Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В ЕврАзЭС И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

О СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОМ АНАЛИЗЕ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ ЕВРАЗЭС В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНЦИИ

Суть антимонопольного законодательства сводится либо к формальному запрету монополий (США, Аргентина и др.), либо к признанию недействительными действий, следствием которых стало появление монополий (Великобритания, Франция и др.), либо к некоему промежуточному варианту, а именно запрету и одновременно многочисленным исключениям из этого запрета (ФРГ, Япония).
В развитие Гражданских кодексов во всех государствах-членах ЕврАзЭС приняты специальные законы об ограничении монополистической деятельности, развитии и защи-те конкуренции. Наряду с этим в Российской Федерации действует Федеральный pакон от 23 июня 1999 года `О защите конкуренции на рынке финансовых услуг`, регулирующий конкурентные отношения на рынке банковских, страховых и иных услуг, связанных с пользованием денежных средств юридических и физических лиц. В остальных государст-вах-членах ЕврАзЭС аналогичные законы отсутствуют. По этой причине формирование законодательства государств-членов ЕврАзЭС о защите конкуренции нельзя считать за-конченным и достаточно полным.
Оценивая общий уровень правового регулирования отношений по противодейст-вию монополистической деятельности и защите конкуренции, следует признать, что наи-более развитая правовая база имеет место в Российской Федерации.
Подходы к определению понятия `монополистическая деятельность` в Республике Казахстан, Республике Беларусь, Республике Таджикистан и Кыргызской Республике по существу совпадают. Она рассматривается как противоречащие законодательству дейст-вия (бездействие) хозяйствующих субъектов, государственных органов, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, а также причиняющие вред пра-вам, свободам и законным интересам потребителей.
Одним из основополагающих положений антимонопольного законодательства яв-ляется определение критериев, в соответствии с которыми субъекты хозяйствования отно-сятся к категории занимающих доминирующее положение на товарном рынке.
Так, в соответствии с Законом РФ доминирующим признается исключительное по-ложение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров, дающее ему (им) воз-можность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответ-ствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъ-ектам. Причем доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля ко-торого на рынке определенного товара составляет 65% и более, за исключением тех слу-чаев, когда будет доказано, что, несмотря на превышение указанной величины, положение такого субъекта на рынке не является доминирующим.
По сравнению с Законом РФ критерии отнесения хозяйствующего субъекта к кате-гории занимающего доминирующее положение на товарном рынке, установленные в За-коне РБ, существенно отличаются. Во-первых, Закон РБ прямо не устанавливает процент-ный норматив доли рынка определенного товара, при превышении которого положение хозяйствующего субъекта признается доминирующим. Законодатель Республики Беларусь относит это к компетенции антимонопольного органа. Во-вторых, Закон РБ относит к ка-тегории занимающего доминирующее положение на товарном рынке всех субъектов хо-зяйствования, доля которых на рынке определенного товара превышает установленную предельную величину, за исключением случаев осуществления государственной или естест-венной монополии.
Кроме того, в Законе РБ не предусмотрена возможность для хозяйствующего субъ-екта, доля которого на рынке определенного товара превышает установленный антимоно-польным органом процентный норматив, доказать, что, несмотря на превышение обозна-ченной выше величины, его положение на рынке не является доминирующим. Закон РФ предусматривает соответствующую возможность (статья 4 Закона РФ).
В соответствии со статьей 9 Закона РБ в случае, когда положение на товарном рынке хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов признается доминирующим, по отношению к ним устанавливается специальный государственный контроль за объемом производства и качеством товаров, уровнем цен и иными показате-лями деятельности данного хозяйствующего субъекта (субъектов) с целью установления факта злоупотребления таким положением. К хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, могут применяться и иные, более жесткие меры воздействия. В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона РБ антимонопольный ор-ган вправе в целях развития конкуренции принять решение о принудительной реорганиза-ции хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке.
Закон РФ прямо устанавливает невозможность признания доминирующим положе-ние хозяйствующего субъекта, если его доля на рынке определенного товара не превыша-ет 35 процентов, Закон РБ такого ограничения не закрепляет.
Нормативное регулирование в Республике Таджикистан в отношении определения критериев отнесения хозяйствующих субъектов к категории занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара совпадает с нормами, действующими в Рос-сийской Федерации.
Несколько иной подход наблюдается в Законе Кыргызской Республики. Если об-щая характеристика, определяющая понятие доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающего ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, по существу совпадает с позицией Российской Федерации, Рес-публики Таджикистан и Республики Беларусь, то в отношении определения непосредст-венных критериев отнесения хозяйствующего субъекта к категории занимающего доми-нирующее положение на рынке имеются существенные различия.
В соответствии с Законом КР хозяйствующие субъекты рассматриваются как зани-мающее доминирующее положение на рынке определенного товара в случае, если их доля на рынке превышает 35 процентов.
Право определять предельную величину, при превышении которой положение хо-зяйствующего субъекта будет признаваться доминирующим, предоставлено государст-венному антимонопольному органу Кыргызской Республики. Причем такая предельная величина устанавливается ежегодно.
Отсутствует механизм, согласно которому у хозяйствующего субъекта, доля кото-рого на рынке определенного товара превышает 35 процентов, имеется возможность дока-зать, что, несмотря на данное превышение, он не может оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке и затруднять дос-туп на товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.
В Республике Казахстан подход к признанию положения субъекта на рынке как до-минирующего по существу совпадает с подходами, используемыми в Республике Бела-русь, Российской Федерации и Республике Таджикистан.
Новацией Закона РК является закрепление случаев, при наступлении которых хо-зяйствующий субъект, обладающий меньшей (чем установленный предельный норматив) долей на рынке, может быть признан занимающим доминирующее положение на основа-нии такого критерия, как относительный размер долей на рынке, принадлежащих конку-рентам. Доминирующим положением признается положение любого из нескольких субъ-ектов рынка, если совокупная доля не более чем двух субъектов рынка на определенном товарном рынке составляет 50% и более; совокупная доля не более чем трех субъектов рынка на определенном товарном рынке составляет 70% и более. Вместе с тем, в части третьей статьи 16 Закона РК закреплено общее правило, согласно которому не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта, чья доля на соответст-вующем товарном рынке не превышает 35%.
Закон РБ и Закон РТ не содержат определения понятий `монопольно низкая` и `монопольно высокая` цена. В Российской же Федерации под монопольно высокой ценой понимается такая цена товара, которая устанавливается занимающим доминирующее по-ложение на товарном рынке хозяйствующим субъектом и при которой данный хозяйст-вующий субъект компенсирует либо может компенсировать необоснованные затраты и (или) получает, либо может получить прибыль существенно более высокую, чем это мо-жет быть в условиях конкуренции. В Республике Казахстан используется аналогичный подход.
В законодательстве Российской Федерации и Республики Таджикистан содержатся единые подходы в отношении определения понятия монопольно низкой цены как цены, устанавливаемой хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве покупателя, в целях получения дополнительной прибыли и (или) компенсации необоснованных затрат за счет продавца, или как цены сознательно устанавливаемой хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара и результатом установления которой является или может являться ограничение конкуренции посредством вытеснения конкурентов с рынка.
Закон Республики Казахстан прямо определяет монопольно низкую цену, как цену, сознательно устанавливаемую хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, для ограничения конкуренции путем устранения конкурентов с товарного рынка.
Важным моментом, который отличает антимонопольное законодательство Россий-ской Федерации и Республики Таджикистан от соответствующего законодательства дру-гих государств-членов ЕврАзЭС, является введение в состав конкурентного процесса, на-ряду с его традиционными участниками, новых субъектов - аффилированных лиц и групп лиц. Законы РФ и РТ под аффилированными лицами понимают физических и юридиче-ских лиц, способных оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В законодательстве Респуб-лики Казахстан понятие `аффилированное лицо` употребляется в контексте Закона Рес-публики Казахстан `О естественных монополиях`. Антимонопольное же законодательст-во Республики Беларусь и Кыргызской Республики таких субъектов не выделяет.
Законы всех государств-членов ЕврАзЭС предоставляют право доступа специаль-но уполномоченным должностным лицам антимонопольных органов в государственные органы и хозяйствующие субъекты в целях ознакомления со всеми документами, необхо-димыми для осуществления ими своих должностных полномочий, а также закрепляют обязанность государственных органов и хозяйствующих субъектов предоставлять такие документы и иную, необходимую антимонопольному органу для выполнения своих функ-ций информацию. При этом Законы Республики Таджикистан, Республики Казахстан и Кыргызской Республики устанавливают запрет на разглашение полученных сведений, со-ставляющих коммерческую тайну. Законы Российской Федерации и Республики Беларусь распространяют такой запрет на разглашение не только коммерческой, но и иной охра-няемой законодательством тайны.
Все законы государств-членов ЕврАзЭС о монополистической деятельности, за исключением Закона Республики Беларусь, рассматривают в качестве факта злоупотреб-ления хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке, на-рушение установленного нормативными актами порядка ценообразования.
В Законе РБ аналогичное положение прямо не закреплено, однако в соответствии со статьей 7 Закона Республики Беларусь от 10 мая 1999 года `О ценообразовании` на то-вары (работы, услуги) хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках, ответственность хозяйствующих субъектов за нарушение указанного порядка предусматривается.
В качестве незаконных действий, расцениваемых как злоупотребление хозяйст-вующим субъектом своим доминирующим положением, Законы Российской Федерации и Республики Таджикистан выделяют также необоснованный отказ от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставки соответствующего товара.
Закон РБ запрещает хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее по-ложение на рынке, заключение соглашений, которые ограничивают свободу участников этих соглашений определять цены и (или) условия предоставления (поставок) товаров в договорах с третьими лицами, навязывание таких условий или отказ от заключения дого-воров по причине отказа принятия названных условий, а также заключения соглашений, влекущих за собой установление контроля над производством, рынками сбыта товаров или развитием технического прогресса.
Все законы государств-членов ЕврАзЭС содержат запрет для хозяйствующих субъектов заключать соглашения или осуществлять иные согласованные действия, огра-ничивающие конкуренцию.
Однако круг хозяйствующих субъектов, на действия которых законы государств-членов ЕврАзЭС распространяют вышеуказанный запрет, не всегда один и тот же. Законы Республики Таджикистан, Кыргызской Республики и Республики Казахстан распростра-няют такой запрет на заключение соглашения между конкурирующими хозяйствующими субъектами (потенциальными конкурентами), имеющими (могущими иметь) в совокупно-сти долю на рынке определенного товара более 35%. Закон РФ запрещает заключение до-говора, иной сделки, соглашения или согласованных действий только хозяйствующим субъектам, действующим на рынке одного товара (взаимозаменяемых товаров), независи-мо от того, имеют ли договаривающиеся хозяйствующие субъекты совокупную долю на рынке товара более 35% или нет. В Республике Беларусь запрещается заключение подоб-ных соглашений (согласованных действий) между любыми хозяйствующими субъектами, если они могут иметь своим результатом последствия, которые устраняют или ограничи-вают конкуренцию.
Закон РК запрещает и признает недействительными полностью или частично дос-тигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъек-тов, если такие соглашения (согласованные действия) имеют либо могут иметь своим ре-зультатом не только ограничение конкуренции, но и иное ущемление интересов физиче-ских и юридических лиц.
Закон РБ в отличие от законов Республики Таджикистан, Республики Казахстан и Кыргызской Республики фактически запрещает и признает недействительными (полно-стью или частично) соглашения (согласованные действия) хозяйствующего субъекта, за-нимающего доминирующее положение на рынке и любого его контрагента, если такие со-глашения (согласованные действия) имеют либо могут иметь своим результатом устране-ние, ограничение конкуренции или воспрепятствование ее установлению или развитию.
Закон КР устанавливает, что в исключительных случаях любые соглашения (согла-сованные действия) хозяйствующих субъектов могут быть признаны государственным антимонопольным органом правомерными, если хозяйствующие субъекты докажут, что их соглашения (согласованные действия) способствовали или будут способствовать на-сыщению товарных рынков, улучшению потребительских свойств товаров и повышению их конкурентоспособности, в частности на внешнем рынке.
Закон РФ и Закон РБ подчеркивают, что даже в случае наличия такого положи-тельного эффекта не могут быть признанными правомерными соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов, если они имеют или могут иметь своим результатом:
- раздел рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчи-ков);
- ограничение доступа на рынок или устранение с него других хозяйствующих субъектов в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей (заказчиков);
- установление (поддержание) цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок.
Законы Республики Казахстан и Республики Таджикистан каких-либо исключений из общего правила, устанавливающего запрет на заключение хозяйствующими субъекта-ми соглашений (осуществление согласованных действий), которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, не предусматривают.
Все законы государств-членов ЕврАзЭС запрещают государственным органам принимать акты или совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хо-зяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия для деятельности отдель-ных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, ущемление интересов хозяйствующих субъектов.
Законы Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Таджикистан устанавливают запрет на действия государственных органов, связанные с необоснован-ным предоставлением отдельному хозяйствующему субъекту или нескольким хозяйст-вующим субъектам льгот, ставящих их в преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынке того же товара. Таким образом, в этих законах речь идет лишь о запрете на необоснованное предоставление таких льгот и возможность их предоставления полностью не исключается. Такие льготы будут являться правомерными в случаях, когда их предоставление предусмотрено, например, междуна-родным договором, инвестиционным законодательством, обусловлено обеспечением обо-роноспособности государства, рассматривается в качестве защитной меры в рамках внеш-неторговой деятельности.
Законодательством Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Таджикистан предусмотрен механизм, который обязывает государственные органы согла-совать свои решения по вопросам предоставления льгот отдельному хозяйствующему субъекту или нескольким хозяйствующим субъектам с антимонопольным органом. Зако-ны Кыргызской Республики и Республики Казахстан такой обязанности не закрепляют.
Статья 17 Закона РФ требует получение предварительного согласия антимоно-польного органа на слияние и присоединение коммерческих организаций, суммарная ба-лансовая стоимость активов которых по последнему балансу превышает 30 миллионов минимальных размеров оплаты труда. Для хозяйствующих субъектов, чья суммарная ба-лансовая стоимость активов по последнему балансу не превышает указанной суммы, предварительное согласие антимонопольного органа не требуется.
В отличие от Закона РФ, Закон РТ не устанавливает случаи, при которых необхо-димо уведомление антимонопольного органа о совершенных хозяйствующим субъектом действиях, связанных с созданием, реорганизацией, ликвидацией хозяйствующих субъек-тов и их объединений. Однако им предусмотрено обязательное получение предваритель-ного согласия антимонопольного органа в случае ликвидации и разделения (выделения) предприятий, если это приводит к появлению хозяйствующего субъекта, доля которого на соответствующем товарном рынке будет превышать 35%.
Предварительное согласие антимонопольного органа требуется также при слиянии и присоединении хозяйствующих субъектов, если сумма их активов по последнему балан-су превышает установленный предел. Закон РТ определяет такой предел в двести тысяч минимальных размеров оплаты труда так же, как это было предусмотрено и в Законе РФ до принятия 7 марта 2005 года Федерального закона `О внесении изменений в статьи 17 и 18 Закона РСФСР `О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках`, в соответствии с которым предел суммы активов по последнему ба-лансу с двухсот тысяч минимальных размеров оплаты труда увеличен до 30 млн.
Несколько иной подход при определении действий, на совершение которых необ-ходимо предварительное согласие антимонопольного органа, используется в Республике Казахстан. В соответствии с пунктами 1 и 8 статьи 17 Закона РК предварительное согла-сие антимонопольного органа необходимо:
- при создании хозяйствующих субъектов, доля которых на соответствующем то-варном рынке будет превышать тридцать пять процентов;
- при реорганизации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее (мо-нопольное) положение на соответствующем товарном рынке;
- при ликвидации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее (моно-польное) положение на соответствующем товарном рынке, за исключением случаев, когда ликвидация осуществляется по вступившему в законную силу решению суда.
По Закону Кыргызской Республики предварительное согласие антимонопольного органа необходимо: на создание, слияние и присоединение любых союзов, ассоциаций, концернов, межотраслевых, региональных и других объединений предприятий, а также преобразование в указанные объединения органов управления или хозяйствующих субъ-ектов; на слияние, присоединение и ликвидацию государственных и муниципальных предприятий, если это приводит к появлению хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение.
Требования к документам, необходимым для получения предварительного согласия антимонопольного органа на совершение определенных действий, а также установление тридцатидневного срока, в который антимонопольный орган обязан сообщить заявителю о принятом решении, являются общими для всех законов государств-членов ЕврАзЭС.
Законы государств-членов ЕврАзЭС устанавливают в целом схожий порядок осу-ществления государственного контроля и за соблюдением антимонопольного законода-тельства при приобретении акций (долей) в уставном капитале коммерческих организа-ций. Это в первую очередь касается установления законами государств-членов ЕврАзЭС требований о согласии антимонопольного органа на совершение определенных действий, связанных с приобретением акций (долей) в уставном капитале коммерческих организа-ций, и определении срока, в течение которого антимонопольный орган должен направить заявителю мотивированный ответ.
В определении действий, связанных с приобретением акций (долей) в уставном ка-питале коммерческих организаций, на совершение которых необходимо предварительное согласие антимонопольного органа, позиция Закона РТ и Закона РК совпадает с позицией Закона РФ. Исключением является лишь то, что обязанность получить согласие антимо-нопольного органа в Республике Таджикистан устанавливается на приобретение лицом (группой лиц) соответствующего количества акций (долей) с правом голоса в уставном капитале не только хозяйственного общества, как это установлено в Российской Федера-ции, но и любого хозяйствующего субъекта, а в Республике Казахстан - соответственно любого хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке.
Закон РБ закрепляет гораздо более широкий круг действий, на совершение которых необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа. Так, в соот-ветствии с пунктом 2 статьи 12 Закона РБ согласие антимонопольного органа требуется в случаях:
- приобретения хозяйствующим субъектом, охватывающим более 30 процентов рынка определенного товара, имущественных паевых взносов в имущество кооперативов (паев) или доли уставного фонда другого хозяйствующего субъекта, совершающего опе-рации на товарном рынке с аналогичным товаром;
- совершения хозяйствующим субъектом, охватывающим более 30 процентов рын-ка определенного товара, сделок с акциями другого хозяйствующего субъекта, совер-шающего операции на товарном рынке с аналогичным товаром;
- приобретения любым юридическим или физическим лицом, иностранным госу-дарством, международной организацией или их органами более 25 процентов имущест-венных паевых взносов в имущество кооперативов (паев) или доли уставного фонда хо-зяйствующего субъекта, а равно иных сделок, в результате которых у названных субъек-тов права появляется возможность оказывать реальное влияние на принятие решений ка-кого-либо хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товар-ном рынке;
- совершения любым юридическим или физическим лицом, иностранным государ-ством, международной организацией или их органами сделок с более чем 25 процентами акций, а равно иных сделок, в результате которых у названных субъектов права появляет-ся возможность оказывать реальное влияние на принятие решений какого-либо хозяйст-вующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке.
Закон РБ также требует получить предварительное согласие антимонопольного ор-гана на приобретение юридическим или физическим лицом, их группами, а также ино-странным государством, международной организацией или их органами прав, позволяю-щих реально определять условия ведения хозяйствующим субъектом его предпринима-тельской деятельности либо осуществлять функции его уставного (руководящего) органа.
Аналогичные нормы содержатся и в законах Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Казахстан. Однако Законы данных стран определяют случаи, когда получение согласия антимонопольного органа является обязательным. Закон РБ та-ких ограничений не закрепляет.
В качестве одной из мер воздействия на хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке, за нарушения антимонопольного законодательства законы всех государств-членов ЕврАзЭС рассматривают возможность принудительной реорганизации таких субъектов. По законам Российской Федерации, Республики Таджики-стан и Республики Казахстан принудительная реорганизация может проводиться в форме их разделения и выделения. Закон КР предусматривает только принудительное разделение хозяйствующих субъектов. Закон РБ допускает возможность осуществления принудитель-ной реорганизации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, в любой форме - из предусмотренных ГК Республики Беларусь.
В Законах Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Казах-стан несколько отличаются положения об определении органа, уполномоченного прини-мать решение о принудительной реорганизации хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение. В соответствии с Законом РТ и Законом РК такая реорганиза-ция осуществляется по решению суда на основании соответствующего обращения анти-монопольного органа. В Российской Федерации принудительная реорганизация осущест-вляется на основании соответствующего предписания антимонопольного органа.
В Республике Казахстан такая реорганизация может быть проведена в случае, когда субъекты рынка, занимающие доминирующее положение, совершили два или более на-рушения антимонопольного законодательства (в течение календарного года), направлен-ные на ограничение конкуренции. Закон РФ допускает проведение принудительной реор-ганизации в случае совершения в течение трех лет более двух установленных проявлений монополистической деятельности.
Наличие в антимонопольном законодательстве административных норм, регули-рующих, в том числе, порядок рассмотрения дел о нарушениях антимонопольных правил, порядок применения административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, позволяет ограничить и запретить появление на рынке несанкциониро-ванных монополий, не допустить ограничения конкуренции субъектов рынка.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия