Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Артемов А. А.
доцент кафедры философии Сакнт-Петербургского университета МВД,
кандидат философских наук


Философские опыты построения ценностной иерархии

Аксиосфера общества (т. е. весь мир ценностей), с определенной долей условности, может быть представлена как многоуровневое образование, где метауровень - это универсальные ценностно-смысловые ориентиры человечества (`общечеловеческие`, `вечные` ценности: истина, добро, красота, справедливость, свобода), составляющие предметную область философской теории ценностей или метааксиологии.
Следующей ступенью аксиологической шкалы является макроуровень - ценностные системы, принимаемые в границах той или иной социокультурной общности или, в интересующем нас аспекте, того или иного типа правовой культуры, где доминантной ценностью могут выступать равенство, демократия, права человека и гражданина, державность. Это сфера исследования нового дисциплинарного направления научного поиска, предлагаемого автором, - аксиологии правовой культуры (как раздела аксиологии культуры). Наиболее тесные взаимосвязи из всего комплекса правоведческих дисциплин намечаются у нового теоретического направления с юридической типологией и юридической компаративистикой (сравнительным правоведением). Философско-культурологическим осмыслением правовых ценностей и призвана заниматься аксиология правовой культуры [1]. Предметная область нового направления более четко тематизируется в сравнении с наиболее близкими ему сферами научного поиска: философской аксиологией и юридической аксиологией. Юридическая аксиология включает в предмет своего исследования само право как ценность и соответствующие ценностные суждения (и оценки) о правовом значении (т. е. ценностном смысле - с точки зрения права) фактически данного закона (позитивного права). В свою очередь, аксиология правовой культуры нацелена на осмысление реализации правовых ценностей в культуре как регулятивно-нормативной области человеческой жизнедеятельности. С известной долей упрощения, можно эти концептуальные различия изобразить в виде следующей схемы: философская аксиология - это сфера всеобщего, аксиология правовой культуры - сфера особенного, юридическая аксиология - сфера единичного. Следует сразу указать на одну принципиальную особенность новой дисциплинарной области гуманитарного знания: аксиология правовой культуры выступает не только учением о правовых ценностях культуры, но и сама по своему статусу является ценностным знанием. Проблемное поле аксиологии правовой культуры представляется также пространством пересечения познавательных интересов философской аксиологии и исторической культурологии. Точкой пересечения является возможность типологизации правовой культуры на основе различия ценностных иерархий и установления взаимосвязи между представлениями о правовых ценностях и типами правовой культуры. Правовые ценности - это особые ценностные отношения, которые складываются между субъектами по поводу значимых объектов-посредников, норм и идеалов и могут воплощаться в конкретных носителях: правовых нормах, установлениях, институтах, правосознании. Правовая культура - это сфера реализации правовых ценностей. Исследование правовой культуры при таком понимании выступает как изучение бытия правовых ценностей, их проявленности в правосознании и правовом поведении.
Завершает ценностно-культурную шкалу микроуровень - специфические ценности профессиональных и демографических групп (успех, богатство, мастерство, самосовершенствование), личностные ценности как ориентиры индивидуальной деятельности отдельного субъекта (чувство собственного достоинства, самосовершенствование, самореализация). Эта область аксиологической проблематики охватывается конкретными социологическими, культурологическими и психологическими исследованиями.
Главная задача любого варианта аксиологии - показать как возможна ценность в общей структуре бытия. Собственно аксиология и возникает тогда, когда понятие бытия распадается на два элемента: реальность и ценность. Выбор онтологического основания и определение онтологического статуса ценностей решающим образом сказываются на самом типе ценностной иерархии. В истории аксиологии можно обнаружить несколько впечатляющих попыток построения иерархии ценностей. Наиболее развернутую конструкцию ценностной иерархии предложил в работе `О системе ценностей` (1914) один из тех, кто стоял у истоков эпохи `мышления в ценностях`, - неокантианец Генрих Риккерт. Он выделяет шесть сфер ценностей: 1) логика как сфера ценности истины; 2) эстетика как сфера ценности прекрасного; 3) мистика и идеал безличной святости; 4) этика, где доминирует моральность; 5) частная, интимная жизнь и идеал счастья; 6) религия как сфера личной святости. Каждой из этих сфер соответствует некое благо (наука, искусство, всеединое, свободное сообщество, мир любви, мир божественного), некое отношение к субъекту (суждение, интуиция, обожание, автономное действие, единение, совершенство) и определенная интуиция мира (интеллектуализм, эстетизм, мистицизм, морализм, эвдемонизм, теизм или политеизм). Порядок ступеней в иерархии ценностей определен двумя чисто формальными принципами: степенью приближения к идеалу целостности и характером ценностных отношений (созерцательным или действенным).
Оппозицию формализму аксиологической шкалы неокантианства составляет феноменологическая этика ценностей (М. Шелер, Н. Гартман). Свою этику чувства Шелер противопоставляет кантовской этике закона и императива. Аксиология Шелера наиболее полно представлена в его работах `Формализм в этике и материальная этика ценностей` (1916), `Сущность и формы симпатии` (1923). Предпосылкой реализации программы конструирования феноменологической философии ценностей и феноменологической материальной этики ценностей у Шелера (а в дальнейшем у Гартмана) становится существование априорных, эмоционально-чувственных актов переживания. Этот феномен априорного живого ценностного чувства (феноменологическое, эмоциональное априори) и есть первичный непосредственный контакт с ценностями. Только в рамках такого опыта предметы обретают свой подлинный порядок и иерархию. Врожденная чувственная интуиция расставляет объективные ценности в следующем порядке:
Иерархия этих ценностей самоочевидна для чувственно-эмоциональной интуиции, которая не зависима от воли и долга и ставит их в нужном порядке. Принципиально важным в контексте нашего исследования выступает расположение этико-юридических (морально-правовых) ценностей в сфере именно культурных (духовных) ценностей. Тип личности определяется свойственной ей иерархией ценностей, которая и образует онтологическую основу личности. Личность является носителем ценностей, которые постигаются благодаря любви, выступающей наряду с вчувствованием, сочувствием и ненавистью одним из интенциональных актов переживания ценностей. Специфика любви в том, что она может быть направлена лишь на личность как носителя ценности, но не на ценность как таковую. Таким образом, Шелер определенно понимает ценностные отношения как общезначимый вид межсубъектных отношений. Любовь есть акт восхождения, который сопровождается мгновенным прозрением высшей ценности. Идея Бога рассматривается Шелером как высшая ценность. Более того, Бог - гарант ценностей. Обратное движение от высшей к низшей ценности есть ненависть. "Воля к ценности", согласно немецкому феноменологу, определяет вектор движения по аксиологической шкале: либо восхождение, либо нисхождение. Сущность всякого познания ценностей составляет, по Шелеру, именно акт предпочтения, через который устанавливаются ранги ценностей: ценности тем выше, чем они долговечнее, чем менее причастны делимости и, наконец, чем глубже удовлетворение, которое они дают. Таковы установленные Шелером принципы ранжирования аксиологической шкалы. Исходя из предложенной установки, в таблице ценностей наименее долговечными являются ценности `приятного`, связанные с удовлетворением чувственных потребностей человека, с `материальными благами`, которые в наибольшей степени делимы и дают самое мимолетное удовлетворение. Намного выше рангом эстетические ценности и ценности познания - они неделимы, и поэтому все, участвующие в созерцании красоты или познании истины, получают долговечное духовное удовлетворение. Высшей, по Шелеру, выступает ценность `святости`, которая наиболее глубоко связует всех причастных опыту священного. Произведенное описание феноменологической аксиологической шкалы убедительно свидетельствует, что для немецкого мыслителя главным является признание иерархичности ценностей их сущностным признаком, без которого они потеряли бы свой смысл. По мнению Шелера, человек занимает в Космосе особое место именно благодаря связи с ценностями, которые буквально пронизывают весь универсум как космические начала. Поэтому "человек есть место встречи" [2] бытия с Богом. Давая аксиологическую трактовку этой формуле, современный исследователь приходит к выводу, что `ценность и есть исходное условие и место встречи конечного человека с вечностью" [3].
Позиция Н. Гартмана, сконструировавшего типологически близкую шелеровской иерархию ценностей в своей фундаментальной работе `Этика` (1926), характеризуется попыткой освободить аксиологию от религиозных предпосылок, что, в свою очередь, порождает проблему независимого существования сферы ценностей. Гартман вводит понятие `идеального мира` как сферы обитания ценностей. Немецкий философ убежден, что многомерное царство ценностей в целом и их классы не могут быть упорядочены по какому-то одному основанию. Место каждой ценности в сводной таблице определено у Гартмана двумя характеристиками: `высотой` положения ценности в иерархии и `силой` (степенью принудительности). Реализация этих самых общих параметров ранжирования приводит к следующей ситуации в ценностном мире: низшие базовые ценности универсальны, фундаментальны, обладают большей степенью принудительности для человека; высшие ценности, наоборот, более слабые. Сила ценности состоит в элементарности, безусловности и обязательности проистекающих из нее долженствований. Ранжирование ценностей по высоте и силе подчинено у Гартмана закономерности, аналогичной логическому закону `обратного отношения объема и содержания`, - более высокие ценности обладают меньшей степенью принудительности и наоборот. Следуя этой логике, Гартман рассматривает правовые ценности как низшие базовые, потому что они обладают максимальной степенью обязательности и принудительности. Как и у Шелера, расстановку ценностей по всей аксиологической шкале производит, с точки зрения Гартмана, априорное ценностное чувство (эмоциональное априори), которое безошибочно фиксирует соотносительную силу (степень принудительности) и соотносительную высоту конкретных ценностей. Принципиальным для него является утверждение, что соотносительность в иерархии ценностей ни в коем случае не означает относительности их содержания и значения. Каждая ценность обладает абсолютным содержанием и значением, точно так же абсолютна и не зависит от человека и человечества иерархия ценностей. Никакого ценностного релятивизма в своей аксиологии Гартман не допускает.
Окончательный вариант типологии ценностей немецкий мыслитель выстраивает в последнем, посмертно изданном, сочинении `Эстетика` (1953). Здесь он выделяет шесть классов ценностей (от низших к высшим): ценности блага, т. е. пользы и положения вещей (к ним относятся социальные, правовые, политические ценности), ценности субъективного удовольствия (приятного), жизненные ценности (полезное для жизни), нравственные, эстетические, познавательные ценности. Последние три класса духовных ценностей расположены не по высоте друг над другом, а рядоположены.
Завершая ретроспективу наиболее значительных попыток построения ценностных иерархий в истории аксиологии (за рамками нашего исследования остались аксиологические учения русских философов, прежде всего Н. Лосского), можно сделать вывод о важности не только конструирования того или иного типа ценностной иерархии, но и принципиальности выбора ценностной доминанты и установления внутренней тенденции смены ценностных приоритетов.


1. В понимании ключевых категорий новой междисциплинарной области исследования автор следует приоритетной разработке в данной сфере - монографии Г.П. Выжлецова "Аксиология культуры" (1996), в которой впервые введено в научный оборот само понятие "аксиология культуры".
2. Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в западной философии. М., 1988. С. 94.
3. Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб., 1996. С. 70.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия