Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ

А.В. Орлов. Об аксиологии и экономических ценностях

Аксиология, по утверждению Выжлецова Г.П., есть философская теория ценности, в соответствии с которой ценность определяется в виде истины духа и содержательной основы мировоззрения, что обеспечивает нравственность и справедливость. Тем самым закладывается фундамент под экономическую теорию стоимости и ценности. Тот факт, что экономическая теория остро нуждается в обосновании своего "концептуального ядра" и в разработке основополагающих принципов, стал притчей во языцех. При этом нравственность и справедливость обуславливаются неуловимым духом времени, определяют форму самосознания и являются квинтэссенцией культуры народа - такой вывод следует из содержания статьи. Данная посылка позволяет утвердиться во мнении о первостепенной важности нравственных начал, обуславливающих поступательное развитие человеческого общества. Нравственность - высшая ценность, именно она предопределяет успех в достижении справедливости. Это обусловлено тем, что сущность человека не сводится к его биологической природе и материальному благополучию, а включает и духовную составляющую.
Положение Выжлецова Г.П. о том, что хозяйственная деятельность более долговечна, чем мораль, право, политика и даже нравственность, дает основание для вывода о зависимости норм нравственности от изменения материальных условий жизни. Между тем, сложившаяся в России ситуация, по словам автора статьи, сталкивает ее в черную дыру товарно-денежного фетишизма, что обусловлено подменой ценностных ориентиров, а именно: "потребительной ценности" на "меновую стоимость". Исправление положения усматривается в необходимости поставить экономику с головы на ноги, то есть поменять местами ее цели и средства их достижения. Вот в сверхсжатом изложении мысль исследователя, которая проникнута болью за судьбу Отечества.
Представим свое виденье проблемы взаимосвязи ценностных ориентиров и экономической теории стоимости и ценности.
Начнем с уточнения экономической терминологии. Выжлецов Г.П. пользуется принятыми в экономической литературе терминами, несколько уточняя их. В частности, вместо "потребительной стоимости" он пользуется термином "потребительная ценность", что в большей степени соответствует сущности явления. Но правильнее было бы использовать "потребительская ценность", поскольку слово "потребительная" является устарелым (1, с. 334). В отношении термина меновая стоимость следует сказать, что в русском языке слово "стоимость" выражает затраты на производство, поэтому словосочетание "меновые издержки" - нелепость, на что в свое время указывал П.Б. Струве (2, с. XXVI).
В отношении необходимости достичь приоритета "потребительной ценности" над "меновой стоимостью" отметим следующее. Современное производство связано с потреблением посредством товарно-денежных отношений в виде различных форм обмена и распределения. Развитые товарно-денежные отношения необходимы для обеспечения эквивалентности при обмене и достижения справедливости в распределении общественного богатства в соответствии с количеством и качеством труда. Достигнуть этого возможно лишь при развитой форме меновой ценности в противоположность дефициту и уравниловке, что было присуще командной экономике. Развитые товарно-денежные отношения вытесняют из обращения бартер и обеспечивают переход от натурального хозяйства к рыночным отношениям. Отмирание меновой ценности произойдет по мере развития товарно-денежных отношений, а не по приказу и желанию. Меновая ценность неотделима от потребительской ценности, поскольку только в обмене может быть установлена реальная общественная и индивидуальная ценность блага.
В сегодняшних условиях можно лишь гипотетически предположить, что развитие производительных сил достигнет столь высокого уровня, когда каждый работоспособный член общества сможет самостоятельно производить для себя материальные блага в необходимом количестве и качестве. По существу речь может идти о возврате к натуральному хозяйству на принципиально ином техническом и социокультурном уровне. Здесь есть место и поле деятельности не только для футуристов, но и для философов.

Привлекает к себе внимание тезис Выжлецова Г.П. о том, что в России "мораль, право и экономика по сей день остаются заложниками политического беспредела". Здесь уместно вспомнить: откуда мы пришли, каков наш менталитет и какова наша нравственность. "Политический беспредел" по тому и возможен, что мы сами его воспроизводим на всех уровнях. Возрождение нравственности возможно на основе Веры, но вот вопрос - какой Веры? Ясно, что возврат к старым религиозным догматам вряд ли возможен, они были востребованы в условиях крайне бедственного положения основной массы населения, когда просили не денег, а хлеба. Ясно и другое, что становление новой Веры предполагает нетерпимость и жесткость к нарушителям вновь принятых канонов общественного поведения, аналогично времени зарождения и расцвета мировых религий. В заключение можно предположить, что от локальных и местных конфликтов (возникающих на почве нравственности) мир вплотную подошел к суперэтническим конфликтам, последствия которых непредсказуемы.


Литература

1. Словарь русского языка. Т. 3 / Под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд. М., 1984.
2. Маркс К. Капитал / Под ред. П.Б. Струве. 3-е изд. СПб.,1907.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия