Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (86), 2023
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Ермолаева Ю. А.
аспирант экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова


Влияние регулирования электронной торговли Китая, США, России на развитие их национальных экономик
В статье анализируются вопросы, связанные с развитием электронной торговли на пространстве США, Китая и России, а также с ее государственным регулированием. Правовая регламентация и финансовая поддержка со стороны государства оказывают прямое влияние на развитие электронной торговли. Целью исследования является поиск наиболее эффективных и результативных мер регулирования электронной торговли в масштабах государства, которые должны быть основаны на количественном анализе данных продолжительного промежутка времени.
Ключевые слова: электронная торговля, трансграничная электронная торговля, цифровая экономика, государственное регулирование электронной торговли, Китай, США
УДК 339.56.055; ББК 65.5   Стр: 174 - 177

Электронная торговля, как форма организации экономических отношений, за последние годы получила значительный импульс развития, что особенно четко видно из данных статистики. Лишь за последние девять лет ее масштабы выросли более чем в 4 раза. При этом, в связи с усиливающейся информатизацией, наиболее весомые темпы роста электронная торговля демонстрирует, начиная с 2020 года. На рис.1 представлена динамика стоимостных объемов мировой электронной торговли за период с 2014 по 2022 гг.
Рис. 1. Динамика стоимостных объемов электронной торговли, млрд долл. США
Источник: Future of Ecommerce. Shopify. Retrieved November 1, 2022, from https://www.shopify.com/research/future-of-commerce/future-of-ecommerce

Государственное регулирование электронной торговли, в общем смысле, необходимо понимать, как деятельность органов государственной власти по осуществлению воздействия на экономические отношения в сфере электронной торговли в целях защиты экономических интересов государства и его экономических субъектов и обеспечения развития национальной экономики.
Государственное регулирование электронной торговли в США. До конца XX века на территории США действовал, так называемый, Статут о мошенничестве, предписывающий договорам, заключенным и исполняемым на территории штатов, принявших Статут во внимание при разработке собственных законов, обязательное обличение в письменную форму: «Instruments required to be in writing» («инструменты (имеются в виду документы о передачи права собственности) должны быть обличены в письменную форму») (Statute of Frauds, 1677). Подобное правило, характерное для законодательства США и для англосаксонской правовой системы, являлось одним из наиболее значимых барьеров для развития как непосредственно электронной торговли, так и ее правового регулирования со стороны аппарата государственного управления. Барьер, в частности, заключался в непризнании легального характера сделок, совершаемых в электронном виде с использованием электронных документов, не обличенных в письменную форму [2].
Для устранения данного барьера последовательно на рубеже эпох были приняты: Единый закон «Об электронных сделках» (UETA), Федеральный закон «Об электронных подписях в международной и национальной торговле» (ESIGN) [14].
Принятие указанных выше нормативных правовых актов позволило не только легально закрепить электронную форму договора, но и определить соотношение таких договоров с документами на бумажном носителе. Практически одновременно с воплощением в экономическую жизнь этих законов был запущен один из крупнейших интернет-магазинов (интернет-площадок) не только в масштабах экономики США, но и мировой экономики — Amazon, что свидетельствовало о начале эпохи электронной торговли [2].
Необходимо отметить, что продолжившиеся детализация и модернизация нормативной правовой базы регулирования электронной торговли значительно стимулировали ее рост. К 2008 году регулирование электронной торговли в США достигло той степени, которая при исключении ранее действовавших барьеров позволяло свободно осуществлять сделки в рамках e-commerce. На сегодняшний день США являются одним из лидеров развития электронной торговли. На рис.3 представлена динамика объемов электронной торговли в США за период с 2008 по 2022 гг.
В рамках рассматриваемого периода объем электронной торговли в США прирастал ежегодно в среднем на 9,69%, при этом наибольшие темпы прироста наблюдались в 2010 (13,62%), 2018 (13,34%) и 2021 (18,57%) годах (табл. 1).

Таблица 1
Темпы прироста объема электронной торговли в США
Показатель2009201020112012201320142015
Объем электронной торговли, трлн долл. США0,610,690,750,790,870,951,02
Темп прироста объемов электронной торговли, %0,6313,628,186,359,998,437,85
Показатель2016201720182019202020212022
Объем электронной торговли, трлн долл. США1,121,251,411,511,631,932,18
Темп прироста объемов электронной торговли, %10,0211,1113,346,957,7718,5712,84
Источник: Retail e-commerce sales in the United States from 1st quarter 2009 to 3rd quarter 2022. Statista. Retrieved November 1, 2022, from https://www.statista.com/statistics/187443/quarterly-e-commerce-sales-in-the-the-us/

Как видно из табл. 1, обеспечение легализации статуса электронной торговли в США стало основой для постоянного роста ее объемов в стоимостном выражении. При этом, периоды наиболее бурного прироста объемов электронной торговли хронологически совпадают с наиболее весомыми шагами аппарата государственного управления США, направленными на легализацию электронной торговли, как таковой, а также на ее государственную поддержку. К примеру, запуск программы Digital Economy Agenda (поддержка со стороны государства внедрения новых технологий торговли и развития интернет-экономики) (Commerce Department Digital Economy Agenda) в 2015 году позволил прекратить спад темпов прироста электронной торговли, продолжавшийся с 2013 по 2015 г., ознаменовал новый период интенсивного роста и одобрение пакета помощи экономике США на сумму 484 млрд долл. США в дополнение к ранее принятой программе поддержки на сумму 2,3 трлн долл. США в 2020 году. Одобрение подобного рода поддержки привело к более чем двукратному росту объемов электронной торговли в 2021 г. по отношению к 2020 г.
Немаловажной частью нормативного правового регулирования электронной торговли в США являются государственные программы ее финансирования, в том числе в разрезе поддержки информационных коммуникационных технологий. Необходимо отметить, что объемы финансирования развития электронной торговли в США в период с 2009 по 2022 г. в среднем составляли 33,4 млрд долл., что составляло от 0,52% до 0,9% от общих расходов государственного бюджета США.
Периоды наиболее существенного финансирования цифровой экономики совпадают с периодами, демонстрирующими наибольший прирост объемов электронной торговли и ВВП: 2010 год (3,33%, 13,62% и 3,74% соответственно), 2018 год (6,67%, 13,34% и 5,13% соответственно), 2021 год (5,88%, 18,57% и 10,10% соответственно), 2022 год (5,56%, 12,84% и 10,22 % соответственно). Однако необходимо отметить, что из общего ряда периодов параллельного роста выбивается 2020 год, ввиду значительного негативного влияния пандемии коронавирусной инфекции на глобальную экономику в целом и экономику США в частности.
Совокупность мер государственного регулирования электронной торговли, предпринимаемых аппаратом управления США и включающих в себя установление легального правового режима осуществления электронной торговли с использованием информационных коммуникационных технологий, электронных подписей и торговых интернет-площадок, меры финансирования развития информационных технологий, используемых в рамках электронной торговли, а также меры поддержки цифровой экономики общего характера, действительно оказывают влияние на развитие национальной экономики США, подвергаемое количественной оценке, что было доказано выше.
Государственное регулирование электронной торговли в Китае. Одним из крупнейших флагманов развития цифровой экономики в целом и электронной торговли, в частности, является Китайская Народная Республика. Характер экономики Китая в значительной степени отличается от характера ранее рассмотренной экономики США, в первую очередь, за счет, так называемого, «социалистического рыночного» [2] подхода к ее организации и регулированию со стороны государства. За короткий промежуток времени китайскому аппарату государственного управления удалось добиться построения системы государственного капитализма, выстроенной на сочетании и балансе командно-административных и рыночных методов управления.
Государственное регулирование электронной торговли в Китае осуществляется в рамках существования двух параллельных тенденций:
1. Строгий контроль за интернет-пространством и онлайн-активностью пользователей, блокировки сторонних (зарубежных) интернет-ресурсов, информационное наполнение которых противоречит политике Коммунистический партии Китая.
2. Существенный вклад цифровой экономики в ВВП страны.
Систему регулирования электронной торговли в Китае можно условно разделить на три группы мер. Первый уровень системы мер регулирования (стратегическое позиционирование) представлен нормативными актами, направленными на закрепление стратегических целей, принципов, правил и порядка использования информационных коммуникационных технологий во всех сферах деятельности китайского общества, например: Программа-863; Программа «Интернет-плюс»; Программа-план создания системы социального кредита.
Второй уровень мер регулирования имеет непосредственное отношение к законодательной базе Китая, обеспечивающей легализацию отношений в области использования цифрового пространства, торговли, защиты прав потребителей, вещных прав. В число нормативных правовых актов второго уровня мер регулирования входят, в частности, Закон «Об электронной подписи» (28.08.2004) [8], Закон «О безопасности сети Интернет» (07.11.2016), Закон «Об электронной торговле» (31.08.2018) [9].
Третий уровень регулирования электронной торговли связан с принятием подзаконных актов. Подзаконные нормативные акты, прежде всего, регулируют: деятельность сервисов по оплате товаров, работ, услуг в рамках электронной торговли; меры таможенного контроля трансграничной электронной торговли; принципы реализации налоговой политики в отношении трансграничной электронной торговли; правила использования токенов при реализации электронной торговли и некоторые другие.
Таким образом, с повышением уровня государственного регулирования электронной торговли Китая происходит детализация регламентации общественных экономических отношений по принципу «от общего к частному».
На протяжении периода с 2008 по 2015 гг. развитие электронной торговли в Китае осуществлялось с характерными стабильными темпами роста. Однако, уже в 2016 году произошел первый «рывок», когда темпы прироста доли электронной торговли в структуре ВВП Китая выросли более значительно, чем в предыдущих периодах (темп прироста более 23%). Данный факт объясняется, помимо прочего, тем, что был принят ранее упомянутый Закон «О безопасности сети Интернет», определивший отдельные правила использования сети «Интернет» в КНР, в том числе для целей осуществления сделок в рамках электронной торговли. Достаточно уверенным, но менее «ударным» периодом активного роста китайской электронной торговли стали 2018–2020 гг. Для этого периода характерны новый виток нормативного регулирования (в этот раз непосредственно электронной торговли) и снижение темпов прироста объемов совершения сделок в e-commerce вследствие коронавирусной пандемии. Отдельно необходимо отметить тот факт, что доля электронной коммерции в структуре экономики Китая является весьма значительной и на момент 2022 года оценивается приблизительно в 27,8%. Развитие электронной торговли в Китае закономерно способствует развитию и национальной китайской экономики.
За период с 2008 по 2022 гг. объем электронной торговли в Китае ежегодно приращивался, в среднем, на 18,57%, что практически в два раза больше, чем в США в аналогичном периоде. Наибольшие темпы прироста объемов электронной торговли наблюдались в 2011, 2013 и 2014 гг. (33,33%, 28,40% и 27,88% соответственно) (табл. 2).

Таблица 2
Темпы прироста объема электронной торговли в Китае
Показатель2009201020112012201320142015
Объем электронной торговли, трлн долл. США0,650,690,921,161,491,912,36
Темп прироста объемов электронной торговли, %21,626,6733,3326,5628,4027,8823,31
Показатель2016201720182019202020212022
Объем электронной торговли, трлн долл. США2,903,454,044,705,045,315,53
Темп прироста объемов электронной торговли, %23,1718,8117,0816,377,345,414,05
Источник: Market size of the digital economy in China in selected years from 2005 to 2021. Statista. Retrieved November 1, 2022, from https://www.statista.com/statistics/1250080/china-digital-economy-size/

В отличие от модели США, для китайской модели регулирования характерно снижение темпов прироста объемов электронной торговли с принятием закона «Об электронной коммерции» [21]. Рассматриваемый закон вступил в силу на территории Китая в 2019 г., ознаменовавшемся «последним» годом масштабных темпов прироста, которые с началом 2020 г. стали заметно сокращаться.
Закон «Об электронной коммерции» значительно расширил степень участия аппарата управления и правящей партии Китая в регулировании электронной торговли, привнеся в нее командно-административный элемент, проявляющийся в:
– категорировании операторов электронной торговли;
– ужесточении требований к защите прав на объекты интеллектуальной собственности;
– устранении недобросовестной конкуренции;
– введении солидарной ответственности для платформ за продажу контрафактных товаров;
– усилении защиты прав потребителей в рамках интернет-пространства [3].
Немаловажную роль в развитии электронной торговли играет финансовая поддержка со стороны государства.
Сравнение динамики экономических показателей, установленных в ходе анализа ранее, позволяет установить некоторые закономерности их соответствия (табл. 3).

Таблица 3
Соотношение показателей влияния развития электронной торговли на национальную экономику Китая
Показатель201120122013201420152016
Темп прироста финансирования, %37,2325,9016,5810,0810,414,46
Темп прироста объемов электронной торговли, %33,3326,5628,4027,8823,3123,17
Темп прироста ВВП, %23,8913,9612,029,696,65-0,09
Показатель201720182019202020212022
Темп прироста финансирования, %10,3715,409,108,0022,7254,68
Темп прироста объемов электронной торговли, %18,8117,0816,377,345,414,05
Темп прироста ВВП, %7,4911,196,044,5017,5014,03
Источник: составлено автором

На примере государственного регулирования электронной торговли Китая становится очевидным, что в условиях тотального командно-административного регулирования торговой деятельности в интернет-пространстве, определяющее значение имеет финансовая поддержка, оказываемая государством. Применение подобных методов стимулирования характерно для стран социалистического авторитарного строя. Так, в частности, примеры 2011, 2021 и 2022 гг. показывают, что увеличение объемов финансирования цифровой экономики приводят к параллельному усилению прироста объемов электронной торговли и ВВП страны [6].
Государственное регулирование электронной торговли в России. В рамках российской системы государственного регулирования торговой деятельности не сформировалась система специфичной нормативной правовой базы, устанавливающей общие порядок и правила осуществления электронной торговли. Современное нормативное регулирование общественных отношений в сфере электронной торговли выстраивается на основе системы общей правовой регламентации, в частности — на основании: Закона РФ от 07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей»; Постановления Правительства РФ от 31.12.2020 № 2463 [12].
В целом необходимо отметить, что в российском правовом поле, касающемся торговой деятельности, в настоящий момент наблюдается недостаток нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих отношения экономических субъектов в рамках электронной торговли.
Однако, несмотря на отсутствие специфичного правового регулирования (по примеру США или Китая), сфера цифровой экономики, а, следовательно, и электронной торговли в России также развивается. В табл. 4 представлены экономические показатели, характеризующие динамику развития электронной торговли в России.

Таблица 4
Экономические показатели, характеризующие динамику развития электронной торговли в России
Показатель201120122013201420152016
Объем электронной торговли, млрд руб.330405544713760920
Объем ВВП, млрд руб.601146810372985790308308785616
Доля в структуре ВВП, %0,550,590,750,900,911,07
Темп прироста объемов ЭТ, %26,9222,7334,3231,076,5921,05
Темп прироста ВВП, %29,8113,297,178,285,133,04
Показатель201720182019202020212022
Объем электронной торговли, млрд руб.104016572032322136175172
Объем ВВП, млрд руб.91843103861109608107315131015127216
Доля в структуре ВВП, %1,131,601,853,002,764,07
Темп прироста объемов ЭТ, %13,0459,3322,6358,5112,2942,99
Темп прироста ВВП, %7,2713,095,53-2,0922,08-2,90
Источник: [1]

В рассматриваемом периоде электронная торговля России увеличилась более, чем в 15 раз в объемном отношении, и более, чем в 7 раз — в структурном. Наибольшие темпы прироста при этом были продемонстрированы в 2011 г. (29,81%) и 2021 г. (22,08%). Оценивая тенденции развития нормативной правовой базы и непосредственно электронной торговли, как явления, необходимо отметить, что в настоящий момент нормативное регулирование не оказывает сколь-нибудь значимое влияние на развитие электронной торговли.
В Российской Федерации действует программа поддержки развития цифровой экономики. Объемы затрат на развитие цифровой экономики России за последние пять лет превышают объемы электронной торговли. Данный факт в определенной степени свидетельствует о низкой эффективности финансовой поддержки исследуемого сектора экономики со стороны государства. Необходимо отметить, что на развитие электронной торговли в России в некоторой степени влияют именно низкий уровень правовой регламентации, а, следовательно, и отсутствие должного контроля со стороны органов государственной власти. В связи со вступлением России в ЕАЭС, в рамках которого установлено единое таможенное регулирование, регулирование электронной торговли также формируется на уровне пяти государств-членов ЕАЭС. В настоящее время на площадке Евразийской экономической комиссии идет обсуждение документов, регламентирующих регулирование трансграничной электронной торговли.
По итогам анализа регулирования электронной торговли в США, Китае и России и его влияния на развитие национальных экономик необходимо сделать следующие выводы. Общая для всех исследуемых стран система мер государственного регулирования включает в себя процедуры законодательного, исполнительного и контролирующего характера. Универсальным средством регулирования электронной торговли, позитивно влияющим на развитие национальной экономики, следует признать сочетание разработки и внедрения специфичной нормативной правовой базы в области регламентации электронной торговли (в части установления ее правового статуса, а также правового статуса участников подобного рода экономических отношений) и финансовой поддержки развития информационных коммуникационных технологий ее реализации в практике торговой деятельности.
В ходе исследования было установлено, что США и Китай, одни из крупнейших экономик мира, выработали детально регламентированные и обоснованные, с практической точки зрения, системы регулирования электронной торговли, удовлетворяющие специфике общего экономического регулирования национальной экономики.


Список использованных источников:
1. Абдрахманова Г.И. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2022: статистический сборник. — М.: НИУ ВШЭ, 2022.
2. Козинец Н.В. Эволюция правового регулирования трансграничной электронной торговли в законодательстве США // Актуальные проблемы российского права. — 2015. — №9. — С. 197–201.
3. Попов Д.И. План строительства системы социального кредита как дорожная карта реформы социального управления в Китае в 2010-х гг. // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки» — 2020. Т.7. — №1. — С. 153–157.
4. Трощинский П.В. Цифровой Китай до и в период коронавируса: особенности нормативно-правового регулирования //Право и цифровая экономика. — 2021. — №1. — С. 46–57.
5. Шайдуллина В.К. К вопросу о правовом регулировании электронной торговли // Балтийский гуманитарный журнал. — 2019. Т. 8. — №1. — С. 368–369.
6. ВВП Китая по годам: 1980–2022. iFinance. http://global-finances.ru/vvp-kitaya-po-godam/ Дата обращения 01.11.2022.
7. ВВП США по годам: 1980–2022. iFinance. Дата обращения 01.11.2022, http://global-finances.ru/vvp-ssha-po-godam/.
8. Закон Китая об электронной торговле (2018). Портал законов Китая — CJO. https://ru.chinajusticeobserver.com/law/x/e-commerce-law-of-china-20180831/chn. Дата обращения: 01.11.2022.
9. Закон Китая об электронной подписи (2019). Портал законов Китая — CJO. https://ru.chinajusticeobserver.com/law/x/electronic-signature-law-of-china-20190423/enchn. Дата обращения: 01.11.2022,
10. Закон РФ № 2300–1 «О защите прав потребителей» (1992). Консультант плюс. Дата обращения: 01.11.2022, https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_305/1525b1a2f037db240c8e6a749619f86e53857f13/.
11. Модельный закон «Об электронной торговле». Межпарламентская Ассамблея государств-участников СНГ. iacis.ru. https://iacis.ru/public/upload/files/1/238.pdf. Дата обращения: 01.11.2022.
12. Постановление Правительства РФ № 2463 «Об утверждении Правил продажи товаров по договору розничной купли-продажи, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование потребителя о безвозмездном предоставлении ему товара, обладающего этими же основными потребительскими свойствами, на период ремонта или замены такого товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих обмену, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» (2021). // Гарант.ру. https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/400070336/. Дата обращения: 01.11.2022.
13. Commerce Department Digital Economy Agenda. National Telecommunications and Information Administration. Retrieved November 1, 2022, from https://ntia.doc.gov/files/ntia/publications/alan_davidson_digital_economy_agenda_deba_presensation_051616.pdf.
14. Electronic Signatures in Global and national Commerce Act (ESIGN). GovInfo. Retrieved November 1, 2022, from https://www.govinfo.gov/content/pkg/PLAW-106publ229/pdf/PLAW-106publ229.pdf.
15. Market size of the digital economy in China in selected years from 2005 to 2021. Statista. Retrieved November 1, 2022, from https://www.statista.com/statistics/1250080/china-digital-economy-size/
16. Retail e-commerce sales in the United States from 1st quarter 2009 to 3rd quarter 2022. Statista. Retrieved November 1, 2022, from https://www.statista.com/statistics/187443/quarterly-e-commerce-sales-in-the-the-us/
17. Statute of Frauds (1677), Section III, article 53. Legislation and regulation. Retrieved November 1, 2022, from https://www.legislation.gov.uk/aep/Cha2/29/3/contents.
18. Uniform Electronic Transactions Act (UETA), Section 7 (a). http://euro.ecom.cmu.edu/, Retrieved November 1, 2022, from http://euro.ecom.cmu.edu/program/law/08–732/Transactions/ueta.pdf
19. Uniform Electronic Transactions Act (UETA), Section 7 (b). http://euro.ecom.cmu.edu/, Retrieved November 1, 2022, from http://euro.ecom.cmu.edu/program/law/08–732/Transactions/ueta.pdf.
20. US federal budget receipts and outlays: Actual and estimates 1789–2022. Retrieved November 1, 2022, from https://stats.areppim.com/stats/stats_usxbudget_history.htm
21. Zhu Wang, Chao Chen, Bin Guo (2016). Internet Plus in China. Research Gate. Retrieved November 1, 2022, from https://www.researchgate.net/publication/299637015_Internet_Plus_in_China

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2024
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия