Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Чекмарёв В. В.
руководитель Костромского регионального отделения Петровской академии наук и искусств
при администрации Костромской области,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ,
член-корреспондент Российской академии образования

Чекмарёв В. В.
докторант Костромского государственного университета,
кандидат экономических наук

Коновалова Е. В.
доцент кафедры экономики и экономической безопасности
Костромского государственного университета,
кандидат экономических наук

Карнаух И. С.
доцент кафедры рекламы, связей с общественностью и дизайна
Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова» (г. Москва),
кандидат психологических наук


Шеринговое использование благ как предпосылка движения к ноономике (Часть I)
Шеринговое использование благ в статье рассматривается как предпосылка движения к ноономике. Разделяя позиции С. Бодрунова, изложенные в книгах «Грядущее. Новое индустриальное общество: перезагрузка», «Ноономика», «А(о)нтология ноономики», авторы формулируют научную и практическую значимость проблемы благ как понятия, вбирающего понятие товаров и услуг с позиций социальных форм защиты и поддержки населения. Одним из важных методологических приемов, использованных в настоящей статье, стало рассмотрение общественных благ, исходя из триединой сущности человека как участника материального и духовного производства и сферы социального взаимодействия людей. На взгляд авторов, такой прием позволяет расширить понимание общественных благ далеко за пределами материального производства. Значительное внимание уделяется современным социальным и экономическим деформациям в российском обществе, диагностированию причин, поиску источников и механизмов их нейтрализации посредством внедрения в существующую систему государственного управления идей, высказанных В.В. Путиным в Посланиях Федеральному Собранию в 2020 и 2021 гг.
Ключевые слова: шеринговая экономика, ноономика, модели экономического развития
ББК 65.011; 65.013   Стр: 53 - 57

Введение. В октябре 2021 года первый вице-премьер А. Белоусов публично презентовал правительственную концепцию ответа на вызовы глобального энергоперехода. Основные постулаты концепции: жесткий контроль государства; приоритеты интересов российской экономики; установка на создание «уникальной экономической модели нового технологического и общественного уклада».
Не ставя задачу осмысления поставленных постулатов, отметим лишь то, что правительство ищет альтернативу текущей экономической политике, ибо ситуация в экономике не внушает оптимизма.
В диагностической оценке последнего 30-летнего периода «либерально-рыночных» реформ в России (1991–2021), связанных с перехо­дом её от советского социализма в СССР, в свое время, в годы перестройки названного якобы не эффективной «командной экономикой», к «капитализму», в устах многих представителей левого движения часто стал мель­кать термин «дикий капитализм». Если вдуматься в семантику этого термина, то эта семантика предполагает существование альтернативы — «нормального, не дикого, капитализма», который, опять-таки, по «коллективному умолчанию», предположению, существует на так называемом «Западе», наверное, в Японии, экономика которых демонстрирует определенные темпы развития. На фоне же обрушения промышленного потенциала, производственных показателей аграрного сектора, потенциала науки и образования в России, произошел колоссальный рост концентрации национального богатства (общественного капитала) «в руках» так называемого олигархата. Например, 120 «главных богачей России» уже сосредоточили более 600 миллиардов долларов (что, в рублевом эквиваленте, равно 44 триллионам рублей), а состояние 24 самых богатых олигархов России составляет 27 триллионов рублей, т.е. приблизительно 360 миллиардов долларов, или 60% от суммы денежного капитала, которым владеют 120 главных богачей России. На фоне сокращения населения России, когда, например, русский народ сократился в численности, по опубликованным данным, на 20 миллионов человек, такой капитализм — действительно «дикий», а вернее «капитализм — убийца собственного народа».
Элементы нарождающегося мирохозяйственного уклада. Шеринговая экономика как элемент новой модели экономического развития. Шеринговая экономика (экономика шеринга) пока ещё мало исследована российскими учёными (первые исследования осуществлены в 2018 году. См.: [1; 20; 23]). Наиболее полный анализ был проведён в работах [1–4; 13; 14; 16; 33], осуществляющих поиск новой модели экономического развития. В их работах обосновывается общая модель шеринга как симбиоз производства, обмена и потребления, раскрываются предпосылки развития шеринговой экономики, даются характеристики сущности шеринга и экономики совместного потребления, даются отличия экономики совместного потребления от экономики совместного использования, делается обзор зарубежных публикаций по фиксации новых моделей экономического развития в парадигме экономики совместного потребления.
Обратим особое внимание на то, что вслед за А. Белоусовым к поискам альтернативы обратился и В.В. Путин, который 21 октября 2021 г. на заседании клуба «Валдай» объявил, что существующая модель капитализма исчерпала себя, поставив человечество перед «цивилизационным кризисом» и необходимостью «серьёзно переосмыслить» сами принципы существования человека на Земле. По мнению В.В. Путина, в рамках капиталистической модели «нет больше выхода из клубка всё более запутанных противоречий». Даже в самых богатых странах имеет место неравномерное распределение благ, а это усиливает неравенство, прежде всего неравенство возможностей — как отдельных людей, так и государств на международном уровне. Существуют проблемы бедности, безработицы, отсутствия медицинского обеспечения. Решила ли эти проблемы Россия, осталось непонятным.
Вышеотмеченное позволяет более подробно рассмотреть постулаты, озвученные А. Белоусовым в контексте идей экономики совместного потребления и инклюзивного капитализма, активно пропагандируемых западными учёными в публикациях и выступлениях на Всемирном экономическом форуме [28; 25; 36; 40; 41; 43; 46; 57].
Вначале о новом технологическом и общественном укладе. Понятие «уклад» означает «установленный порядок в организации чего-либо». «Использование понятия «уклад» призвано отразить воспроизводящуюся целостность взаимосвязанных элементов: соединённых технологической кооперацией производств (технологический уклад) и объединённых институтами хозяйственных образований (мирохозяйственный уклад)» [9].
В политэкономическом тезаурусе различают «семейный уклад», «технологический уклад», «экономический уклад», «мирохозяйственный уклад», «формационный уклад», «неформационный уклад».
В разное время понятие «уклад» явилось опорной конструкцией в исследованиях таких авторитетных учёных как Rostow W.W. (1975), Nakicenovic N., Grubler A. (1991), Korpinen P. (1987), Mandel E. (1980), Forrester J. (1981), Freeman C., Clark J., Soete L. (1982), Klenknecht A. (1990), Меньшиков С.М., Клименко Л.А. (1989), Маевский В. (1994). А академик РАН С.Ю. Глазьев (1992) разработал экономическую теорию технологического развития, в которой он обосновал наличие пяти основных технологических укладов (см.: табл.1).

Таблица 1
Основные технологические уклады (по С. Глазьеву)
Технологический укладПервыйВторойТретийЧетвертыйПятый
Период доминирования1770– 1830 гг.1830–1880 гг.1880–1930 гг.1930–1980 гг.С 1980-х гг.
Ключевой факторТекстиль-ные машины, водяные мельницыПаровой двигательЭлектродви-гатель, стальДвигатель внутреннего сгорания, нефтьМикроэлектроника
Ведущие отраслиТекстиль-ная промышленностьМашиностроение, угольная промышленностьЭлектротех-ника, производство и прокат сталиАвтомобилестроение, добыча и переработка нефтиЭлектронная промышленность, программное обеспечение
Источник: [8]

Позднее, в течение тридцати лет С.Ю. Глазьев развивал те или иные положения теории экономических укладов на основе многофакторного анализа. Он же обосновал появление шестого технологического уклада. Однако генезис технологических укладов делает необходимым вспомнить концепцию технологического пата, которую в 1975 году обосновал G. Mensh (Mensh, 1979), и с учётом новых тенденций в развитии производительных сил общества рассмотреть возможное будущее человеческого развития с учётом пределов технологических укладов.
Актуальность постановки задачи определяется необходимостью рассмотрения закулисья внеполитэкономического наполнения содержания понятия «производительные силы», обычно сводимого к совокупности работников и материально-вещественным факторам, необходимым для преобразования веществ природы в продукт. При этом технико-технологическая сторона (материально-вещественные факторы) производительных сил в исследованиях экономистов превалирует. Свидетельство тому, рассмотрение технологических укладов в структуре мирохозяйственных укладов. А вот работники с их трудовым потенциалом, трудовой активностью, реализующей человеческую энергию в процессах хозяйствования остаются на «обочине» исследовательского внимания. Более того, производительные силы (включая производительную силу труда — и индивидуального, и коллективного — формирующую ноосферу посредством ноономики) как отношение людей к природе (среде обитания) пока ещё остаются без должного внимания исследователей. А ведь К. Маркс отношения Человека и Природы считал первичными экономическими отношениями. Но в XXI веке нельзя уже прогнозировать будущее человеческого развития без осмысления роли информации в формировании технологических укладов и понимании их пределов в ноосферном будущем человечества, без переосмысления роли сферы образования как производства образовательного продукта, как формы человеческой энергии.
Поэтому актуальность данной статьи определяется ещё и желанием авторов внести посильный вклад в формирование воспроизводственного контура нового технологического уклада в его политэкономической трактовке вне цикличности НТП с упором на значение человеческой энергии. Именно человеческая энергия — источник биоинженерных и информационно-коммуникационных технологий. И именно её «инклюзивный капитализм» предполагает ограничить.
Заявленная актуальность предполагает анализ политэкономического развития человечества. И в этом заключается практическая ценность настоящего вступления. Использование же политэкономического подхода к анализу диктуется стремительно усиливающимся конфликтом между бедностью и богатством граждан всех стран мира.
Мы придерживаемся трактовки сущности политико-экономический категории «технологический уклад» как макроэкономического воспроизводственного контура, охватывающего все стадии переработки ресурсов и соответствующего типа непроизводственного потребления. Но при этом даём следующее определение сущности категории «технологический уклад» как политэкономической категории: отражает способы общественного хозяйства осуществлять сокращение необходимого времени на удовлетворение одной и той же общественной потребности.
Отметим, что формирование шестого технологического уклада не характеризуется, в отличие от пяти предыдущих, ростом масштабов производства, ростом производительности живого труда, а характеризуется многоуровневостью и многомерностью хозяйственных связей, повышению их прозрачности на макроуровне и необходимостью обеспечения информационной и экономической безопасности.
Имеющиеся на сегодняшний день трактовки причин смены технологических укладов не подкреплены пониманием механизмов их смены.
Опираясь на исследования Ц. Маркетти, А. Грублера, Н. Накиценовича, Н. Кондратьева, С. Глазьева, В. Маевского, мы предлагаем рассмотреть в качестве механизма смены пятого технологического уклада шестым (в силу отсутствия достоверной статистической базы) следующее аксиоматическое положение. Форма технологического уклада определяется доминирующими энергоносителями, а сущность — способом реализации человеческой энергии как структуры ноономики и уровнем степени формирования ноосферы.
Рассмотрение единства формы и сущности технологического уклада в качестве механизма смены одного уклада другим, а их разбалансировки — в качестве предела цикличности технологических укладов, корреспондируется с тезисом С. Глазьева и возможности появления нового технологического уклада при условии исчерпания в мировых масштабах расширения производства предшествующего уклада и с тезисом В. Маевского о появлении нового уклада в период состояния депрессии мировой экономики.
Обоснование механизма смены одного уклада другим на основе концепции пределов технологических укладов позволяет нам включиться в теоретический спор с Г. Меншем и С. Фрименом, а также с Н. Кондратьевым и С. Глазьевым, но не на основе повышающей и понижающей волн экономической динамики жизненных циклов технологических укладов, а на основе политэкономической оценки пределов технологического прогресса.
Эта оценка позволяет в качестве предпосылки пределов нового технологического уклада определить «наличие системы неформальных институтов, препятствующих предпринимательской инновационной активности» [24, С. 23]. «Именно неформальные институты определяют, как общие экономические закономерности проявляются в данной цивилизационной ценности, которой является российское общество» [24, С. 27].
Р.С. Гринберг считает, что неформальные институты являют собой российскую специфику, так как в развитых странах она «смягчается механизмами социального выравнивания, что почти полностью отсутствует в нашей стране» [10, С. 19].
Ещё одной предпосылкой рассмотрения шерингового использования благ как предпосылки движения к ноономике является то обстоятельство, что по мере роста сложности производства и удлинения цепочек создания добавленной стоимости возникает фундаментальный предел роста сложности производства вследствие лавинообразного роста финансовых рисков и необходимости увеличения затрат на обеспечение экономической безопасности, то есть роста транзакционных издержек. Эта предпосылка позволяет прогнозировать ситуацию приостановки научно-технического прогресса. Прогресс может продолжаться только в условиях той или иной формы ограничения свободного рынка и внедрения системы планирования для перераспределения ресурсов в развивающиеся отрасли.
Другими словами, лидерство обеспечивается переходом к новому технологическому укладу, но в его основе, кроме новых технологий (реиндустриализации), должно лежать решение проблем сложности управления информационными производственными процессами, а также учёт действия неформальных институтов и переход к качественно новой архитектуре глобальной информационной сети.
Итак, понимание наличия пределов технологических укладов, как пределов положительных и отрицательных эффектов человеческой экономической деятельности, являет собой возможность самосохранения будущего для человечества как целостности.
Экономическая политика развития. Далее о трендах глубоких изменений в экономической политике правительства в контексте расширения использования принципа совместного потребления благ.
Ряд сугубо аппаратных признаков позволяет предположить, что рутинный процесс формирования бюджета сейчас используется для коренной перестройки всей системы управления финансами для её переориентации с задач обеспечения глобальных частных спекуляций (что характерно для либералов) на задачи комплексного стратегического развития с опорой на национальные проекты.
Подчеркнём, что на встрече с председателем Пенсионного фонда премьер-министр России М.В. Мишустин зафиксировал необходимость объединения трёх внебюджетных социальных фондов (пенсионного, медстрахования и соцстраха) в единое социальное казначейство, что не только снизит издержки, но и позволит системно управлять социальными расходами, сейчас непрозрачными, почти не контролируемыми и вдобавок растащенными околобюджетными князьками по своим уделам.
Добавим факт завершения неоправданно затянувшегося формирования Федерального Казначейства. Ставшая его олицетворением «выдающийся» финансист прошедшей эпохи Т.Г. Нестеренко, на завершающих этапах своей карьеры фактически превратила его в самостоятельное государство в рамках Минфина, не просто имеющее свои ресурсы и резервы, но и порой проводящее собственную политику, разительно отличающуюся как от государственной, так и от минфиновской.
В результате, с начала 2021 года счета более 50 тысяч бюджетополучателей были переведены из Банка России в Казначейство, что освободило Банк России как от не свойственных ему функций Минфина, так и от возможности регулировать государственные расходы непосредственно, административно, грубо вторгаясь тем самым в исключительную сферу компетенции правительства М.В. Мишустина. По итогам года, это принесёт регионам около 18 млрд руб. дополнительных доходов.
С другой стороны, перевод в казначейство 58 тысяч государственных контрактов на общую астрономическую сумму около 11 трлн руб. позволило резко, более чем втрое сократить остатки средств на счетах их бюджетополучателей: если в 2017—2020 годах они (только по этим контрактам) достигали 2,5 трлн руб., то сейчас сокращены до 659 млрд Многие госкорпорации и предприятия прокручивали эти, по сути дела, выпадающие из бюджета средства через банковские счета и разнообразные финансовые операции, получая тем самым, как в 90-е гг., неоправданную и порой теневую прибыль.
Указанные преобразования (и некоторые иные, которые только готовятся и говорить о которых пока рано) свидетельствуют: правительство М.В. Мишустина, не создавая информационных проблем, также административных и политических правил, начинает реформировать пока ещё сверхжёсткую либеральную финансовую политику, одновременно преодолевая барьеры, воздвигаемые ею на пути развития российской экономики. Значение контролируемых либералами Банка России и Минфина при этом снижается, а последний начинает возвращаться с позиции «второго, но главного правительства» к естественным для него бухгалтерским функциям.
Разработка же нового бюджета и его прохождение через обновлённую Госдуму может стать процессом формирования принципиально нового механизма денежно-кредитной политики государства, направленного, в отличие от ставшего привычным либерального, на развитие России, а не на разграбление её глобальными финансовыми спекуляциями [11].
Подчеркнём, что в целом шеринговую экономику не следует сводить к частностям использования цифровых технологий или рассматривать в контексте инклюзивного капитализма. Шеринговая экономика, шеринговое использование благ — это предпосылка движения к ноономике.


Список использованных источников:
1. Авдокушин E.Ф. Экономика совместного потребления — формирующийся сегмент новой экономики / E.Ф. Авдокушин, Л.Г. Белова // Вопросы новой экономики. — 2018. — №2(46). — С. 4–14.
2. Авдокушин E.Ф. Платформенная экономика как элемент современной новой экономики // Вопросы новой экономики. — 2019. — №2(50). — С. 4–11.
3. Авдокушин Е.Ф. Шеринг как результат цифровизации сферы услуг. Поиск новой модели экономического развития / Е.Ф. Авдокушин, Е.Г. Кузнецова // Вопросы новой экономики. — 2020. — № 2. (54). — С. 9–18.
4. Авдокушин Е.Ф. Экономика совместного потребления в системе шеринговой экономики /Е.Ф. Авдокушин, Е.Г. Кузнецова // Вопросы новой экономики. — 2020. — № 3–4. (55–56). — С. 12–21.
5. А(О)нтология ноономики: четвертая технологическая революция и ее экономические, социальные и гуманитарные последствия / Под общ. ред. С.Д. Бодрунова. — СПб: ИНИР, 2021. — 388 с.
6. Бодрунов С.Д. Ноономика. — Москва : Культурная революция, 2018. — 432 с.
7. Бодрунов С.Д. Общая теория ноономики. — Москва : Культурная революция, 2021. — 504 с.
8. Веллер М. Энергоэволюционизм. Москва : Астрель, 2012. 543 с.
9. Глазьев С.Ю. Экономика будущего. Есть ли у России шанс. — М.: Книжный мир, 2016. — 640 с.
10. Гринберг Р.С. Технологические революции и социум: мировой тренд и российская специфика // Экономическое возрождение России. — 2019. — №1. — С. 17–22.
11. Делягин М. Революция Мишустина. Коренная перестройка финансовой системы под видом бюджетной рутины // Завтра. — 2021, август. — № 33 (1443). — С. 3.
12. Зимина С.А. Место и роль маркетинга в развитии экономики совместного потребления //Инновационные процессы в современной науке, тенденции развития: сб. статей по материалам междунар. науч.- практ. конф. (Уфа, 28 сентября 2019 г.): в 2 ч. Ч. 1. — Уфа : Изд-во НИЦ «Вестник науки», 2019. — С. 110–115.
13. Есть, делиться и дарить: что такое шеринг-экономика и к чему она приведет. 24 апреля 2019 г. URL: www.asi.org.ru (дата обращения: 01.07.2021).
14. Квинт В.Л. Стратегирование трансформации общества: знание, технологии, ноономика /В.Л. Квинт, С.Д. Бодрунов. — Санкт-Петербург: ИНИР им. С.Ю. Витте, 2021. — 351 с.
15. Лозина О.И. Методологические предпосылки модели человека в современной экономике / О.И. Лозина, Л.А. Тутов // Вестник Московского университета. Серия 6. «Экономика». — 2020. — № 5. — С. 24–39.
16. Малышкин Е.В. Неизбывность распределенных вещей: соседство и богатство /Е.В. Малышкин, Ю.Ю. Гафарова, А.А. Погребняк // Социология науки и технологий. — 2019. — Том 10. № 3. — С. 89–102.
17. Меньшиков С.М. Длинные волны в экономике: когда общество меняет кожу / Клименко Л.А. — М., 1989.
18. Никишин Е.Н. Доверие и шеринговые платформы // Вестник Московского университета. Серия 6. «Экономика». — 2020. — № 4. — С. 71–83.
19. Полухина А.Н. Цифровизация сферы туризма и шеринг-экономика // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Материалы XIX Национальной научной конференции с международным участием /Отв. ред. В.И. Герасимов. — Москва, 2020. — С. 345–348.
20. Разделяй и радуйся: как шеринговая экономика меняет мир. 17 июня 2019 г. URL: https://vk.com/@magic.space-razdelyai-i-raduisya-kak-shering-ekonomika-menyaet-mir (дата обращения: 01.07.2021).
21. Ревенко Н. Новые контуры цифровизации за рубежом и в России: экономика совместного потребления // Экономика и управление. — 2018. — № 2. — С. 103–110.
22. Савояров Н. Sharing Economy — новый вызов? URL: https://5stars-mag.ru/journal_article/368.html (дата обращения: 01.07.2021).
23. Соловьева Е.О. Совместное потребление в современной экономике // Эффективное управление. Сб. материалов 4-ой науч.-практ. конф., посвященной памяти профессора Московского университета М.И. Панова (27 октября 2017 г.). — М.: Полиграфсервис, 2018. — С. 343–347.
24. Сорокин Д.Е. О способности России к социально-экономическим трансформациям // Экономическое возрождение России. — 2019. — №1. — С. 23–28.
25. Чжан Сяожун. Исследование тенденций развития экономики совместного потребления в Китае (на китайском языке) / Чжан Сяожун, Юй Дань // Синьцзян шифань дасюэ сюэбао (чжэсюэ, шехуэй, кэсюэбань). — 2018. Vol. 39. — № 1. — С. 141–146.
26. Чулок А. Что такое шеринг-экономика. URL: https://issek.hse.ru/news/212645529.html (дата обращения: 01.07.2021).
27. Чумаков Т.В. Экономика совместного потребления // Научные исследования экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Электронный журнал. Том 8 Вып.3. — С. 5–11.
28. Шваб К. Четвертая промышленная революция. — М.: ЭКСМО, 2017. — 208 с.
29. Шваб К. COVID-19. Большой сброс / К. Шваб, Т. Моллери. — URL: www.weforum.org (дата обращения: 01.07.2021).
30. Шерешева М.Ю. Экономика совместного потребления в индустрии гостеприимства и туризма / М.Ю. Шерешева, В. Кацони // Вестник Московского университета. Серия 6. «Экономика». — 2019. — № 1. — С. 71–89.
31. Шпилевая А.Е. Каршеринг как отражение развития посткапиталистических отношений в рамках позднего капитализма // Вопросы политической экономии. — 2021. — № 1 (25). — С. 165–174.
32. Экономика совместного потребления в России. URL: https://raec.ru/live/raec-news/11401 (дата обращения: 01.07.2021).
33. Экономика совместного потребления в России 2020. Испытание на прочность. — М.: ТИАР-ЦЕНТР, 2021.
34. Экономика шеринга // KasperskyLab: сайт. URL: http://kaspersky.vedomosti.ru/zhizn/economy (дата обращения: 01.07.2021).
35. Юрасов P.А. Умная экономика и экономика совместного потребления — феномены современного регионального развития //Проблемы и перспективы экономического развития регионов: сб. ст. Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 45-летию образования Института экономики и финансов. — Грозный: Чеченский гос. ун-т., 2017. — С. 182–185.
36. Acquier A., Carbone V., Masse D. How to Create Value(s) in the Sharing Economy: Business Models, Scalability and Sustainability // Technology Innovation Management Review. 2019. № 9 (2). P. 5–24. URL: https://timreview.ca/sites/default/files/article_PDF/Acquier_et_al_TIMReview_February2019.pdf (дата обращения: 01.07.2021).
37. Bardhi F., Eckhardt G.M. Access-based Consumption: The Case of Car Sharing 11 Journal of Consumer Research. 2012. Vol. 39, iss. 4. P. 881–898.
38. Belk R.W. You are What You Can Access: Sharing and Collaborative Consumption Online // Journal of Business Research. 2014. Vol. 67 (8). P. 1595–1600.
39. Botsman R., Rogers R. What’s Mine Is Yours: The Rise of Collaborative Consumption. NY: Harper Collins Publishers, 2010. 304 p.
40. Business Models of the Sharing Economy //Review of International Comparative Management. 2018. May. Vol. 19, iss. 2. P. 154–166.
41. Calcagni F., Lipschutz R., Bontempi A. Myths of the Sharing Economy: Drivers of and Barriers to Real Sharing Practices // XVI Biennial IASC-Conference : сайт. URL: https://www.2017.iasc-commons.org/wp-content/uploads/2017/06/7H_Fulvia-Calcagni.pdf (дата обращения: 01.07.2021).
42. Collaboration Generation. The Disruptive Shifts Revolutionizing Our Economy // Deloitte: сайт. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/lu/Doc uments/technology/lu_en_collaboration-generation_122015.pdf (дата обращения: 01.07.2021).
43. Demary V. Competition in the Sharing Economy // Instituts der Deutschen Wirtschaft (IW): сайт. URL: https://www.iwkoeln.de/flleadmin/publikationen/2015/235445/Sharing_Eco-nomy_Policy_Paper.pdf (дата обращения: 01.07.2021).
44. Foramitti J., Varvarousis A., Kallis G. Transition Within a Transition: How Cooperative Platforms Want to Change the Sharing Economy // Springer. 2020. April. URL: https://doi.org/10.1007/sll625–020–00804-y (дата обращения: 01.07.2021).
45. Gyimothy S. Business Models of the Collaborative Economy // Aalborg Universitet : сайт. URL: https://vbn.aau.dk/en/publications/business-models-of-the-collaborative-economy (дата обращения: 01.07.2021).
46. Munoz P., Cohen B. Mapping Out the Sharing Economy: a Configurational Approach to Sharing Business Modeling // ResearchGate : сайт. URL: https://www.re-searchgate.net/publication/315949712 (дата обращения: 01.07.2021).
47. Petrini M., Freitas C. S. de, Silveira L. M. A Proposal for a Typology of Sharing Economy // Revista de Admimstracao Mackenzie. 2017. Oct. URL: https://www.researchgate.net/publication/321152498_A_proposal_for_a_typology_of_sharing_economy (дата обращения: 01.07.2021).
48. Platforms in the Peer-To-Peer Sharing Economy // Journal of Sen/ice Management. 2019. Vol. 30, №4. P. 452–483. URL: https://www.emerald.com/insight/content/doi/10.1108/JOSM-ll-2018–0369/full/html (дата обращения: 01.07.2021).
49. Richardson L. Performing the sharing economy // Geoforum. 2015. №67. P. 121–129.
50. Ritter M., Schanz H. The Sharing Economy: A Comprehensive Business Model Framework // Journal of Cleaner Production. 2019. Vol. 213. P. 320–331. URL: https://doi.Org/10.1016/j.jclepro.2018.12.154 (дата обращения: 01.07.2021).
51. Scaraboto D. Selling, Sharing, and Everything in Between: The Hybrid Economies of Collaborative Networks //Journal of Consumer Research. Vol. 42 (I). P. 152–176.
52. Scholz Т. Platform Cooperativism. Challenging the Corporate Sharing Economy // Rosa Luxemburg Stiftung (New York Office) : сайт. URL: http://www.rosaluxnyc.org/wp-contenVfiles_mf/scholz_platformcoop_5.9–2016.pdf (дата обращения: 01.07.2021).
53. Schor J. Debating the Sharing Economy 11 Great Transition Initiative : сайт. URL: http://www.greattransition.org/publication/debating-the-sharing-economy (дата обращения: 01.07.2021).
54. Sharing economy: 5 1/2 доводов, чтобы принять, проникнуться и полюбить // TeamForce : сайт. URL: https://www.teamforce.ru/sharing-economy (дата обращения: 01.07.2021).
55. Smichowski В. С. Data as a Common in the Sharing Economy: a General Policy Proposal / HAL : сайт. URL: https://hal.archives-ouvertes.fr/hal-01386644/document (дата обращения: 01.07.2021).
56. Torrent-Sellens J. Collaborative Behavior and the Sharing Economy: Pan-European Evidence for a New Economic Approach // ResearchGate : сайт. URL: https://www.researchgate.net/publication/331000376 (дата обращения: 01.07.2021).
57. Wruk D., Oberg A., Maurer I. Perspectives on the Sharing Economy. Cambridge: Cambridge Scholars Publishing, 2019. 174 p.
58. Sharing-economy: сайт. URL: https://index.co/market/Sharing-economy/companies (дата обращения: 01.07.2021).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия