Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ

Михеев В.Н. Ценность в системе человеческих отношений

Обсуждаемая проблема ценности носит фундаментальный, "сквозной" характер применительно к теоретическим (умозрительным) и практическим наукам. Человек является частью организованной, органической, живой природы. Целесообразный характер жизнедеятельности выделяет человека из мира животных, делает его существом общественным, социальным. Результатом и условием деятельности человека являются создание и присвоение им определенной системы благ. Понятие ценности необходимо, на наш взгляд, рассматривать в тесной связи с понятием блага.
"Благо" - самое первое и самое широкое понятие всего, что окружает человека. Благо - это все, что есть; это существование, бытие всего. Нечто становится благом в результате целеполагания. Человек может потреблять нечто, что не является результатом целенаправленной деятельности, и потреблять неосознанно, как, например, воздух. Однако это нечто становится благом только в том случае, если оно осознано как благо и соответствующим образом определено. Поскольку это первое определение всего, постольку как начало и причина оно существует во всем, "в благе мы угадываем нечто внутренне присущее и неотчуждаемое"1. Будучи во всем, но не "рядом" со всем, благо в своем движении развертывается во множество определений. Аристотель, как и Платон, усматривает высшее благо не в чувственных удовольствиях и обладании вещественным богатством, а в духовном совершенстве человека, его самоутверждении как духовного существа, наивысшей формой жизнедеятельности которого являются познание, философствование, созерцательная жизнь.
Благо в сфере отношения выступает как полезное, полезность. Сознавая необходимость какого-либо блага для себя, его полезность с точки зрения возможного потребления, человек вступает в отношение с ним, а посредством него и в отношения с другими лицами. В отношении человека к благу познанная полезность превращается в приобретенную потребность. Полезность как возможная потребность стала действительной потребностью, но еще не потреблением. Полезность превращается в потребление только в том случае, если полезность (свойство блага) совпадает с потребностью человека. При отсутствии этого единства возникает необходимость в обмене. Обмен показывает, что во всем товарном мире есть нечто общее, что является началом и причиной экономической деятельности.
Необходимым условием товарного обмена является качественное отличие производимых и обмениваемых между собой благ. В том случае, если архитектор строит дом для кого-то, - он создает благо, полезность. Если башмачник шьет обувь на продажу, - он также создает благо, имеющее полезность для других. Между домом и обувью мало общего. Но если мы отвлечемся от конкретных полезных свойств двух товаров, то придем к тому, что тот и другой представляют собой благо "вообще", полезность как таковую.
Сведение разнообразных благ к полезности "вообще" позволяет их соизмерять и сопоставлять. Поскольку полезность превращается в потребность, постольку соизмеренная полезность становится соизмеренной потребностью. Сопоставление и соизмерение полезностей между собой превращают их в ценности. Сопоставление благ, полезностей - это их ранжирование между собой в соответствии с имеющимися потребностями. На оценку значимости различных благ для потребителя влияет не только их полезность, но и их редкость, ограниченность. Там, где испытывается недостаток влаги, вода в наборе полезностей опережает золото. В условиях изобилия влаги золото может опережать воду в цепи предпочтений.
Соизмерение полезностей предполагает не только учет значимости упорядоченных полезностей для потребителя и их редкости, но также и наличие ограниченного дохода у
потребителя. В данном случае ценность вещи выступает как готовность потребителя заплатить за какую-либо полезность определенную сумму денег, т.е. как цена. Если реальная цена ниже предполагаемой, то потребитель получает дополнительную выгоду от произведенной покупки; если сложившаяся на рынке цена превышает возможности покупателя, то приобретение вещи вряд ли состоится.
Между архитектором и башмачником, между трудом первого и второго, так же мало общего, как и в результатах их производственной деятельности. Если мы отвлечемся от конкретных особенностей того и другого, от специфики их труда, то придем к выводу о том, что и тот и другой - человек "вообще", производитель благ "вообще", а разнообразие затрат труда сводится к труду "вообще", к абстрактному человеческому труду. Сведение разнообразных благ и различных видов труда к полезности "вообще" и затратам труда "вообще" позволяет их соизмерять. Однако они не могут быть количественно выражены непосредственно ни в единицах полезности, ни в единицах затрат труда. Они могут получить свою количественную определенность только опосредованно, относительно, в чем-то третьем, что представляет собой меру измерения первого и второго. В качестве такой меры выступают деньги. Цена есть в одно и то же время денежное выражение общественной полезности и общественно необходимых затрат труда, воплощенных в данном товаре. Цена в сфере экономики есть денежное выражение ценности производимых для продажи товарных благ. "Ценность означает, что вещь значима в качестве всеобщей вещи, которая, правда, обладает специфическим качеством, но таким образом, что оно сведено к количественной определенности. По этой количественной определенности вещи могут быть совершенно равными, будучи различными по своему качеству; так, поле и дом могут быть равны по своей количественной определенности"2.
Ценность представляет собой всеобщее в существующем. Ценность как всеобщее в многообразии представляет собой сущность существующего. Всеобщее как ценность, как всеобщее в системе благ, проявляется только через общее. Общее - это "ограниченное", опосредованное определением всеобщее. Общее - это конкретная форма выражения (проявления) всеобщего. Оно содержит в себе всеобщее и еще что-то (определенное). Так, стоимость - это то общее, что проявляется в меновом отношении товаров. Полезность "вообще" - это общее в потребительских свойствах предлагаемых товаров. Но и стоимость и полезность - формы выражения (проявления) ценности "вообще". Поскольку всеобщее проявляется через общее, а всякое общее имеет свою определенность по сравнению со всеобщим, существует множество форм проявления всеобщего. Следовательно ценность как всеобщее во всем проявляется через систему ценностей. Моменты этой системы связаны между собой, воздействуют друг на друга, переходят друг в друга.
Вне блага нет ценности. Понятие блага нельзя сводить только к системе материальных благ, поскольку экономическая деятельность - всего лишь одна из форм человеческой деятельности вообще. Поскольку "благо" - это не только вещь, постольку и ценность блага - не только ценность вещи. Вот почему Гегель говорил о ценности вещей, взглядов и поступков3. Ценность как всеобщность всего существующего проявляется в системе материальных, экономических, политических, социальных, духовных, моральных, нравственных и т.п. благ. Гегель рассматривал движение системы ценностей в трех сферах: сферах права, морали и нравственности. Причем ценность как всеобщность в системе благ принимает различные формы своего выражения.
Ценность как таковая не материальна. Она духовна, представляет собой продукт, результат духовной деятельности людей, состояние духа нации. Историческое развитие нации, человечества во многом определяется процессом развития ее духа. Каждая историческая эпоха выстраивает свою систему материальных и духовных ценностей. Необычайные достижения древнегреческой культуры явились духовным выражением внутренней свободы граждан античного общества. Высказывание Перикла, донесенное до нас Фукитидом, гласит: "Мы любим красоту без роскоши и расточительности и предаемся размышлениям и дискуссиям без утраты своей доблести"4. Эпоха Нового времени характеризуется тем, что экономическая деятельность с целью наживы становится основной, всеобщей сферой (формой) человеческой жизнедеятельности, когда вся система ценностей (экономических, политических, юридических, духовных и т.д.) принимает форму товара. Естественной реакцией на подобного рода состояния общества является появление и развитие этической экономии, в рамках которой осуществляются исследования по этике, культуре и философии хозяйства. Петер Козловски, один из виднейших представителей данной экономической школы приводит следующие слова Джона Мейнарда Кейнса, написанные им около пятидесяти лет тому назад: "Я предвижу, что мы будем иметь возможность вернуться к некоторым наиболее бесспорным и непреложным принципам религии и традиционной добродетели, утверждающим, что скупость - это порок, что ростовщичество недостойно человека... Мы вновь будем ценить цели выше средств и предпочитать добро пользе..."5


1 Аристотель. Соч. Т.4. С.58.
2 Гегель. Философия права. М., 1990. С.403-404.
3 Гегель. Наука логики. Т.3. М., 1972. С.8.
4 Кессиди Ф.Х. К истокам греческой мысли. СПб. "Алетейя". 2001. С.4.
5 Козловски П. Принципы этической экономии. СПб. "Экономическая школа". 1999. С.6.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия