Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (89), 2024
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Пашкус Н. А.
профессор кафедры отраслевой экономики и финансов
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Пашкус В. Ю.
профессор кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Зинченко М. В.
ассистент кафедры экономической теории и экономического образования
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (г. Санкт-Петербург)


Эффективное позиционирование и развитие российских регионов в соответствии с концепцией «умного города»
Статья посвящена проблеме использования концепции «умного города» для формирования экономического потенциала и маркетинговой привлекательности территории. Осуществляется анализ концепций «умного города» и проводятся параллели между этой концепцией и концепциями эффективного позиционирования территории, ориентированной на создание сильного территориального бренда. Делаются выводы о том, что различные концепции территориального управления, такие как «умный город», прорывное позиционирование, цифровой город, «цифровая урбанистика» имеют под собой некоторые объединяющие их элементы. Подчеркивается, что комплексное использование этих пересекающихся элементов территориального развития может обеспечивать рост экономического потенциала и маркетинговой привлекательности территорий. А как следствие — приток на территорию капиталов и дальнейший экономический рост. Выявлено, что у современных жителей и гостей мегаполиса есть высокая потребность в помещении природных зон и любования природой без выезда за границу города. Показано, что применение позиционирования на данной возможности существенно увеличит перспективы продвижения территорий и эффективно дополняет применение концепции «умного города».
Ключевые слова: «умный город», городское управление, Москва, проект Sidewalk Toronto
УДК 332.146.2; ББК 65.44   Стр: 133 - 136

Введение. Сегодня на рынке территорий, как и на других рынках, идет ожесточенная конкурентная борьба за доминирование в умах потребителей и капиталы, которые могут привлекать регионы за счет эффективного позиционирования своих территорий. Причем конкуренция идет как на глобальном уровне, так и на уровне стран и даже отдельных регионов. Следовательно, при разработке стратегии регионального развития необходимо уделять внимание не только развитию территориальной инфраструктуры российских регионов, но и правильному ее позиционированию в неразрывной связи с развитием комфортной для жизни среды их территорий [1].
Концепция «умного города» представляет собой общемировой тренд, который в свою очередь предполагает внедрение инновационных технологий в единую систему городского управления. Можно утверждать, что концепция «умного города» является апробированным методом более рационального использования имеющихся в городе ресурсов, создания комфортной и безопасной среды для проживания в городе, а также расширения доступности для жителей различных услуг, устраняя неравенство и повышая вовлеченность жителей в городские процессы.
Возникновение самой концепции Умного города (SmartCity) первого уровня являлось логическим продолжением совершенствования концепции «города будущего», а также бурным развитием не только телекоммуникационных и компьютерных технологий, но и «общества потребления». В дальнейшем развитие пошло в сторону цифровизации (Sity 2.0), создания экосистем сервисов (Sity 3.0) и, наконец, искусственного интеллекта и индустрии 4.0 (Sity 4.0). По мере развития цифровой экономики потребности становятся все разнообразнее и требуют особого внимания руководства городов. [2] «Технологический прогресс 1980–1990-х годов способствовал повышению уровня жизни и благосостояния, прежде всего, жителей городов, что, в свою очередь, привлекало в города еще больше населения и обостряло существующие в них проблемы.» [3, с. 657].
Необходимо отметить, что когда доступные горизонты для россиян значительно сузились (COVID-19 и санкционная политика коллективного Запада), особенно остро встал вопрос о формировании в регионах проживания комфортной для жизни среды, применении российскими регионами креативных маркетинговых подходов для привлечения всех групп потребителей и стейкхолдеров. Многие российские регионы стали уделять внимание формированию комфортной среды для жителей, посетителей и инвесторов регионов, созданию креативных индустрий, развитой инфраструктуры территорий и доведению информации об этом до целевых потребителей территорий регионов [4; 5]. Отдельные регионы смогли достичь на этом поприще значительных результатов за счет использования инструментов современного маркетинга территорий, дополненного применением инструментария концепции «умного города».
Эффективное позиционирование российских регионов с применением инструментария концепции «умного города». Быстрый рост населения, помимо значительного давления на инфраструктуру города, создает серьезные угрозы, что приводит к увеличению спроса на услуги, жилищные объекты, превышающие возможности городов, а также к непоправимому ущербу окружающей среде [6].
Пандемия COVID-19 и последовавшее за ней начало спецоперации привели к значительным ограничениям передвижения населения и снижению спроса со стороны сложившихся ранее целевых групп посетителей и инвесторов российских территорий. В этих условиях люди особенно остро ощутили потребность в комфортной городской среде, позволяющей провести свободное время в гармонии с природой, не выезжая за пределы города. Возникла острая необходимость в развитии для жителей городов и их посетителей новых интересных локаций, которые позволяют российским регионам занимать новые привлекательные позиции на рынке территорий и даже выходить на глобальный рынок, охватывая новые целевые сегменты. Например, это Казань, использующая для своего развития имидж Иннополиса. Дальнейшее эффективное развитие российских регионов требует систематического и комплексного подхода к региональному управлению. В этом отношении применение инструментария концепции «умного города» открывает перед региональным управлением принципиально новые возможности.
Остановимся на основных аспектах концепции «Умного города». Концепция предполагает интегрированное развитие информационных и коммуникационных технологий с применением технологий «Интернета вещей» для управления городским пространством и городским имуществом. Развитие Умного города может способствовать возникновению ключевых факторов успеха территории — современный маркетинг территорий предполагает активное использование информационных и коммуникационных технологий для развития городской инфраструктуры, позиционирования и продвижений территорий для всех групп текущих и потенциальных потребителей (жители, потенциальные мигранты, предприятия и организации; туристы и деловые посетители; инвесторы региональных проектов) и стейкхолдеров территории, заинтересованных в ее высокой конкурентоспособности.
Предпосылками использования концепции «умного города» стало следующее:
– произошел рост населения города, который привел к возникновению транспортных проблем;
– начали нарастать экологические проблемы, особенно в отношении загрязнения окружающей среды;
– в городах стали сокращаться и исчезать открытые доступные пространства (парки, скверы, площади и др.);
– часто возникают проблемы при оказании социальных услуг (переполненные школы, очереди в поликлиниках и пр.);
– начался стремительный рост стоимости платных общественных услуг;
– произошло усложнение процессов управления городом и переход процессов в информационную среду;
– произошла потеря территориями города своего первоначального назначения.
Предпосылками широкого использования современных инструментов маркетинга территорий является:
– высокий уровень влияния на конкурентоспособность территории медийной поддержки и представленности территории во всех медиасредствах;
– отставание в развитии инфраструктуры территории, включая транспортную, социальную, экологическую ее составляющие, от уровня их медийного продвижения, приводящих к возникновению разрывов восприятия территории и отсроченным негативным эффектам продвижения;
– высокая зависимость конкурентного статуса территории от наличия большого объема открытых пространств и уровня их медийной конкурентоспособности;
– высокая роль неощутимых активов в конкурентоспособности территорий;
– стремительный рост цены территориального продукта для всех категорий потребителей;
– повышение роли креативных и информационных технологий в эффективности стратегического позиционирования и продвижения территории;
– высокое влияние информационных и цифровых технологий и инструментов продвижения территории на ее конкурентный статус.
Выявленные предпосылки использования указанных концепций регионального развития во многом способствуют общим требованиям, относящимся к концепции «Умного города» к территории и возможности выбора стратегии ее развития. В силу этого, наиболее успешные в конкурентном отношении территории систематически применяют комплекс инструментов, предлагаемых в рамках изучаемых концепций.
Выделяя основные концептуальные положения развития «Умного города», можно утверждать, что с точки зрения теории:
– «Предполагается активное использование информационных и телекоммуникационных технологий для повышения качества жизни городских жителей, всех групп посетителей города и активных стейкхолдеров на основе создания высокотехнологичной и комфортной городской среды» [3];
– «Умный город» рассматривается как «город людей», и даже более — город, отличающийся человеко-центричностью [7];
– «Предполагается применение инновационных способов сбора и анализа данных в управлении так называемым — SmartCity» (цифровым двойником города) [3];
– «Умный город» ориентируется на децентрализацию управления и создание ситуаций, способствующих использованию потенциала граждан при развитии города, построение отношений доверия и сотрудничества между органами управления городским хозяйством и населением [6].
Тем самым, основными параметрами «умного города» становятся следующие «умные» факторы [6; 8]:
– экономика (конкурентоспособная интеллектуальная экономика — ИКТ, передовое производство, доминирование высокотехнологичных и наукоемких услуг);
– мобильность (SMART Mobility) — интеллектуальная мобильность с устройствами, инновационными и безопасными транспортными системами;
– люди (развитый социальный капитал, высокая креативность, сотрудничество, высокий уровень доверия в обществе);
– управление (активное участие населения в принятии решений для государственных и муниципальных служб, город как единый организм с высоким уровнем цифровой поддержки);
– окружающая (интеллектуальная) среда — «устойчивое управление ресурсами», умная энергия, умные здания, экологическое планирование;
– образ жизни — высокое качество жизни, безопасность, социальная сплоченность и высокий уровень доверия в обществе.
Указанные факторы «умного города» являются ключевыми для формирования неоспоримого конкурентного преимущества и обеспечения стратегической конкурентоспособности территории [7; 8]. Рост привлекательности, инновации формируют условия для экономического роста [9]. Способность адаптироваться в условиях неопределенности и высокой динамичности среды дает территории большое преимущество в условиях глобальной конкуренции, а в будущем облегчает ей дальнейшее развитие городской инфраструктуры и позволяет сформировать сильный территориальный бренд [10].
Характеристики «умного города» прекрасно сочетаются с развивающимися потребностями последнего десятилетия, сформировавшимися и усилившимися во время пандемии и последовавшим за ним период массовых ограничений.
К этим потребностям следует отнести:
– любование природой;
– стремление к здоровому образу жизни;
– посещение экозон, заповедников, современных зоопарков, дендропарков и формирование новой парадигмы досуга горожан, ставшей коммерчески привлекательной;
– рост тяги к путешествиям, в том числе и для долговременного пребывания на природе, погружения в «новую» для путешественников реальность (иную культуру, иную среду, обеспечивающую сильные эмоциональные переживания);
– потребность в круглогодичном контакте с природой и повышении доступности природных зон отдыха и иных открытых пространств, обеспечивающих широкое разнообразие впечатлений.
Указанные потребности опираются на предшествующий рост уровня жизни населения, высвобождение времени для отдыха горожан, а также эффективное использование информационных и дистанционных технологий. В результате, люди все чаще хотят иметь возможность побыть на природе, не выезжая из города, или иметь возможность быстро добраться до природы за счет развитой системы транспорта. И эта составляющая городской жизни приобретает все более сильное влияние в оценке привлекательности территории и формировании ее сильного бренда.
Применение концепции «умного города»: анализ результатов. Необходимо отметить, что провозглашение территории «умным городом» и выбор соответствующей стратегии развития еще не означает достижения целевого эффекта. Причем одним из важнейших факторов, препятствующих эффективной интеграции всех городских структур и цифровых систем поддержки, является отсутствие доверия между всеми участниками системы функционирования и управления территорией и их стейкхолдерами. Противодействие интеграции и конфликты между участниками препятствуют реализации стратегии «умного города» и значительно искажают его первоначальный замысел [11]. Рассмотрим три примера умных городов: Барселону, Торонто и Москву.
Сильное стремление к независимости Каталонии, ее курс на снижение неперспективных туристов привел к существенному подорожанию услуг территории при одновременном снижении их качества. В результате произошло снижение туристических потоков, причем не только из категории наименее желательных для территории. Параллельно с этим начался беспорядок в сфере обслуживания. А ведь Барселона провозглашала свой технологический суверенитет и была нацелена на увеличение возможностей горожан в цифровой среде. Перспективные идеи развития территории при формальном применении концепции «умного города» обернулись снижением конкурентоспособности территории и падением силы ее бренда.
Еще одним неоднозначным проектом развития «умного города» является проект Sidewalk Toronto. В соответствии с этим проектом планировалось:
– «Увеличить доступность жилья для большинства горожан» [12];
– «Сократить транспортные расходы семей на 4000 долларов в год» [12];
– «Отказаться внутри города от использования собственных автомобилей для снижения выбросов CO2» [3];
– «Внедрить экологичные и энергоэффективные технологии в городскую среду» [12];
– «Создать тысячи рабочих мест за счет развития высокотехнологичного сектора» [13].
К сожалению, успехи проекта не столь показательны. В настоящее время:
– доступность жилья в городе еще больше уменьшилась;
– транспортные расходы семей выросли или не изменились по сравнению с прежними;
– при реализации проекта управление городом передается компании Google, преследующей исключительно коммерческие цели;
– «Цифровые технологии используются для сбора информации в пользу IT-компаний, не повышая качество жизни горожан» [12].
«Sidewalk Labs опробовала никому не нужные технологии, стоимость которых для бюджета была достаточно высока» [14]. В результате, на реализацию других важных для города проектов в бюджете просто не нашлось средств. Необходимо отметить, что «реализацией проекта внедрения технологий „умного города“ занималась компания Sidewalk Labs, являющаяся дочерним предприятием компании Google. Тем самым, в этом проекте Sidewalk Labs ориентировалась на цели компании Google, а вовсе не нужды города» [12]. «Можно утверждать, что Sidewalk Labs превратила Торонто в «испытательный стенд» для новых технологий, материалов, процессов компании Google, по утверждению которого, используемых для достижения устойчивого роста и процветания городов» [14] Таким образом, Google просто использовал Торонто в качестве опытной площадки для отработки своих технологий, имеющих потенциально высокий коммерческий потенциал.
Более удачным примером внедрения концепции «умного города» стало новое позиционирование Москвы. За последнее десятилетие в Москве реализуется новая концепция стратегического развития территории. Она опирается на развитие и внедрение информационных и коммуникационных технологий как в городском управлении, так и во всех областях жизни города. Москва потратила огромные суммы на внедрение технологий «умного города», в результате город превратился в единое информационное пространство, а городская инфраструктура значительно разрослась и улучшилась.
В настоящее время реализуется проект «Умный город» — Москва — 2030». Миссией проекта Smartcity является следующее [15].
1. Москвичи должны стать более счастливыми.
2. Город — безопасным.
3. В городе должно появиться больше зеленых насаждений.
4. Должна быть создана благополучная среда для развития бизнеса, осуществления предпринимательской деятельности, работы научных и образовательных сообществ.
5. Москвичи должны стать более здоровыми, что предполагает реализацию программ, направленных на обеспечение активного долголетия людей, включающих, в том числе, создание генетического паспорта москвича.
6. Развитие транспортной и информационной инфраструктуры города.
7. Город должен объединить людей для повышения качества их жизни.
В настоящее время уже многие элементы проекта отчасти или полностью реализованы. Так, например:
– в 2018 г. запущена одна из лучших (по оценке Pricewaterhouse Coopers) интеллектуальных транспортных систем в мире, которая постоянно продолжает развиваться, 1 марта 2023 г. запущено самое большое в мире кольцо метрополитена (Большая кольцевая линия Московского метрополитена);
– в 2011 г. запущена единая медицинская информационно-аналитическая система (ЕМИАС), в значительной степени усовершенствованная за период пандемии COVID-19;
– запущена система распознавания лиц, доработанная в период пандемии;
– достигнуто высокое покрытие камерами для реализации эффективной информационной поддержки города.
Успехи реализации городской концепции «умного города» Москвы связаны и с осуществлением постоянного взаимодействия с москвичами и гостями города в поиске совместных решений по развитию городской инфраструктуры и реализации системы городских связей. Одно из перспективных направлений внедрения концепции «умного города» в Москве связано с учетом стремлений жителей и гостей города к возможности наслаждения природой без необходимости выезда за пределы городской черты. Это направление тесно переплетается с одним из приоритетов проекта SmartCity, связанным с озеленением города. В последнее время, особенно в период пандемии COVID-19, эта составляющая проекта очень позитивно повлияла на эффективное позиционирование города и укрепление его бренда.
В рамках SmartCity Москва реализует не только развлекательные и культурно-просветительские проекты экологической направленности, но и проекты по озеленению города. Значительный интерес представляет эколого-цифровой проект «Наше дерево». Каждая семья, в которой недавно родился ребенок, через портал Мос.ру получает приглашение на посадку семейного дерева. Обязательное условие: дерево необходимо посадить лично. Саженцы предоставляются бесплатно. Деревья высаживаются в парках и скверах города по выбору семьи из предложенных зон посадки. Участие в проекте набирает популярность. Люди продолжают заботиться о деревьях, совершают семейные выезды к ним. Проект активно освещается в сети.
Таким образом, осуществленный анализ проектов развития территорий показывает, что сами по себе внедряемые концепции не являются панацеей. При внедрении концепций «умного города» необходимо обратить внимание на реальные потребности всех потребителей территории и учесть их стратегическую перспективу. Важно учитывать существующие проблемы развития территорий и кроющиеся в красивых проектах «червоточины», чтобы избежать развития серьезных проблем и достичь заявленных целей проектов городского развития.
Заключение. Концепция «умного города», являясь мировым трендом, который активно реализуется во многих государствах мира, действительно способствует созданию комфортной и безопасной городской среды, где жители получают возможность с удобством для себя пользоваться различными городскими услугами. Сегодня каждый человек, обладая лишь смартфоном с выходом в Интернет, может записаться на прием к врачу и выбрать удобное для себя день и время, может посмотреть, когда придет нужный автобус, через городские электронные карты спланировать маршрут, рассчитав время на дорогу, а покрытие дворов и улиц камерами позволяет в короткие сроки отследить и задержать преступников. Однако важно понимать, что для создания подобного рода комфортной городской среды требуются значительные суммы, которые есть далеко не у каждого города. Так, например, Москва демонстрирует самые высокие показатели технологичности, среди всех городов России. И это понятно, ведь обладая значительными финансовыми ресурсами, власти города могут позволить себе направить средства на технологическую модернизацию городской среды. Однако, чем меньше город и чем меньше у него бюджет, тем меньшие показатели технологичности он демонстрирует.
Необходимо отметить, какие именно проблемы внедрения технологий «умного города» вызывают больше всего критики.
1. IT ради IT за счет бюджета: «Критически оцениваются (McKinsey) экономические эффекты от внедрения отдельных решений «умного города»« [3].
2. Дальнейшее развитие цифрового неравенства: жители умных городов — «пользователи «умных» решений среди взрослого населения крупнейших городов мира не превышают 52 %, а осведомленность о существующих «умных» решениях колеблется от 36 до 72 %» [3].
3. Создание «города богачей» или «города предпринимателей»: «концепция SmartСity нередко ведет к созданию укрепленных высокотехнологичных анклавов или районов для привлечения, удержания креативного класса работников» [14].
4. Манипулирование поведением жителей городов с помощью внедряемых за их счет технологий [14].
5. Идеологический пафос реализации концепции SmartСity, в результате чего экология ухудшается, ибо «сами по себе информационно-коммуникативные технологии являются экологически проблематичными из-за их энергопотребления, короткого срока службы, дефицитных или загрязняющих материалов, из которых они сделаны, а энергопотребление при этом растет» [3].
6. Очень часто «умный город» внедряется исключительно ради рейтинга. Отсутствие надлежащей концептуализации понятия «Умный город» подталкивает города к тому, чтобы называть себя «умными» [16].
В целом, несмотря на существенные риски, которые несет в себя концепция «умного города», можно сказать, что внедрение технологий в систему городского управления — это неизбежный процесс, который будет в любом случае продолжаться и расширяться. В России же, данная концепция получила свое институциональное оформление относительно недавно, но стоит подчеркнуть, что во всех регионах страны, городскими властями начата работа по внедрению и интеграции инновационных технологий в систему городского управления. Конечно, введенные санкции и ограничение импорта технологий в Россию способны затормозить процесс «технологизации» российских городов, но не остановить его полностью. Можно сделать вывод о том, что внедрение технологий в процессы городского управления является общемировым трендом, который будет активно развиваться, как в мире, так и в России.


Список использованных источников:
1. Scott K. Smart City Seattle and Geographies of Exclusion // The Digital City and Mediated Urban Ecologies. — 2016. — Jan. — Pp. 119–160. DOI: 10.1007/978–3–319–39173–1_5
2. Баландина Д.М., Алиаскарова Ж.А., Игнатова А.М. Цифровая экономика: особенности развития и поведения потребителей // Известия Международной академии аграрного образования. — 2020. — № 52. — С. 59–63.
3. Смарт-сити — благополучие для всех? / Е.А. Карагулян, О.В. Захарова, М.В. Батырева, Д.Л. Дюссо // Журнал экономической теории. — 2020. — Т.17, № 3. — С. 657–678. DOI: 0.31063/2073–6517/2020.17–3.11
4. Волкова А.В., Алмакучуков К.М., Старобинская Н.М. Новые технологии городского развития и управление арт-рынком: опыт Санкт-Петербурга // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 1. — С. 173–176.
5. Кошкин А.В. Политика правительства города, направленная на развитие креативных индустрий (на примере Санкт-Петербурга) //Маркетинг MBA. Маркетинговое управление предприятием. — 2022. — Т. 13, № 2. — С. 28–38.
6. Smart cities. Ranking of European medium-sized cities / R. Giffinger, C. Fertner, H. Kramar et al. 2007. — [Электронный документ]: URL: http://www.smart-cities.eu/download/smart_cities_final_report.pdf (дата обращения: 30.03.2023).
7. Hollands R.G. Will the real smart city please stand up? // City. — 2008. — Vol. 12 (3). Pp. 303–320. DOI: 10.1080/13604810802479126
8. Townsend A.M. Smart cities: big data, civic hackers, and the quest for a new utopia. — W. W. Norton & Company, 2013. — 320 p.
9. Segerstrom P. Innovation, imitation, and economic growth // Journal of Political Economy. — 1991. — Vol. 99 (4). — Pр. 807–827.
10. Sassen S. When National Territory is Home to the Global: Old Borders to Novel Borderings // New Political Economy. — 2005. — Vol. 10 (4). — Pр. 523–541.
11. Greenfield A. City Cynic: “Against the Smart City” (2013). — [Электронный документ]: URL: https://www.forbes.com/sites/danielnyegriffiths/2013/12/02/city-cynic-against-the-smart-city-by-adam-greenfield-review/#746fb1e3b190 (дата обращения: 30.03.2023).
12. Гарас Л.Н. «Умный город»: особенности политического управления (на примере города федерального значения Севастополь) // Общество: политика, экономика, право. — 2020. — № 5. — C. 21–26.
13. Zuboff S. Toronto is surveillance capitalism’s new frontier. URL: https://torontolife.com/city/toronto-is-surveillance-capitalisms-new-frontier (дата обращения: 30.03.2023).
14. McCord C., Becker C. Sidewalk and Toronto: Critical Systems Heuristics and the Smart City. Toronto, 2019. — [Электронный документ]: URL: https://arxiv.org/abs/1906.02266 (дата обращения: 30.03.2023).
15. Москва-2030 Умный город. Концепция (2018) — [Электронный документ]: https://2030.mos.ru/netcat_files/userfiles/documents_2030/concept.pdf
16. Desdemoustier J., Crutzen N., Giffinger R. Municipalities’ understanding of the Smart City concept: An exploratory analysis in Belgium // Technological Forecasting and Social Change. — 2019. — Vol. 142 (May). — P. 129–141.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2024
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия