Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Бекетов Н. В.
и.о. директора Института региональной экономики Федерального агентства по образованию Министерства образования и науки РФ,
доктор экономических наук


СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Качественно новые социально-экономические и политические условия, сформировавшиеся в результате системных преобразований 90-х годов в России, привели к глубокому кризису науки и инновационной деятельности, сложившаяся модель которой не соответствовала требованиям нового рыночного уклада. В настоящее время назрела необходимость спокойно и взвешенно проанализировать современную ситуацию с разных точек зрения.
Уровни, тенденции и приоритеты финансирования науки
Международное сопоставление количественных показателей ресурсного обеспечения науки современной России и зарубежных стран не представляет больших трудностей, так как реорганизация принципов статистического учета позволила преодолеть существовавшую в СССР проблему принципиальной несопоставимости большинства социально- экономических показателей. К настоящему времени в российской статистике науки по сравнению с зарубежной статистикой остаются различия только в детальности, периодичности, полноте охвата и доступности разнообразных статистических данных.
Из прямых сопоставлений (таблица 1) следует хорошо известные специалистам выводы о сравнительно скромных масштабах финансирования научных исследований в России по сравнению с лидерами развитого мира. Разрыв с США представляется особенно внушительным, однако, при сравнении с другими странами, более близкими России по масштабам экономики и уровню развития, ситуация выглядит по- другому.
Таблица 1
Внутренние затраты на НИР в странах `восьмерки` (2002 г.)
Источник: Наука России в цифрах. Статистический сборник. 2003. М., Центр исследований и статистики науки (ЦИСН), 2003. С. 118.
Вместе с тем, тенденция стабилизации на сравнительно низком уровне объема финансирования науки не соответствует практике большинства развитых стран
Глобальной тенденцией прошедшего десятилетия стало наращивание научных расходов и государством, и корпорациями, преодоление тенденции стабилизации показателей общей наукоемкости ВВП (отношение национальных расходов на исследования и разработки (ИР) к ВВП). За период с 1992 по 2002 г. общие затраты на научные исследования и разработки в развитых странах (по кругу 27 стран Организации экономического сотрудничества и развития - ОЭСР) увеличились с 416 до 552 млрд. долл., что означало рост средней наукоемкости с 2,04 до 2,24 % ВВП [1].
Экспертные оценки показывают, что указанная тенденция в ближайшие годы сохранит свое действие, будут происходить дальнейшее повышение этого показателя. В США и Японии его уровень превысит 3,0 %, а в тех европейских странах, где он не достигает в настоящее 2,5 %, он может составить 3,0 через 10-15 лет. Лидером этих процессов стала Швеция, где наукоемкость ВВП самая высокая в мире - 3,7 % в 2002г. В США она составила 2,7 %, в Японии - 3 %, в ЕС в среднем 1,9 % [2].
Повышение уровня финансирования исследований и разработок в развитых странах достигнуто, в основном, за счет предпринимательского сектора, который увеличил свои расходы на 50 %, в то время как государство - всего на 8,3 %. Поэтому доля частного сектора в национальных расходах стран ОЭСР возросла с 57 % в 1990 г. до 63,9 % в 2002 г., а доля государства упала с 39,6 % до 28,9 % [4]. Крупные корпорации, формирующие каркас национальных инновационных систем развитых стран, обеспечивают разработку, производство, рыночное освоение в национальном и глобальном масштабе целых направлений НТП.
В России наиболее экономически успешными являются компании, занятые добычей и экспортом нефти, газа, металлов. Компании сырьевых отраслей, как известно, не являются наукоемкими, они не предъявляют высокого, соответствующего их экономическому значению, спроса на научные знания и технологии. Лидеры российского бизнеса - Газпром, Юкос, Лукойл - вполне сравнимые по экономическому потенциалу с аналогичными зарубежными компаниями, реализуют крупные научно-технические проекты и программы модернизации в своих подразделениях, но их значение для научно-технического потенциала страны нельзя сравнивать с итогами деятельности лидеров мирового сектора высоких технологий - ИБМ, Сони, Майкрософт, Сименс, Интел и Самсунг. В России пока еще нет жизнеспособного ядра крупных компаний - сходного с тем, которые существуют, например, в Южной Корее, обладающих способностью осваивать и создавать новейшие технологии, укреплять стратегические связи со знающими, квалифицированными поставщиками и клиентами внутри страны и за ее пределами. Это обстоятельство значительно ухудшает российский инновационный климат.
Снижение объемов государственного финансирования науки в России могло бы привести к превышению эффективности государственных расходов, к прогрессивным сдвигам в структуре его приоритетов. Однако этого не произошло. Резерв оптимизации использования бюджетных средств для решения наиболее важных текущих проблем экономики и общества, создания заделов на перспективу не был использован. В результате глубокие различия в бюджетных приоритетах России и развитых стран за прошедшие 10 лет только увеличились. Например, основой статей государственных научных расходов в США всегда было и остается обеспечение обороноспособности страны, но значение этой статьи относительно снижается. Вторым по значению приоритетом до 1975 г. были программы финансирования космических исследований, на третьем месте стояло здравоохранение. К 2002 году ситуация изменилась: научные исследования в интересах обеспечения здоровья вдвое превысили соответствующие расходы на освоение космоса и составили более половины оборонной науки. Аналогичные сдвиги наблюдаются и в структуре бюджетного финансирования науки в других странах.
В России современное соотношение по указанным приоритетам похоже на послевоенную ситуацию в развитых странах: стабильно высокая доля оборонных исследований, превосходящих затраты на социальные цели в 5-6 раз, многократное превышение доли технических наук по сравнению с науками о жизни и особенно, - с финансированием исследований в интересах здравоохранения.

Результаты научной и инновационной деятельности
Официальная статистика, как российская, так и зарубежная, представляет не очень много данных о результатах научных исследований. Так, ЦИСН публикует только сопоставимые данные о патентной деятельности в России и странах ОЭСР. Коэффициент активности изобретательской деятельности (рассчитывается по количеству патентных заявок в расчете на 10 тыс. человек населения) составил в 2000 г. 1,1, что значительно ниже, чем в странах-лидерах (Япония - 28,3, Корея - 10,9, Германия - 6,0, США - 5,0, Финляндия - 4,9, Швеция - 4,7), но ненамного хуже, чем в таких странах, как Франция, Нидерланды, Канада. Сравнительно низок в России и коэффициент распространения - отношение поданных за рубежом и национальных заявок. Для стран-лидеров он приближается к 50, а в России составляет только 1,4. Эти два параметра изобретательской активности отражают, с одной стороны, средний уровень развития патентования в стране, с другой - слабую интеграцию в мировой процесс патентования, что характеризует низкую активность российских производителей на мировых рынках. Подчеркнем, что при сравнении размеров патентования национальных заявителей за рубежом оказывается, что разрыв между промышленно развитыми странами и Россией просто огромен: США патентуют за рубежом более 2 млн. заявок, а Россия - 21 тыс. [3].
Место России в глобальных показателях исследовательской активности [4] по количеству опубликованных научных работ в целом остается достаточно высоким. В период 1996-2002 гг. Россия занимает 8-е место по числу опубликованных научных работ - 125,5 тыс. (общая исследовательская активность), 11-е место по числу цитированных работ - 47,4 тыс. публикаций, хотя по показателю `процент цитируемости работ` находится на 142-м месте (37,75 %), при среднемировом показателе - 57,11 %. Отчасти это объясняется лингвистическими трудностями - далеко не все российские ученые публикуются как на русском, так и на английском языке, а знание русского у зарубежных ученых практически отсутствует. Вместе с тем, сравнение России со странами СНГ и странами Восточной Европы показывает, что и уровень, и эффективность исследовательской работы в России, как правило, выше.
Вклад России в традиционно сильные для страны области науки пока остается высоким, но имеет устойчивую тенденцию к снижению. В начале XXI века Россия занимает четвертое место в области физики (9,8 % публикаций в этой области), пятое место в области химии (7 %), шестые места в области наук о Земле, о космосе, материаловедении. Россия традиционно является одной из лидирующих стран в математике (3,5 %), в технических науках (3,75 %). Вместе с тем, очень незначителен вклад российских ученых в интенсивно развивающиеся в наше время науки о жизни: биологию и биохимию (2 %), иммунологию (0,4 %), агронауки и науки о растениях и животных (соответственно 1,5 и 1,7 %). Различие в уровнях развития классических областей естествознания и науки о жизни отчасти объясняется значительных разрывом в их финансировании, сложившимся в советское время и сохраняющимся до сих пор.
Еще один популярный показатель результатов научной деятельности - число Нобелевских премий, полученное учеными разных стран. В этом списке ученые России занимают почетное 7-е место, что отражает и исторически важное положение России в мировом научном потенциале, и наличие устойчивых традиций в развитии крупных научных школ.
Современная международная статистика, располагающая большими массивами данных о научно-техническом развитии, активно разрабатывает и постоянно совершенствует методы расчета разнообразных индексов и рейтингов конкурентоспособности, отражающих потенциал и сравнительные преимущества той или иной страны. Разработчики этих рейтингов исходят из того, что основной вектор современной глобальной конкуренции лежит в области динамично меняющихся преимуществ, основанных на научно-технических достижениях и инновациях. Новые технологии и обеспечиваемый ими рост производительности и эффективности позволяют добиваться главного условия национальной и отраслевой конкурентоспособности: производства товаров и услуг, которые соответствуют требованиям мировых рынков, на основе высокой производительности труда и при одновременном повышении реальных доходов населения.
Так, в последнем докладе Всемирного экономического форума (ВЭФ) в дополнение к публиковавшимся ранее рейтингам по позиции `технология` введен новый индекс конкурентоспособного роста (Growth Competitiveness Index, GCI), который стали называть индексом инновационной способности экономики. Он `измеряет способность национальной экономики к устойчивому экономическому росту в среднесрочной перспективе (ближайшее 5 лет), принимая во внимание текущий уровень экономического развития` [5].
В основе построения индекса GCI - выделение группы стран-лидеров по ключевому, с точки зрения авторов, показателю - количеству патентов, зарегистрированных в стране в расчете на 10 тыс. жителей. Кроме того, в модель включены объемы инновационных инвестиций и их эффективность, а также использование информационных технологий в повседневной жизни граждан (количество мобильных телефонов и компьютеров на душу населения в стране, активность пользователей Интернета и т.д.). Особо учитываются институциональные и макроэкономические условия, соответствующие или препятствующие инновационной деятельности.
Полученные индексы GCI показывают, что при таком подходе экономика России попадет в группу стран с низким уровнем развития, причем по всем составляющим: технологии -60-е место, институциональные условия - 61, макроэкономическая среда - 57. Рассмотренные индексы дают определенное представление об относительном состоянии сферы инновационной деятельности России, но далеко не полное и противоречивое. С одной стороны, соседство страны в указанном списке с такими государствами, как Иордания, Венесуэла, Колумбия, Панама, Сальвадор и Шри-Ланка, представляется сомнительным. Россия при всех потерях последних лет сохраняет целый ряд преимуществ в ключевых для современного развития сферах, включая лидерство в ряде научных областей, научные школы и традиции, опыт реализации крупных, в том числе международных исследовательских проектов.
В то же время сравнение индексов конкурентоспособности Всемирного экономического форума с показателями общих объемов производства ВВП в первой мировой десятке (таблица 2) позволяет сделать ряд важных наблюдений.
Таблица 2
Мировые рейтинги экономического и инновационного развития (2002 г.)
Рассчитано по данным: Innovation Clusters: Drivers of National Innovation System. Paris: OECD, 2003. P. 235.; Innovation Networks - Co-operation in National Innovation System. OECD, 2002. P. 150-151.
Во-первых, по объему ВВП экономика России сейчас занимает девятое место в мире и опережает только Канаду. Во-вторых, что более существенно, ясно видно наше отставание по большинству качественных показателей роста. Так, Россия еще опережает Китай и Индию по показателям ВВП в расчете на душу населения, но уже отстает от них по индексу инновационной способности. Этот разрыв, как показывают рейтинги ВЭФ, говорит о существующем потенциале ускорения развития экономики для Китая и Индии и, наоборот, об угрозах экономическому росту России в ближайшем будущем. В-третьих, Россия до сих пор имеет значительное преимущество по сравнению с большинством стран мира по численности научно-исследовательских кадров, однако этот важнейший фактор современного развития, который не могут обеспечить многие страны, практически не оказывает влияния на основы и перспективы экономического роста России.

Инновационная активность некоторых отраслей хозяйства
Официальная статистика свидетельствует об очень низких показателях инновационной деятельности: доля инновационно активных предприятий составляет в промышленности всего 4-5 %, доля новой техники и технологий в промышленном производстве еще меньше. Вместе с тем, целый ряд реальных процессов свидетельствует о том, что статистика отражает далеко не все тенденции в инновационной сфере, что ситуация во многих областях меняется в лучшую сторону, что в России есть и постоянно возникают новые предприятия и компании, готовые производить и использовать новые технологии. Конечно, масштабы и значение инновационной экономики в России пока несопоставимы с соответствующими ее размерами в США, Европе, Японии, но они постепенно начинают достигать масштабов реальных российских рынков.
Так, в целом очень успешно развивается российская отрасль связи, темпы роста которой за последние 10 лет характеризуются двузначными цифрами [6]. Бурный рост отрасли связан с использованием новейших технологий, поступающих через долгосрочные стратегические альянсы российских и западных компаний. Большинство крупных зарубежных компаний, нашедших партнеров на нашем рынке, предоставляют долгосрочные товарные кредиты на приобретение своего оборудования, осуществляют его поставки, сборку, наладку и обучение российских специалистов, поддерживают проведение научных исследований и разработок по адаптации поставляемых продуктов и технологий к российским условиям, привлекая к сотрудничеству российские научные и производственные организации. Высокая конкуренция отечественных компаний, предоставляющих новейшие услуги связи населению, создает экономическую ситуацию, благоприятную и для потока инноваций, и для потребителей этих услуг, как в центре, так и в регионах.
Весьма динамично развивается отрасль информационных технологий [7]. Растет число информационных компаний, создана высокоразвитая инфраструктура сбыта и технического обслуживания. Сотни мелких и десятки крупных предприятий по сборке компьютеров, разработке прикладных программ, интеграции компьютерных систем развиваются очень активно, используя импортное оборудование и комплектующие. По некоторым оценкам [8], в 2003 г. компьютерный парк России увеличился, по сравнению с предыдущим годом, на 22 %. Количество регулярно входящих в сеть жителей России возросло на 39 % и достигло 6 млн. человек, или 4 % всего населения страны. Объем отечественного компьютерного рынка вырос на 9 % и составил более 4 млрд. долл., что вполне сопоставимо по масштабам с рынком ряда развитых стран. Есть все основания рассчитывать на сохранение существующих темпов роста в 2004 г.
Процесс адаптации России к глобальным тенденциям научно-технологической и промышленной интеграции находится на начальной стадии, хотя сейчас совершенно ясно, что интеграция в глобальную инновационную сферу стала важнейшим фактором развития национальных отраслей высоких технологий. Международное научно-техническое и технологическое сотрудничество способствует повышению конкурентоспособности предприятий, продвижению современных передовых технологий на внутренний российский рынок.
Для большинства высокотехнологичных российских отраслей главной задачей современного развития стало решение дилеммы конкуренция - сотрудничество с мировыми производителями. В условиях глобализации Россия не может абстрагироваться от мировых тенденций развития, поскольку связь с системой мировых экономических отношений превращается в один из важнейших факторов, определяющих конкурентоспособность национальных экономик.
Российские производители наукоемкой продукции стали стремиться активно осваивать внешние рынки из-за ограниченности и узости отечественного спроса, и рассчитывая на реализацию преимуществ, связанных с заниженной, по сравнению с мировой, ценой труда, особенно интеллектуального. Далеко не во всех случаях эти ожидания оправдались, высокотехнологичная продукция гражданского назначения не стала заметной позицией российского экспорта, но наиболее активные и успешные предприятия приобрели на внешних рынках новый большой опыт, связанный с особенностями продажи этой продукции. Во многих случаях наиболее эффективной стала стратегия долгосрочной кооперации, участие в альянсах с мировыми лидерами хайтека как альтернатива самостоятельному выходу на внешние рынки.
Анализ российских компаний, выпускающих технически сложную продукцию - авиастроения и космических технологий, информационных технологий и связи показывает, что чем выше степень их сотрудничества с зарубежными партнерами, чем дальше они продвинулись по пути понимания требований, проблем и преимуществ выхода на мировой рынок, тем более устойчивым является их финансовое и экономическое положение.
В заключение необходимо отметить, что развитие российской науки и сферы инновационной деятельности все меньше зависит от амбициозных политических и идеологических установок и все в большей мере подчиняется требованиям экономической целесообразности. Преодолевается автаркия научно-технического развития, происходит формирование российского сегмента в мировом рынке инноваций. Именно эти аспекты наиболее рельефно отражают современные процессы в сфере инновационной деятельности и определяют особенности политики адаптации национальной научно-технической системы к реалиям складывающихся рыночных отношений.


Литература
1. OECD: Science, Technology and Industry Outlook. P. 2002. P.2.
2. Wagner C., Brahmakular I., Peterson D.J., Linda S., Wong A. U.S. Government Funding for Science and Technology Cooperation with Russia. Arlington: Rand, S&T Policy Institute, 2002. P.34.
3. Брукинг Э. Интеллектуальный капитал. СПб.: Питер, 2002. 288 с.
4. Наука России в цифрах. Статистический сборник. 2003. М., Центр исследований и статистики науки (ЦИСН), 2003. С. 118.
5. Сиваков О.Г. Актуальные проблемы информационной безопасности в научно-технологической сфере // Информационные ресурсы России (Москва). N 4. 2003. С. 27.
6. Бекетов Н.В. Телекоммуникационный рынок России: итоги десятилетия // Финансовые проблемы и перспективы современной экономики. Межвузовск. сб. статей. Барнаул: Изд-во Алтайск. гос. ун-та , 2003. С. 93.
7. Бекетов Н.В. Информационная безопасность развития государства // Информационные ресурсы России (Москва). N 6. 2003. С. 33.
8. Бекетов Н.В. Проблемы формирования государственной инновационной политики в области охраны интеллектуальной собственности // Инновации. Научно-аналитический журнал. СПб., 2003. N 8. С. 24.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия