годы, целью которого является реализация принципов устойчивого развития.
Однако финансирование мероприятий, направленных на интенсификацию перехода от линейной к циркулярной экономике, в России в сравнении с передовыми странами в этом вопросе, можно считать недостаточным. Так, объемы расходов на охрану окружающей среды и инвестиций в основной капитал, направленных на деятельность по охране природы, характеризуются показателями 0,8% ВВП и 0,9% ВВП соответственно. При этом на финансирование проектов по смягчению последствий изменения климата, разработке и внедрению экологических инноваций, развитию транспортной и энергетической структуры в бюджете Евросоюза предусмотрена цифра 20% ВВП. Также, объем финансирования НП «Экология», определенный в размере более 4 трлн руб., освоен только на 63,3%, а за первое полугодие 2021 года расходы исполнены на 21,8% [5]. Вместе с тем отмечается, что в рамках национального проекта присутствует недоработка вопросов по изменению климата, поддержанию устойчивого плодородия почв и обеспечению экономической безопасности утилизации отходов. Таким образом, несмотря на предпринимаемые меры в стране, направленные на достижение экономического и экологического баланса, следует указать на слабый прогресс в области снижения давления на систему равновесия окружающей среды.
Масштабность проблем, связанных с реализацией принципов устойчивого развития сделала необходимой консолидацию сил и подходов для их решения. Трансформация социально-экономических отношений в России на основе принципов устойчивого развития должна предполагать поэтапную разработку краткосрочных, среднесрочных, а также в перспективе и долгосрочных мер в области снижения негативных экологических эффектов, создания дополнительных рабочих мест, сокращения поляризации развитых и развивающихся стран, борьбы с голодом, которые требуют специальной разработки и обоснования, что выходит за рамки данной тематики исследования [7].
В любой сфере жизнедеятельности человека присутствует концепция устойчивости. Анализ перспектив развития, прогноз последствий результатов социально-экономических отношений способствуют повышению эффективности экономической системы. Значительное место в экономической науке сегодня, особенно в периоды кризисов, занимает исследование проблем, связанных с экономическим ростом и реализацией направлений экологической политики, что обусловлено ориентацией производственно-хозяйственной деятельности субъектов на экстенсификацию потребления и использования природно-ресурсного потенциала биосферы при эксплуатации технологической платформы производства, которая не отвечает по своим характеристикам современным экологическим инновациям. Гарантировать устойчивость экономической системы, высокое качество и уровень жизни населения, сокращение его дифференциации по уровню дохода, а также национальную безопасность страны можно только посредством снижения техногенного воздействия на окружающую среду и оценки экологических последствий деятельности хозяйствующего субъекта при принятии любых управленческих и внедренческих решений, связанных с антропогенной деятельностью.
Развитие экономики на основе принципов концепции устойчивого развития, наряду с достижением экономической эффективности, требует высоких организационных, инвестиционных и операционных затрат, которые должны найти обоснование в технологических, нормативно-правовых и экономических мероприятиях. Необходимо сказать, что существуют сложности формирования общенациональной стратегии устойчивого роста в силу высокой дифференциации регионов страны. Разработка дорожных карт, мероприятия которых должны учитывать пространственный характер проблем регионов в экологической, экономической и социальной областях, даст возможность проводить качественную оценку выгод и затрат в результате поэтапной стратегии внедрения принципов устойчивого развития особенно в регионах, где основу экономического роста составляет деятельность хозяйствующих субъектов, связанных с добычей полезных ископаемых.
Отметим, что радикальные преобразования не будут иметь успеха без подготовленности сознания общества о понимании расточительных принципов линейных моделей производства и потребления.


Список использованных источников:
1. Устойчивое развитие предприятия, региона, общества: инновационные подходы к обеспечению: монография / Под общ. ред. О.В. Прокопенко. — Польша: «Drukarnia i StudioGraficzneOmnidium», 2014. — 474 с.
2. На пути к устойчивому развитию России: «Зеленая» экономика и модернизация // Бюллетень Института устойчивого развития Общественной палаты РФ. — 2012. — № 60.
3.Экологический кризис, пути выхода из экологического кризиса. Международное сотрудничество по преодолению экологического кризиса // Режим доступа — свободный. http://www.soullife.info/kurs-lektsij-po-distsipline-ekologiya/308-jekologicheskij-krizis-puti-vyhoda-iz.html
4. Розенберг Г.С. Антология экологии. — Тольятти: ИЭВБ РАН, 2004. — 394 с.
5. Диденко Н.И. Анализ устойчивого развития регионов арктической зоны России: ADL-модель // Экономика и социум: современные модели развития: межвузовский сборник научных труд, 2015. — Вып. 9. — с.101–113. Режим доступа — свободный. http://www.wrecon.ru/system_dynamics/article/rsci/6_%D0%94%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE_%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%B8%20%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D1%83%D0%BC_2015_9.pdf
6. Хлобыстов Е.В. Экологическая безопасность трансформационной экономики / Ред. С.И. Дорогунцов. — Киев: НАН Украины; СОПС Украины, 2004.
7. Тоффлер Э. Третья волна: Пер с англ. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. — 776 c.
8.Хасанова А.Ш., Амирова Н.Р., Саргина Л.В.- Эволюция представлений о содержании устойчивого регионального развития // Проблемы современной экономики. — 2020. — №2(74). — С.181–185.
9. Хасанова А.Ш., Амирова Н.Р., Саргина Л.В. Природно-ресурсный потенциал как фактор регионального развития // ЦИТИСЭ. — 2020. — № 2. — С. 234–245.
10. E.Y. Dotsenko, N.P. Ezdina, A.Sh. Khasanova and M.I. Khasanov. Modern paradigms of Sustainable Development: Advantages and Disadvantages. -01069 — Pablished online: 05 April2021.
11. E.Y. Dotsenko, N.P, Ezdina, A.Sh. Khasanova and M.I. Khasanov. Multi-aspect impact of eco-innovations (sustainable goods) as a form of development of innovative potential of the region. — E3S Web of Conferences. 2020.- 220.01004

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия