Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (85), 2023
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Филатова И. Б.
аспирант кафедры экономической теории и экономического образования
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург)

Шапиро Н. А.
профессор кафедры экономической теории и экономического образования
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук, профессор


Цифровая трасформация «разных скоростей» как фактор, сдерживающий развитие российской экономики
Авторы статьи исходят из того, что процесс цифровой трансформации экономики стремительно меняется, также меняется и концептуальное понимание этого процесса, отражающее значение цифровизации для развития современной экономики. В контексте данного тезиса, на основе открытых информационных источников, рассматриваются семь ведущих отраслей российской экономики. Результаты показывают, что цифровая трансформация идет в русле «разных скоростей», и такое движение не повышает эффективности экономики, а усиливает угрозы безопасности и является главным барьером на пути использования преимуществ цифровизации в национальной экономике.
Ключевые слова: цифровая трансформация, барьеры сдерживания, компетенции, финансы, институты
УДК 330.35.01; 338.46; ББК 65.2/4.1;5   Стр: 19 - 22

Необходимость теоретического переосмысления и практической значимости форм развития и мер влияния на процессы цифровой трансформации вытекают из того, что реализация потенциала цифровизации в экономике и ее функциональный инструментарий быстро меняются. И то, что было удовлетворительным вчера, уже не подходит сегодня, а тем более — завтра. В методологическом плане для достижения адекватного понимания цифровой трансформации экономики будем придерживаться рекомендации рассматривать экономические процессы и явления в контексте набора теорий, чтобы избежать «туннельного зрения» или высокомерия в оценке происходящих изменений и вызовов [1, c. 98]. Практика такого интеграционного подхода оправдывает себя в исследовании разнообразных процессов современного социально-экономического развития [2].
Сначала обратим внимание на технико-экономические характеристики цифровой трансформации и практики реального функционирования цифровой экономики России. Затем остановимся на теоретических аспектах цифровой трансформации в экономических исследованиях, принадлежащих разным теоретическим школам, таким как политэкономия и институциональная экономика. Используя информацию Доклада «Цифровая трансформация отраслей: стартовые условия и приоритеты» — НИУ ВШЭ (2021) [3], в котором представлены данные по семи основным отраслям экономики России — промышленность, ТЭК, сельское хозяйство, строительство, транспорт и логистика, финансовый сектор и здравоохранение — и, агрегируя некоторые параметры, выделим наиболее общие факторы, которые являются серьезным препятствием на пути цифровой трансформации. Уникальны ли эти факторы или они ложатся в русло традиционных проблем российской экономики — будет понятно на завершающем этапе обсуждения и отражено в выводах. В выявлении и идентификации факторов, которые являются барьерами для продвижения цифровой трансформации в российской экономике, состоит актуальность и новизна исследования.
Цифровая трансформация. Еще десять лет назад процессы цифровизации и цифровой трансформации в стране не определяли проблемные поля современных концепций и актуальных тем развития экономики [4]. Тогда в фокусе внимания была глобализация и, соответственно, ее теоретическая рефлексия в экономической науке. «Цифровые угрозы» не отражались и не прогнозировались в числе основных рисков развития предприятия, практически не учитывались в модели управления предпринимательскими рисками, как на стратегическом, так и тактическом уровнях [5].
Цифровизация в экономике связана с развитием сервисов по предоставлению цифровых электронных услуг, а цифровая трансформация проявляется в широком внедрении цифровизации в аналоговые сегменты информационных технологий и в традиционные сферы экономики, которые со времени своего давнего появления обходились без каких-либо информационных технологий вообще.
В странах, где «оцифровывание» экономики идет успешно, получены ощутимые положительные результаты в темпах роста ВВП, приросте количества рабочих мест, их составе и структуре, увеличении номенклатуры профессий, повышении качества и скорости предоставляемых услуг, снятии внутренних препятствий развития компаний, оптимизации затрат логистических фирм и бюджетных организаций и проч. Казалось бы, что на основе положительных практик цифровой экономики можно формировать портфели инструментов воздействия, как на микро, мезо, так и макро-уровне экономического развития. Эффекты внедрения цифровой экономики в реальной жизни связаны с изменением или точнее уменьшением временных расстояний и увеличением скорости получения желаемых результатов.
Сегодня же можно наблюдать жесткую зависимость результатов развития экономики от цифровизации, поскольку ceteris paribus (при прочих равных условиях) именно она обеспечивает способы расширяющегося и устойчивого взаимодействия между контрагентами в современном мире. Неоспоримость этого факта убедительно показала и доказала пандемия covid-19 [6], в период которой именно цифровизация и информационные технологии в целом, оказались способными поддерживать в «рабочем состоянии» экономику, бизнес, финансы, сферу образования [7; 8], медицину [9], т.е. практически все сферы жизни, где была возможность без ущерба для развития соответствующих процессов заменить контактное взаимодействие бесконтактным. Пандемия продвинула цифровую трансформацию и показала, что степень выживаемости предприятий, отраслей, так и отдельных граждан напрямую зависит от возможностей воспользоваться ресурсами цифровой экономики. Данное обстоятельство повысило актуальность углубленной теоретической проработки и выявления проблем, сдерживающих развитие цифровизации на практике (хотя и до пандемии уже были исследования, в которых речь шла об угрозах отставания в развитии цифровизации даже в таких традиционных сферах как недропользование [10].
Отечественные авторы, которые обращают внимание на вопросы теоретической концептуализации цифровизации в экономической теории, условно могут быть поделены на две группы. Если одна группа видит в цифровизации, прежде всего, угрозы экономическому развитию, то другая — наоборот, считает ее средством, обеспечивающим экономическую стабильность, гибкость и расширение возможностей развиваться [10]. Положительные стороны цифровизации, проявившиеся в пандемию, сыграли против тех, кто видит в цифровизации преимущественно угрозы.
Нельзя отрицать тот факт, что в последние годы тема цифровизации получила достаточно высокую степень теоретической проработанности по отдельным технологическим аспектам внедрения в отрасли народного хозяйства [12; 13]. Это нашло отражение в значительном количестве исследовательских статей, в которых, концептуализируются новые экономические понятия и явления [14] или переосмысливаются известные, как, например, общественные блага [15], а также в принятии государственных проектов и программах, аналитических отчетах крупных консалтинговых компаний и мировых агентств, показывающих успехи цифровизации.
И, несмотря на то, что большинство исследователей и экспертов сходятся в высоких оценках значимости цифровизации для современного социально-экономического развития, предложить некий свод рекомендации или инструкций по внедрению цифровизации в экономику не удается. Это объясняется тем, что равно как с изменением направления и скорости уменьшаются временные расстояния между контрагентами и скоростью получения желаемых результатов, меняется и сама цифровизация — с большой скоростью генерации новых способов и инструментов взаимодействия. Отсюда более актуальной становится не концептуализация цифровизации, а концептуализация цифровой трансформации. Цифровая трансформация — это качественно необратимое изменение в бизнес-процессах или способах осуществления экономической деятельности (бизнес-моделях) в результате внедрения цифровых технологий, приводящие к значительным социально-экономическим эффектам. Цифровая трансформация как сложный инновационный процесс является во многом слабо предсказуемым и охватывающим многие сферы жизни. В своем успешном протекании этот процесс является зависящим от выполнения ряда принципиальных условий, включая технологическую и управленческую подготовленность организаций и рынков, как это показано в докладе «Цифровая трансформация отраслей: стартовые условия и приоритеты», где представлены данные по отраслям экономики и социальной сферы, на долю которых, по оценке ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, в совокупности приходится около половины ВВП России. [3, c.15, 199].
Барьеры, сдерживающие цифровую трансформацию в России. Условия, в которых протекает процесс цифровизации в российской экономике, могут быть охарактеризованы факторами, сдерживающими ее развитие, по существу становясь барьерами на пути к качественно необратимым изменениям в бизнес-процессах и бизнес-моделях на основе цифровых технологий, обеспечивающими значительный социально-экономический эффект. Для этого воспользуемся информацией уже указанного выше доклада «Цифровая трансформация отраслей: стартовые условия и приоритеты». Информация будет использована для выделения факторов, которые сдерживают цифровую трансформацию и основываются на практических «замерах» реального положения дел.
Анализируя состояние процесса цифровизации в указанных отраслях, авторы доклада выделили несколько рубрик исследования: 1) в чем заключается цифровая трансформация? на какие технологические решения опирается? 2) зачем нужна? какие даст эффекты? кто бенефициары? 3) на каком уровне сейчас находимся? основные тренды в России и мире; 4) какие передовые цифровые технологии наиболее востребованы? 5) на чем сейчас фокусируется государство? что уже сделано? 6) что может затормозить цифровую трансформацию? какие барьеры специфичны для России?
Сведем данные по шестой рубрике, где представлены факторы, тормозящие развитие цифровизации, в одну таблицу. см. табл. 1.
Таблица 1
Специфические барьеры, сдерживающие цифровую трансформацию в российской экономике
Составлено авторами по материалам [3]

Данные по шестой рубрике «что может затормозить цифровую трансформацию? какие барьеры специфичны для России?» семи отраслей (промышленность, топливно-энергетический комплекс (ТЭК), сельское хозяйство, строительство, транспорт и логистика, финансовый сектор и здравоохранение) народного хозяйства России не были унифицированы авторами доклада, поэтому при первом своде их в одну таблицу строк было более 20. Для удобства рассмотрения часть параметров было отчасти агрегировано или сведено в одну строчку, что, как представляется, не приведет к кардинальному искажению результатов (см. строчки 2, 3, 7, 10, 16, 19).
Что показывает сконструированная таблица? Она показывает, что наибольшее число отраслей: 5 из 7 имеет проблемы, связанные с недостатком компетенций, невысокой цифровой грамотностью занятых в этой отрасли сотрудников. Это проблема заняла «первое место» в факторах, сдерживающих процессы цифровой трансформации отраслей.
Проблемы «второго места» — это дефицит финансовых ресурсов, который испытываю 4 из 7 отраслей. Примечательно то, что сам финансовый сегмент испытывает указанный дефицит, что сдерживает реализацию масштабных проектов цифровизации.
И «третье» по значимости место в проблемах, сдерживающих цифровую трансформацию, принадлежит институтам (# нехватка регуляторных правил/ правовые риски/ # неготовность нормативной базы) и # угрозам кибербезопасности.
Таким образам, можно констатировать, что компетенции, финансы и институты или, точнее, отсутствие нужных компетенций, финансов и институтов являются для отечественной экономики традиционным препятствием к достижению современного уровня развития практически во всех сферах. К традиционным проблемам прибавилась кибербезопасность, которая, во многом, является следствием существования указанных трех проблем. Нет людей с нужными компетенциями, нет нужного количества денег и необходимых институтов, то нет и инструментов, которые противостояли бы новым угрозам, таким как кибербезопасность. Исследователи, эксперты и практики дают множество объяснений, почему проблемы с компетенциями, финансами и институтами не решаются в нашей стране. Однозначно то, что все три проблемы неотделимы друг от друга и находятся друг с другом в круговой причинно-следственной взаимосвязи. Можно начинать с любой из этих причин и логически вывести появление двух других. Можно давать старые рецепты, можно новые рецепты, можно модернизировать старые в новых условиях [16], но, видимо, это еще не те объяснения, которые позволят раскрыть феноменальность российских особенностей воспроизводства отставания!
Проблема кибербезопасности. Обратим внимание на новую проблему, проявление которой усиливается по мере расширения цифровой среды и цифровой трансформации. И если признавать цифровую трансформацию как неизбежный процесс, то проблема кибербезопасности будет неизбежным спутником современной жизни, какой является опасность ДДП с появлением и развитием автотранспорта. Уже в настоящее время многие процессы либо полностью осуществляются в цифровой среде, либо имеют цифровых двойников. Анализ данных по кибербезопасности показывает, что переход на удаленный режим работы, активизировавшийся в условиях пандемии, показал необходимость расширения мер кибербезопасности: на 40% выросло число личных устройств для обмена корпоративными данными с недостаточным уровнем киберзащиты. Во время карантинных ограничений среди цифровых технологий лидером по темпам роста затрат стала кибербезопасность (84%). Для сравнения: показатель по гибридным и облачным хранилищам данных достиг 74%, 59% — по системам ИИ (искусственного интеллекта)[3, с. 25].
Обратимся к трем отраслям, в которых, согласно данным таблицы, проблемы с кибербезопасностью стоят наиболее остро — это транспорт и логистика, финансовый сектор и здравоохранение [3, с. 143; 173; 196].
На транспорте кибербезопасность подрывается как разнообразием самих транспортных средств, так и большими масштабами, глубокой дифференциацией транзитного пространства, которое транспортная отрасль должна связывать. Неоднородность самих транспортных технологий [17], естественно ведущих к обособлению различных видов транспорта, дополняется низким уровнем развития транспортной инфраструктуры, разными скоростями ее обновления по территории, является препятствием к устойчивому продвижению цифровых решений технически однотипного уровня. Разный уровень цифровизации сегментов транспорта не позволяет комплементарно и безопасно взаимодействовать друг с трудом, что создает риски угроз безопасности передачи и получения информации между сегментами транспортного пространства.
Кибербезопасность цифровой трансформация финансовой сферы связано с пробелами в законодательном регулировании цифрового финансового рынка, в том числе пробелы в законодательстве касаются нормативно-технического регулирования в области применения цифровых технологий; технологии генерации, хранении и передаче данных, а кроме того, проблемы в области правового регулирования, фрагментированность рынка программного обеспечения, которая вынуждает разработчиков предлагать особенные решения для имеющихся разнообразных платформ, которые используются клиентами, и, тем самым увеличиваются сроки и стоимость нововведений, расширяя риски возможных опасностей.
Сфера здравоохранения предъявляет высокие требования к безопасности медицинских данных, а отсутствие надежных и эффективных систем защиты информации может спровоцировать неприятие информационных медицинских технологий населением. Кибербезопасность в здравоохранении снижается отсутствием унифицированных протоколов сбора и обмена данными, а также правовой неурегулированностью процесса их использования в деперсонализированном виде, в частности, при системах поддержки принятия врачебных решений на базе искусственного интеллекта. Угрожает кибербезопасности, жизни и здоровью людей низкий уровень цифровых компетенций врачей и медицинского персонала в целом.
Вывод в отношении обеспечения кибербезопасности аналогичен общим выводам по барьерам цифровой трансформации. Это — дефицит кадров с соответствующими цифровыми компетенциями, ограниченность или недостаточность финансовых ресурсов для оснащения отрасли продвинутыми цифровыми технологиями и отсутствие соответствующих норм и правил или институтов, позволяющих ограждать отрасли от внешних и внутренних угроз, следующих за принятием ошибочных неэффективных решений.
Заключение. В качестве итога исследования цифровой трансформации и ее проблем следует констатировать два важных момента. Во-первых, очевидным является факт разных скоростей развития и распространения цифровых технологий между отраслями и внутри каждой отрасли. Во-вторых, разноскоростное распространение цифровых технологий является не просто препятствием к получение положительных эффектов от использования их в экономике, а несет в себе значительные угрозы кибербезопасности, поскольку не обеспечивает надежные способы защиты информации расширяющегося и устойчивого взаимодействия между контрагентами в экономике.


Список использованных источников:
1. Чхан Ха Джун. Как устроена экономика. Серия: Покетбуки МИФ. Передовые практики. Изд. Манн, Иванов и Фербер. — 2022.
2. Малышев А.А., Василенок В.Л., Шапиро Н.А. Слагаемые интеграционного менеджмента экономического образования // Вестник Международной академии холода– 2006. — № 1. — С. 6–9.
3. Цифровая трансформация отраслей: стартовые условия и приоритеты: докл. к XXII Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 13–30 апр. 2021 г. / Г.И. Абдрахманова, К.Б. Быховский, Н.Н. Веселитская, К.О. Вишневский, Л.М. Гохберг и др.; рук. авт. кол. П.Б. Рудник; науч. ред. Л.М. Гохберг, П.Б. Рудник, К.О. Вишневский, Т.С. Зинина; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2021.
4. Василенок В.Л., Шапиро Н.А. «Современные экономические концепции» для магистрантов менеджмента: методологические аспекты учебного курса // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 1(41). — С. 374–377.
5. Глазкова И.Н., Газизуллин Н.Ф. Принципы формирования системы риск-менеджмента и контуры модели управления предпринимательскими рисками // Проблемы современной экономики. –2014. — № 3(51). — С. 159–161.
6. Аузан А.А. Глобальные институциональные последствия коронакризиса // В сборнике: Современные вызовы и преобразование экономики. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 30-летию Независимости Республики Казахстан и 20-летию Казахстанского филиала Московского университета. — Нур-Султан, 2021. — С.32–38.
7. Пашкус Н.А., Пашкус В.Ю. COVID-19, Принудительная цифровизация и конкурентоспособность высших учебных заведений // Проблемы современной экономики. — 2022. — № 2(82). — С. 192–195.
8. Филатова И.Б. Трансформация дополнительного профессионального образования в эпоху цифровой экономики // В сб.: Развитие современной экономики России: Материалы работы Международной конференции молодых учёных-экономистов / редколлегия: О.Л. Маргания, В.О. Титов, С.А. Белозёров (отв. ред.) [и др.]. — Санкт-Петербург. — 2022. — С. 103–106.
9. Пашкус В.Ю., Пашкус Н.А., Швец П.В. Конкурентоспособность региональных учреждений здравоохранения в эпоху COVID-19 // Проблемы современной экономики. — 2022. — № 1(81). — С. 140–144.
10. Khaikin M., Shabalov M., Ivanova D., Shapiro N.A. Possible effects of economy digitalization processes on russian mining industry from economic theory point of view // В сборнике: Advances in Raw Material Industries for Sustainable Development Goals. — 2021.– С. 481–491.
11. Kudryavtseva K.V., Skliar M.A., Vakhitova L.R., Shapiro N.A. Economics of Industry 4.0 In the Politicaleconomy Paradigm // В книге: Industry 4.0 Implications. Implications for Management, Economics and Law. Сер. «Interdisciplinary Thoughtof the 21st Century» Berlin/Boston. — 2021.– С 115–121.
12. Симченко Н.А., Цёхла С.Ю. Цифровые двойники в экономическом развитии промышленности: управление и эффекты: монография. — Симферополь: Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского. — 2021.
13. Газизуллин Н.Ф. Актуальные вопросы управления в условиях цифровой экономики // Проблемы современной экономики. — 2021. — № 4(80). — С.220.
14. Тутов Л.А. (ред) Тематическое направление «Цифровая экономика: история и методология» Ломоносовские чтения-2019. Секция экономических наук. Экономические отношения в условиях цифровой трансформации // Cб. Тезисов выступлений. — М.: Изд-во МГУ, 2019.
15. Вахитова Л.Р., Кудрявцева К.В. Переосмысление понятия общественных благ в цифровую эпоху // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия: Экономика и экологический менеджмент. — 2020. — № 2. — С.213–218.
16. Горячий С.А., Малюский С.А. Проблема соответствия целей и инструментов в экономической политике современной России // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия: Экономика и экологический менеджмент. — 2021. — № 4(47). — С.104–112. DOI 10.17586/2310–1172–2021–14–4–104–112
17. Кирсанова И.Ю. Оценка обеспеченности территории нефтепроводной и нефтепродуктопроводной инфраструктурой // Наука и технологии трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов. — 2021. — Т.11. — № 6. — С. 652–659. https://doi.org/10.28999/2541–9595–2021–11–6–652–659

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2023
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия