Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Михеев В. Н.
доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


ЦЕННОСТЬ, ПОЛЕЗНОСТЬ, СТОИМОСТЬ

Если потребитель заинтересован в приобретении нужного товарного блага по наибо-лее низкой цене, то производитель осуществляет выпуск того, что покрывает издержки его производства и приносит прибыль. Прибыль зависит от рыночной цены товара, его ценности и стоимости. В теоретическом плане вопрос о соотношении цены, стоимости и ценности товара остается открытым.
В российской экономической литературе эта проблема приобрела особую актуаль-ность на рубеже XIX-XX вв. в связи с противостоянием трудовой теории стоимости и тео-рии предельной полезности. В обсуждении этой проблемы принимали участие такие вид-ные экономисты, как П. Струве, М.И. Туган-Барановский, А.А. Исаев, В.Я. Железнов и др. В центре дискуссии оказался вопрос о том, как переводить и толковать смысл немец-кого слова "Werth", возникший в процессе перевода первого тома "Капитала" К. Маркса. Одни считали, что данное слово следует переводить как "ценность", другие - как "стои-мость". Каждая из сторон приводила аргументы в защиту своей точки зрения. Чтобы глубже понять суть вопроса, воспроизведем данные аргументы в наиболее полном виде.

"Исходной точкой экономической системы Маркса, изложенной в "Капитале", является понятие цен-ности, - отмечал П. Струве в Предисловии редактора русского перевода в сентябре 1899 г. - Этим словом мы пользуемся для передачи немецкого "Werth", так как смысл русского слова в точности соответствует смыслу немецкого слова. То обстоятельство, что Маркс субстанцией и мерилом ценности считает трудовую затрату, вовсе не означает, чтобы он сознательно отождествлял явление ценности с трудовой затратой, с издержками или стоимостью. Правда. Маркс, в одном месте III-го тома прямо говорит: "Werth ist Аrbeit". Но это, конечно, только упрощенный способ выражения, а не пря-мое и сознательное отождествление. Ибо понимать под словом "Werth", "valuе", "valеur" трудовую затрату значило бы на место теории явления (в данном случае -ценности) ставить простое его определение. Трудовая затрата, конечно, измеряется только количеством затраченной трудовой энергии - это аналитически следует из понятия трудовой затраты и не обогащает нас ни одной крупицей нового знания. Не это, конечно, хотел сказать Маркс своей теорией цен-ности и меновой ценности. Для понятия издержек или стоимости и английский и немецкий языки обладают вполне определенным термином "Соst, Kosten". Сам Маркс употребляет слово "Kost" в смысле, обычно присваиваемом русскому слову "стоимость": "...капиталистическая стоимость товара измеряется затратой капитала, действительная же стоимость измеряется затратой труда""...
Мы думаем, таким образом, что Маркс вовсе не желал ставить на место ценности издержки или тру-довую затрату. В своей теории он лишь устанавливает зависимость общественно-экономического явления "ценность" от другого явления того же порядка - от трудовой затраты. В ценности выражается инди-видуальная или общественная оценка хозяйственных благ, руководящим принципом и необходимым мери-лом которой является трудовая затрата, подобно тому, как в потребитель-ной ценности или полезности вы-ражается та индивидуальная или общественная оценка, принципом и мерилом которой является настоятель-ность потребности. Момент оценки объединяет оба эти столь различные явления, и это объединение обна-руживается в общем наименовании "ценность". Оно, начиная с Кенэ, различавшего "valеur usuell" и "valеur venale", прилагается к результату хозяйственной оценки, безразлично, про-изводится ли эта оценка с точки зрения издержек, или же с точки зрения потребности и ее удовлетворения. Отсюда раздвоение ценности на меновую и потребительную. Кроме того, цен-ность, выражающая общественную оценку с точки зрения тру-до-вой затраты, по идее Маркса, является категорией, общей всем общественно-экономическим формациям, в которых добывание благ определяется преимущественно затратой труда, тогда как русское слово "стои-мость" по своему обычному смыслу, т.е. по принятому в обыкновенной речи словоупотреблению, обознача-ет затрату на производство или издержки производства в хозяй-стве, основанном на обмене, т.е. в денежном, или даже еще ýже, в капиталистическом хозяйстве. Обычный смысл этого русского слова, таким образом, не шире, если не ýже, чем английского "Соst" или немецкого "Kosten". Научная же терминология никогда не должна без особой надобности уклоняться от обычного словоупотребления. Если последнее прочно связы-вает со "стоимостью" значение выраженных в деньгах издержек производства, то очевидно, что с точки зрения такого словоупотребления, от которого нет никакой надобности отказываться и науке, словосочета-ние "потребительная стоимость" явно нелепо. Момент оценки одинаково присущ как трудовой, так и по-требительной ценности, но последней как таковой совершенно чужд момент затраты, или издержек, со-ставляющей существенное содержание понятия "стоимость" - одинаково и в обычном словоупотреблении, и в глазах тех, кто слово "Werth" передает через слово "стоимость". Поэтому можно говорить о потребитель-ной ценности, но нельзя, не нарушая логики как обычного словоупотребления, так и установившейся науч-ной терминологии, говорить о потребительной стоимости.
Русское слово "ценность", тем еще особенно удобно, что его этимология указывает на реально суще-ствующую и красной нитью проходящую через всю историю экономической теории связь между понятиями "ценность" и "цена". Этимологически и по существу ценность есть абстрактное, цена же - конкретное вы-ражение одного и того же явления - хозяйственной оценки. Так как конкретные понятия исторически вооб-ще предшествуют абстрактным, то неудивительно, что цена и рассуждения о цене в экономической литера-туре появляются раньше, чем ценность и рассуждения о ценности. Доказательством этому служит уче-ние романистов и канонистов о справедливой цене (justum pretium), в котором заключаются и первые зачатки теории ценности, но понятие ценности еще сливается с понятием цены: богословов и юристов, занимавших-ся вопросом о цене, интересовал чисто этический вопрос, какую цену считать справедливой; и им чужда была теоретическая точка зрения, с которой только и являлось важным выделение более абстрактного поня-тия ценности. Теоретическое понятие ценности, в отличие от рыночной цены, было в XVII веке намечено Вильямом Петти, но впервые, по-видимому, с полной ясностью установил его в XVIII веке другой из числа "отцов" политической экономии - Кантильон.
Он учил, что "цена, или внутренняя ценность вещи, есть мера земли и труда, входящих в производство вещи, причем принимается во внимание качество земли или продукт земли и качество труда". Это понятие "внутренней ценности" (valеur intrinsèque) у Кантильона заимствовал Адам Смит: в его системе оно фигури-рует под названием "естественной цены".
Мы приводим эти факты из истории экономических учений, чтобы показать, насколько понятие и слово "ценность" тесно связаны с развитием основных проблем экономической науки. Последняя, отправ-ляясь от более конкретного понятия "цена", образует мало-помалу абстрактное понятие "ценность". Этот ход развития прекрасно выражается русской терминологией, об-ладающей двумя словами, обозначающими один и тот же реаль-ный факт, получающийся в результате хозяйственной оценки, - "цену" и "ценность", но обозначающими его с различной степенью отвлеченности. Из этого следует, что и с точки зрения преемст-венного развития экономических понятий слову "Werth", "valеur", "valuе" соответствует более всего рус-ское слово "ценность", этимологически так же связанное со словом "цена", как понятие "valuе", "Werth" в развитии экономических понятий исторически связана с понятием "рrice", "Preis". Не надо далее забывать, что, строя свое учение о ценности, Маркс стремился объяснить тот же самый факт, который занимал его предшественников, хозяйственную оценку благ, и что если мысль всех этих предшественников работала над одной и той же проблемой ценности, хотя они весьма различно решали ее, то то же, конечно, следует ска-зать и о Марксе. Содержание того решения, которое он дал вопросу о существе и мериле ценности, не должно закрывать перед нами того факта, что самая проблема, занимавшая его, вполне тождественна той, над которой трудились исследователи, решавшие вопрос иначе. Говорить "ценность" вместо "стоимость" на том основании, что ценность определяется стоимостью, значит, определенное решение проблемы ставить на место самой проблемы. Это и нелогично, и чрезвычайно нецелесообразно с точки зрения исторического изу-чения экономических идей.
Сказанного, думается нам, вполне достаточно для оправдания и объяснения того, почему слово "Werth" мы везде переводили через "ценность"" .

Свои доводы приводят сторонники другой, противоположной точки зрения:

"К сожалению, за 26 лет, прошедших со времени появления первого русского издания первого тома "Капитала", не появилось никаких указаний о самом переводе, которыми можно было бы воспользоваться для настоящего издания. Более всего слышалось порицаний за будто бы неудачный выбор тер-мина для вы-ражения понятия "Werth", "valuе", "valеur", которое по-русски передано словом стоимость.
Слово стоимость принято для выражения понятия "Werth", "valuе", "valеur" на основании следующих соображений.
Во-первых. Что выражается этим понятием? Данное общество для получения всего количества веще-ственного богатства, - как предметов, необходимых для его потребления, так и средств производства, тре-буемых для их изготовления, - уделяет на производство каждой группы этих предметов, при данных техни-ческих условиях, такое количество труда, которое при существующих общественно-хозяйственных услови-ях требуется для приготовления необходимого ему количества продукта. При этом градация в количествах потребных продуктов каждого рода -относительно большая или меньшая потребность в каждом из них - определяется степенью производительности и напряженности труда, достигнутой данным обществом, а возможность удовлетворения потребностей каждой из общественных групп, на которые подразделяется все общество, - размером доли участия каждой из них во вновь произведенном продукте. А доля участия каж-дой из общественных групп определяется, со своей стороны, тем хозяйственным строем, в котором живет данное общество, и теми экономическими законами, которые вызываются условиями существования этого строя. Так, например, доля участия различных общественных групп во вновь произведенном продукте при капиталистическом производстве определяется законами, существование которых обусловливается разоб-щением средств производства от непосредственных про-изводителей; затем, ненахождением в одних руках, в руках предпринимателей, главнейшего из средств производства - земли, с одной стороны, и всех других - с другой; неимением в данный момент в руках предпринимателей средств производства, необходимых для самого ведения предприятия, или средств для их покупки и т. д.
Всем этим взятым вместе обусловливается как размер доли участия каждой из двух крупных общест-венных групп: заработной платы рабочих, с одной стороны, и прибавочной стоимости - с другой; так и рас-пределение самой прибавочной стоимости на ренту землевладельцев и прибыль: прибыли - на предприни-мательский доход фабрикантов и заводчиков и на торговую прибыль купцов, процент рантьеров и т. д.
Таким образом, возможность удовлетворения потребностей данного общества, при данной степени производительности и напряженности труда, определяется долею участия во вновь произведенном продук-те каждой из общественных групп, на которые делится данное общество, в зависимости от преобладающего в нем способа производства, и относительною численностью каждой из этих групп. На относительную долю участия каждой из групп во вновь произ-веденном продукте оказывает влияние, со своей стороны, социаль-ное развитие и каждой группы в отдельности, и всего общества, взятого в целом.
Но в обществе, основанием которому служит капиталистический способ производства, предметы по-требления и личного и производительного изготовляются не по заранее обдуманному общественному плану, а отдельными, друг от друга совершенно независимыми производителями; так что общая потребность в ка-ждом из них определяется не непосредственно, а косвенным путем, на рынке, при помощи конкуренции. На рынке определяется, какое количество данного продукта может поглотить данное общество, при данных обществен-ных условиях, и в каком меновом соотношении данный продукт находится к другим продуктам. Или, - если посмотреть с иной точки зрения, - какое количество труда из всей суммы труда, находящегося в распоряжении данного общества, оно может и должно уделить на изготовление данного про-дукта; какого количества труда данный продукт стоит обществу; или, - если взять всю сумму полезных продуктов, тре-буемых обществом и имеющихся на рынке, - в каком соотношении находится как данный продукт ко всем остальным, так и все остальные между собою. Соотношение это - меновое соотношение - определяется ко-личеством труда, потраченным обществом на изготовление нужного ему продукта, сравнительно с тем ко-личеством труда, которое потребовалось потратить на изготовление каждого из остальных необходимых для него продуктов. Словом, это меновое соотношение определяется количеством труда, которое должно было потратить общество на изготовление каждого из продуктов, тем количеством труда, которое стоило общест-ву их производство. А так как это количество измеряется рабочим временем, общественно необходимым для изготовления продуктов, то последнее определяет величину меновой стоимости продукта. "Закон, которому подчиняется стоимость товаров, в конце концов определяет, сколько рабочего времени данное общество может потратить на производство каждого особого рода товара из всего того количества рабочего времени, которым оно располагает" (Том I, стр. 308-309).
С точки зрения теории, определяющей меновые соотношения продуктов количеством труда, которое стоило их производство для общества, то нечто, чем обусловливаются эти соотношения, что лежит в их ос-нове, - именно количество стоившего их обществу труда или потраченное на них рабочее время, - нельзя назвать иначе, как стоимостью, которая в капиталистическом обществе получает внешнее выражение в де-нежной стоимости продуктов, в их ценности или в их цене, хотя последняя более или менее и отклоняется от действительной их стоимости.
Заметим, между прочим, что разъяснение этой стороны дела, т.е. соразмерного распределения всей суммы общественного труда на производство каждого рода продуктов, требуемых обществом, всего обще-ственного рабочего времени - на общественное рабочее время, необходимое для производства каждого рода продукта; - разъяснение того, что Маркс называет фетишизмом товаров, - составляет одну из важнейших заслуг его. Без понимания этой стороны дела невозможно понимание многих сторон капиталистических от-ношений, хотя бы например, понимание причины и механизма приведения нормы прибыли в разных пред-приятиях, - пользующихся при одинаковых капитальных затратах разным количеством рабочих сил, - к об-щему им всем одинаковому среднему уровню.
Во-вторых. Сам автор указывает на то, что немецкое (прибавим - довольно неуклюжее) слово "Werthsein" (стоить) выражает менее ясно и отчетливо, чем романский глагол "valеrе", "valеr", французский "valоir", что приравнение товара В к товару А есть лишь способ товара А выражать свою стоимость" (с. 17). К этому, для пояснения, автор прибавляет: "Раris vaut bien une mess" (Париж стоит обедни). Так вот именно в этом смысле русский глагол "стоить" более соответствует романскому выражению понятия, чем немец-кому.
На основании главным образом этих соображений экономический термин "Werth", "valuе", "valеur" передан в настоящем переводе не словом "ценность", а словом "стоимость", как более соответствующим тому понятию, которое по учению, излагаемому в этой книге, должно быть им выражено. Выражения "цен-ность", "цена" приняты для обозначения стоимости, насколько она выражается в деньгах. А поскольку при капиталистическом способе производства выражение в деньгах есть обычное выражение стоимости, между тем как в действительности вследствие множества условий, изложение которых читатель найдет в Ш-м то-ме "Капитала", ценность никогда не совпадает со стоимостью, или если и совпадает, то лишь в исключи-тельных случаях, - то вот еще третья причина, почему слово "ценность" не следует употреблять для выра-жения понятия "Werth", "valuе", "valеur", так как при этом два различных понятия выражались бы одним и тем же термином, и это могло бы вызвать путаницу представлений" .

Мы привели два крайних мнения по рассматриваемому вопросу, на односторон-ность которых указывали М.И. Туган-Барановский и В.Я. Железнов. Действительно, с од-ной стороны, абсолютизируется понятие "ценность", с другой - понятие "стоимость"; с одной стороны, - ценность и меновая ценность, с другой - стоимость и меновая стоимость. Следует, на наш взгляд, согласиться с мнением П. Струве о том, что понятие "потреби-тельная стоимость" не является особенно удачным. Если под стоимостью понимать затра-ты труда, капитала и т.д., то остается неясным, что же представляет собой потребительная стоимость? Если это - затраты потребителя на приобретение товара, то это - стоимость. Если это - затрата потребителем своей интеллектуальной и физической энергии в процес-се потребления блага, то это уже и не стоимость приобретенного товара, но еще и не его ценность. Если исходить из того, что в данном случае мы говорим о способности вещи удовлетворять человеческие потребности, то следует согласиться с мнением П. Струве о том, что мы имеем дело с оценкой полезности данного блага конкретным человеком, что определяется понятием ценности. Вместе с тем столь же неудачными могут быть и выра-жения "трудовая ценность", "трудовая теория ценности". Значимость товара для потреби-теля, ценность как таковая совершенно равнодушны к каким-либо затратам вообще, к за-тратам труда или денежным затратам в частности. Для того чтобы построить свою систе-му предпочтений в ряду каких-либо благ, человеку не нужны ни деньги, ни затраты труда, чтобы их заработать. Все зависит только от его внутреннего состояния в данный период времени.
При анализе этой проблемы следует исходить из того, что на рынке основными действующими лицами являются покупатель и продавец, а потому на один и тот же товар они смотрят разными глазами. Потребителя интересуют его потребительские свойства, его полезность. Он оплачивает из своего кошелька не стоимость товара, но его полез-ность. Он оценивает товар с точки зрения его полезности. Оценка потребителем полезно-сти товара представляет для него потребительскую ценность. Потребительская ценность - это значимость товара для потребителя. Совершенно другая сторона того же самого това-ра интересует производителя. Первое, о чем он думает, - это не получение прибыли, а по-лучение дохода, возмещающего его затраты. Доход он получит только в том случае, если обменяет, продаст свой товар. Тот же самый товар имеет для него другую ценность, дру-гую значимость. Товар предназначен для обмена. Он важен для производителя его спо-собностью быть проданным, способностью к ликвидности. Способность товара обмени-ваться в определенных пропорциях на другие товары делает его меновой ценностью для производителя. Поэтому товар предстает первоначально как единство потребительной и меновой ценности для потребителя и покупателя. В основе потребительной ценности ле-жит полезность вещи. То общее, что составляет основу менового отношения двух това-ров, является общественно необходимыми затратами абстрактного общечеловеческого труда "вообще", т.е. его стоимость. В конечном счете, товар предстает как единство по-лезности для потребителя и стоимости для производителя. Полезность вещи не зависит от его стоимости. Стоимость же товара во многом зависит от полезности приобретенных ре-сурсов. Однако стоимость не зависит от полезности произведенного товара. Цена, равно-весная рыночная цена, есть денежное выражение как полезности, так и стоимости товара. Понятия полезности, ценности и стоимости товара имеют право на существование. Каж-дое из них играет в экономической теории свою функциональную роль.
Один и тот же товар играет различную роль для потребителя и производителя. Приобретающий товар потребитель ничего не знает об условиях его производства. Его интересуют потребительские свойства товара, позволяющие удовлетворять потребности. Покупатель стремится максимизировать полезность приобретаемых благ при его ограни-ченных бюджетных возможностях, при заданных его затратах. Значимость товара для по-требителя определяет его потребительскую ценность. В основе потребительской ценно-сти лежит способность вещи удовлетворять человеческие потребности, ее полезность. Приобретая товар, потребитель оплачивает его полезность.
Предлагающий тот же товар производитель стремится к наиболее полной инфор-мации об условиях его производства и реализации. Доход от реализованного товара, по-крывающий затраты на его производство, становится первой целью производителя. Он стремиться максимизировать доход от продаж при заданных его затратах на производство и реализацию товара. Решение этой задачи находится в прямой зависимости от способно-сти предлагаемого блага обменяться в определенных пропорциях на другие вещи. Значи-мость товара для производителя определяет его меновую ценность. То общее, что прояв-ляется в меновом отношении двух товаров, его стоимость лежит в основе меновой цен-ности товара. В результате реализации товара производитель стремится получить доход, компенсирующий общественно необходимые затраты на его производство, его стоимость.
Понятие "потребительная стоимость" - это традиция марксистской политэкономии в ее русском переводе и, видимо, в неудачном переводе. Этот термин содержит противоречие в своем определении. В самом деле, стоимость - это всегда затраты, это обозначение того, во что обходится что-либо кому-либо. Если потребительная стоимость - это затраты на приоб-ретение потребительских благ, то такое утверждение имеет смысл. Но для обозначения по-добного явления имеется другое понятие: цена, затраты и т. д. Если потребительная стои-мость - это способность вещи удовлетворять потребности, то подобное утверждение тожде-ственно понятию полезность. В этой связи представляется полезным привести следующие слова Дж. С. Милля: "Адам Смит в отрывке, который очень часто цитируется, коснулся наиболее очевидной двусмыслицы в слове ценность. Это слово, употребляемое в одном смысле, обозначает полезность, в другом - покупательную силу. В первом случае, по собст-венному выражению Смита, это будет ценность в употреблении (value in use), во втором - ценность меновая (value in exchange)" . То, что в русском переводе звучит как потребитель-ная стоимость, на самом деле является оценкой полезности с точки зрения ее значимости, ее потребительной силы.


1 Струве П. Предисловие редактора русского перевода //Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн. I: Процесс производства капитала. 2-е изд. СПб., 1906. С. ХХV -ХVIII.
2 Ко второму русскому изданию //Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн.1: Процесс производства капитала. 2-е изд. СПб., 1898. С. ХVI- XIX.
3 Милль Дж.С. Основания политической экономии. Киев, 1896. С. 390.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия